Точка отсчета. Часть 5

      Точка отсчета. Часть 5

       
Кирилл встретил жену у ворот дома.
– Ты где была?
– Да я… в общем, занята была по работе, – стараясь не проговориться, что опять ввязалась в какое-то расследование, ответила Татьяна.
– А что, позвонить нельзя? – обиделся муж и первым вошел в дом.
– Что насупился, сейчас ужин приготовлю, – следуя за ним, миролюбиво говорила Татьяна.
– Не надо, я уже перекусил, – садясь у телевизора, сказал Кирилл.
– Вот и молодец, а что ты ел?
– Я сома копченого купил… Если хочешь, поешь, и картошка отварная есть.
– А ты ее почистил или в мундире сварил?
– Таня, когда бы я ее чистил? Пришел – тебя нет, помыл картошку и поставил вариться. Принял душ (или: Помылся) и поел картошку с рыбой. Садись поешь, знаешь как вкусно!
– Спасибо, обязательно попробую.
– А что ее пробовать, ты ешь!
– Хорошо.
Чтобы не обидеть мужа, Татьяна прошмыгнула на кухню, погромыхала чайником, думая об убийстве: «С чего завтра начать? Фирма «Арго» отпала сама собой, она же слышала разговор Геннадия с продавцом и знает точно: он не виновен. Конечно, менты будут его трясти. Она и сама думала, что Геннадий причастен к убийству, но нет, это не его работа. Вот бы мне попасть в фотосалон! Часто следствие не замечает каких-то простых вещей, которые потом оказываются неопровержимой уликой. Да, но попасть в салон невозможно. Хотя почему невозможно? Там работают люди, надо поспрашивать у них: с кем общался, куда ходил, был ли скандал между девочками, которые приходили на фотошопинг… Все это непременно нужно узнать. Решено: завтра буду разговаривать с людьми сама, без Алены. Девушку многие знают, и разговора при ней может не получиться».
Вечер потек своей чередой: работа на компьютере, душ, после сон. Таня спала в эту ночь беспокойно, постоянно просыпалась, думая об Алене.
На следующее утро Таня, едва проснувшись, позвонила журналистке:
– Сегодня по городу поброжу сама, но будь на связи, если что-то срочное, я с тобой свяжусь. Да, Алена, еще раз скажи, где находится фотосалон Жени, я постараюсь с работы уйти часов в двенадцать и съезжу туда.
– Фотосалон находится на улице Парковой, рядом с магазином «Электрон».
– Понятно, я его быстро найду.
– А зачем ты туда поедешь?
– Хочу сама служащих поспрашивать. Думаю, что салон сегодня откроют, у Жени же были родные, и есть кому продолжить его дело. Правда, будут уже не те специалисты, но жизнь продолжается, работа должна двигаться дальше.
– Хорошо! Удачи тебе!
– Все, Алена, до встречи.
После душа Таня спустилась в кухню. Кирилл уехал на работу рано, и она завтракала без него. Татьяна медленно жевала бутерброд, запивая его кофе, а мысли постоянно возвращались к делу Евгения. Нет, она уже не будет ни с кем советоваться, все дело попробует раскрутить сама, а начнет опрос с техперсонала. Технички чаще замечают то, чего не дано увидеть служащему или работнику, который восемь часов подряд находится на одном и том же месте. «Попробую разговорить старушку» – думала Татьяна. А что техничкой там работает пожилая женщина, Таня поняла по тому, как Алена ее называла бабой Полей, когда рассказывала о сотрудниках фотосалона! «Что ж, будем надеяться, что баба Поля будет разговорчивой». Обычно с Таней пожилые люди общаются охотно – после нескольких предложений она уже знает всех их родственников до пятого колена.
Позавтракав, Татьяна легко оделась, чтобы было не очень жарко бегать по городу, подкрасила глаза и губы. Ресницы красить не стала, боясь, что они потекут. Затем взяла сумочку повместительней и спустилась в гараж. Выгнала машину за ворота, кое-как протерла стекла и поехала на работу.
