Дорожная песня. Исповедь командированного Казановы

Командировка…
Кто из нас не проходил через горнило этой «служебной необходимости»? Начинающий и «не только менеджер» ныне, особенно в компаниях, занимающихся активными продвижениями своей продукции, в обязательном порядке проходит обкатку подобными дальними и не очень поездками. Кому-то эта сторона трудовой деятельности приходится по душе, кто-то принимает ее спокойно, соглашаясь с неизбежным, но в любом случае командировка – всегда кардинальная смена обстоятельств жизни, некий всплеск эмоций, вызванный уходом от ежедневности обыденного дня…
По моим наблюдениям, есть достаточно большая группа командированных, кто вдали от «Родины» чувствуют себя одинокими, вырванными их привычной жизни…Некоторые из них умудряются даже при изменившихся обстоятельствах нести на себе печать «положительного», немного скучного героя. Другие же, вдохновленные внезапно возникшим ощущением свободы, предпочитают пользоваться ею на все сто. Даже если это банальная поездка на поезде в производственных целях…

I. Отправление

1.

Передвижение поездами можно переносить легко, если знать несколько спасительных способов скрасить и время и мучительное ощущение замкнутого пространства. Сегодня это пространство купейного вагона пассажирского поезда отмечено печатью заботы о ближнем, т.е. разделено на купе для «прекрасной половины» населения и для остальных.
Раньше, когда купе были смешанными, поездка вносила в жизнь некоторый элемент неожиданности. Эта рулетка, это предвкушение неизведанного, это почти эротические фантазии на тему «счастливой встречи»…Ты только подходишь вокзалу, а мысль, уже не контролируемая тобой, уносит твое воображение в заоблачные дали. Ты представляешь, как дверь купе открывается, а там уже разбирает вещи прекрасная незнакомка, та самая, о которой сны, от которой замирает дыхание, если случайно встречаешь ее на улице…
И вот, витая в облаках «детских» мечтаний, ты подходишь к своему вагону, приветливо флиртуешь с проводницей, наконец, движешься к заветному купе…открываешь дверь…а там…запущенного вида мамаша пытается справиться со своей одышкой и, опасливо озираясь, распихивает по полкам свой многочисленный скарб…Ты в отчаянии отворачиваешься, оглядываешься. Тут же взгляд твой натыкается на выходящую из соседнего купе жгучую брюнетку (блондинку, шатенку – ограниченное пространство всегда расширяет область притязаний и снижает границы требований). Все внутри обрывается, когда вслед за ней из того же купе выходит спортивного вида молодой человек, томно на нее смотрящий и пресекающий взглядами всякую попытку причаститься другим пассажирам к этой красоте…
Обреченно вдохнув, ты уже делаешь шаг в сторону заполнившей собой все купе соседки, но внезапно, словно в какой-то отчаянной попытке обрести смысл в этом грустном передвижении, ты вновь ищущим взглядом скользишь вдоль коридора и…о, чудо, замечаешь чуть удивленный, смеющийся взгляд из купе, в противоположном конце вагона. И эта мимолетная улыбка возвращает тебя к жизни, вновь делает ее осмысленной. Фантазии опять просыпаются в твоей душе, черные краски грядущего вечера развеиваются. И ты, набрав полную грудь воздуха, готовый ко всему ради такого неопределенного, а значит «всевозможного» будущего, возвращаешься на свое место…И на некоторое время просто свыкаешься  с неизбежным. Адаптируешься. Только привыкание дает ростки последующего раскрепощения…
Под мерный стук колес, когда уже собраны билеты, получены постельные принадлежности, ограниченное пространство купе начинает давить на тебя в полный голос включенного заботливой рукой проводницы вагонного радио…
И вот ведь какая странность: поезда бывают совершенно разные, фирменные, не фирменные, на Юг, на Север, новые и из советских времен, а крутится на них будто бы одна единственная пластинка. Однажды застрявшая в советские времена в этом вагонном мире и прижившаяся, ставшая фирменным знаком железной дороги, в которой всегда – «дискотека 80-х»…
Знакомые с детства песни зовут, отдаются в душе теплотой…глаза начинают блестеть…ты неожиданно для себя встаешь и делаешь шаг на свободу – откидываешь дверь купе, натыкаешься взглядом на пролетающие мимо ландшафты и…
В такие моменты и возникают новые знакомства…куда они приводят, чем оборачиваются – об этом можно писать романы…В любом случае, советские поезда – это целая жизнь, проживаемая за короткое время следования к месту назначения…

