Капитан цур зее

Сквозь приоткрытую дверь своей каюты, я вижу, что дядюшка Людвиг вновь, в который раз, подходит к зеркалу, что на стене кают-компании, и любуется собой. Не зная, что за ним наблюдают, он принимает перед зеркалом величественные позы, поглаживает витые золотые шнурки на погонах и все никак не насмотрится на себя, любимого, в форменной одежде корветтен капитана  Космического объединенного флота.
 Я его понимаю, ибо превращение из владельца крошечной мастерской по ремонту глайдеров, где было всего двое сотрудников: он и я, ваш покорный слуга, в военного, да, еще такого ранга, произошло, по любым меркам, стремительно.
И кто тут «виновник», чей приоритет в том, что все так сказочным образом преобразило нашу жизнь, сообразить трудно.Доннер веттер! Лично я считаю, что заслуга в этом моя. Что бы все мы делали, если бы не выданная мной идея? И все что я сделал? Возможно, что нас и в живых бы уже не было.
 Дядюшка Людвиг, я знаю это,  придерживается другой точки зрения – это его заслуга, ибо не будь у него дочери, красавицы Хельги, неизвестно, как бы повернулось дело. Ведь даже при благоприятном исходе, если бы нас тогда спасли, пришлось бы  всем просидеть в тюрьме энное количество лет, за нарушение законов. А их мы нарушили столько, что страшно сказать.
 Кроме того, дядюшка Людвиг, простите, забылся, корветтен капитан, Людвиг Вебер, считает, что если бы не его проект «Новая Бавария», вообще бы сидели мы на Земле и прозябали в нищете.
Вот в этом я с ним согласен. Если бы я не поддался на его авантюру, то точно бы уже просил на Земле милостыню.
 Зато сейчас! Я в чине капитана цур зее, капитана первого ранга…Матерь Божья, самому не верится!
Я так думаю, что вы ничего не понимаете из того, что я рассказываю…Если быть честным до конца, я сам что-то плохо соображаю, как все это случилось, но попробую с начала.
Итак! Пустыня. Дорога на Оклахома Сити. Над ней стремительными вихрями проносятся в обе стороны глайдеры. Редко бывает, что у какой-то случится поломка, и тогда глайдер приземлится у нашей мастерской.
 Хозяин, дядюшка Людвиг, немец. Его предки, лет двести пятьдесят тому назад переселились в Америку, но начиная с тех, кто высадился на берег этой страны, заканчивая дядюшкой Людвигом, так и не признали ее родиной, мечтал только о своей Баварии. Дядюшка Людвиг, кстати, был там всего один раз в своей жизни.
Однако вернуться на историческую родину мешали множество обстоятельств, в числе которых были, разумеется, деньги, которых у дядюшки было не густо, ибо мастерская приносила незначительный доход.
 Кроме того, Бавария жутко заселена, и найти приемлемый уголок для проживания было большой проблемой.
 Тем не менее, вся немецкая колония нашего штата, хоть и были они гражданами США и чтили законы страны, придерживались своего древнего жизненного уклада. Жены колонистов свято исполняли завещанное предками: kirxen, kinder, kuxne.
Браки заключались только среди немецкой колонии, чужих в свои ряды не допускали. Вот так и жили. Вроде бы и свои, американцы, а на поверку выходило, что как были немцами, так и остались.
Наверное, единственным американцем, которого они привечали, был я. Ну, тут уж ничего не сделаешь.
 Был я непревзойденным мастером по глайдерам и всему, что движется. А самое главное - идти мне было некуда. Был я гол, как сокол, ни семьи, ни жилья, ни вещей. Это долго рассказывать, просто мне в жизни не повезло.
Так, случайно, я прибился к дядюшке Людвигу и стал почти своим. Дядюшка не раз намекал поискать в моей родословной немецкие корни, тогда бы все было замечательно. Но до этого, как-то руки не доходили.
Теперь я должен рассказать о двух событиях, которые позже существенно изменили нашу судьбу. Началось с того, что дядюшка Людвиг, где-то услышал, или прочитал, что недавно открыта планета Лорелей,  практически схожая  с Землей. Но вопрос ее колонизации завяз пока на бюрократических столах.
