Семнадцатое лето

По мотивам одноимённой манги. То, как я бы описала эту историю. 

 Подходило к концу моё семнадцатое лето. Последнее лето в старших классах. Чудесная золотая осень: ещё по-летнему тёплые, длинные дни, ещё свежая не тронутая желтизной листва. Вторая осень моего грустного одиночества. Ровно год назад я призналась Тайлеру в своих чувствах…
- Эшли, прости… мне очень приятно, но… я уже встречаюсь кое с кем.
   Я отреагировала с героической стойкостью. Улыбнулась, сдерживая слёзы, рассмеялась, и сказала, что это ничего. Что всё в порядке. Стояла и врала ему в глаза, которые вбирали в себя и тут же отражали свет, сжимая до боли ремень сумки через плечо, и всё думала, неужели его девушка заслужила это больше, чем я?
- Правда, не обижаешься? Я просто очень хочу остаться твоим другом, ты всегда мне нравилась…
   Другом? Ну, конечно. Об этом я могла только мечтать…
   Спустя пару недель я увидела их вместе. Сердце болезненно сжалось, но в ответ подруге, которая искренне восхитилась красотой этой пары, сказала:
- Да. Они прелестны…
   И вот, прошёл год.
   Я вошла в класс, потому, что забыла в парте калькулятор. Окна по всей школе были открыты, и тёплый ветер колыхал лёгкие зелёные занавески. Тайлер сидел за партой у самого окна и, казалось, о чём-то думал. Я оцепенела на пороге (я весь год послушно притворялась его подругой и одноклассницей), потом напустила на себя обычную весёлость.
- О! Ты ещё здесь.
   Тайлер повернулся ко мне и тоже притворился безмятежным.
- Да, уже ухожу, - улыбнулся он.
   Я выдернула из-под своей парты калькулятор, выключила его и убрала в сумку. Пока я проделывала эти нехитрые движения, уголком глаза смотрела на объект своего несбыточного желания. На его каштановые небрежно уложенные волосы, слегка помятую белую рубашку, подчёркивавшую стройность юношеской фигуры… Он был, пожалуй, единственным, кому шла школьная форма. Девочки, видите ли, одевались у нас в матросские юбчонки в красную клетку и рубашечки с короткими рукавами, мальчики носили такие же, только белые в сочетании с чёрными брюками. Чтобы хоть как-то разнообразить эту скучищу, мы надевали бижутерию: в ход шли браслетики, хитро украшенные резинки для волос, брошки. Сегодня у меня в волосах красовалась заколка в форме двух ромашек над ухом. Мама говорила, что я с ней выгляжу очаровательно.  А для него я всегда хотела выглядеть очаровательно. Тайлер, естественно, ничего в волосах не носил, он просто выпускал рубашку из брюк на хулиганский манер. Он сидел, постукивая пальцами по столу, казалось, не замечая меня. Я подошла к следующей в его ряду парте, встала коленями на стул и облокотилась на его стол.
- Что-то случилось? – я изобразила на лице участие.
- Да, нет, - пожал он плечами.
- Ах, так ты ждешь Роксану! Я, наверное, мешаю, да? – я старательно косила под дурочку.
- Нет… - он вздохнул и провёл рукой по волосам: лучи осеннего солнца погладили его щёки. – Мы решили расстаться…
   Я замерла.
-… ненадолго. Мы в последнее время ссоримся, даже по мелочам. Вот, решили отдохнуть друг от друга хоть месяцок, - он смущённо улыбнулся мне. – Знаешь, как это бывает…
   Он не успел договорить.  Взяв его за руку, я подалась вперёд и приникла к его губам. Не знаю, что на меня нашло. Я почувствовала, как он вздрогнул, замешкался на несколько секунд, потом быстро оттолкнул меня.
- Эшли! Ты что творишь? – он взвился на ноги, попятившись к окну.
   Почему-то, это меня не смутило. Я тоже спустилась на пол и остановилась в проходе в двух шагах от него. Меня даже возбуждал его испуг, учитывая, чтоТайлер был далеко не робкого десятка.
- Я просто ищу секс-партнёра, - невинно хлопнула глазами я, постучав ноготками по крышке стола.
   Его брови поползли вверх.
- Что? Ты что, Эшли…?