2.

Сколько людей соединилось благодаря железной дороге, сколько сердец было разбито под стук колес…
Помню, в детстве, случилось нашей семье переезжать с Дальнего Востока поездом в Бугульму. Отца перевели туда по работе. Он, наконец, решил на новом месте квартирные вопросы, и  настала наша очередь. Я с мамой погрузился в скорый поезд, и началось наше путешествие. Началось оно с небольшого инцидента. Мы вошли в вагон, заняли свои места в купе. Третьей в купе оказалась молодая девушка, сразу располагающая к общению. Мама с ней тут же разговорилась о чем-то. Они стали вместе ждать и гадать, будет или нет четвертый пассажир. И, конечно, желательно, чтобы это была женщина. Меня не посвятили в их ожидания. Я был наивен и юн. Поэтому нетерпеливо пережидал последние минуты перед отправлением в коридоре, то глядя в окно, то всматриваясь в каждого заходящего нового пассажира…Когда на горизонте появился достаточно миролюбивого вида молодой человек, в моих глазах, конечно, «большой дядя», я, нисколько не задумываясь, помахал ему рукой и прокричал на весь вагон: «У нас, у нас есть свободное место!»…
Надо сказать, что садились мы не на первой станции данного маршрута, а потому билеты имели «без мест», то есть «куда укажет проводник»…Да, да, так было раньше…Куда не кинь, везде наш родной «авось»…Поэтому вновь входящие могли занимать любые свободные места, руководствуясь разными, подчас не подвластными логике, соображениями…
…Вошедший улыбнулся мне и сразу начал движение в сторону нашего купе. А там в это время исполнялась классическая немая сцена…После первого робкого «добрый день» и обмена немножко вымученными улыбками, все наконец начали окончательно устраиваться…Мне сказали пару ласковых слов, но…я был ребенком – что с меня возьмешь?
Спустя час мы все мирно беседовали ни о чем и готовились к священнодействию – обед в условиях купе советского периода – сложное и одновременно магическое действие. Он мгновенно высвечивает статус человека. Его отношение к жизни. Его отношение к окружающим. Кто-то робко достает из заветных сумок единственный бутерброд, и, как бы стесняясь самого себя, запивает его казенным чаем…кто-то вываливает все свои запасы и, предлагает все присоединиться – откажешься – обидишь. На этот раз в купе установилась такая идиллия, что спрашивать ничего никому не пришлось… Тем более, что между двумя молодыми уже пробежала искра, так неосторожно высеченная моим детским криком…Парень оказался таким интересным собеседником, что даже я весело смеялся к месту и не к месту анекдотам, которые сыпались один за другим…Как это часто бывает, через некоторое время все уже знали, кто, куда и зачем едет…Парень возвращался из командировки, ехал до Уфы, там его должна была встретить жена…Девушка собиралась сойти в Ульяновске - выбралась к родственникам…
И ехать нам предстояло несколько суток…
Скажу сразу, мы очень весело провели это время. На второй день двое уже практически не расставались…А день, когда наш веселый спутник должен был сойти с этого поезда, я запомнил только одним впечатлением: его очень грустные глаза, его случайно оброненную фразу: «Боже мой…а как же та, которая меня встречает?» Слезы, сквозь улыбку, у нашей героини…Я был хоть и совсем еще молодой человек, но понимал, что в эти мгновения происходит что-то очень болезненное, то, что никак не может существовать одновременно с совершенно отрешенными, счастливыми взглядами, на которые я натыкался не раз, случайно заходя в тамбур и заставая там этих двоих…
Но…все когда-то кончается… Кончилось и это путешествие. Мы приехали в новый для нас город, началась новая жизнь. Но до сих пор я вспоминаю этот взгляд нашего спутника, полный ласки и боли …

3.