Спустя двадцать минут Татьяна была в своем кабинете и машинально отдавала распоряжения относительно текущего дня. После того как с текучкой было покончено, она отпросилась с работы и спустилась вниз, к своей «мазде». Сев за руль, Татьяна выехала на трассу, и через несколько минут машина плавно скользила по асфальту, унося ее в пучину мегаполиса. Въезжая в город, Таня десять раз поблагодарила бога, что он ее «прописал» в пригороде. В городе на каждом перекрестке пробки – если она до города доезжает за двадцать минут, то по городским улицам снует час-полтора, чтобы отыскать нужный ей дом или офис. Так случилось и сегодня. Она успокоилась, когда свернула на нужную ей улицу и увидела вывеску фотосалона.
Да, что бы там ни говорили, но после девяностых годов произошли существенные изменения в городах. Здания стояли во всей своей красе – одно другого краше, а в офисах и того лучше. Дизайнеры поработали на славу и в фотосалоне.
Фойе блистало всеми цветами радуги, живые цветы придавали интерьеру живость, на душе становилось радостней – даже то, что привело Таню сюда, не омрачило ее настроения. В голове женщины не укладывалось, как в таком месте убирается семидесятилетняя старушка, шествуя в фартуке, с ведром и веником по такому великолепию.
– Да, воистину богемное место, здесь забудешь обо всем, – сказала Таня вслух и привлекла внимание сидящей на рецепшен девушки.
Девушка была приятной наружности: гордо вскинутая головка, увенчанная замысловатой прической, напомаженной блестками; губки, бровки, носик – все безукоризненно накрашено, подведено, напудрено и надушено. Духи источали такой благоухающий аромат, что Татьяне лишний раз хотелось вдохнуть этот запах. «Отложу разговор с техничкой на потом, а пока попробую заговорить с этой милой девушкой». Разговор девушка завела сама, спросив Татьяну своим певучим, сладким голосом:
– Вы хотели сфотографироваться?
– Конечно! А зачем еще сюда приходят?
– Сейчас освободится третий зал, – сказала девушка, – пройдите туда.
– Я хочу, чтобы меня снимал и подготовил фотографии Евгений, хозяин салона, – капризно попросила Таня.
– Нет, он не может вас обслужить.
– Как не может?.. Я понимаю, что его услуги намного дороже, и не против оплатить заказ.
– Вы не поняли, он не может вас обслужить, он мертв, – рассержено сказала девушка.
– Да?.. Не может быть! Моя подруга только три дня назад была у Евгения.
– Женщина, я вам повторяю, его нет в живых!
– Извините и не сердитесь, – миролюбиво сказала Таня, – здесь какая-то ошибка. Что могло произойти со здоровым парнем за два дня?
– Его убили!
– Да вы что? Как? Где? – удивилась Татьяна наигранно.
– Нам хозяева запретили об этом говорить.
– Но мы об этом никому и не скажем, – убедительно сказала Татьяна. – Впрочем, об этом все равно будет известно, не сегодня так завтра. Так что рассказывайте, что произошло.
– Зачем это вам, его нет, вас снимет другой фотограф.
– Как зачем, а женское любопытство?– листая альбом, возразила Таня.
– И все же я не понимаю, зачем вам все это?
– Я уже в таком возрасте, когда любопытство преобладает над здравым смыслом. Что же в действительности случилось? Вот, мне такую фотографию, – указала Таня на фото и положила на стойку деньги, – сдачи не надо.
Увидев крупные купюры, девушка убрала деньги в стол.
– Его убили позавчера вечером или ночью здесь, в салоне, – уже миролюбиво шептала девушка, очевидно давно мечтавшая поболтать об этом деле.
– Да вы что? И как это произошло? – наклонилась к ней поближе Татьяна.
– Утром его с проломленным черепом обнаружила техничка баба Поля.
– И кто это сделал? – вскинула удивленно брови Татьяна. – Убийцу нашли?
– Убийца не найден, но я слышала, как Женя ругался по телефону со своим другом Володей. Евгений так на него орал, я думаю, что он причастен к убийству, – начала выкладывать свою версию девушка. – Женя орал на Володю, что если он не принесет бабки, то ему придет конец. И еще он добавил, что никаких дел с Володей больше иметь не будет.
– Да? – удивилась Таня. – А следователь знает об этом?
– Да что я дура с ментами связываться? Потом от них не отвяжешься, они еще и меня обвинят в убийстве, сами знаете какие у нас «овчарки».