В дядюшку Людвига вселился бес. У него в голове возник проект «Новая Бавария». Оставляя мастерскую на меня, дядюшка объезжал всех немцев в округе, уговаривая переселится на Лорелей и основать там  свое государство, где никто не будет мешать им жить, так как они привыкли. Его неутомимая деятельность стала приносить плоды. На жизнь вне Земли согласились около сотни его сородичей. Они собрали совместный капитал для переселения и потихоньку стали готовиться к этому событию.
 Вся закавыка заключалась в том, что улететь с Земли было не так просто. Мало того, что необходимо было заплатить за каждого человека, включая младенца, неимоверный налог, Земля выпускала осваивать новые колонии только тех, кто имел при себе необходимый перечень инструментов и материалов (вплоть до количества гвоздей и шурупов), стратегический, долгосрочный запас провианта и воды, одежды и обуви…
Это для того, чтобы колонисты потом не клянчили помощи у матери Земли. А кроме этого всякие денежные поборы: таможенные, пограничные…Всего не упомнишь. И аренда рейса звездолета обходилась не в копеечку. Гораздо серьезнее. Так что отваживались на такое, люди очень, даже более сказать, очень-очень богатые.
Надеялся ли дядюшка Людвиг собрать на все совместно необходимые денежные суммы – не знаю. У меня закралось только одно подозрение – переселенцы хотят покинуть Землю нелегально, контрабандным путем. А за такие штуки, в случае неудачи, полагались до-ол-гие годы тюрьмы. Так-то вот! Но бывало - некоторые смельчаки рисковали, бывало, что и выигрывали. Думать было над чем.
Пока дядюшка Людвиг носился со своей безумной идеей, произошло следующее событие, которое потом так же очень сильно повлияет на всю судьбу колонистов. А дело было так. Дело шло к вечеру. Я сидел около мастерской, покуривал сигарету и смотрел, как солнце собирается провалиться за край горизонта. Старое оно Солнце-то, ему тоже спать хочется. И вот в этот момент, я увидел белый роскошный глайдер, класса «Торнадо», который приближался к нашей развалюхе мастерской.
Летел он сильно накренившись на один бок, да так, что я издалека мог поставить диагноз, у глайдера «полетела» вертикальная  развертка, перекосило раму, заклинило гравитаторы правого бока. Судя по всему мне предстояла работа. Это хорошо, а то мы уже подъедали последние деньги. Этот же клиент, судя по глайдеру, был богатеньким.
Глайдер плюхнулся напротив меня. Белая дверца поехала вверх, словно у машины выросло одно ухо и из него выбрался…Мать честная! Такое я видел первый раз в своей жизни. Адмирал Космического объединенного флота в полном параде!!!! Убиться можно!
-Эй, парень! – окликнул он меня. – Ты тут хозяин?
-Нет, я не хозяин. Его нет. В отъезде. Я механик. А у вас я вижу проблемы?
-Ну, да! Починить сможешь? Я тороплюсь!
-Починить смогу. Перечинивать не придется. Только…быстро не получится!
-А если быстро?
-Сэр! Если быстро, то цена о-очень сильно подрастает. Не всем это по душе, простите, сэр, не всем по карману.
-Давай чини! Заплачу сколько скажешь, вымогатель! – засмеялся адмирал.
Только тут я разглядел, что адмирал еще довольно молод, с добродушной физиономией, на которой ясно было написано - он отлично знает, что требует  ремонта и сколько это стоит.
 -Что тут происходит? – раздался мелодичный женский голос. Даже не поворачиваясь, я понял, что из дома вышла Хельга, дочь хозяина. Я не смотрел на нее, ибо мне было интереснее смотреть в этот момент на адмирала. Его охватил столбняк. Ну, мне не впервой видеть такую картину, когда на глаза мужчинам попадает Хельга. Сказать, что она была красива – ничего не сказать. Одни белокурые волосы до пояса чего стоили, не  говоря про все остальное. Ну не буду же я вам ее описывать – это увидеть надо. Лично у меня, с давних пор,  на женщин полное безразличие – спасибо моей единственной и последней супруге, так что на Хельгу я мог смотреть спокойно, как на картину в выставочном зале. А вот адмирал оказался слабак.