Сейчас – другие времена…Все проще, обыденней…и нет повода для полета фантазии: женское купе, мужское купе…
Когда один мужчина – романтик – пол беды! Когда их двое – усилив друг друга, они становятся Охотниками – с томным взглядом, хорошо поставленной речью и с неясными перспективами на краткосрочное знакомство.
Но вот если в четырехместном купе их соберется четверо – ситуация кардинально меняется: в таком коллективе романтические флюиды растворяются под прессом стадного чувства пещерного человека. Те, кто до вступления на подвижную территорию Российских железных дорог, еще считал себя представителем давно исчезнувшего подотряда интеллигенции, становится в такой кампании себе подобных просто раскрепощенным «крестьянином от сохи». Принцип «женщины, вино и домино» трансформируется: вторая составляющая выходит на первый план, третья – зависит от выносливости в части потребления второй, а о женщинах вспоминают только отдельные закаленные бойцы, кто выдержит долгий поединок с означенными двумя…Но, к слову сказать, тем не менее, составляющая «женщины» присутствует в разговорах практически на всем протяжении словесных баталий, как некая идея, за которую и выпить не грех…
Купе на время становится зоной «дьюти фри» - тем местом, в котором вдруг просыпается дух свободы, не скованной никакими законами и условностями. Главное –  надо успеть утолить жажду…планка для утоления заведомо загрубляется, благо вагон-ресторан рядом…скудные мужские запасы еды, ставшей в один миг закуской, выложены на накрахмаленную скатерть. Если кому-то приходит крамольная мысль о том, что скатерть откровенно не выдержит последствий возможного банкета, в ход идут случайно завалявшиеся газеты или с корнем вырванные страницы мужских журналов…Потом, мило перемигиваясь с проводницей, добываются стаканы…Особый восторг бывает, когда они оказываются гранеными…Не все уже помнят это святое время, когда граненые стаканы вызывали почти священный трепет, но все искренне верят в их магическую силу…Почти колокольный звон, раздающийся от мерного соприкосновения предметов поклонения, дает старт такой долгожданной трапезе. Думаю, лишнее говорить, что всегда находится и повод для тоста и человек, который его произнесет первым. Сначала это бывает красиво. Так как некоторые из присутствующих в первые минуты не успевают сбросить с себя окончательно груз ежедневных забот, будь то работа или личная жизнь – всегда есть что-то, что наболело, что достойно быть обнародовано именно в таких обстоятельствах, даже скорее обязательно и только в таких! Поэтому первые тосты всегда полны мудрости и воспоминаний. Классик советского кино уже исследовал однажды это искусство произвести впечатление на ближнего своего, дабы поддержать его желание опрокинуть в себя живительный эликсир Истины, просветляющий и сближающий, открывающий и дающий право…
В момент первых тостов испытываешь какую-то вселенскую гордость за себя и все человечество, свою причастность к Мировому Разуму…Иногда на глаза навертываются слезы…Такой тост хочется быстрей заесть какой-нибудь салями, которую в обычной жизни обходишь за километр, жалея зубы…Но почему-то, забежав в привокзальный магазин перед отправлением поезда, покупаешь именно этот символ нового времени, символ доступности и всеобщего равенства. Удивительным образом гармонирующий с купленной в том же магазине бутылкой конька. К слову сказать, в далекие советские времена антураж имел место и попроще: привычные несколько бутылок жигулевского да вобла, заботливо подаренная в обмен на деньги вышедшими на промысел станционными старушками.