– Насчет этого ты права. Я сама никаких дел с ними иметь не собираюсь!
– Эльза, – закричал из открытой двери мужчина, высунув голову, – опять болтаешь… Давай зови клиента, я уже освободился.
– Да-да, она уже идет, – громко крикнула девушка, смотря на него заискивающе, и, повернувшись к Татьяне, продолжила, – потом поболтаем, если вам это интересно.
– Да, конечно, поболтаем, – произнесла на ходу Таня и скрылась за дверью.
– Мне надо отправить фотографию подругам, да такую, чтобы у них глаза повылазили от зависти! – сказала Таня.
Фотограф заулыбался и стал очень тщательно выбирать интерьер. Несколько раз он усаживал ее, затем поднимал и подводил к стойке с цветами, но все было не так – ему что-то не нравилось. Затем фотограф попросил Таню сесть в кресло у журнального столика, поставил рядом низкую вазу с живыми цветами и сказал:
– Фотография фальши не любит, пусть будет так! Улыбнитесь!
– Все?
– Да, все. Завтра придете за фотографией.
Таня заулыбалась не оттого, что фотограф сказал ей улыбнуться, а оттого, что он хотел показать свою значимость. Таня решила обязательно забрать фото, чтобы убедиться в том, что мастер не ошибся, выбрал правильное место и «подруги умрут от зависти».
– Я занята, вы посидите с Иришкой, – сказала Эльза, когда увидела Татьяну, – она вас кофе угостит.
– Хорошо, я вас подожду.
– Иришка! Налей кофе этой женщине. Я потом подойду, нам о Жене поболтать надо и о его друзьях.
Через несколько минут Татьяна сидела в подсобном помещении и болтала с подругой Эльзы, попивая несладкий кофе.
– Эльза сказала, что вы интересуетесь Евгением и его кругом общения? – спросила непринужденно девушка, очевидно думая, что Таня близкая приятельница Эльзы.
Татьяна хотела уже было сказать, что первый раз видит Эльзу, но промолчала. «Пусть
все идет своим чередом. Может, я и у этой болтушки что-нибудь выведаю», – подумала она и начала задавать наводящие вопросы:
– А ты сама кого-нибудь подозреваешь? – как-то сразу Татьяна перешла на «ты».
– А что подозревать? – лепетала болтушка. – Эльза говорит, что она слышала скандал с Володей, а я сама видела, как к Евгению приходил испуганный Илья, они о чем-то взволнованно говорили и не увидели, как в салон зашла я. Сначала я не вникала в разговор, а потом поняла, что Илье кто-то угрожал. Он сказал, что теперь и до Евгения доберутся!
– Да ты что? И кто же это мог им угрожать? Ты ничего не спутала?
– Нет, я хорошо слышала, как Илья сказал Евгению, что теперь их очередь! Что Артур уже получил свое, теперь очередь Жени, Дениса, а потом и его.
– Ты следователю говорила об этом?
– А что им говорить? Они Аленку подозревают… Пусть ищут, а я им не собираюсь ничего рассказывать.
– Да как же так? Подозревают невинного человека, а ты не хочешь рассказать, что слышала. Ведь подозрения с нее сразу могут снять.
– Что я им могу рассказать? – упиралась девушка. – Что кто-то угрожал Евгению и Илье? Но я же не знаю кто… Сочтут, что я выгораживаю Аленку.
– Кто такая Аленка?
– Это девушка Евгения, она часто в салон приходила. Работает журналисткой, но, мне кажется, она виды на Женю не имела, чего не могу сказать о ее коллеге Лизке, вот уж мымра так мымра!
– А что, она тоже здесь бывала?
– Бывала? Не то слово! Она висла на Женьке! Мне кажется, что он готов был сам ее придушить, но у журналистки влиятельные родственники, имеют печатное издательство, а у Жени с этим издательством был договор. Негативно относиться к этой липучке Лизке – значит подписать себе приговор, и ручеек, по которому текли зелененькие в карман Евгения, прекратил бы свое существование. Мне кажется, Женя не готов был расстаться с лишними доходами, – болтала девушка, – а Аленка, так, попала под раздачу. Я лично против нее ничего не имею и уверена, что девушка ни в чем не виновата и не могла совершить преступление.