По-моему, появление Хельги его даже контузило слегка.
Я объяснил, что у клиента неприятности с глайдером, а он торопится.
-Займитесь машиной, Сэм! – бросила она мне.  – А Вас, сэр, прошу в дом на чашку чая.
И они ушли.
 Ремонт? Пустяки. Я снял рубашку и…Пятнадцать минут ушло на замену развертки и гравитаторов. Я вывел машину на улицу, приземлил ее, выключил двигатели и снова уселся на скамейку, закурив очередную сигарету. Прошло не меньше часа, прежде чем адмирал и Хельга закончили чаепитие. Выкурить за это время я умудрился не меньше половины пачки. «Торопится он, видите ли!» - бурчал я, закуривая очередную сигарету.
-Всё готово, сэр! – отрапортовал я адмиралу.
-А ты, никак, из наших? – спросил адмирал, указывая на татуировку на моем плече – огненную комету несущуюся к звезде.
-Да, сэр! Служил ….когда-то!
Адмирал сунул мне пачку денег, и я, чтобы не мешать его прощанию с Хельгой, удалился в мастерскую. Пересчитав деньги, я понял, что адмирал заплатил столько, сколько бы стоил ремонт пяти глайдеров. Я аккуратно отделил от суммы свой процент, иначе потом у дядюшки Людвига его получить было бы затруднительно. Выйдя на улицу я увидел, что они, адмирал и Хельга, всё в той же позиции, никак не расстанутся.
То, что адмирал запал на Хельгу, было видно невооруженным взглядом. Ох, уж эти флотские…По себе знаю – влюбчивы до предела! Великий Космос! Таким и я был. До определенного момента своей жизни.
Но Хельга! Хельга, черт меня дери! Я еще никогда не видел у нее таких сияющих глаз и раскрасневшегося лица. Кажется и она втюрилась в адмирала по уши. И то сказать, раз у него не было на пальце обручального кольца – жених завидный. То, что не дурак, на лице написано, красавцем не назовешь, но что-то в нем было такое, что притягивало. Будь я на месте Хельги, такой шанс бы не упустил.
Жаль только, что все старания напрасны. Дядюшка Людвиг скорее умрет, чем даст «добро» на брак своей дочери-немки с американцем.
Наконец адмирал поцеловал руку Хельге, и она закрывая покрасневшее лицо, убежала в дом. Адмирал задумчиво смотрел ей вслед. А я смотрел на него и курил очередную сигарету.
Адмирал потряс головой, словно отгоняя наваждение и огляделся.
-Как ваше имя, матрос? – спросил меня адмирал.
-Осмелюсь поправить Вас, сэр! Не матрос, а гросс-матрос, бывший второй помощник пилота линкора «Канзас»
-Помню, помню! Героическая была посудина! Имя?
-Сэм Уитли, сэр!
-Послушай, матрос! У меня к тебе разговор, как у флотского с флотским. Мне нужна твоя помощь!
Далее я опускаю этот эпизод. Рассказывать долго, да и выразить можно все двумя словами. На предложение, а скорее просьбу, адмирала, я согласился. Звали его, как героя старинных фронтиров на Дальний Запад – Джон Уэйн.
Чтобы флотский не помог другому флотскому  -  скорее Земля пополам расколется, побей меня дождь метеорный! Мы обо всем договорились и адмирал умчался на своем белом красавце.
А через полчаса приехал с очередного митинга дядюшка Людвиг, рассеянно получил от меня деньги и отправился в дом. Вот собственно и весь второй эпизод. Как он потом повлияет на все, узнаете – наберитесь терпения.
С этого дня, как только дядюшка Людвиг исчезал по своим делам, или Хельга собиралась поехать в соседний городок за продуктами, я немедленно доставал оставленный мне адмиралом видеофон, и говорил несколько слов. Где он и Хельга встречались, как встречались  - было не мое дело. Однако, взобравшись на крышу мастерской, глядя в биноктар, я почти всегда видел за поворотом дороги белый «Торнадо» адмирала. Интересно, как адмирал совмещал эти визиты со службой?
