Интрига

                ИНТРИГА

                Не вечно присутствие нас на Земле,
                Но вечно присутствие Бога. 
                А.Городницкий

Слово «интрига»  происходит от латинского intricare – запутывать. Соответственно своему первоначальному смыслу, живет оно в языке довольно легкомысленно, меняя свои значения, как меняет наряды капризная  хорошенькая женщина. Во-первых, оно обозначает скрытые неблаговидные действия, происки, козни для достижения какой-либо цели; во-вторых, интрига – это сложное, запутанное соотношение персонажей и обстоятельств  в художественном произведении, обеспечивающее ленивому писателю самопроизвольное развитие действия в очередном опусе; третье значение уменьшительно-уничижительное – «интрижка». Так чаще употребляется это слово в значении «неожиданное любовное приключение».

    Все, конечно, понимают, что само по себе значение слова  безобидно, ибо реализоваться самостоятельно не может. Эти самые  значения зафиксированы  в словарях и хранятся там, как хранятся в шкафу различные вещи, пока они не потребуются хозяину.
А хозяева этих вещей мы с вами. Хотите посмотреть, как мы ими  пользуемся?

   Проведем следственный эксперимент  в духе постмодерна, который, говорят, является ведущим направлением в современной литературе. Позаимствуем героев у экспериментаторов прошлых эпох. Мы вспомнили о путешествии Гулливера в страну лилипутов – отлично. Наш герой будет именоваться Макропутом, он попытается управлять страной  микроверов.  Посмотрим, что у него получится.

    Вот Макропут, большой и толстый, уселся на троне. Поправил свой роскошный королевский воротник из алансонского шитого кружева конца 18 века, застегнул на все пуговицы старинный  бархатный камзол и произнес тронную речь:
       -Уважаемые  микроверы и микроверицы, члены парламента, хочу ознакомить вас с основными принципами и направлениями внутренней и внешней политики моего правительства. Вам известно, что  до того, как  было создано наше экспериментальное королевство, человечество много раз пыталось устроить свою жизнь по-человечески, но ничего из этого не получалось. Сначала население терпело урон от междоусобных войн, потом от кризисов перепроизводства, а сейчас, как умные люди говорят, разразился кризис недопроизводства – так что куда ни кинь, всюду клин.
   Однако века страданий не прошли напрасно.  Ещё в  начале ХХ века один поэт-провидец нарисовал картину справедливо устроенной жизни. Картина эта выглядит так:

            Сидит крестьянин, каждый хитр:
             Землю попашет, попишет стихи.

     Макропут  поднял правую руку и указательным пальцем  как бы поставил восклицательный знак. Потом выдержал паузу, дав возможность микроверам постичь глубины поэтической мысли, и продолжил:

    Суть этого  гениального откровения была постигнута  лишь в наши дни и легла в основу политики моего правительства.

  Отныне все вы будете этими самыми хитрыми крестьянами. Сначала вы добываете хлеб насущный – этому будет посвящена первая половина каждого дня, а потом занимаетесь тем, что вашей душе угодно: контролируете медицинские учреждения и школы, создаете невероятные проекты улучшения чего-либо до самого конца, строите финансовые пирамиды,   пишете стихи,  поете в театре оперы и балета,  исследуете  аномальные природные явления и так далее. 

  Хочется отметить, что не хлебом единым жив микровер, да и я колбасу люблю, поэтому члены моего правительства предполагают также вовсю развивать животноводство. Следовательно,  гербом нашего справедливого царства-государства будут серп и вилы. Вопросы есть?
     Микроверы,  потрясенные грандиозными замыслами своего короля, заговорили враз. Ничего нельзя было разобрать в этом  гуле. 
      
     Макропут, понимая, что подданные не могут сразу осмыслить глубину  великого эксперимента, выждал минуту. Потом поднялся во весь рост, поразив растерявшихся микроверов своим величием: еще бы, он показался им наряженной пирамидой Хеопса.  Все замолчали, и в этой тишине Макропут  тихонько, почти шепотом сказал:
     -Не орать. Потопчу. Вопросы есть?

       - Есть!  А как же быть с промышленностью? В каждом уважающем себя государстве должна быть легкая, тяжелая и средняя промышленность.
    Этот вопрос задал тощий подвижный микровер в очках и как бы ковырнул пальцем воздух.