– Ну ладно, мне пора идти, – сказала Таня, ставя чашку на стол и поднимаясь со стула.
– Да подождите вы, сейчас Эльза освободится, кофейку еще попьем, поболтаем, – продолжала на короткой ноге вести беседу с Татьяной девушка.
– Нет-нет, – отмахнулась она, – мне срочно надо бежать, я зайду еще к вам поболтать.
Таня проскользнула к выходу незамеченная Эльзой, так как та продолжала вести беседу с клиентом и не обратила внимания, что женщина вышла из подсобки.
У фотосалона Татьяна не стала светиться, а отъехала на соседнюю улицу и вышла из машины. «Да, поистине длинен язык у бабы. Выболтает все от скуки или по какой другой причине… Но неважно, самое главное, что я за что-то зацепилась и теперь буду искать Володю для серьезного разговора», – думала Татьяна, набирая номер Аленки.
– Алена, мне надо встретиться с Владимиром.
– Зачем?
– У него с Евгением был скандал за несколько дней до убийства. Нужно разузнать, из-за чего произошла ссора. Возможно, Володя причастен к убийству.
– Конкретно, что от меня нужно?
– Для начала узнать, где Владимир находится сейчас, вернее, где я могу его найти. Да, и дай мне его номер телефона.
– Перезвони мне через несколько минут, – попросила Алена, – я попытаюсь с ним созвониться.
Татьяна бродила по улице, рассматривая витрины, и ждала, когда пройдет какое-то время, чтобы повторить звонок. Пока Татьяна выжидала время, девушка позвонила сама.
– Алло, Таня, подъезжай к ЦУМу, я тебя буду ждать за остановкой.
– Еду, – ответила коротко Татьяна и направилась к машине.
ЦУМ находился недалеко от места, где бродила Татьяна, и через несколько минут она была на месте. Алену она заметила издалека. Та стояла в обтягивающих джинсах, светлой футболке и в солнцезащитных очках. Ее пепельные волосы развевались на неизвестно откуда поднявшемся ветру и напоминали голову Горгоны.
– Разговор с Владимиром должен происходить при мне, – сурово сказала она, садясь на заднее сиденье. «Так вот почему ее фигура напоминала что-то воинственное… Не хватало еще стрел и лука с натянутой тетивой», – усмехнулась про себя Татьяна.
– Без проблем, мне еще лучше, вдруг я упущу какой-то момент, – пожав плечами, произнесла Таня и продолжила: – Далеко ехать?
– Нет, тут рядом, у него здесь магазин, проходимость хорошая, ведь университет рядом, студенты раскупают его товар в улет.
– Какой товар?
– Как какой? У Владимира много бутиков: фототовары, диски, аксессуары к телефонам, компьютеры, ну и всякая прочая ерунда.
– Ничего себе, ерунда!
– Теперь мы еще знаем, чем приторговывал Володя со Славкой. Я вообще с него готова шкуру содрать! – сердилась девушка.
– Алена, не горячись, ты сорвешь весь наш разговор. Все фотографии и диски спрятаны, а то, что мы будем говорить и рассказывать, недоказуемо. Нет улик – нет и преступления. Наш с тобой разговор никак не должен задеть самолюбие Володи, иначе он нас просто выставит за дверь. Давай будем говорить спокойно. Я, конечно, намекну на фотографии, но сделаю это как-то иначе. Ведь если это он проломил череп Жени, то где гарантия, что это не повторится с нами.
– Наплевать! Мне так хочется посмотреть ему в глаза. Почему я должна дергаться, я ведь ни в чем не виновна.
– Так, подожди. Ты помнишь, я тебе рассказывала, как Володя и Слава отреагировали на то, что Женя убит? По тональности их разговора я не заметила ничего, что могло бы указывать на их причастность к убийству.
– А может, это Вовка грохнул Женю и нарочно выделывался перед Славкой, – начала говорить не на своем лексиконе девушка.
– Допускаю, но это надо спокойно выведать, а не нахрапом предъявлять ему обвинения. Давай договоримся: ты будешь молчать, а я с Владимиром сама поговорю. Хорошо? – сурово спросила Таня.
– Согласна.
– Ты успокоилась? – спросила Таня журналистку.
– Да, – ответила обычным тоном девушка.