 Разумеется и Хельга была там. Я только улыбался глядя на все это…Эх, молодые! Любовь! Это хорошо. Знать бы только наперед, что семейная жизнь это нечто совсем иное…
Но…как поется в какой-то песенке: «Всему конец приходит!». Однажды вечером, дядюшка Людвиг угощал меня настоящим немецким пивом. Мы сидели вдвоем и вдруг дядюшка Людвиг бухнул: - У нас все готово, Сэм! Мы отбываем через три дня. Ты с нами?
-Дядюшка Людвиг! Признаюсь, я привязался к Вам. Но… Я предпочитаю Землю. Да и, самое главное, я не немец! Быть белой вороной в чужой стае – занятие не по мне.
-Сэм! Это всё ерунда! Главное в том, что ты мне нужен. Неужели после стольких лет проведенных вместе, испытывавших одинаково нужду и холод, ты бросишь меня?
Разговор был долгим. Чтобы не утомлять тебя, читатель, доложу, что я сказал «да». Дядюшка Людвиг, если понадобится, мертвого уговорит.
Назавтра, приехали рабочие, которые стали разбирать оборудование нашей мастерской, поскольку Дядюшка Людвиг все решил забрать с собой.
И…Этот чертов адмирал…! У меня слов нет! Ну, хотя бы спросил у меня в начале, видеофон для чего? Так нет же!
 Тормозит у нашего домика белоснежный «Торнадо», приземляется. Из него во всем параде, в белоснежной форме адмирала, выходит Джон Уэйн с огромным букетом живых роз в руках. А дядюшка Вебер, стоит на крыльце, глядит на это чудо и пощелкивает на груди подтяжками.
-Мистер Людвиг Вебер, сэр! Я адмирал объединенного космического флота Джон Уэйн. Коленопреклоненно прошу руки Вашей дочери Хельги. Мы любим друг друга. Благословите наш брак! (И опускается на одно колено перед дядюшкой!!!! Все кто это видел, вылупили глаза!)
Знаете, что я вам скажу? Любовь отрицательно действует на умственные способности. По себе знаю. Иначе не попал бы в свое время в такую дурость!!!!! Но этот-то, этот! Ну, хоть у меня спросил бы совета!  А я бы посоветовал ему, раз дело такое, сажай Хельгу в свой «Торнадо», мчись в ближайший городок, где есть католический священник, заплати ему   любые деньги, чтобы он вас обвенчал – и дело с концом. Бог с ним с пышным венчанием и прочей ерундой! Дядюшке ничего бы не оставалось, как кусать локти!!! А теперь что?
Вам приходилось слышать, как ревет этот…..тиранозавр? Мне не приходилось. А теперь пришлось услышать. Дядюшка Вебер топал ногами, орал, как бешеный, повторяя, что никогда не породнится с американцем, рявкнул на выбежавшую Хельгу так, что ее унесло ветром. Затем малость успокоившись он величавым жестом показал адмиралу, что тот должен убраться. Бедный Джон Уэйн! Он весь сник, даже пышные розы в букете завяли от воплей дядюшки!!!! Сел в свой глайдер и уехал. Тишина стояла такая, что можно было услышать пролетевшую муху. Только из дома рвались рыдания Хельги. Ай, адмирал, что же ты наделал…?
Вспомни черта, а он тут как тут!!! В эту минуту раздался звонок моего видеофона. Я достал его, но не успел сказать ни одного слова. Дядюшка выхватил видеофон – он ведь знал, что его у меня никогда не было ( благо звонить некому!), взглянул на экран….а там  физиономия адмирала! Что ждало этот видеофон? Правильно! Через секунду он представлял из себя жалкое месиво из электроники. Мне дядюшка ничего не сказал, только взглянул недобро и показал кулак.