- Ну, в этом ничего постыдного нет. Секс – это нормально. У меня сейчас никого нет, у тебя… пока тоже, что в этом такого? Мы же друзья. Можем побыть и секс-друзьями…
   Он не ответил. Не успел ответить. Заскрипела дверь, и Тайлер, схватив меня, в секунду затащил под покров занавески на случай, если войдёт учитель. У нас в школе считалось очень подозрительным нахождение мальчика и девочки в пустом классе после занятий. Это был уборщик: я услышала звяканье ручки жестяного ведра сквозь дурманящий запах его кожи. Я уткнулась лицом ему в шею, вдыхая этот аромат. У меня закружилась голова. Уборщик ещё не закрыл дверь, когда я почти набросилась на него. Тайлер пытался сопротивляться, но его усилия были так нерешительны, что больше провоцировали, чем останавливали. Мы сползли на пол за занавеской, объятые сладким ветром. У меня сами собой смыкались веки: я не могла себя остановить. Тайлер не отбивался от меня, но я чувствовала его испуг и растерянность.
- Я хочу это сделать, - шепнула я. – Как насчёт тебя?
- Эшли…
   Он выдохнул моё имя почти с ужасом.  В голове что-то щёлкнуло: может, я и правда перегнула палку? Я уже была готова отступить, признав полное поражение, но в эту секунду он повалил меня на пол и оказался сверху. Смешно, вроде я его насиловала, но в итоге получилось, что изнасиловали меня. Он чуть не порвал мою рубашку, расстёгивая пуговицы,  и почти наверняка порвал бельё. После я спрашивала себя, что же с Ним случилось, но ответа найти не могла. Я не удивилась бы, будь я невероятной красавицей, перед которой невозможно устоять…Меня называли милой, и это максимум. Может, мы оба сошли с ума?
   Всё, что произошло там, на полу между партами, действительно очень походило на безумие, и было далеко от романтики. Хоть я и предлагала себя, но взяли меня силой. Не было ни поцелуев, ни нежности, только голая страсть, в которую мы окунулись с головой и стремительно тонули в ней. Заколка сорвалась с моих волос и чиркнула по линолеуму, отскочив под парту. Наше дыхание, казалось, эхом отражалось от стен; мы сцепились в какой-то голодный клубок, и наш постыдный поступок, который должен совершаться лишь под покровом ночи, нещадно освещали косые лучи солнца. Тайлер прижал мои руки к полу и укусил за шею, я ощутила сильный толчок, вскрикнула, и он накрыл ладонью мои губы…
   Я оставила его одного в классе, в полном оцепенении, привалившегося к стене в мятной распахнутой рубашке. Он молча проследил, как я привела себя в порядок, надела на плечо сумку, и поднял на меня совершенно потерянные глаза. Я улыбнулась ему, подошла к двери и обернулась:
- До завтра, Тайлер.
   Меня несло вниз по лестницам со скоростью кометы. Я едва успевала перехватывать руками перила, чтобы не окончить жизнь на каком-нибудь пролёте. Сердце колотилось в горле: я заставила себя остановиться и плюхнулась на последнюю ступеньку. Холод камня пробрался под кожу: юбка всё-таки короткая, я лихорадочно вцепилась в сумку, прижимая её к груди, пытаясь успокоить дыхание. Я получила, что хотела. Интересно, заговорит ли он со мной завтра?

- Опять контрольную завалила?
   Тайлер рухнул рядом со мной и заглянул в испещрённую красным карандашом работу. Я поджала губы и припечатала её к столу с громким хлопком.
- Блин, ну я не знаю, что с этим делать! – я обхватила голову руками, взъерошив волосы.
- Заниматься надо, Эшли! – он легонько постучал кулаком по моей макушке. Я шикнула на него.
- Ну, дай сюда, - Тайлер схватил мой листок и встал перед моей партой.
   Тут меня легонько дёрнуло током. Я украдкой посмотрела на его сосредоточенно сдвинутые брови, пока он изучал мою работу. Он был обычно дружелюбен, ласково шпынял меня, как и весь прошлый год, и ничего, кроме едва заметного кровоподтёка в основании шеи, не напоминало о вчерашнем инциденте. Я моргнула: может, я сплю?
- Ну… ну, Эшли-и, - простонал он. – Ну что ты здесь намалевала? Сколько раз тебе можно объяснять?