– Тогда поедем. Показывай, где этот магазин?
– Сейчас прямо… На втором повороте свернешь направо… А вот и магазин.
– Да, впечатляет! Откуда у людей деньги? – проворчала Татьяна. – Мы с мужем строили свой дом десять лет и никак не можем довести до ума, даже облицовку не доделали! А тут… В такие годы и иметь такой огромный магазин. Ты не знаешь, может, он в аренду здание взял?
– Нет, это его магазин! Года два как построил и работает, да еще как работает.
– Может, ему кто-то помогал?
– Конечно, помогал.
– И кто?
– Отец. Говорят, что в девяностые годы он рэкетом занимался, вот и сколотил состояние.
– Тогда все ясно! Здание, построенное на слезах и крови.
Таня остановила машину, вышла из нее и решительно пошла к входу. Алена устремилась за ней.
– Постой! – схватила девушка Татьяну за руку. – Вход в кабинет с другой стороны, через магазин к нему не пустят.
– Почему? – удивилась Татьяна.
– Там склады и все завалено всякими коробками. Так что пройдем к Володе в кабинет с фасада.
Вскоре они сидели у него в кабинете и пили охлажденную минеральную воду.
– Так, Алена, говори, с чем пожаловала?– выждав несколько секунд, задал вопрос Владимир девушке.
– Да мы хотим у вас кое-что уточнить, – Татьяна не дала Алене ответить.
– И что вас интересует?
– Для начала вы нам расскажите, из-за чего у вас с Евгением произошел скандал?
– Какой скандал? Алена, я что-то не понял, кто эта женщина?
– Это моя родственница. Ты же знаешь, что меня подозревают в убийстве из-за того, что я не хотела выходить за него замуж, а я знаю, что у тебя тоже был с ним скандал, вот мы и хотим узнать из-за чего.
– Так ты хочешь перевести стрелки на меня и сказать, что я убийца?
– Да нет! – оправдывалась Алена. – Мы хотим выяснить, где ты в тот момент находился.
– Да у меня стопроцентное алиби! – зло крикнул Володя.
– Алиби можно всегда себе обеспечить, если знать, что идешь на преступление.
– Знаешь что, родственница! – скорчив ехидную гримасу, прошипел Володя. – Ты лучше остановись! Да, у нас с ним были нестыковки по поводу нашего бизнеса, но это не причина для того, чтобы убивать! Да и вообще, Женька последние дни бешеный ходил.
– А не по твоей ли вине? – влезла Алена.
– Аленка, мне кажется, наоборот, по твоей!
– Нет, мы так ни до чего не договоримся. Ты лучше точно скажи: где ты был в день убийства?
– Да! Давайте спокойно во всем разберемся. Я был на вечеринке, и меня видели как минимум двадцать человек, и никуда я не удалялся, пока меня не увез оттуда брат, а было это в четыре часа утра.
– Но скандал-то у вас произошел, – не сдавалась Татьяна.
– Да, мы немного повздорили, – согласился Володя.
– Насколько немного? Настолько, что Женя обещал тебя прибить!
– Это все фигурально сказано.
– Мы знаем, чем занимался Женя и что вы со Славой помогали ему сбывать товар.
– Ну, Женька, ну болтун! А сам говорил никому не рассказывать, даже родным.
– Да нам сейчас безразлично, как вы подрабатывали. Мы хотим выяснить, кто виновен в его смерти. Так из-за чего у вас произошел скандал?
– Я продавал товар по цене, которая была выше, чем мы договаривались, а часть денег прикарманивал, – сказал спокойно Владимир. – Вот из-за этого у нас и произошел конфликт. Но я пообещал ему вернуть все и принес в назначенный час, а он не пришел на встречу, так как был уже мертв. Мне позвонили и сообщили о его смерти, и нам ничего не оставалось делать, как выпить за его упокой. Если честно, то я, Алена, думал на тебя.
– Почему на меня?
– То, что ты его убила, – смотря в упор, сказал Владимир.
– Ты что? С ума сошел? Я, что, похожа на убийцу?
– Да мало ли что… Его же по голове статуэткой ударили. Может, у вас очередная ссора была, ты его и шлепнула…
– Ты чего добиваешься? – со слезами на глазах процедила девушка. – Не могла я этого сделать!
