Новый год

 Из  Зеленой Тетрадки ''Под скрип унылый клавесина''.

                Н О В Ы Й  Г О Д

  Вообразите себе жуткую ситуацию: 10 минут до наступления Нового Года. Накрыт праздничный стол. Переливается огнями  наряженная  елка. Все гости в сборе, и топчутся вокруг да около стола, в предвкушении той минуты, когда хлопком пробки шампанского в потолок будет возвещено о том, что перевернута последняя страница календаря 1958-го года. Вот-вот , наступит год окончания учебы в в институте тех, кто собрался в этой большой и шумной студенческой компании. Пора  бы и  к столу, но вот незадача: шампанского на столе нет! Впрочем, как и других спиртных напитков, обычно присутствующих при сборах этих , давно знающих друг друга, молодых людей! Вот почему так громогласно несутся проклятья на головы двух отсутвующих в зале  обалдуев!...  А стрелки часов неумолимо приближаются к отметке ''Двенадцать''! Кошмар!!

     …О том, ''как мы будем встречать Новый Год'', разговоры в нашей мужской компании начались задолго до начала продажи елочных игрушек в канцелярских магазинах города Одесса. По неведомой нам логике, ( может быть, исключительно, из желания досадить нам), институтское начальство назначило начало зимней
сессии сразу же после празднования Нового Года, и о поездке по
домам не могло быть и речи.
    Поэтому, каждый вечер  после занятий, собравшись в нашем ''кубрике''  вокруг нехитрого ужина и партии в преферанс, результаты которого записывались на обоях, а итоги подводились в конце месяца, мы усаживались на своих койках, и глава Королевства Манеж, Шап вопрошал: ''Так как мы будем встречать Новый Год?''
  Дело происходило в эпоху,  когда  тезис, что ''В СССР секса
 нет!'' еще не исчез из средств массовой информации нашей страны. Но  ''женский вопрос'', все – таки, нас волновал. Холостой наша компания могла сосуществовать в преферансе, но не на встрече Нового Года. А пригласить сокурсниц на Манеж, где с трудом можно было развернуться двум человекам при условии, что два других ноги держат на кроватях, было, мягко говоря, неудобно!
Добро еще, если дело шло о девушках нашего Политеха, с ними мы привыкли не стесняться. Про них ходил обидный анекдот : ''Встречаются Тарзан, Джейн и Чита .Тарзан хвастается: ''Я на физвозе лучший гимнаст!''.  Джейн говорит: ''Я в театральном  самая востребованная студентка!'' А Чита (шимпанзе, если кто не видел популярный в те годы фильм) гордо вскидывает свой приплюснутый нос: '' А я  в Политехническом - первая красавица!'' Вот  мы и вели знакомство со студентками соседнего Иняза, ВУЗа, в некотором роде, элитного, ''блатного'', так сказать. Многие из девушек этих, были из состоятельных семей с хорошими  квартирами. И нам  не хотелось демонстрировать незнание Правил Хорошего Тона, хотелось  выглядеть ''на высоте''. А потому, к поставленному вопросу было решено подойти научно. По традиции, аккуратному Пере было поручено вести
Протокол совещания Лиги Любителей Нового Года, которое  Шап открыл словами: ''Без чего Новый Год не Новый Год?!''
     ''Без музыки!'' -сказал Перя.
   ''Без женщин!'' -опровергнул его Женька.
   ''Без выпивки!''- вставил свои ''пять копеек'' я.
  '' И ты, Брут, прав,  и ты, Цезарь прав, и ты, Женщина, тоже права!''- под'итожил  Шап мудростью одесского раввина из известного анекдота, и под его диктовку в Протокол внесено было решение: Пере заниматься музыкой, Женьке -приглашать партнерш, а мне- обеспечить компанию спиртными напитками ''в   соответствующей мероприятию номенклатуре.'' Шап взял на себя общее руководство.
   Все бы хорошо, если бы не ''хвост'' по Теории машин и механизмов, который мне нужно было, кровь из носу,  ликвидировать не позже 31-го декабря, иначе вероятность получения мною стипендии стала бы не больше вероятности задержки наступления Нового Года.  Сложив сосуды с вожделенной жидкостью в объемный портфель, я таскал его по коридорам института, в поисках преподавателя ТММ, который, мне говорили, ''где-то здесь!'' Наконец, в одной из аудиторий я увидел группу таких же, как я, горемык, взявших в плотное кольцо того, от которого зависело наше скромное материальное благополучие. Был только один способ прорваться сквозь кордон: достать кое-что из портфеля .Подняв над головой бутылку, как гранату, я легко прошел сквозь строй задолжников, и водрузил ее рядом со своею зачетной книжкой прямо перед носом  нашего зам. декана Корытина. Это было несусветной наглостью, но на что не пойдет отчаявшийся студент? Зачумленный Корытин поднял на меня глаза, покачал головой и … вывел в зачетке '' Зачет''! ''Вам бы в цирке выступать, Заикин!''- хмыкнул он,- А эту гадость уберите! Этим только клопов морить! Встретимся на экзамене! -пообещал он, угрожающе, но до экзамена было далеко , а до Нового Года рукой подать, и я уже мчался на Манеж, приводить себя в порядок: как ни как, а будут дамы!
