Кларнетист

               
               
               

      
"Вот было время!" ("hai gidi!") – всякий раз вздыхает певец Альберт Амаданян, если речь заходит о старых временах, когда он участвовал в ансамбле виртуоза кяманчи Левона Карахана. Тот ансамбль выступал под эгидой  редакции ежедневных одночасовых армянских передач на средних волнах грузинского радио. «Увы, - сетует Альберт, - Теперь не то что ансамбль, сами передачи ушли в историю!»
   Однажды, скромно хлебосольничая у Альберта в доме и, провозглашая традиционные тосты,попивая настоящую тутовку из Армении, мы вдоволь побеседовали по душам. Он опять вспоминал свой ансамбль,и с ним азербайджанский коллектив тариста Энвера Худавердова, с которым тоже приходилось выступать в молодые годы.
   – У нас люди разучились слушать живую музыку, особенно сазандари!* – жаловался Альберт – А раньше  полно было в городе музыкантов, игравших на кяманче, таре, дудуке... Теперь молодежь и понятия не имеет о них!
 - Но неужели никого не беспокоит вопрос сохранения этой уже экзотики? Неужели отцы города не понимают, что для иностранных туристов, на которых возлагают большие надежды, такие ансамбли просто находка?!
– Видать не понимают! – нахмурился Альберт. – После смерти тариста Мукуча Казаряна пока никто еще не взялся возглавить его ансамбль "Саят Нова" и выступить на празднике «Вардатон»!
–Время, видать, беретсвое! - Вставил я – Синтезатор задушил живое исполнение.
– Не скажи! – живо возразил Альберт. – А как в Ереване?! Посмотри тамошние телепрограммы, какие молодые музыканты там выступают!.. Зачаруешься!
– А может тебе самому, Альберт, взяться вытянуть эту телегу из канавы?
– Без поддержки со стороны, без меценатов ничего не выйдет! 
– Странно, однако! Но ведь есть на Авлабаре «бина» музыкантов-восточников.
– Да где же там «есть»?! Даже своего помещения не имеют. Поэтому запал уже не тот.  Кто теперь играет с той охоткой, какая, например, была у Огоса Касьяна, царство ему небесное.  Какие только ходы не выделывал на кларнете и дудуке! И всякий раз что-нибудь новое! Любо-дорого было слушать!
– Грустные вещи говоришь, Альберт… – расстроился я.
   После небольшой паузы Альберт лукаво улыбнулся:
– Ладно, расскажу забавную историю. Но прежде ответь: что знаешь о кларнете?!
– Как «что»? – удивился я неожиданному вопросу. – Разное. Создан в Германии в XVIII веке… Незаменим в симфонических и духовых оркестрах. На нем чудесно звучит и восточная музыка. Благодаря своему тембру и получил латинское название «клара», означающее «чистый, красивый...»
– Молодец! Ну, а как  выглядит? – оживился Альберт.
– Изготавливают из черного дерева или из эбонита…
– Отлично! Можешь не продолжать! Говоришь, «из черного»?
– Или из эбонита! – подтвердил я...
                ***
     В верховьях Авлабара, жил некий Гагик. В округе знали о нем, что работает на обувной фабрике, неважно какой – «Исани» или «Модельной обуви». Главное, что, по его словам, он играл на кларнете в самодеятельном оркестре тамошнего клуба. Об этом он всем прожужжал уши, равно как и своей  старательной игрой гамм и арпеджио, ежедневно доносившейся из его окон.
   Гагик любил захаживать в клуб имени Дзержинского, где базировался милицейский духовой оркестр маэстро Желтухина – порассуждать с коллегами на профессиональные темы,о «тяжелых» и «легких»  кларнетовых тростей, или почему все кларнетисты-классики перешли на «французскую»  аппликатуру, а «восточники» упрямо держатся за «старомодную немецкую»?..
