***

   
"Дама сдавала багаж — диван, чемодан, саквояж. Корзину, картину, картонку — и маленькую собачонку".. Ха — Канары! Да в моем воображении это название всегда представлялось в виде толпы оголенных голливудских красоток, щеголяющих в весьма откровенных бикини, и с непременнейшим экзотическим коктейлем в руках. Но чтобы я — и там? Воображение отчаянно буксовало на месте, а подруга продолжала сыпать убедительными аргументами в пользу поездки.
"Теее — неее — риии — феее ". Звучало так заманчиво и экзотично, что мой разум явно начинал проигрывать схватку нарастающему любопытству. А память, с оскорбленным достоинством, не преминула напомнить, что если и есть, что вспоминать, так только отдых в Юрмале и пару вылазок в летний Вентспилс. Наверное все это сыграло свою роль, потому, что я — вполне здравосмыслящий человек, или хотя бы только с виду — вдруг согласилась. Дикарем! На Канары! На две недели!
Подруга взяла на себя организационые вопросы этой авантюры. А мне в сборах услужливо взялись помогать мой прагматизм и скептицизм. Тут же нашлись кучи историй, ярко и красочно живописующих злоключения незадачливых туристов. И оставалось только слабо утешаться, что если и суждено вдруг стать доморощенным Робинзоном, то по крайней мере в компании своих же друзей — бедолаг.
К моменту вылета мой чемодан являл миру эталон перечня предметов, способных помочь в любой жизненной ситуации. Его протесты в виде нежелания закрываться — мы усмиряли втроем. Аптечка была собрана по точно такому же принципу. В аэропорту меня очень интересовало — какими мерами здесь борются с террористами и хотелось сверить физиономию капитана по теории Ламброзо. Друзья посчитали это лишним, а тут ровно и успокоительно заработали турбины самолета — и пришлось смириться с действительностью.
                "…Я к вам пришел навеки поселиться…"
                Васисуалий Лоханкин. "Золотой теленок."Ильф и Петров.

Именно эта мысль плотно поселилась у меня в сознании. Экзотичность и необычность тут же подхватили меня под руки, и  отправили в двухнедельную экскурсию  по стране удивления. Ну не готовили меня морально к встрече с почти двухметровыми кактусами. Так же как и к прогулке над задумчивыми облаками. Ты стоишь высоко в горах, а они рассеянно проплывают у тебя где-то в ногах.
Плавать в открытом океане, оказывается, можно часами, ни разу при этом не вспомнив фильм "Челюсти". Просто медленно колышешься на надувном матрасе и отвлеченно наблюдаешь над некоей рыбной живностью, промышляющей прямо под тобой, в изумительно чистой воде.
Местная кухня сразу и безоговорочно победила мои представления о разумном и воздержанном питании. Стоит только пропеть: "ооо! Паэлья", — и понятие "диета" само собой растворяется на задворках сознания. Гостеприимство местного населения и обслуживающего персонала покоряла своей искренностью. Оглянуться не успела как с горечью успела нажаловаться хозяину местного заведения на полное отстуствие сиесты у себя в стране.
Вечером, выходя на балкон — тебе желает спокойного сна желтая луна, кутаясь в иссиня черную бахрому ночи. Засыпаешь под журчание водопада у себя под окном. А утром — скользишь взглядом на  дующихся в углу чемодан и аптечку, обиженных своей полной ненадобностью, а проходя мимо зеркала -  натыкаешься взглядом  на вполне голливудскую красотку. Правда без коктейля, но ничего — и так сойдет. В общем рай, в моем представлении, стал принимать вполне четкие и явные формы.
Как и все хорошее, моя идиллия подошла концу. Столько всего осталось в памяти — незабываемый парк орлов — кусочек  дикой природы посреди голого горного склона. А посещение Лоро-парка? Это чудо-смесь из ботанического сада, зоопарка и океанариума. Чувствуешь себя, как Золушка, моментально попавшая в сказку. Вся волшебная атрибутика для чудесных превращений — прямо под рукой. Хотя лично я бы остановилась на пингвинах — вот кто  смог сразу и безоговорочно понравиться. Немного досадно было, что рядом не оказалось финансово подходящего принца с нужным размером обуви, но эту деталь пришлось со вздохом опустить.
Если бы за каждую положительную эмоцию мысленно можно ставить восклицательный знак, то все две недели я прожила в джунглях пунктуации. Прощайте Канары — прекрасная страна с бело-золотистыми косами пляжей. С глазами — теплыми и изумрудными, как вода океана.  И с гостеприимной улыбкой — от общения с персоналом и местными жителями.
Кто сказал, что с отдыхом надо прощаться надолго? Кто-то из моих подруг мило болтал о предстоящей поездке в далекую страну. "Тааа — ииил — аааанд" — не правда ли звучит так заманчиво и экзотично? До осени еще есть время подготовиться, вот только надо вспомнить, кто же именно упоминал то? Завтра с утра обзвоню всех, потому, что…


Рецензии