       - Отвечу. У меня будет держава  сельскохозяйственная.
 Экспериментально  такое возможно.

       - Как же нам без промышленности противостоять внешней агрессии, или вы исключаете возможность такого развития событий? – спросил довольно высокий лысый  микровер, похожий на директора ткацкой фабрики. 

       - Отвечу.  Исключаю. Соседям будет так интересно, чем все это кончится, что они про все распри забудут.

        Макропут  хитро улыбнулся, давая понять, что ему известна некая тайна, не подлежащая разглашению.

       - А чем это кончится? – хором крикнули юные микровер и микроверица и тут же испуганно прикрыли рты.

       - Отвечу. В том-то и интрига, что никто этого не знает.
Одному Богу известно, так вы в Бога не верите, хотя и крещены многие. Потому вас и назвали микроверами…
       -А вас Макропутом именуют по какой причине? – громко спросил разбитной парень в ковбойке и широко улыбнулся щербатым ртом.

       - Отвечать не буду. Кто догадается, того потопчу.

       - Вы собираетесь построить царство разума и добра с помощью восточной деспотии? Так это уже было. А чем кончилось – всем известно. Что ж тут экспериментировать! – воскликнула образованная дама-микроверица  и с негодованием отвернулась.

        - Отвечать не буду. Потопчу. С внутренней и внешней политикой все ясно. Меньше слов – больше дела. Завтра в 8.00 все  пашут.
       - Ах!
       -Что там случилось?
       - Рыженькая микроверица, учительница музыки, в обморок упала.
       -Очнуть и отправить на скотный двор навоз выносить.
       -Деспот! Тиран! – раздалось со всех сторон.
       - Да, деспот. Да, тиран, Зато справедливый и неподкупный. Завтра тоже пахать буду. Разойдись!
    Микроверы, ворча и тяжко вздыхая, стали выходить из тронного зала.

      В этот момент к Макропуту мячиком  подкатил министр внутренних дел и, почтительно кланяясь, негромко сказал:
       - Всех любознательных следует, пожалуй, отправить  куда Макар телят не гонял и следить, чтобы крамолы не завели.
       - Следить надо не за теми, кто болтает, а за теми , кто молчит
да в сторону глядит, - ответил Макропут, и лицо его осветилось мудрой улыбкой. - Так-то, учи вас всех.

      Он помолчал, раздумывая, потом добавил смущенно:
      - Отправьте их вместе с рыженькой  микроверицей на скотный двор.

      Наступило светлое завтра. Поля и фермы экспериментального  царства Макропута заполнились микроверами и микроверицами. Сам Макропут пахал за десятерых, микроверица, которая упала в обморок, выгребала вилами навоз из-под коров, а любители задавать вопросы  вывозили этот навоз на поля. Особенно старался тощий подвижный микровер в очках. Ему помогал микровер, похожий на директора ткацкой фабрики.  Рядом трудился министр внутренних дел. Остерегаясь крамолы, он особенно следил за юными микровером и микроверицей, занятыми на погрузке и разгрузке навоза.

 Не знал, не ведал осторожный министр, что на  дальнем поле за стогом сена собрались несколько микроверов, оскорбленных сложившимся положением.

      –Нас превратили в крепостных крестьян, - возмущался толстенький микровер в тройке из дорогого габардина. А микровер в коричневой вельветовой толстовке с желтым бантом вместо галстука патетически восклицал:

       –  Где же развитие науки, искусства?! Кто выразит широкую, творческую  натуру человека, жаждущего постичь тайны бытия?
      -  А где, где развитие промышленности, свободная конкуренция, я вас спрашиваю? – разводил руками хорошо одетый юноша.
    - Да здравствует революция! Долой тирана! Свобода или смерть! – выкрикивали по очереди две микроверицы, студентки местного университета.

    - Ну, допустим, про смерть – это слишком, но несомненно то, что эксперимент неостроумный и надо с ним покончить, - говорила солидная дама, привыкшая всех контролировать и давно отвыкшая работать. 

    –Прежде всего нам  необходимо осознать, чего мы хотим, - снова заговорил толстенький  микровер в габардине.
    - Свободы, конечно, свободы! – запричитала студенческая молодежь.

