Кипящий котел

Кипящий котел

Проснулись заводные птицы. И всей своей  стаей, с ужасным металлическим клекотом, принялись буднично уничтожать самые сладкие, такие зефирно-нежные утренние сны.

 Электрик со стажем Небоян-Дратва тоже проснулся от противного дребезга будильника. Голова сильно болела после вчерашнего… Стараясь не усугублять обстановку в семье, он быстро оделся и не завтракая, привычным полугалопом поскакал на завод.

В их ремонтном цехе активно обсуждалось вчерашнее „ЧП“. Как слесарь Разгуляй-Полено повздорил со своим товарищем по бригаде Раскудык-Корытом. И, как пишут в милицейских протоколах: „После совместного распития спиртных напитков“,  он не нашел необходимых аргументов в их жарком споре, кроме столового ножа!
Ухватив его, как последний довод слесаря, Разгуляй-Полено принялся с разбойничьими криками и молодецким посвистом гоняться за своим коллегой. Благо места хватало и они свободно бегали по периметру корпуса, как спортсмены на стадионе, только как-то целеустремленней.

Трезвая общественность все же накопилась до своей критической массы и, разом взорвавшись, общими усилиями остановила нетрезвого буяна и вытолкала его за проходную.  Впрочем, такое происшествие было и не таким уж чрезвычайным в их дружном трудовом коллективе.

Разговор вскоре вернулся к основной, извечной теме – где ж достать столь необходимое зелье? Но все лечебные планы перечеркнуло появление цехового механика Кердыка-Вилы. Который решительно покончил с возникшими дебатами и отправил болезных по своим рабочим местам.

Небоян-Дратва, вместе со своими друзьями Оклад-Канавой и Раздрай-Шкворнем, поплелся во вверенный им гальванический цех, где предстояла весьма ответственная и опасная операция по подаче промышленного напряжения.
Дело в том, что местные рационализаторы заменили в гальванических ваннах вредные цианиды на обычную серную кислоту. Для обезжиривания деталей. Но и кислота оказалась не паинькой! Первым делом она сожрала металлические вентиляционные трубы! Когда вытяжная вентиляция перестала существовать, кислота с аппетитом принялась хавать и остальное оборудование.
 
Поэтому в цехе, под потолком, постоянно висела злая, сизая туча, регулярно справлявшая свою малую нужду кислотными дождями. Кислота обильно оседала везде и конечно же между фазами главного рубильника! При утренней подаче напряжения очень часто происходили короткие замыкания! Учитывая большую мощность гальванических ванн, то грохота и искр хватало! Поэтому включение производилось с особой осторожностью, из за угла и при помощи специально разработанного устройства – двухметровой палки с рогами на конце!
Так что туча возникла в полном комплекте: с громом, с молнией и последующими осадками.

В этот раз все обошлось без жертв. Чтобы убедиться в работоспособности оборудования Небоян-Дратва вместе с товарищами покатил робот-оператор к ванне цинкования. Опустил рамку с подвесками и увидев в ней противное бурление с разноцветными пузырями и обильной пеной, он уже собрался спокойно вздохнуть. Но не успел, подьеденное ржавчиной ограждение треснуло и электрик, нецензурно матерясь, полетел в распахнутую настежь темноту… рядом стоящей ванны.

На какое то время Небоян-Дратва потерял сознание, а когда пришел в себя, то увидел неких крылатых и рогатых  начальников! Перед ними прямо в воздухе крутились живые картинки  всей его непутевой жизни.
„Ну, а этого то куда!“ – рассматривая их и неодобрительно качая головой, спросил один, солидный с густой белой бородой. Сразу видно - председатель.
„Куда, куда! В Ад конечно! В общий котел! На общих основаниях!“ – прорычал некто черный и, развернув электрика, дал ему знатного пинка своим копытом!

„Без всякой волокиты! Оперативно-то как работают!“ – завистливо промелькнуло в голове Небоян-Дратвы. Но полетел он почему-то не вниз, как положено по законам притяжения, а куда-то вверх! И только полностью открыв глаза, увидел своих  обеспокоенных корешей, которые суетливо вытаскивали его из ванны.

„Ну ты напугал, прям щучкой нырнул. Хорошо еще, что пустая оказалась, а то бы утонул на родном производстве! Представляешь! Висела бы на ванне хромированная табличка с надписью - „Здесь геройски погиб, как Чапай…“ – словоохотливо гутарил Оклад-Канава.