Что происходило дальше я опускаю. Все это не интересно. Куда-то увозились вещи, но дядюшка Людвиг не спускал глаз с меня и лежавшей, словно мертвая, Хельги. Адмирал больше не появлялся. Напрасно я, украдкой, смотрел за поворот дороги.  Однажды вечером, мы погрузились в старенький глайдер дядюшки Людвига и в темноте помчались куда-то. Ехали довольно долго. Всю дорогу Хельга плакала, пришлось украдкой гладить ее по руке и успокаивать. Наконец, мы прибыли на место. Я взглянул на звездолет, вероятно купленный на барахолке, и присвистнул. Самые мрачные мои предположения оправдались. Внутренний осмотр показал, что, если эта посудина и выдержит рейс, то только один, потом развалится. Это в лучшем случае. В худшем, мы нырнем в ней в подпространство и не выйдем из него никогда. Бывали такие случаи. Не редкость.
 Но отступать было поздно. Все загрузились в корабль, кое-как разместились, а был это обычный контейнеровоз, потому удобств особых не было. Дядюшка Людвиг представил всем будущим колонистам пилота, какого-то Майера, летавшего когда-то на каботажниках, и сказал, что все будет хорошо.
Надо сказать, что Хельга сделала попытку сбежать. Но ее тут же схватили два громилы, приставленные к ней, дядюшкой Людвигом. Finita!
Сделали они все, конечно, хитро. Видимо кто-то консультировал. Если звездолет уходит в подпространство прямо с земли – остается серьезная воронка. А тут вокруг горы, одной меньше, другой больше - кто разберет?
По словам дядюшки, все настроено так, что вынырнем мы из подпространства, прямо на орбите Лорелея.
Майер сказал: «Приготовиться!» и дернул рычаг старта. Как всегда, вспомнив службу на «Канзасе», я испытал это странное чувство, когда понимаешь, что распадаешься на молекулы. Соберутся ли они в меня вновь или нет, кто знает?
Расчет показывал, что подобное наше пребывание в молекулярном виде, продлится не более часа. Видимо, час прошел, поскольку я стал себя ощущать вновь. У остальных этот процесс проходил труднее. Они ежились и чертыхались.
Майер включил обзорные экраны и тут выяснилась пикантная подробность – никакой планеты Лорелей в обозримом пространстве не было. Я не знаю, какой идиот рассчитывал курс Вычислителя на выход из подпространства, однако то, что мы попали неизвестно куда, было ясно. Единственное, что успели заметить – километровый астероид промчавшийся мимо, по своим делам. Ни одной планеты вблизи, только далекие звезды. Это называется: «Приехали!»
И тут Майер, заорал так, что все присели: «Реактор! Реактор в разнос пошел! Надо покинуть корабль!»
Я подскочил к пульту, взглянул и понял, что нам всем крышка. Как говорили у нас на «Канзасе» - «Труба-дело!»
Дядюшка Людвиг с надеждой смотрит на меня…Я вижу, что у него появилась прядь седых волос. Вот и поделом тебе, старому дурню! В твоем ли возрасте бросаться в такие авантюры?
Я быстро прикинул, посчитал весьма приблизительно…У нас было что-то около восьми часов, если авария реактора пойдет точно по алгоритму таких - вот аварий. А если нет? Надо было срочно высаживаться. Где?
Краем глаза я снова заметил еще один придурочный астероид промчавшийся мимо.
-Майер! Вы сможете посадить корабль на этот астероид? – указал я пальцем.
-Смогу….наверное!
-Не смогу, а «есть», разрази меня Великий Космос! Догнать его на планетарных!!!! (Дальше шли слова, которые мы употребляли на «Канзасе» в горячке боя, потому я их опускаю!)
-Смогу, сэр!
-То-то! Исполнять команду!
Опуская подробности, скажу, что мы сели на этот астероид. Майер оказался хорошим пилотом.
-Майер! Купол есть на корабле?  Ты смотрел?
-Есть, сэр! Смотрел! Только состояние его не проверял!
Приходилось рисковать. Я присел перед визиром отстрела Купола. Если он в целости, все будет о -кей! И нажал красную кнопку. Из люка наружу вылетел огромный сверток, связанный каким-то жгутом с кораблем, помедлил и …стал превращаться в купол, от которого шла гибкая труба в человеческий рост к аварийному выходу корабля. Купол вырастал, становясь все больше.
-Ты не знаешь, Майер, на сколько людей  он рассчитан?