   Он положил передо мной листок, наклонился и, указывая пальцем, начал заново рассказывать мне основные принципы логарифмов. Мы касались друг друга волосами, наши глаза встречались, Тайлер щёлкал меня по носу за каждый неправильный ответ, закатывал глаза. Я бесилась, толкала его плечо, раздосадовано надувала губы – это был такой же обычный день, как и все остальные, и совершенно не верилось в то, что произошло здесь вчера, только у меня болело всё тело, невесомый сиреневый шарфик скрывал засосы на моей шее (я уже молчу про грудь), а те, что были на внутренней стороне бёдер пришлось замазать тональным кремом. Впрочем, если бы кто-нибудь заметил, у меня была домашняя заготовка: якобы неудачно позанималась теннисом.
   Вскоре звонок позвал меня в клуб бисероплетения. Я спрятала контрольную в сумку, поднялась и улыбнулась ему.
- Я буду ждать тебя здесь после занятий. Увидимся.
- Эш!
   Я повернулась к нему. Тайлер медленно подошёл ко мне, доставая что-то из кармана.
- Вот, - он показал мне мою заколку. Я и думать про неё забыла.
- Не стоит разбрасываться этими вещами, - он серьёзно посмотрел мне в глаза, потеребив замшевые цветы в пальцах, помедлил и аккуратно заколол ею несколько прядей над ухом. – Тем более что она тебе очень идёт.
   Я дотронулась до заколки.
- Спасибо. Не опаздывай.
- Эш… подожди, - Тайлер провёл рукой по волосам и сунул большие пальцы в карманы брюк. – Мы действительно повторим это?
   Я нерешительно улыбнулась и повела плечом:
- Почему нет?
   Он опустил глаза и не ответил. Чтобы не смущать его, я тихо вышла из класса.

   Ярко светило солнце. С четвёртого этажа сквозь пышные кроны деревьев не было видно ни кусочка земли. Ликующая зелень шевелилась на ветру, как глубокое море, сверкая солнечными бликами на гладких блестящих кленовых листах. Голубое полупрозрачное небо было девственно чистым: ни единого облачка. Даже ветерок, врывавшийся в распахнутые окна, не приносил прохлады. Во всём мире по-прежнему царила августовская жара.
   Я сидела на парте у самого окна, по-девчоночьи качая невинно оголёнными длинными ногами, вдыхая этот кленовый ветер, подставляя ему лицо. Я с трудом могла усидеть на месте от волнительного предвкушения, но заставляла себя успокоиться. Если я хочу завоевать его, мне не следует паниковать. Может и глупо думать, что моё непристойное поведение заставит Тайлера полюбить меня, но почему-то я продолжала идти этим путём, даже не рассматривая прочие варианты.
   Тихо открылась и закрылась дверь. Сердце бешено забилось, но я выдержала паузу, повернулась и широко улыбнулась ему.
- Ты опоздал.
   Тайлер не ответил. Он прошёл через класс и остановился напротив меня. Я медленно слезла со стола и тронула его волосы, убирая длинные пряди со лба. Тайлер нерешительно поднял на меня глаза. Я обвила руками его шею, встала на цыпочки и потянулась к его губам. Он повёл глазами в сторону и расцепил мои руки, отстраняясь.
- Не надо, Эш, - он виновато нахмурился. – Извини, я не могу тебя целовать.
   Я проигнорировала болезненный укол в сердце и улыбнулась, прислонившись бёдрами к парте.
- Ах, да. Поцелуи же только для твоей девушки…
   Тайлер зарделся и убрал волосы за ухо. Его смущение меня забавляло.
- Какой ты, однако, старомодный, - фыркнула я, заглядывая ему в лицо.
- Иди ты, - нервно хмыкнув, буркнул он.
- Нет-нет, это так мило, - ещё игривее хихикнула я.
- Замолкни, Эш, - рыкнул он, нависнув надо мной.
   Я тут же перестала улыбаться, потерявшись в черноте его глаз, немного растерявшись от такой вспыльчивости. Неожиданно его черты смягчились, когда он пробежал взглядом по моему лицу. Его рука коснулась моей щеки, скользнула ниже, увлекая за собой шарф. Он легонько потянул меня за волосы, заставив откинуть голову, прижался лицом к моей шее, осторожно трогая кожу губами. Волнующая дрожь прокатилась по телу: я закрыла глаза и тихонько застонала.
- Я вчера сделал тебе больно, Эш?
