50-е годы - Посёлок Приморский. Море моего детства

        Я стою на краю обрыва. Передо мной огромное море, моё любимое — Чёрное. Ещё рано, на берегу никого нет. Я никогда сразу не иду по спуску на пляж, а, пройдя метров двадцать по выжженной солнцем траве, стою у обрыва и смотрю на море. Сегодня поверхность гладкая, и на берег лениво набегают маленькие волны, а после ночного шторма вдоль берега всегда идёт светлая полоса. Мне пока ещё cемь лет, но я уже несколько раз здесь был и в море разбираюсь. У нас в Мурманске есть своё море — Баренцево, но в нём не купаются: очень холодное. А "здесь" — это в посёлке Приморский, недалеко от Феодосии, в Крыму. Мы гостим всей семьёй у папиной сестры — тёти Веры, на Советской, 14. Её муж, Игорь Иванович, раньше был морским офицером, воевал с японцами. Он показывал мне свои боевые награды и дал подержать в руках настоящий кортик. Когда приеду домой, обязательно ребятам расскажу.

        Постояв над морем, бегу вниз. Там мой двоюродный брат Вова ногой пробует воду. А я не пробую, по-быстрому скидываю сандалии и шорты и с разбегу плюхаюсь в море. Выныриваю и кричу: "А-а-а!" — пугаю Вовку, как будто вода холодная. Он всё равно сразу никогда не пойдёт, посидит, будет время тянуть.

        Мама сказала, чтобы я не купался "до посинения". А как? Оно же наступает незаметно. Выбежав из воды, ложусь и пригребаю тёплый песок к груди: так все местные ребята делают. Потряхивает немного, и на коже пупырышки. Губы солёные. Через мокрые ресницы смотрю на солнце — капли сверкают красивее, чем в игрушечном калейдоскопе. Если вода холодная, то захожу в море постепенно, подняв локти в стороны. Сверху видно: меня испугались мелкие рыбки, и серые крабики удирают боком. Песок на дне уложился волнами, как на большой стиральной доске. Нырять я люблю больше, чем плавать, и стараюсь дольше пробыть под водой, тренируюсь. Выйдя на берег, надо попрыгать на одной ноге, наклонив голову, чтобы из неё вытекла вода.

        Сегодня есть одно маленькое дельце. Мама велела хорошенько вымыть и просушить на солнце мои сандалии. Зачерпываю в них воду и начинаю скоблить внутри щепочкой. Не так-то это просто: песок окаменел совсем. И почему это сандалии так быстро снашиваются? "Не напасёшься, как на огне горят!" — это мама так говорит. Наверное, я просто очень много хожу.

        Вместе с нами купаются мальчишки из нашего двора. Двое подбрасывают третьего в воздух, и он ныряет! А загораем мы лёжа по кругу, головами  внутрь, и говорим, кто что знает. Нельзя только про кино, которое скоро пойдёт в клубе. Я его уже видел и очень хочется рассказать, но за это могут стукнуть по голове. А у соседа Сани я недавно выменял на значки настоящий "царский" бумажный рубль 1898 года!

        Высокий глиняный берег осыпается. Взрослые говорят, что "море наступает". Один раз утром на пляж никого не пускали военные: оказалось, что там обнаружили большую авиабомбу. Мы её видели сверху: лежала на носилках, ржавая совсем. Чуть в стороне после дождей из-под земли появляются человеческие кости: там давным-давно было кладбище. Мы туда не ходим: боимся, если по-честному. Зато лазили в подвал с фонариком — там тихо, сыро и страшно. А сегодня мы без спроса ушли на Хафус. Это в начале посёлка, на дороге в Керчь есть магазинчик "Сельпо". Когда-то в нём был хозяин по фамилии Хафус. Его давно уже нет, а это место все так и называют.

        Дверь в магазин открыта, вместо неё висит марля, но мухи всё равно залетают внутрь и попадают на липучки. Там много чего продаётся, можно сказать, что всё. Мы стоим и смотрим по сторонам. "Вам чего?" — сердито говорит продавщица. Я выкладываю остатки от той сдачи, когда нас посылали в ближний магазин, и получаю несколько конфет "Барбарис", наших любимых. Сейчас мы испортим аппетит, а за обедом придётся признаться, где были и что делали. Наверное, будут ругать, но пока всё хорошо, мы возвращаемся домой по пляжу.

        Здесь почти никого нет, все на работе. Из дырок в глиняном обрыве вылетают ласточки. Вдоль воды идёт полоса красивых ракушек. Жарко, надо искупнуться. Я хвастаюсь, как здорово у нас в Мурманске, а Вовка говорит: "Зато нет Чёрного моря!" Это да, море всё перевешивает: и грибы, и северное сияние, и лыжи с коньками. Вот оно, сверкает на солнце, а справа, под огромной горой — Феодосия! Там жил художник Айвазовский, он красиво море рисовал, очень похоже. Я уже был в его галерее. Поздно вечером, когда включают электричество, город светится огнями и отражается в море.

        После вечернего  купания мы вместе со взрослыми сидим на скамейках в палисаднике около дома. От запаха цветов даже голова кружится. "Дышим кислородом ", — говорит папа. Они с дядей Игорем обсуждают международную обстановку, а потом завтрашнюю рыбалку. Мама и тётя Вера собираются варить варенье и про это разговаривают, а мы с Вовкой задрали головы и ждём, когда спутник пролетит. Звёзд на небе очень много, они крупные и низко висят. У нас на севере таких нет.

        Пора спать. Завтра, только проснувшись, как всегда выбегу во двор. На маленьком деревце, на одной и той же ветке, будет сидеть стрекоза. Я возьму её за крылья, поздороваюсь, внимательно рассмотрю и отпущу. Интересно, это одна и та же стрекоза прилетает или разные?
               
        P. S. С тех пор прошло полвека. Посёлок Приморский сильно изменился: крутой берег сровняли и построили каменную набережную. На место старого спуска указывает арка в длинном пятиэтажном доме. На пляже полно отдыхающих, открыто множество кафе, гремит музыка. От нашего палисадника ничего не осталось, а то маленькое деревце стало большой акацией. Давно ушли в мир иной все "взрослые". Брат мой Володя живёт совсем по другому адресу и всегда как-то по-детски рад встрече со мной. Он такой же добродушный и всегда готов рассмеяться. Когда-то он гостил у меня в Мурманске, и я ещё много раз приезжал в Приморский: и один, и с женой. Мои дочери тоже здесь были, а теперь хочу привезти и внука. Вот только немного жаль, что ни мне, ни ему уже не постоять на том высоком берегу над моим любимым, зовущим и ласковым морем, — морем моего детства.
   
        P. P. S. Время летит очень быстро. Володи не стало в 2013 году. Я два раза привозил в Приморский старшего внука, научил плавать. Мы иногда проходили через наш старый двор, и я рассказывал ему о своём детстве. Надеюсь, что и младшему внуку здесь понравится. Хочу, чтобы они тоже полюбили эту прекрасную и чарующую землю — Крым.         

        Моя страница http://proza.ru/avtor/cogitosum 


Рецензии
Александр! Очень интересно читать воспоминания о детстве, о прошлом разных людей. Что-то находишь общее в этих воспоминаниях и это как будто сближает людей. Спасибо! С уважением Маргарита

Маргарита Ефимова-Дашкевич   08.01.2016 20:35     Заявить о нарушении
Маргарита, спасибо большое за приятный отклик. Всего Вам доброго!

Александр Сумзин   10.01.2016 17:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.