-Не знаю, сэр! Инструкций ведь никаких нет!
Поминая Великий Космос, черта и дядюшку Людвига, я лихорадочно напяливал на себя скафандр.
-Быстро мне газоанализатор – я пойду в купол!
Как  вы понимаете, положиться в этой ситуации я мог только на Майера - он хоть что-то петрил в наших делах.
-Я войду, сразу захлопнешь дверь шлюза. Мало ли что! Если буду идти назад - стучать начну! - я показал прихваченный с собой гаечный ключ.
Купол уже раздулся, принял свой нормальный вид. Я присел на пол Купола и включил газоанализатор, в котором, очень кстати, оказался еще и измеритель давления. «Господи! Неужто нам повезло! Утечки не было. Регенератор воздуха работал отлично. Людей можно было переводить в Купол».
Я рванул к шлюзу и забарабанил в него гаечным ключом. Дверь открылась и показалось испуганное лицо Майера.
-Ну-у? – спросил он обреченно.
-Быстро организуй переход людей в Купол! Бегом на носках. Пусть забирают с собой вещи! И немедленно в рубку дядюшку Людвига и Хельгу! Выполнять!
-Есть сэр! – отрапортовал Майер и исчез.
Я помчался в рубку корабля. Снова взглянул на приборную панель. Пока все шло, как я и рассчитывал. А вот теперь предстояло самое главное.
-Дядюшка Людвиг! – обратился я к вошедшим. – Ты втравил всех в эту авантюру, которая может закончиться сейчас очень плохо. Реактор может рвануть в любой момент. Тогда помощь нам уже  не нужна. Спасти нас может только один человек, даже спасатели не помогут. Прямо из спасательного корабля, если я дам «SOS», мы переедем в тюремные камеры! И то, если они поспеют сюда! Нам может помочь только Хельга. Но…замуж ты ее отдашь!!!!! И не спорить! За американца! За того адмирала! Ну?
Дядюшка Людвиг понуро кивнул головой.
-Хельга! Иди сюда быстро! – я лихорадочно набирал на корабельном видеофоне номер адмирала Джона Уэйна.
Экран засветился. На нем появилось лицо. Сквозь помехи все же можно было разглядеть, что это адмирал.
-Говори! - ткнул я Хельгу в бок.
-Джонни…Джонни….это я! – пролепетала Хельга.
-Хельга, Хельга, ты где? Милая! Я обыскался тебя!
-Я…я…на каком-то астероиде! Джонни, помоги! Папа согласен! Ну….чтобы мы поженились!– и Хельга в голос заревела.
-Там есть кто-либо, кто может мне ясно все объяснить? – взревел адмирал.
Я отодвинул Хельгу и  предстал перед видеофоном.
-Сэм Уитли, сэр! Бывший гросс-матрос!
-А, «канзасец»! Докладывай быстро и четко, что у вас?
Несколько моих слов и  адмирал понял положение вещей.
-Кислорода в Куполе не больше чем на шесть часов, сэр! – добавил я.
-Ты сможешь увести в сторону лайбу, с этим чертовым реактором?
-Разумеется, сэр! Я не успел Вам об этом доложить. Сейчас приступаем!
Я видел, что адмирал разговаривая со мной, нажимает какие-то кнопки на столе.
-Значит, действуй по плану и ждите нас. Координаты засекли. Дай мне еще раз Хельгу! Хельга, любовь моя! Все будет хорошо!!! Ты мне веришь?
Хельга слабо кивнула головой.
-Я отключаюсь, времени нет. Слушайтесь Сэма и все будет в порядке. Мы скоро будем.
Ждите!
Экран погас. Я погнал дядюшку и Хельгу в Купол.
-Майер! Где ты, черт тебя дери?
-Здесь я, сэр! Все время был здесь около вас.
Когда я пишу эти воспоминания, меня не оставляет чувство, что все происходило на деле гораздо быстрее, чем я описываю…Странно все это!
-Майер! Слушай мою команду! Разгрузить корабль!
Дело это было простое – только кнопку нажать и по откинувшимся аппарелям  съехал на астероид огромный контейнер со всеми нашими пожитками.