   Я по его тону поняла, что он разглядел тщательно замаскированные синяки. Не открывая глаз, я тихо ответила:
- Совсем чуть-чуть…
- И много у тебя таких? – он прижался на миг губами к моему виску, отстранился и заглянул мне под чёлку немного пьяными глазами.
   Я не спеша, расстегнула пуговки и, передёрнув плечами, скинула рубашку: вчера всё произошло неожиданно, так сказать, экспромтом, но сегодня я подготовилась и вообще никакого белья не одела, благо ткань рубашки была довольно плотной, и этого не было заметно. Я подалась назад и полулегла на локти, приглашающе склонив голову набок, легонько притянув его ближе, поддев ногой под колено.
   Мне, почему-то казалось, что сегодня мы будем спокойнее относительно вчерашнего безумия. Я, доложу вам, сильно ошиблась: мы даже сдвинули парту на метр ближе к окну, и кричала я громче, только Тайлер не закрывал мне рот. Наверное, ему хотелось это слышать. Он любил меня, а я не могла перестать думать о совершенно посторонних вещах. Например, испытывает ли он чувство вины? Представляет ли себе Роксану, когда входит в меня? Так ли он занимался сексом с ней, как сейчас со мной? Я задыхалась от страсти и ревности одновременно, поэтому не сдерживала криков.  Если бы я не кричала, то, наверное, разрыдалась бы…

   Как и вчера, я выскочила из школы первой. Не нужно, чтобы нас кто-то увидел вместе. Небо в секунду затянуло тучами, и грянул дождь. Тихонько ругаясь шёпотом, я, держа сумку над головой, побежала по лужам в сторону дома: жила я не очень далеко – 15 минут бодрым шагом.  Я уже успела промочить ноги, когда рядом со мной притормозила машина. Дверь белого камаро распахнулась.
- Запрыгивай, Эшли! – перекричал грохот дождя Тайлер.
   Я замялась. Вода текла по лицу, лила за шиворот.
- Мне не далеко!
- А ну, быстро залезай!
   Я обежала автомобиль и плюхнулась в нагретый солнцем салон.
- Я тебе всю машину промочу, - улыбнулась я, ёжась от холода.
   Тайлер вытащил из бардачка небольшое белое полотенце и дал его мне.
- Да, ладно! Не стоит, - замахала руками я.
- Так, хватит со мной пререкаться. Вытрись. У тебя тушь потекла.
   Спустя всего пару минут он уже притормозил рядом с моим домом. Я не сразу заметила это, так как усердно вытиралась, покрываясь от холода гусиной кожей, и как раз, сняв тапочек, приподняла ногу, чтобы пройтись по ней полотенцем. Мокрая я была насквозь, очень не хотелось снова выходить на улицу, под стену неожиданно ледяного дождя. Тайлер какое-то время смотрел на меня, и я сама вдруг поняла, что машина больше не двигается.
- О, уже, - я рассмеялась и завозилась с сумкой. – Спасибо тебе большое, не буду навязываться…
   Тайлер подался вперёд и аккуратно снял заколку с моих пропитанных водой волос, взял у меня полотенце и начал их вытирать.
- Холодно? – улыбнулся он.
- Есть немного, - я рассмеялась и опустила глаза. Не смей. Не смей давать мне надежду…
   Он потянулся ко мне, схватил губами мочку моего уха, незаметно нажал на рычажок под креслом и медленно опустил моё сиденье. Не спеша, он расстёгивал пуговицу за пуговицей. Я так замёрзла, что его губы казались огненными. Я слабо уронила голову на спинку кресла.
- Тай…
- Ты не хочешь?
   Он провёл языком вокруг моего пупка и медленно стянул с меня юбку.