Потирая сильно ушибленное место, электрик пришел к твердой мысли о необходимости экстренного лечения. И спустя полчаса, взятый взаймы спирт уже разливался живительным теплом по всему истосковавшемуся организму.

Согревшись, организм широко распахнул все ставни своей души.  Потянуло поговорить о чем-то светлом и вечном, но начали, как было принято - с производственных тем.

„А это правда, что при французских специалистах роботы сами двигались и уже готовые детали на выход приносили?“ – зачем-то, видно для прогона обязательной программы,  спросил Раздрай-Шкворень.

 „Да, брехня полная и ненаучная фантастика! Ну, ты посуди сам, если гальваники сами не знают какой раствор в какую ванну и когда нальют! А глупой железке с мотором где ж во всем этом разобраться!“– на корню пресек низкопоклонство перед коварным Западом Небоян-Дратва.

И, не торопясь, за разговорами электрики инстинктивно потянулись к себе, как перелетные птицы весной на Родину!
В их каптерке опять царило необычное оживление. Это из заводского общежития с нарочным притаранили записку от Раскудык-Корыта. В ней он требовал прислать автобус „Икарус“ с вооруженными бойцами вневедомственной охраны для обеспечения его личной безопасности! Чтобы он мог спокойно добраться до своего рабочего места.

Записка поплыла по рукам, как по реке, средь волн беззлобного смеха, и наконец,  до дрейфовала до своего законного адресата – механика корпуса!

Он почему-то стал торопливо одеваться. Зачем-то ему лично захотелось оценить состояние здоровья своего подчиненного.
За время отсутствия начальства работники совершили выгодный бартер с ребятами из сборочных цехов. Обменяв дефицитные подшипники на ароматный „Коктейль Елочка“. И уже второй вихрь благодатного огня снисходил по трепещущим сосудам в обстановке полного взаимного уважения!

Вернувшийся механик принес недобрую весть о том, что их слесарь Раскудык-Корыто был еще утром скручен вызванными санитарами и увезен в специальную больницу для душевно-больных.

„Надо бы проведать нашего товарища, а орлы и соколы?! Есть добровольцы! – подытожил звонким призывом свою краткую речь механик.

„А деньги на торт, как полагается в таких случаях, выделите?“ – по комсомольски откликнулся, легкий на ноги, Небоян-Дратва. И после того, как он захрустел новенькой трешкой, к нему, с большой охотой, примкнули его верные кореша-электрики.

Вскоре ударная тройка убыла совершать гуманный акт милосердия. По дороге в больницу "гуманисты" посетили магазин и запаслись подарком, в виде двух поллитровок.

На месте, особая тройка была сильно озадачена тем, что больница была щедро разбросана по довольно большой территории и состояла из нескольких десятков разногабаритных зданий.
„Как народ-то на голову расхворался“ – бормотали они, слепыми щенками тыкаясь от одного здания к другому и только гремевшие в авоське градусы еще поддерживали на глазах затухающие пламя энтузиазма.

„А ну стоять! Почему без санитара! Всем руки вверх!“ – услышали они грозные команды и сильно струхнули. Но страх оказался ложным. Это был их же товарищ по производству – наладчик Вразнос-Умляут. Который, как выяснилось после бурных сцен радости, тайком здесь шабашил - починяя всякие там рентгеновские аппараты и прочую лечебную дребедень.
После дружеского распития, наладчик сразу же проникся всей серьезностью их миссии. И сам, добровольно, вызвался на роль бывалого проводника.
 
Опять согревшись и укрепив свои ряды надежным  Сусаниным, миссионеры, на уже ватных ногах, двинулись дальше.

„Больно не шуметь и не дай Бог пробовать ругаться и качать права! Так как видимой грани между психически больным и совершенно здоровым человеком практически нет! И абсолютно каждый может здесь задержаться на неопределенный срок! Конечно есть маньяки и сумасшедшие, но основной массе здешних обитателей просто не повезло. Ибо им пришлось поругаться - либо с начальством, либо с вредными соседями! Кто-то просто громко жаловался на жизнь и отсутствие в ней колбасы и порядка, а кто-то, не к ночи, поминал Хельсинские соглашения!

В этом заключен глубокий воспитательный смысл, чтоб за оградой твердо усвоили, что каждый может получить здесь свое законное койко-место!“ – Тщательно инструктировал товарищей опытный проводник.