Майер! Быстро запрыгивай в скафандр! Нам еще предстоит прогулка. Как закончишь…Да не забудь проверить системы скафандра, Великий Космос! И  давай уводить эту лайбу. Кстати, мне пора менять баллоны. Где они у тебя?
Пока я менял баллоны скафандра, Майер отвел контейнеровоз от астероида метров на сто.
-Достаточно, сэр?
-Достаточно. Дальше у нас самое сложное. Как самим уцелеть и чтоб эта штуковина убралась подальше….Думай!
-Сэр! Это не так сложно. Я сейчас задам команду Вычислителю, он тихонько, автоматически, отведет на малой тяге корабль подальше, а затем уйдет в подпространство….Если получится.
-Давай! Другого выхода у нас все равно нет.
Майер защелкал кнопками Вычислителя.
-Всё, сэр! Уходим.
Мы вывалились через аварийный люк, и на ракетных ранцах скафандров рванули к астероиду, поминутно оглядываясь назад. Мигая бортовыми огнями, наш корабль медленно уходил в черноту, затем вспыхнули факелы его планетарных двигателей и он перестал быть видим нашим глазам. Довольные, мы помахали ему вслед рукой.
Добравшись до астероида, решили присесть.
-Дай закурить, Майер! – сказал я.
-Я не курю, сэр! И …вы же в скафандре! – Майер захохотал.
Ему смешно, а я только сейчас понял, что хочу курить. И давно хочу. И еще я понял, что скоро покурить не получится. Когда еще появится адмирал?
Все-таки я думаю, что с нечистой силой Джон Уэйн как-то связан. Не успел я его вспомнить, как увидел образовавшее в черноте голубое кольцо, из которого медленно выползал…Господи! Это же линкор первого ранга «Энтерпрайз» - головной корабль земного космического флота. Ай, да адмирал!
Линкор причалил к астероиду, охватил его когтями и из его люков посыпались люди в скафандрах.
-Ну, вот и всё! – подумал я и пошел к Куполу. Там я снял скафандр, в углу нашел чей-то расстеленный матрасик, улегся на него и…провалился в сон. Я же не железный, Великий Космос!
-Сэм! Сэм! Ты живой? – услышал я голос Хельги и почувствовал, что она легонько бьет меня по щекам.
-Отстаньте от меня, минуточку поспать не дают! – бормотал я отталкивая ее руки.
-Какая минуточка? Уже вторые сутки заканчиваются, как ты спишь! Просыпайся живо!
Теперь я проснулся окончательно. Я огляделся. Около меня стояли адмирал, дядюшка Вебер и Хельга. А сам я лежал на каком-то роскошном диване, что стоял в не менее роскошной каюте. Я ничего не понимал и хлопал глазами.
-Вставайте, гросс-матрос! Идем знакомиться с Вашим новым домом! – произнес адмирал.
Мы шли по каким-то коридорам, мимо дверей кают…Все блистало новизной и чистотой.
-Ну, и как Вам домишко, Сэм? – спросил улыбаясь адмирал.
-Я ничего не понимаю! Где я? На Вашем корабле, сэр?
-Нет, дорогой Сэм, все это Ваш астероид. Мы тут небольшой ремонт сделали. Создали нормальные условия для жизни, так сказать…
Проходя по какому-то коридору я увидел в иллюминаторе, что около астероида причален не только линкор, а еще, если судить по обводам, два грузовика. Вокруг пробегали какие-то люди с бумагами, толкотня стояла неимоверная. Наконец, мы вышли в большое помещение, где находились все наши переселенцы.
-Стройся! Смирно! – резко скомандовал Джон Уэйн.
Слушайте приказ гросс-адмирала Биксби! Зачитываю: « В связи с чрезвычайными обстоятельствами, а именно угрозой вторжения пришельцев, поврежденный корвет «Уэйкфилд» ставится на мертвый гравитационный якорь и превращается в пограничный корабль охраны отведенного ему сектора. Командиром корвета назначается капитан первого ранга Сэм Уистли. Остальные кадровые назначения произведет на месте адмирал Джон Уэйн».
Заиграл военно-космический оркестр, который я и не успел заметить. Мне преподнесли  новенькую форму капитана первого ранга.