- Хочу…

   Я включила ночник и, положив руки поверх одеяла, уставилась в свой белоснежный потолок. Если такого же цвета моя душа, то на ней сейчас должны были явственно проступать пятна. Чёрные на белом. Что же с нами такое творится? Что мы делаем? Занимаемся сексом в классных комнатах, в машине прямо рядом с моим домом, когда каждый сосед, спешащий домой, мог заметить нас. Как преступники, прячемся, скрываемся ото всех, даже с друзьями не разговариваем. Воздух будто сгустился вокруг нас, не пропуская ни звуков, ни цветов, ни запахов. Господи, как я люблю его. Во что я его втравила? Ещё немного, и он начнёт меня ненавидеть… и будет прав. Ведь я играю с ним. Я решила урвать свои две недели счастья, а что будет с нами потом? Как он посмотрит в глаза Роксане? Для меня это не просто секс. Я затеяла это, надеясь, что, возможно, спустя некоторое время, он сумеет разглядеть во мне женщину, которую можно любить. Далеко не каждая девушка в нашем городе могла так просто предложить себя мужчине. Это не принято, это считается неприличным и странным. И я понимала, почему он включился в эту игру, хотя очень часто по его взгляду я понимала, что он совершенно потерян и, наверное, задаётся теми же самыми вопросами: что я делаю? Почему не остановлюсь? Он пошёл у меня на поводу просто оттого, что его никто никогда не соблазнял. В нашем мире мужчина добивался женщину, добивался долго, осторожно, чтобы не спугнуть. Подонков всяких хватало, но приличные ребята, к коим и относился Тайлер, вели себя именно так. Он не ожидал от меня такого. И никто бы не ожидал, что обычная тихая девочка выступит, как профессиональная гетера. Я и сама не ожидала, что у меня получится. А у меня не просто получилось: он не мог насытиться мной.
   Я встала с кровати, подошла к стенному шкафу и открыла ящик с нижним бельём, выбирая, какое надену для него завтра. Умирать, так с музыкой.

- Ты опоздала.
   Тайлер распахнул занавески на большом окне, повернул голову и улыбнулся мне. Впервые я нерешительно вошла в класс, так и не сумев опомниться от своих ночных раздумий. Как быстро мы поменялись ролями.
- Ну что ты застыла? Иди сюда.
   Я послушно подошла. Тайлер подтянул меня к себе и осторожно приобнял за талию.
- Я, знаешь, редко раньше смотрел в это окно, - с улыбкой вздохнул он. – Правда, красиво?
   Ха. Он мне рассказывает. Я изучала этот пейзаж весь год, погружаясь в красочные и откровенные мечтания, касаемые Тая. Мне был знаком каждый листик, каждая веточка, даже ветер был мне другом.
- Вот стоял здесь, ждал тебя и всё думал…
   Я испуганно вздрогнула.
-… Что там такое? Вон, видишь? Голубое мелькает, - он протянул из окна руку, указывая на самый высокий клён, немного возвышавшийся над всеми остальными.
   Я снисходительно усмехнулась.
- Это воздушный змей, - сказала я. – Он там уже две недели.
- Правда?
   Он рассмеялся и покачал головой.
- Ну, надо же.
- Да. А ведь кто-то его потерял. У меня был в детстве змей. Только красный, с жёлтыми кисточками. Представляешь: вырвало катушку из рук, и я его так и не нашла. Два дня ревела.
   Тайлер повернулся ко мне. Я, помедлив, ответила на его удивлённый взгляд.
-Хм, Эш, - он поправил мне волосы. – А у тебя глаза голубые.
   Я смутилась.
- Ну, да.
- Ты крашеная?
- Фу ты! Ещё чего, - буркнула я.
- Нет, просто у тебя волосы почти чёрные. А глаза голубые. Я раньше никогда не замечал.
- Да, ты вообще… - с досадой сказала я. – Короче, как часто ты на меня смотришь? Приди я в школу без ноги, ты бы заметил?
   Я легко высвободилась из его объятий, и села за ближайшую парту спиной к нему.
- Э, думаю, заметил бы, когда ты сбила бы меня костылём, - сказал Тайлер и взгромоздился на край стола.
   Я не удержалась, фыркнула и демонстративно развернулась боком к столу, так что Тай снова смотрел мне в спину.
- Так, ладно. Намёк понял. Откуда у тебя этот шрам на локте?
   Я недоумённо вывернула руку, чтобы рассмотреть.
- А! Это я упала на физкультуре. В шестом классе.
- Больно было?
- Нет. Страшно. Стесала руку об пол – крови много. Меня тренер полчаса успокаивал.
- Ха. Прости, не думал, что ты умеешь плакать.
- Не думала, что ты умеешь думать.
- Эй! За что? Можно подумать, ты до фига обо мне знаешь.
   Я устало вздохнула и подпёрла рукой подбородок.
- У тебя чёрные глаза. Волосы ты не красил. В третьем классе у тебя был открытый перелом руки: ты упал с велосипеда. Ты победитель всех олимпиад по математике, от тебя всё время пахнет фруктовой жвачкой. А когда ты волнуешься или смущаешься, то трогаешь волосы.