Но…салями, так салями! Походный нож быстро превращает добычу в банальную «нарезку». И вот уже щелкают зубы, заедая, у всех поднявших…осмысливающих первые сказанные откровения….Иногда находятся любители деликатесов. Тогда из портфелей менеджерских извлекается какой-нибудь сыр с плесенью!!!
К слову сказать, речь идет именно о новоиспеченных, плавно трансформировавшихся из советских инженеров, менеджерах. Тех самых, конкретный функциональный облик профессии которых, до сих пор не ясен им самим. Но…ничего другого они уже делать в этой жизни не умеют. А потому отдаются своему делу со всем пылом своих мятущихся душ, убежденные, что именно в этом ежедневном преодолении неопределенности бытия и есть их главное предназначение…Именно поэтому весь жар своего сердца они отдают занятиям вполне конкретным и, за долгие годы, привычным. А в остальном предпочитают плыть по волнам вдохновения…
Итак, портфель открыт. И с заговорщицким  видом, убеждая остальных в том, что это рядовое событие, извлекается «сыр с плесенью».
У кого-нибудь из присутствующих в этот момент начинают закрадываться смутные сомнения в необходимости последующего потребления выложенного на столе яства. Не все из них вот так просто, пусть даже под водочку и коньячок, готовы к приему галлюциногенов, источающих столь ароматный запах…Но осознание, что ты с хорошими собеседниками принимаешь в себя запретное, делает свое дело!!! Это как раскурить трубку мира! Весь оставшийся вечер ты будешь помнить, что все – в одной обойме и уж если суждено не проснуться, так в компании добрых друзей…Опять таки купе-то - последнее в вагоне!!!
Итак, четыре пассажира – четыре речи произнесено, четыре порции по сто выпито, четыре минуты жизни прожито в эйфории…
Начинаются бурные размышления о том, чем заполнить остальные минуты вечера. Искоса поглядывая на уровень напитка в бутылке и на остатки уничтоженных припасов, ждешь проводницу – она, наконец, добирается до последнего купе, чтобы собрать билеты…
Справедливости ради, надо сказать, что потребление «бодрящих» напитков ныне – занятие весьма проблематичное. В том смысле, что оно не совсем разрешено на движущейся территории российских железных дорог. Но разве может это обстоятельство остановить уже закаленных годами командировок, жаждущих приключений менеджеров. Нет, оно только добавляет адреналина в обещающий приключения вечер…Да вызывает обостренное чувство внимания – ведь нужно успеть убрать заветное со стола до той счастливой минуты, когда в купе, проходя мимо, заглянет удивленным взглядом какой-нибудь человек в погонах…
Проводники и проводницы, несмотря на знание правил, более лояльны к веселым пассажирам – ведь обитатели таких купе резко поднимают выполнение плана по «чаю, бутербродам и прочему печенью»…
Итак, проводница доходит, наконец, до веселого купе. С Ее появлением в нем возникает ощущение праздника. Можно пошутить по поводу того, как ей повезло или не повезло с пассажирами, можно настойчиво пригласить ее к скромному столу. Если она пока пребывает в заботах праведных, то заказ чая с абсолютно сухим, не потребляемым в обычной жизни, печеньем, тоже становится событием. Под ожидание такого до боли знакомого чая из вагонного титана можно сказать что-нибудь уже совсем фривольное, и, воспользовавшись паузой, еще принять веселящее зелье…
И, наконец, чай на столе, запасы закуски и приложения к ней почти исчезли, дан старт разговорам «за жизнь»…Вечер обещает быть интересным…