    - Это общие слова. Конкретней, пожалуйста, конкретней!- толстенький микровер выставил вперед пухлые ладошки, как будто готовясь принять груз свободы в свои руки.
       - Свобода – это прежде всего возможность творить. Я не хочу лучшие часы своей жизни посвящать копке картошки. Иначе  я не создам гениальное пророчество, не оставлю себя в этом мире.
    Глаза  микровера в коричневой толстовке  полыхнули гневом. 

       -Допустим, без картошки вы себя тоже в этом мире не оставите, -  спокойно заметил хорошо одетый юноша.
      - Пусть картошку копают другие, кому не дан дар провидения!
           Снова гневный взгляд.

      - Откуда вы знаете, может быть, у этих других тоже есть дар провиденья, а их в сентябре целыми университетами на картошку отправляют, - откровенно возмутились студентки-микроверицы.

       -Прежде всего, надо раскрепостить хозяйствующих субъектов. Никаких налогов и ограничений. Эти субъекты создадут такие объекты, что никому мало не покажется.  А если умно задействовать банковский капитал, знаете…- хорошо одетый юноша не успел закончить свою мысль.

        -Знаю все я, - безапелляционно заявила солидная дама,- и потому хочу контролировать и контролировать без всяких разговоров.   
   
      -Ну что ж, господа, ситуация прояснилась, - произнес толстенький микровер и потер ладони, - пора действовать.
     -Да здравствует революция!- университетские  девицы подбросили в небо свои разноцветные шарфики.

     - Фу-у, - поморщился толстенький, - старо, как мир, и немодно. Все умные люди знают, что действие развивается наиболее эффективно с помощью тонкой скрытой интриги.  Сначала надо средствами искусства прославить Макропута за то, что он стоит на страже справедливости – вековой мечты человечества. Это мы поручим вам, - толстенький выразительно глянул  на микровера в коричневой толстовке, -  а потом в средствах массовой информации развернем   повседневную борьбу за эту самую справедливость и за права человека  с благоволения самого Макропута, -  толстяк хитро  сощурился и стал похож на кота, объевшегося ворованной рыбой. - 
   
   Тогда, без всякого сомнения, подключатся заинтересованные лица цивилизованных стран, затем наши чиновники  всех рангов. Тут уж пойдет писать губерния. Не до хлеба будет и не до колбасы. Дети на родителей, на учителей своих  ябеды  будут строчить и к ним вещественные доказательства в виде аудио-видеозаписей прикладывать, жены на мужей с помощью частных детективов охоту откроют,  мужья, соответственно, на жен, дабы право свое  утвердить .  По телевидению такие судебные процессы передавать станут – народ про все свои дела и про мыльные оперы забудет. А правительство всё новые и новые надзорные органы  создавать начнёт, и для всех нас чистая работёнка найдётся.

      Дама, привыкшая  контролировать, в восторге зааплодировала микроверу в габардине, а потом посмотрела на   собравшихся свысока, как бы требуя тотчас признать ее руководящую роль в этом щекотливом дельце.

       - Позвольте, позвольте, а как же  бутерброды с колбасой, с чем мы чай пить будем? – развели руками вдруг растерявшиеся девицы из университета.         
      -А для чего МВФ создали?- спросил  хорошо одетый юноша.
      - Но ведь долги отдавать придется, - вдруг прозрела коричневая толстовка.

      - Когда придется, тогда Макропуту наши слезки и отольются, - потер ладошками толстенький в габардине.
      -А дальше что же? – растопырила  глазки первая из университетских  девиц.
      - А дальше царство разума и добра, - уверенно заявила дама, привыкшая контролировать.
      - А кто же в этом царстве хлеб насущный добывать будет? -спросила вторая девушка.
    - Кто всегда добывал, тот и продолжит свою работу,  я это проконтролирую, - дама обвела окружающих спокойным взглядом.
     - А где же справедливость? – пискнули студентки.
     - Это одному Богу известно, а мы, между прочим, микроверами именуемся. Так что не нам справедливость искать, -  цинично улыбнувшись, сказал толстенький.

