Две встречи

               

«Всё как раньше: в окна столовой
Бьётся мелкий метельный снег,
И сама я стала не новой,
А ко мне приходил человек.

Я спросила: «Чего же ты хочешь?
Он сказал: «Быть с тобою в аду».
Я смеялась: «Ах, напророчишь
Нам обоим, пожалуй, беду».

Но, поднявши руку сухую,
Он слегка потрогал цветы:
«Расскажи, как тебя целуют,
Расскажи, как целуешь ты».

И глаза, глядевшие тускло,
Не сводил с моего кольца.
Ни один не сдвинулся мускул
Просветлённо-злого лица».

                Анна Ахматова.
 

Первая встреча (во сне).

Лето, много солнца и всё видится в ярких насыщенных тонах. Я испытываю сильную жажду и вхожу в первое, попавшее на моём пути кафе, чтобы в прохладе выпить стакан холодной воды. Я не прохожу в зал, потому что после яркого солнца на улице почти ничего не вижу. Снимаю тёмные очки, и постепенно начинает вырисовываться картинка.

Кафе простенькое, типа столовой. Много посетителей, которые без перерыва снуют туда-сюда. Только я собралась сделать первый шаг к освободившемуся месту, как мой путь преграждает незнакомый мужчина. Он смотрит на меня хитрыми глазами и широко улыбается. Его взгляд красноречиво спрашивает: не узнаёшь?
 
Нет, я не узнаю его. Он терпеливо продолжает ждать.
 
- Извините, вы меня с кем-то перепутали, - нервно, но стараясь быть вежливой, проговорила я, облизывая пересохшие губы. Жажда уже достигла своего пика, а незнакомец задерживал меня.

Поняв, что не дождётся от меня своей узнаваемости, громко, на весь зал он произнёс:
- Я уверен, что не обознался. Таких, как ты невозможно забыть, тем более, с кем-либо перепутать. Я Будулай! Узнаёшь?

Да, я сразу узнала его, как только он произнёс имя. Вернее, это не имя, а прозвище, которым его начали звать за сходство с главным героем сериала «Цыган».
Мы когда-то работали вместе с ним в творческой мастерской архитекторов-дизайнеров. Он был моим начальником, причём очень хорошим начальником, а ещё лучшим он был дизайнером. Идеи в его умной голове так и фонтанировали.  Мне тогда было двадцать лет, ему – тридцать. Уже тогда он всем говорил, что никогда не женится, что это пережитки прошлого и что он убеждённый холостяк. Хотя в списке заядлого холостяка значился большой диапазон женщин: от восемнадцати до пятидесяти лет. Да, не удивляйтесь, у него была пожилая любовница, которая работала учительницей в младших классах. И каждая новая пассия думала, что именно ей удастся окрутить этого Будулая и женить на себе.
 
Итак, я его узнала. Он очень изменился, хотя до сих пор у него шикарные усы и борода смоляного цвета и слегка вьющиеся волосы до плеч. Загорелые, почти шоколадного цвета, лицо и руки. Он улыбается во весь рот так, что видны шикарные белоснежные искусственные зубы. На нём надета модная рубашка на выпуск и с коротким рукавом. Рубашка ярко-красного цвета и разрисована в пальмы, бананы и попугаи. Дранные белые шорты от известного дизайнера дополняют ансамбль.

Будулай так и светится счастьем и хорошим настроением. Он распахивает руки и заключает меня в свои дружеские объятия. Мне приятно. Мы некоторое время стоим обнявшись, слегка раскачиваясь из стороны в сторону. Затем он предлагает пройти к столику, за которым сидит. Мы идём, не разжимая объятия, к столику, на гладкой столешнице которого стоят только чашка чая и стакан пива.
Он предлагает мне чай, а сам пьёт пиво. Внимательно и изучающее смотрит на меня, как будто пытается узнать про меня всё за последние двадцать пять лет, что мы не виделись.
Я пью горячий, обжигающий губы, чай. Он начинает что-то вспоминать из тех, уже ушедших лет:
- Ты помнишь, я звал тебя Депутат Балтики. Ты была такая вся из себя строгая и недоступная. Всех людей делила на очень хороших и очень плохих. У тебя не было серой краски, только белая и чёрная. На работу ходила в строгом бостоновым костюме синего цвета, с гладко зачёсанными волосами, закрученными в гулю. Неприступный образ завершали очки. Я ещё тогда удивлялся: молодая девчонка, а сама себе навязала некий скучный образ и носится с ним, не замечая никого и ничего вокруг. Так и жизнь пролетит.
В это время у него зазвонил мобильный телефон. Закончив говорить по телефону, он сказал, что ему надо срочно идти, извинился и ушёл.
 