4.

Дальнейшие события могут пойти по самому неожиданному пути – это только поезд, который везет очередную компанию, движется строго по «накатанной» колее – куда повернет действие, творящееся вновь образованным коллективом, не знает никто. Может поэтому, некоторые находят в таких поездках элементы романтики и приключений? Может быть… Но в любом случае, каждая поездка – маленький роман из жизни маленьких и не очень людей, которые называют себя командированные…

II. Встреча со «звездой»

…Прошел первый час путешествия домой.  Стол заметно опустел. Герои, наговорившись, подустали…Краткие минуты их молчания разбавлялись мерным стуком колес, да перекатывающимся под ногами сосудом, уже превратившимся в обыкновенную тару…  В ход пошла вторая бутылка будоражащей жидкости. Разлитая в любезно предоставленные те самые граненые стаканы, она требовала какого-то всплеска эмоций, активных действий, смены интерьера. В конце концов, закусывать уже было нечем, а вопросов, которые хотелось обсудить в кругу коллег по работе, находящихся в полудремотном состоянии, оставалось еще не мало. Необходимо было решить все проблемы разом – встать, заставить себя пройти несколько вагонов и оказаться в более уютной и располагающей к «продолжению банкета» обстановке. «Продолжение банкета» - второе имя спасительного вагона – ресторана.
Решение принято. Трое «коллег», с каким-то даже азартом и блеском в глазах, оставили, наконец, обжитое купе и, плавно покачиваясь, синхронно с мчащимся в ночь вагоном, двинулись в направлении своего спасения. По пути не пропуская ни одно открытое купе проводников, а точнее проводниц. Поезд попался молодежный – проводницы словно вернулись с очередного проводимого РЖД конкурса красоты, веселые, с игривыми взглядами, готовые тут же поддержать беседу и даже приглашающие зайти на чашку чая. Очевидно троица «коллег» все-таки производила впечатление интеллигентных бизнесменов, так как достаточно твердо стояла на ногах, зафиксировав себя в проеме обители хозяек вагона. Они время от времени обменивались фразами типа «деньги еще не пришли на счет, но как только, так сразу перечислим», «я думаю, что в следующий раз Такого-то из комиссии надо исключать – так мы никогда ничего не сдадим» и так далее…
В каком-то вагоне троица пообещала придти на чай с подарочным печеньем. В каком-то просто были брошены неосторожные комплименты, тут же попавшие на благодатную почву и проросшие ожиданием мимолетного праздника…
Наконец, герои все-таки дошли до цели своего путешествия и облюбовали один из свободных столиков в салоне «предприятия общественного питания». К слову сказать, свободны были практически все. Практически? Ну, то есть, занят был один столик.
Девушка, которая сидела за ним, вызвала в одном из пришедших смутное волнение. Он тщетно пытался вспомнить, когда и при каких обстоятельствах уже встречал эту особу. Причем именно в таком платье цвета морской волны, именно с такой прической черных как смола волос. Не найдя ответа в глубинах своей памяти, он погрузился в созерцание объекта беспокойства, не мало не задумываясь, что столь откровенным взглядом может смутить незнакомку.
Тем временем, меню было изучено, напитки и еда заказаны, разговор троицы в присутствии красавицы не клеился, а выплеснуть эмоции хотелось. Поэтому возникло естественное желание познакомиться и получить ответы на вопросы своей памяти.
С незнакомкой сидел делового вида молодой человек, пытающийся время от времени что-то невнятное бормотать в радиостанцию, зажатую в правой руке и, судя по всему, поднимающую его статус в глазах попутчицы. Он не пил, не ел, он…сопровождал!
Девушка, очевидно, была знакома с понятием «диета», а потому в этот вечерний час не отягощала себя «тяжелой» пищей – скорее для развлечения, потягивала пиво из высокого бокала. Она рассеянно (во всяком случае, так могли подумать окружающие) чуть оглядывала территорию ресторана, уже не надеясь на хоть какой-нибудь сюрприз, пусть даже в виде разговора со случайным попутчиком.