– Все, мне это уже надоело, – прервала оправдания Алены Татьяна, – так мы ни к чему не придем. У Владимира есть алиби, и я думаю, что он не был заинтересован увидеть Евгения в гробу. Володя, вспомни, кто-нибудь крутился возле Жени? Я имею в виду дела, тесную дружбу, интересы?
– Мне, как и Аленке, известны его друзья Илья и Славка… Да и я у него в дружках ходил.
– Ага, а сам его нагревал, – снова вставила свой пятак Алена.
– С бабами он не связывался, так, поиграет и до свидания, – смотря Аленке в глаза, продолжал Володя. – Знаю, что у него были еще какие-то друзья года два назад, но между ними кошка пробежала, да и давно это было. Да вот и на Аленке он хотел жениться… Видно, не судьба.
– Ладно, будем разбираться дальше. Поговорим с Ильей, с Вячеславом.
– Со Славкой можно не говорить, мы с ним оба заинтересованы в том, чтобы Женька жил долго и счастливо!
– А вдруг? Вдруг он что-то знает? Всех, с кем общался Женя, надо проверить. И, я думаю, обязательно найдется какая-то зацепка, – уверенно сказала Таня. – Да, Володя, а тебя к следователю вызывали?
– Да, вызывали.
– И что ты ему рассказал?
– Все как было, мне нечего скрывать. У меня же алиби! Правда, я не рассказывал следователю о том, что мы со Славой занимались реализацией буклетов, фото, видеокассет, которые изготовлял Женя.
– Володя, желательно, чтобы ты не звонил Славику. Тебе это ничего не даст, а нам он может сказать что-то полезное, что могло выскользнуть из твоего поля зрения. Так что, давай договоримся ему не семафорить.
– Да я даже не думал, – усмехнулся Володя, явно недооценивая собеседниц.
– До свидания.
– До свидания… А еще лучше, если я вас больше не увижу никогда, так что, прощайте! – уверенно сказал парень.
– Как знать, может, скоро придется встретиться вновь, – качая головой из стороны в сторону, сказала Татьяна. – До свидания.
– А я все-таки хочу вам сказать: прощайте!


Рецензии
Очень увлекательное чтение. Что особенно радует, это то, что нет жаргона, ни современного, ни воровского, нет сквернословия, и вообще, грязи. Приятно читать. Многие современные авторы грешат всем тем, что я перечислил. Почему-то считается, что без этого никто не будет читать. Не знаю, я не разделяю такое мнение. У вас больше, так сказать, бытовой жизни, чем детектива. Это, собственно говоря, меня и привлекает. Видел у вас на страничке несколько сценариев. Неужели были предложения с киностудии? Внес вас в список «избранных авторов». Желаю вам дальнейших успехов на литературном поприще.
С уважением, Анатолий.

Анатолий Половинкин   17.07.2011 15:35     Заявить о нарушении
Были предложения, но мы друг другу не понравились! Когда сам пишешь, то все идет от души, а по предложенному сценарию у меня не очень получается, да и не понравился мне сериал "Невидимки".

Ольга Ларкина   21.07.2011 10:32   Заявить о нарушении
Сочувствую. А ведь действительно, практически любая экранизация очень сильно отличается от оригинала. А если собственными глазами увидишь, как актеры из кожи вон лезут, пытаясь сыграть героя, в которого ты вложил свою душу, становится просто тяжело.
Желаю вам успехов на вашем поприще. Кто знает, может быть, еще и сумеете найти общий язык с киностудией. Все в руках Божьих.
С уважением, Анатолий.

Анатолий Половинкин   21.07.2011 13:49   Заявить о нарушении
Спасибо Анатолий, я правда не очень стараюсь, просто пишу и все, мне самой интересно как поведут себя мои герои, я не знаю как Вы, но я по нескольку раз меняю сюжеты и мой скелет "Произведения" начинает обрастать мышцами и кожей.

Ольга Ларкина   21.07.2011 21:59   Заявить о нарушении
Собственно, когда я пишу свои книги, я стараюсь ни под кого не подстраиваться. Просто я хочу написать свою книгу такой, какую я сам хотел бы прочитать.
С уважением, Анатолий.

Анатолий Половинкин   22.07.2011 13:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.