   Я повернулась к нему. Тай кашлянул и убрал прядь за ухо. Я фыркнула.
- Хорошо, - рассмеялся он. – Давай лучше о тебе…
Я передёрнула плечом.
- Ты полная и окончательная тупица в математике…
- Начал хорошо, - буркнула я.
- Прости, но я говорю о том, что вижу. О твоём прошлом я ничего не знаю, так что будем считать эту минуту нулевой точкой отсчёта моих наблюдений. Да, математика – не твоё. Но ты очень хорошо играешь в теннис, легко сходишься с людьми. От тебя всегда пахнет лилиями…
Я склонила голову к плечу и наблюдала за ним уголком глаза. Тайлер говорил задумчиво, чуть улыбаясь, словно о чём-то приятном. Нет, ты не можешь так ломать мои планы. Не можешь говорить обо мне с такой нежностью. Я всё уже решила, я всё спланировала. Ты не будешь моим. Я же знаю. Не обнадёживай меня.
- Ты плохо поёшь, но зато с душой. Я слышал на дне рождении Лесли. А ещё у тебя самые длинные ноги из всех девушек в этом полушарии, и, когда ты мокрая, как воробей, ты – милейшее из созданий.
Я повернулась. Тайлер спокойно, с улыбкой смотрел на меня. Неужели он не видит, как мне больно?
- Ты не хочешь… - я облизнула губы. – Не хочешь прекратить всё это?
Тайлер коснулся моих волос, взял за руку, приглашая встать, и притянул меня к себе.
- Всё, чего я сейчас хочу, это снять с тебя одежду…
Он прижался губами к моему уху.
- Тай… подожди, - я мягко отстранилась от него.
Он вопросительно посмотрел на меня.
- Я совершила ошибку, - сказала я, прислонившись бёдрами к парте. – Это заходит слишком далеко. Ты разве не видишь, что я с тобой делаю? Секс-партнёры… что за глупость. Чем дольше это продолжается, тем труднее тебе будет восстановить отношения с Рокси. Так нельзя. Прости.
Я вскинула сумку на плечо, закусила губу, чтобы не заплакать, и стремительно направилась  к выходу. Тай схватил меня за локоть, и тут я не выдержала.
- Не трогай меня!
Я вырвала руку. Тай смотрел на меня, часто моргая, не понимая, чем он мог вызвать такую реакцию, а у меня из глаз уже катились слёзы.
- Да, что с тобой, чёрт побери? – воскликнула я. – Не смотри на меня так! Ты же знаешь, что я виновата! Знаешь! Ты даже не хочешь целовать меня, потому, что в глубине души знаешь, какое я чудовище, ненавидишь меня, так почему ты…
Тайлер дёрнул меня к себе за руку и накрыл поцелуем мои губы, не давая мне вздохнуть. Я вздрогнула, дёрнулась… и ослабла в его руках. Я плакала как ребёнок, а он целовал меня, собирал слёзы с моих губ. Я погружалась в него, почти теряя сознание от горя и счастья одновременно.
- Я расстался с Роксаной, - сбивчиво прошептал он, прервав поцелуй. – Ещё вчера. Я не могу больше быть с ней, как ты не понимаешь? Я смотрю в её глаза, а вижу твои… я же всегда знал, что они у тебя голубые. С чего мне думать об этом, если ты ничего не значишь для меня?
Я всхлипнула и обвила руками его шею. Тайлер обнял меня, словно обволок тёплым надёжным коконом.
- Тупица в математике, а всё ж умней меня, - улыбнулся он мне в волосы. – Это ты заставила меня понять, что всегда была рядом, а я всё искал счастье на стороне. Эшли…
Он обхватил ладонями моё лицо и заглянул в мокрые от слёз глаза.
- Я люблю тебя, Эш.
Я рассмеялась сквозь плач и поцеловала его.
- Может, для разнообразия как-нибудь сделаем это в кровати? – улыбнулся он.
Я улыбнулась в ответ. Я всегда мечтала так ему улыбнуться…


Рецензии
Волшебно, нет слов, одни эмоции.
Это ты заставила меня понять, что всегда была рядом, а я всё искал счастье на стороне. Эшли…
Он обхватил ладонями моё лицо и заглянул в мокрые от слёз глаза.
Как сладостно, перечитала ещё раз.

Галина Польняк   01.01.2014 14:37     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.