-Это еще не всё! – произнес адмирал. – С этой минуты, все население бывшего астероида, а ныне пограничного корвета «Уэйкфилд», считаются военнообязанными. Каждому присваивается воинское звание. На корабле действует устав Объединенного космического флота. Лейтенант Морленд! Огласите список и назначения военнослужащих. Общее построение через тридцать минут. Все!
-Идите, переодевайтесь, капитан! Через тридцать минут вы предстанете перед экипажем! – улыбаясь обратился ко мне адмирал Уэйн.
-Признаться, адмирал, не ожидал! А что за чрезвычайные обстоятельства, пришельцы….Это же обороняться надо, а какие тут матросы?
-Идемте, капитан, я вам все растолкую. Сами наделали шороху в Галактике, а теперь спрашиваете! Тот контейнеровоз, на котором вы прибыли, вышел из подпространства и рванул во всю мощь. На грех, поблизости патрулировал наш фрегат. Он и давай лупить по этому месту. А потом доложили гросс-адмиралу, что подверглись нападению пришельцев. Так что сейчас режим особой готовности. А в такие моменты главное что?
Не растеряться и воспользоваться ситуацией. Так ваш астероид превратился в корвет. Вы потом посмотрите на него снаружи – голову даю на отсечение, никогда не поймете, что это камуфляж. Бутафория. Боевой корабль и только. А чтобы вы тут с голоду не умерли, вас я и поставил на снабжение Объединенного флота. На Землю Вам пока дороги нет…Сами пониаете! Еще есть вопросы, капитан?
-Вопросов нет, сэр! Одно только могу сказать – Вы далеко пойдете!
-Поживем, увидим! А тебе, матрос, спасибо за Хельгу. И за всех кого спас.

Через полчаса состоялось общее построение. Все уже переоделись в форму. Смеху было до упаду. Особенно на наших женщин, которые щеголяли в форменках. Более всего веселились, когда узнали, что трехлетний Вилли – юнга. Но это все ерунда.
Главное-все остались живы. Крыша есть над головой и снабжение, что надо. Контракт у всех подписан на два года. И вот еще один подарок судьбы. Как раз к исходу контракта, через два года, наш астероид пересечет орбиту Лорелея. Мы сможем спокойно переселиться. Тем более, что территория для нашего поселения готова.Земля выдала нам огромную территорию, за какие-то неведомые заслуги и подвиги.Так что Лорелей  ждет нас.
Есть и еще одна штука. Очень тайная. Когда мы поковырялись в астероиде, то узнали, что он просто напичкан редкоземельными металлами. А вы представляете, какова их цена? Так что мы еще и разбогатели.
 Кажется все получили то, что хотели. Адмирал - Хельгу, которая не уставала меня благодарить, дядюшка Людвиг – звание корветтен - капитана и солидное жалование. Вот только Майер…Он получил звание первого пилота, но с нами оставаться не захотел – улетел на Землю.  А я…Приятно, конечно быть капитаном первого ранга.
Может от этого я решил снова совершить ошибку и жениться. Приглянулась мне одна из наших…э-э-э…матросов! Но это еще пока не решено . Поживем –увидим!
Одного боюсь, что дядюшка Людвиг вспомнит о «Новой Баварии» и устроит восстание на корвете, объявит астероид – «корабль» суверенной территорией…. С него станет!
 


Рецензии
Не обижайтесь, но это очередная попытка пристроиться к славе авторов "Звёздный путь".
Не плагиат, но ничего особого.
Рассказ - типа блокбастер, с хэппи эндом.
А своих соотечественников вы в космосе уже давно похоронили?

Голкин Вендер   23.09.2012 23:09     Заявить о нарушении
К великому сожалению, не знаю что такое "Звездный путь", не читал. Потому и пристраиваться мне не к чему. Вот пришло этакое в голову и написал. Не нравится? И ступайте себе с миром! Ищите то, что вам понравится.Я фантастику пишу редко...
Про каких соотечественников вы здесь толкуете? Выражайтесь более понятно, плиз.

Геннадий Лагутин   24.09.2012 08:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.