И Сусанин не подвел, местность действительно была ему известна, а знакомство с санитарками позволило беспрепятственно достигнуть конечной точки их маршрута.

 Найдя слесаря Раскудык-Корыто уныло сидящим на своей койке, они первым делом поправили ему одной, другой сотней граммов  настроение. И уже подобревший слесарь, со смехом,  рассказывал, как пришел после вечерней смены в общежитие и все не мог уснуть! И тут его озарило: ведь соседки, живущие за стенкой, работают в сборочных цехах и конечно же там украли электронную плату от телефонной станции и с ее помощью, очень даже запросто, ловят и читают все его мысли!
Он в туалет, а они знают, что он там! Он под койку, а им уже все точно известно. И вся эта информация своевременно поступает  отпетому бандиту Разгуляй-Полену. Который несомненно его бы без проблем отыскал и на месте зарезал!
„Вот и пришлось мне записку писать, чтоб охрану прислали!“ –  смеясь, передавал жуткие детали слесарь.

Позвали на ужин. Раскудык-Корыто с грустью посмотрел на пустую бутылку и не прощаясь, просто растворился в потоке торопящихся в столовую пациентов.
С чувством исполненного долга,  разомлевшая в тепле четверка побрела к выходу.  Расходиться не хотелось и близлежащая пивная гостеприимно приютила заводчан.

 „Мог бы и Раскудык-Корыто быть сейчас в наших, нестойких рядах. Если б не требовал персонального „Икаруса“ и прочей ненужной роскоши! Скромность и еще раз скромность - вот наше кредо!“ – подводил итог кто-то из электриков.

Помолчали… Глядя на активно бурлящую пену кружек и висевшее над головами сизое облако из смеси дыма от папирос и перегара, Небоян-Дратва вспомнил, что все это уже созерцал сегодня и пересказал свое видение изрядно захмелевшим товарищам.

„Да, там даже будущее было! Один наш комсекретарь свой банк, прям перед нашим, родным заводом взгромоздит! А в сборочном цехе пиво официантки разливали и разносили... И вообще завод как бы не работает...“
„Он и сейчас не работает! В этом и есть большая военная хитрость! Империалисты всех мастей выдумали разные умные бомбы! Вот такая прилетит с заданием разбомбить завод. Покружит, покружит... Задумается! Вроде труба дымит! Вроде станки гудят, а продукции нет! И улетит к себе на консультации! И наделает там делов, что мало никому не покажется!
 Да и как это Сиракуз-Бухло свой банк построил?!“ – заинтерисовался Вразнос-Умляут - „Может, все же, горком?!“

„Нет! Не Сиракуз-Бухло, а кто-то, кто придет после него и точно будет не горком, там даже вывески никакой нет! Может коммунизм все же наступит и горкомы станут вообще не нужны!“- защищался как мог электрик.

„Ага, а банки будут нужны, чтоб трудящиеся могли централизованно сдавать свои, уже совсем ненужные, кровные рубли и прочие сбережения!“ – едко язвил наладчик. Но после затяжной паузы, достал мятую пятерку – „Рраз так, то хочу заранее избавиться от ненужных денег и немедленно выпить за наше извилистое будущее!“

Его слова потонули во внезапно забившем гейзере радости!  Барахтаясь в его бурных разливах Оклад-Канава по собачьи поплыл в вино-водочный магазин.

Небоян-Дратва, чувствуя свою вескую причастность к столь внезапно возникшему празднику жизни, успел крикнуть тому вслед – „Кильку! Кильку там пожирней на закусь-то выбирай и плавленный сырок смотри, чтоб без плесени!“

Потом, ощущая рост внутреннего счастья, произнес –„Хорошооо то как!!!“ И, глянув на пенящуюся кружку и потирая все еще болевшее место, добавил  – „А меня в Ад хотели послать, да ошиблись видно!“


Рецензии
Прекрасный рассказ, Владимир. Отлично написано и легко читается. То, что в каждой рюмке сидит чёрт, всем известно, остальное зависит уже только от человека. Спасибо за улыбку.

С уважением, Андрей.

Андрей Штин   31.05.2018 10:57     Заявить о нарушении
Большое спасибо за теплые слова! Рад, что Вам понравился!

Владимир Мельников-Гесс   31.05.2018 11:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.