Адъютант с рацией, в качестве штатного затейника, очевидно, не состоялся. Предстоял долгий и нудный одинокий вечер без впечатлений, время от времени прерываемый сигналами мобильника. С этим-то все было в порядке – смс приходили с завидной регулярностью, иногда звонили друзья и не только. В общем, жизнь продолжалась…Только нужно было как-то скоротать эти вычеркнутые из постоянного бега времени часы, отданные железной дороге.
Трое пришедших не сразу привлекли ее внимание. Уныло скользнув по ним взглядом, она только подумала: ну вот, пьяная компания идет добирать, главное, чтобы не шумели и вели себя прилично. По внешнему виду пришедших определить их социальный статус было невозможно. По неровной походке и чуть повышенному тону разговора стало понятно, что первая часть вечера у них уже состоялась, но как часто случается в России, осталось чувство неудовлетворения. В сущности, они пришли сюда за тем же – они пытались бороться со временем и ограниченностью жизни в отдельно взятом железнодорожном составе.
Поэтому, первая не очень умелая фраза, обращенная к ней, почему-то обрадовала. И даже удивила. Странно, вроде не юноши, а знакомиться пытаются «как в первый раз», просто не зная, что говорить, как привлечь внимание. Даже смущаются при этом. А один не сводит с нее глаз, уж не влюбился ли спьяну? 
Так, размышляя, она пыталась делать вид, что ее не интересуют пришедшие – чуть отвернувшись к «Адьютанту», она продолжила потягивать пиво и…откровенно грустить…
Пришедшая компания тоже большой активности не проявляла. Чувствовалось, что друзья уже основательно устали и ожидали заказа, борясь с «перебором». А один из них – даже со сном. Именно поэтому согласованности в их действиях не было. Внимание было рассеяно. В такой ситуации поддерживать разговор, начатый одним из них, было уже просто трудно…Произошла как раз та фаза застолья, когда по инерции кому-то еще приходят в голову «вольные мысли», но организм с ними активно борется и гасит всякие физические проявления активности…Один из трех пришедших, словно в подтверждение этой теории, уже через минуту после заказа, мирно посапывал, уткнувшись головой в вагонное стекло…Эх! Если бы кто-то догадался в этот момент подложить под его лицо принесенную тарелку с салатом, то, согласитесь, картина получилась бы просто классическая…
Но нерв-то данного эпизода заключался совсем в другом! Именно поэтому оставшиеся двое, в силу своих собственных ощущений, попытались продолжить «ожидание горячего», не обращая внимания на своего уснувшего товарища…Тот, который не сводил глаз с незнакомки, уже сам стал смущаться своей настойчивости. Он понимал, что еще пара минут такого наглого разглядывания и может случиться взрыв эмоций у всех участников этой сцены…
Но…взрыв эмоций быстрее всего случился у «Адьютанта». Из его рации раздался очень неразборчивый, но какой-то требовательный шум…Адъютант встрепенулся. Начал хаотически вращать глазами, словно ища точку опоры…Потом напустил на себя очень озабоченный вид и, наконец, извинившись перед звездной персоной, удалился восвояси…
Присутствующие только и могли заметить, что подойдя к двери тамбура, он, нечаянно оглянулся и сверкнул каким-то уж очень счастливым взглядом избавления…Наверное, правда – ему было в тот момент очень нужно…
С его уходом, словно открылись шлюзы для словесного потока…А может, хлопнувшая дверь тамбура, вдруг взбодрила утомленную компанию или разбудила? Сейчас это уже не важно. Но главное, что посыпался ворох вопросов к красавице, которая стала откровенно скучать, дыша «выхлопами» троицы отдыхающих.
«Ваше лицо мне очень знакомо, но вот откуда? – сейчас буду дымиться, как тот робот из любимого детского фильма «Отроки во Вселенной»»…