 Времени было в обрез, нужно было погладить брюки и пиджак, придав им хоть какое- то подобие приличной одежды, да начистить по флотски, до зеркального блеска , свои стоптанные ботинки, и мчаться на Молдаванку, где был назначен общий сбор на квартире одной из Женькиных приятельниц.
   На Манеже я застал Перю, который прилежно готовился к экзаменам, не желая терять ни одной минуты даром. ''Я решил, -поедем на такси! Не станем экономить на спичках!''- объяснил он свою задержку.
  Нужно сказать, что  добираться от Манежа до Молдаванки общественным транспортом нужно было часа полтора, двумя трамваями, не считая мелких брызг! Поэтому предложение расчетливого Пери я счел резонным, тем более, что  до Нового Года оставалось не более двух часов.
   Минут через десять, подхватив, я -свой ''волшебный'' портфель, Мишка Перя -проигрыватель с пластинками, мы вышли на улицу. Уже стемнело. Шел легкий снежок, подмораживало. Улицы города были непривычно пустынны, народ уже  разбрелся по домам, настраиваясь на ночные пиршества. Проезжали редкие автомашины, но зеленого огонька такси не мелькнуло ни разу. Мы почувствовали, что затея наша , поймать такси в предновогодний вечер была , в основе своей, абсурдна. Частники пролетали мимо, не реагируя на наши отчаянные взмахи рук…Оставался только трамвай. ''28-й'' приплелся минут через пятнадцать. Бренча и раскачиваясь, как полупьяный , он мучительно тащился к вокзалу , застревая надолго на каждой остановке. К вокзальной площади он добрался часам к одиннадцати, время жутко поджимало!  Мы с Перей рванулись на остановку другого маршрута, на ней уже столпилось немало народу, вагона не было! Я уже представлял лицо Шапа. И даже начал мысленно готовиться ко всем тем титулам, которыми мы с Мишкой будем награждены, если вообще доберемся когда-нибудь по назначению. Но тут показался вагон. Народ ринулся к дверям. Нам хватило ума влезть в вагон среди последних пассажиров:  трудно было себе представить, что можно будет выйти из середины битком набитого салона с нашей поклажей! Вокзальные часы отбили ''половину''. ''Гони!''- истерично закричала какая-то  дама, и вагоновожатый действительно ''погнал''! Нас болтало в разные стороны, как суденышко среди  десятибалльного шторма. Зажав между ног злополучный портфель, я  лихорадочно пытался вычислить, сколько времени нам идти от остановки, до дверей квартиры, где нас ждали ''двенадцать разгневанных мужчин'', то бишь , тех, кто представить себе не мог, куда мы запропастились!
   С остановки мы ринулись, как с ''низкого старта''. Морозный воздух раздирал легкие. Сердце выскакивало из грудной клетки. Пудовый портфель бил меня по ногам. Ноги скользили и разъезжались.  Норму для зачета по бегу на стометровку, которую мы с трудом достигали на занятиях по  физкультуре, сейчас мы уже перекрывали раза в два. Чудом избежав падений и ушибов, мы, наконец, влетели в заветный подъезд. На наш звонок дверь распахнулась немедленно, чьи-то руки вырвали у меня портфель, мои глаза, залитые потом, не видели ничего! В помутненном сознании, я уловил последнюю фразу из радиопоздравления Генерального Секретаря: ''С Новым Годом, товарищи!'' И раздался первый удар курантов. 
Мы с Перей долго приходили в себя. Уже , после какого-то очередного тоста, начали подниматься из –за стола курильщики. Уже закрутилась любимая Перина пластинка  ''Танго Компрасита''. Уже Шап предлагал отведать коктейль собственного приготовления ''Ликер с томатным соком'', где из стакана вместо соломинки торчела длинная макаронина ( Кто знал, что она немедленно расползется?!). А мы все не могли отдышаться, коря себя за отсутствие систематических тренировок по бегу. И только когда на ''белый танец'' меня пригласила Та , о Которой я  и мечтать не смел, я, наконец, поверил, что Новый Год все таки состоялся!
                *                *                *   


Рецензии
Хорошо написано...

Олег Михайлишин   13.01.2021 01:25     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.