  Даже обзаведясь семьей, Гагик оставался по-детски доверчивым. Если, скажем, в разгар летнего долгожданного ливея сказать ему, что на другом берегу Куры выпал снег, он только бы воскликнул: «Ва,ты смотри!»
Такое простодушие просто несравнимо с ушлостью окружавших его коренных авлабарцев, потомков подлинных тифлисских кинто, о которых еще Константин Паустовский писал: «…полунищих, веселых и наглых.  Умеющих делать деньги "из воздуха", из анекдота, из неприличной шутки, из "ишачьего крика".
  Как-то раз Гагик заметил в трамвае дволчи Гарсевана, проживавшего неподолеку. Они не были близко знакомы, но Гагик знал, что тот отбивает ритмы в знаменитом ансамбле грузинского танца, под руководством Илико Сухишвили и Нино Рамишвили. Видно, Гарсо ехал на работу - при нем был его двол, заказной, надежно зачехленный. Как только рядом с Гарсо освободилось место, Гагик тотчас подскочил и, \широко улыбаясь,шлепнул по дволу:
– Я ваш сосед и знаю, что вы один из лучших дволчи в городе! Недаром работаете у Сухишвили-Рамишвили!
   В ответ на лестный комплимент Гарсо тоже улыбнулся. Не теряя времени, Гаргк сообщил, что  он играет на кларнете. А поскольку в сухишвилевском ансамбле вместе с гармонистами и доолчи есть и дудукисты, играющие  и на кларнете, правда, не так, на его взгляд, виртуозно, он попросил Гарсо походатайствовать о его принятии в их коллектив.
  Гарсо, как истинный авлабарец, тотчас смекнул, кого ему послала судьба и пообещал непременно  исполнить просьбу.   Обрадованный Гагик, обещал в случае положительного исхода дела, достойный магарыч.
- ни в коем случае!.. – запротестовал Гарсо. Если есть шанс помочь соседу, как же не использовать, не постараться уговорить Сухишвили-Рамишвили!..
   Едва дождавшись следующего дня, Гагик подкараулил дволчи возле его дома:
– Ну, что?..
  Один Господь знает, в ту ли секунду ответ родился у Гарсо. Только такой ответ изумил бы любого кларнетиста в мире!
– Илико сказал, – таинственно зашептал Гарсо, - что возьмет тебя, если будешь у него солистом! А кларнет непременно должен быть… белого цвета!
   Гагик только ответил: «Понял!» и тотчас  удалился, а спустя пару недель  опять дождался Гарсо возле его дома:
– Здравствуй, дорогой Гарсо! – ликовал кларнентист. – Взгляни-ка!..
Гагик раскрыл футляр, снял бархатную тряпицу и обнажил сверкающий лаковым покрытием... белый кларнет! Белый, как цельное молоко!!!
  От неожиданности Гарсо поперхнулся. Придя в себя, восторженно произнес:
– Великолепно! Представляю себе эффект будет от твоего выступления! Завтра же сообщу Сухишвили!.. Ты просто молодец… Но где ты достал такой? – искренне поинтересовался Гарсо.
– Нигде! Разобрал  клапаны и отнес корпус автомобильному маляру. Эта лучшая импортная краска!.. Потом снова собрал все как надо.
– Ну, а звук? Звук не пострадал?!
– Нет. Новый мне еще больше нравится!
  Когда настал момент сообщить Гагику «ответ» знаменитого хореографа, Гарсо выдавил из себя с  торжественно-траурным тоном:
– В бухгалтерии!.. Главбух категорически против расширить штат еще на одного духовика. Но если освоишь гармонь, дело будет решено на все 100 процентов. Еще и будут доплачивать за совмещение инструментов!
- Мне только гармони не хватало! – гордо возразил Гагик. – Сами пускай осваивают! А я духовик, и не стану растягивать туда-сюда сапог!..
    Сразу после того случая Гагик встретил на улице музыкантов популярного  армянского вокально-инструментального ансамбля:
– Я слышал ребята, у вас скоро гастроли по Армении. Никогда я там не был. Мне достаточно две-три репетиции, чтобы полностью войти в программу!