«Вам показалось, наверное», - ответила она тихо и опустила глаза в бокал…
Но он-то видел, что Она ждет следующих вопросов…
Попытавшись извлечь из своей головы что-то умное, он не нашел ничего более глубокомысленного, чем спросить: «Вы, наверное, в модельном бизнесе, или в рекламном?»
«Странно», - подумала она, даже имени не спрашивает, а допрос устраивает.
«Нет, ни то и не другое», - ответила она уклончиво.
Ему стало плохо. Во-первых, набор вопросов как-то резко закончился. Во-вторых, началось торможение – все-таки длительность предыдущего возлияния давала о себе знать. В третьих, принесли таки горячее, и организм уже был перенацелен на более очевидные в настоящий момент потребности. Все его (организма) естество включилось в игру по блокированию разума.
Видя, что второй «товарищ по несчастью» не торопится поддержать столь глубокомысленный разговор и потихоньку уже подвигается к дымящейся тарелке, первый разговаривающий увял. Он понял, что битва между красивой незнакомкой и такой очевидной потребностью уже проиграна. Надо это честно признать и аккуратно, с чувством собственного достоинства, если оно еще совсем не растворилось в вечернем покачивании вагона, выйти из «интервью» и присоединиться к своим.
Спасло ситуацию неожиданное обстоятельство: Адьютант, заметно повеселевший, сбросивший с себя груз какой-то заботы, вернулся на сцену и намекнул девушке, что, наверное, пора сменить обстановку…
Девушка разочарованно в последний раз посмотрела в сторону так неудачно пытавшегося познакомиться героя, попозировала ему еще несколько минут (а он, несмотря на интеллигентские размышления) глаз от незнакомки так и не отлепил, и, наконец, удалилась в свой мир, чтобы больше не появиться на горизонте у этой троицы…
Дальнейшие развития событий уже не представляют особого интереса для данного повествования. Без лишнего шума и эксцессов ужин был съеден. Третий участник действа разбужен. У всех троих даже нашлись силы для завершающего тоста в этой авансцене…Потом был совершенно скомканный путь в свой вагон…Видя сникшие, полузаспанные лица возвращавшихся, милые проводницы поняли всю беспочвенность своих притязаний. Надежды на угощение тоже растаяли мгновенно.
Через некоторое время герои оказались в своем купе…
Сил хватило только на «разлить»…Попытка завязать разговор о насущных проблемах, связанных с причиной данной командировки – работой, не удалась: дискуссия увяла, едва начавшись…Посмотрев друг на друга извиняющимися взглядами, все трое тихо устроились на своих местах…И уж через пять минут мирно похрапывали…
Может, одному из них и снилась та самая незнакомка, что осталась таинственной и не узнанной – в силу огромной усталости от так продуктивно проведенного вечера он не смог вспомнить этого наутро, когда бодро шагал от вокзала в сторону дома. Проходя мимо продуктового магазина, возникла здоровая мысль «утолить усталую жажду». Подойдя к кассе и скользнув рассеянным взглядом по стеллажам с прессой, он вдруг с удивлением почувствовал на себе взгляд той самой незнакомки из поезда. Сфокусировавшись на предмете удивления, он увидел уже знакомое лицо, которое дежурно улыбалось с обложки глянцевого журнала…В каком-то нервном остервенении журнал был тут же куплен и изучен…
Оказалось, что эта столь тяжелая поездка была отмечена звездой одного из популярных ныне сериалов на ТВ. Осталось только поблагодарить железную дорогу за яркий и запоминающийся финал производственного процесса, название которому – Командировка!!!


Рецензии
Какая замечательная история, Алексей!
Прочитала с большим интересом и посмеялась с удовольствием.
Замечу, что у Вас очень "лёгкое пёрышко". И Вы - прекрасный рассказчик.
Спасибо большое за ссылочку.
Конечно, я ещё загляну.

Кострова Людмила   22.03.2015 18:36     Заявить о нарушении
Спасибо, Людмила!
С теплом,

Алексей Хазанский   22.03.2015 19:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.