Я пила чай и думала: чья жизнь, его или моя, достойна подражания…

Вторая встреча (наяву).

Второй день ноября. Под утро плохо спалось. В душе необъяснимая тревога, которая уже несколько дней не покидает меня. Откуда эта тревога? Психологи утверждают, что осенью увеличивается связь с потусторонним миром, с умершими. Понимаю, что мне не удастся заснуть, беру в руки томик со стихами Анны Ахматовой, открываю наугад и начинаю читать:

Всю ночь не давали заснуть,
Говорили тревожно, звонко,
Кто-то ехал в далёкий путь…

Мне надо проехать две остановки до метро. В троллейбусе много народа. Все, уже с утра, с потухшими глазами и с безразличным выражением лица. Может, виной всему наступившие холода и бесконечный моросящий дождь вперемешку со снегом. Проехав одну остановку, я замечаю вошедшего пожилого мужчину в чёрной шляпе, слегка потёртой и двадцатилетней давности, и в чёрной куртке, тоже слегка потрёпанной и той же давности. Он в нерешительности остановился у прохода, окинув взглядом салон троллейбуса: куда бы сесть. Чёрная борода на половину седая. И в это самое мгновение я узнаю его: Будулай!

Он заметил освободившееся место, возле которого стояла я, подошёл, вежливо меня локотком отодвинул и сел. Выражение глаз  ничего не выражало, полный штиль на непроницаемом лице.
Мне уже на следующей остановке выходить. Что делать? Не теряя времени, я наклоняюсь к его уху и тихо спрашиваю:

- Привет. Узнаёшь?

Он медленно поворачивает голову в мою сторону, не дрогнув ни одним мускулом, сдержанно-вежливым голосом отвечает.
- Нет, не узнаю. Вам кажется, что вы меня знаете. Меня вечно с кем-то путают.

Видно, что он реально меня не узнаёт. Я начинаю волноваться, троллейбус вот-вот подъедет к моей остановке. Продолжаю с напором настаивать, хотя и тень сомнения зародилась, а вдруг и правда, обозналась:

- Да нет же, я тебя знаю.

-  Вы ошибаетесь. Я вас вижу первый раз в жизни. Повторяю, я уже привык, что меня с кем-то путают.

Тогда я выдвигаю последний аргумент:
- Будулай! Тебя случайно не с Будулаем путают?

Он всё равно не узнавал меня.
- Ну же, Будулай! Я – Депутат Балтики.
Выражение лица мгновенно изменилось. В глазах читалось удивление и восхищение одновременно.

- Ты? Ни за что не узнал бы тебя.
- Я так сильно изменилась?
- Очень. Шикарная и с ужасно красивая. У тебя короткая стрижка. А тебе идёт.
Он сделал попытку приподняться, но тут же сел обратно:
- Извини, болит спина. Проклятый радикулит замучил.

Я сделала жест рукой: мол, сиди, а он заметил на пальце обручальное кольцо.
В это время троллейбус подъехал к остановке, и мне надо выходить.
- До свидания, Будулай, - сказала я и направилась к выходу.
- Пока, - разочарованно проговорил он, и уже в спину спросил, - твой телефон остался прежним?

Я не поняла, про какой телефон он спрашивал: служебный, домашний или  мобильный, но почему-то ответила, уже стоя на ступеньках:
- Да.
 
В голове мгновенно прокрутилось, что у меня за последние годы в жизненном торнадо несколько раз менялись не только номера телефонов, но и адреса.
 
- Я как-нибудь тебе позвоню, - выдохнул он в закрывающиеся двери.

- Звони, - ответила я в уже закрытые двери.


Рецензии
Здравствуйте, Светлана!
Две встречи – во сне и наяву – и такие разные, как два противоположных полюса!..
Спасибо за интересный рассказ!
Дальнейших творческих успехов Вам!
С теплом,

Ляляжан   23.08.2015 01:05     Заявить о нарушении
Ляляжан, СПАСИБО за мнение!
С ответным теплом, Светлана.

Михай   23.08.2015 09:42   Заявить о нарушении
На это произведение написана 81 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.