– Откуда так уверен? – расхохотались музыканты, – полгода уже вкалываем, и то пока у нас не все гладко!
– Вы что,себя со мною сравниваете? – выпятил грудь Гагик. – Еще знаменитый кларнетисты Павле Гоголадзе и дядя Лева Каламкаров восхищались моим абсолютным слухом!
– Тогда покажи свою игру! – хлопнул Гагика по плечу аккордеонист  Рубен, а за ним дудукист Сево. – Пригласи к себе, накрой стол, мы придем с инструментами,и хлеб-соль покушаем, и поиграем вместе, прорепетируем!
– Пусть так, в любое время жду вас у себя дома! – согласился Гарник.
– Тогда завтра пойди на базар, подготовься, а послезавтра приди к нам на репетицию и вместе пойдем к тебе, согласен?! – предложил Рубен и, как бы приятно предвкушая приятное пиршество, пошлепал Гагика по животу.
– Договорились! – радостно согласился Гагик.
   Как и условились,в сопровождении Гагика музыканты отправились в гости. Во  дворе, со всех окон на них направились любопытные взглядом  соседей.
Надо отметить, Гагик постарался на славу: докторская колбаса, подрумяненная картошка, сыр почти «гуда»,  скумбрия в уксусной подливе, свежая зелень… – Что еще больше нужно  простому музыканту?! К тому же вино оказалось весьма приличным. Когда выпили несколько тостов – за благополучие в этом очаге, куда гости сегодня впервые ступили ногой, за успех задуманных дел, за десницу-кормилицу, Гагик потребовал от жены открыть окно:
– А это зачем? – удивилась она, и с нею все гости.
– Пусть и соседи послушают, не жалко! – благодушно заявил он.
Затем, словно священнодействуя, стал собирать части своего белоснежного инструмента. В последнюю очередь,сняв с мундштука колпачок, поправил трость, смачно  облизал, проверил звучание, издав при этом множество петухов-киксов. Наконец, полилась игра - набор всяких вообразимых и невообразимых армянских и турецких, грузинских и русских, индийских и арабских, еврейских и китайских, восточных и западных, северных и  южных ладов и отрывков разных мелодий. Моментами казалось, что Гагик решил организовать всем некую  музыкальную викторину «угадай мелодию».
Когда он, в конце концов, закончил играть и победно накрыл трость колпачком, все разинули рты, не зная, что и сказать.
– Ах, Гагик-джан, а ты не смог бы нам сыграть песню Саят-Новы "Тамам ашхар птут экав" или «Дун эн глхен»? – робко спросил дудукист Сево, – а я тебе «дам»3 буду поддерживать...
– Я же как раз и играл вам «Дун эн глхен!..» – очень удивился Гагик тому, что никто не сумел отгадать такого простого вопроса из его викторины.
– Тогда, я думаю, сшитые тобою туфли у вас на обувной фабрике должны быть не хуже твоего «Дун эн глхен!» - воскликнул аккордеонист Рубен, - а мы так мастерски играть, как ты, не умеем!
Остальные гости только дружно закивали.
                26 июля 2010, Тбилиси
                26 июля 2010, Тбилиси.

___________
* Ансамбль восточных инструментов.
1. Традиционный праздник роз «Вардатон», организуемы в последнее воскресенье мая, посвященный Саят-Нове, у его могилы во дворе церкви «Сурб-Геворг».
2. Околоток –  от грузинского «Убани», по армянски - "тах".
3. Дам – басовый тон мелодии.


Рецензии
Здравствуйте, уважаемый Артэм! Я никогда не бывала в тех краях, что Вы описываете, но читая, будто прошлась по узким улочкам, вымощенным булыжником, жмурилась от яркого солнца до улыбки и наслаждалась бурлящими переборами, что складываются в ноты и льются душевной мелодией из кларнета.
Благодарю Вас за виртуальное путешествие.
С теплом,
Наталья.

Наталья Храмова   15.09.2017 21:10     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.