      - А как же долг интеллигенции перед своим народом? – дружным хором спросили девицы-микроверицы, - нам об этом на лекциях в университете  говорили…

       -Бросьте вы допотопными словосочетаниями выражаться,- снова замурлыкал толстяк. - Наша интеллигеция либо за границу сбежала, либо в торговлю подалась. В Екатеринбурге даже памятник поставили учительнице и инженеру, которые о своем бескорыстном служении забыли и стали челноками. И к этому памятнику молодежь,  похоронившая свои мечты, теперь цветы приносит.

     - Так что хлеб насущный народ добудет, - подвел черту хорошо одетый молодой человек.

     -А мы его поделим. У микроверов так было и будет. Нечего тут макропутать, - ехидно хихикнул габардинчик.

     -«За работу, товарищи!»- процитировал  известное изречение микровер в коричневой толстовке с желтым бантом вместо галстука и призывно махнул рукой.

      - Но это же безбожно! – пискнула одна из студенток.
      - Интриганы в Бога не верят. Рай, деточка, для себя  можно и на этом свете устроить, если под раем подразумевать собственное процветание.  Так-то, трудолюбивые вы мои! – резюмировал толстенький микровер в габардиновой тройке и  неожиданно улыбнулся какой-то сатанинской улыбкой.

       Сатана, вероятно, действительно участвовал в этой затее, потому что интрига развивалась  удивительно быстро, так что  Макропут скоро запутался в ее сетях.          
   Будучи большим и добрым, он никого не тронул, а, устав отвечать на вопросы докучливых журналистов, отрекся от престола, потоптал герб экспериментального государства, так что серп развалился надвое, а вилы стали походить на грабли, снял свой бархатный камзол с кружевным  воротником и отбыл на станцию «НепутАй», где у него есть  небольшой участок в коллективном саду « Народный умелец».

    - Выкопаю пруд, - думал он, - буду в нем карпов дрессировать и детишкам такое шоу устрою – никто в накладе не останется, проживу как-нибудь.

     Микроверы перешли под начало законно избранного президента и по сей день являются подданными какой-то федерации, где жизнь идет ни шатко ни валко, что их вполне устраивает. Толстенький микровер в тройке из отличного габардина получил место представителя президента по охране прав детей и занят распределением квартир для сирот. Правда, ни одной квартиры до сих пор для этих несчастных не выделено, но зато на зарплату представителя толстенький выстроил двухэтажный коттедж, чего и вам желает.

     Хорошо одетый юноша женился на одной из студенток-микровериц, папаша которой имеет контрольный пакет акций что-то перерабатывающих  предприятий. Папаша зятем доволен, потому что тот оказался парнем не промах и, благодаря папашиной спонсорской поддержке, тоже получил контрольный пакет акций крупного не то игорного, не то икорного заведения. Кроме того, он поднаторел в играх с мыльным пузырем финансовых махинаций, так что молодые благоденствуют.

       Дама, которая привыкла контролировать, служит начальником городского отдела образования. В результате ее деятельности контролеров становится все больше, а учителей все меньше.Талантливые совсем разбежались.
    Кстати, она завела интрижку с микровером в коричневой толстовке. Именно поэтому последний получил выгодный заказ от администрации города и создает интерьер дворца тонкой политики. Его очи по-прежнему горят.

    О борьбе за права человека все забыли, кроме второй университетской девицы, которая до сих пор продолжает сражаться, потому что не вышла замуж.
     Любители задавать вопросы прозрели, что надо бороться не за права человека, а за вечные человеческие ценности, которые, как оказалось, ясно запечатлены в книге книг. Сообщил об этом на заседании недавно созданной общественной палаты микровер, похожий на директора ткацкой фабрики, и, пораженный его открытием, тощий подвижный  микровер в очках предложил ввести в школах изучение Библии. Сказав это, он опять как бы ковырнул пальцем воздух, подчеркивая тем самым значимость своего  предложения. Его готов был поддержать разбитной парень в ковбойке, а также юные микровер и микроверица, но все они испуганно прикрыли рты, когда образованная дама заявила, что в таком случае следует ввести изучение Корана, Талмуда, конфуцианства, Вед… Растерявшись от количества перечисленного, общественная палата отложила решение вопроса на неопределенный срок.
 
   И только рыженькая учительница музыки, решила этот вопрос для себя: она часто бывает в церкви, исповедуется, причащается и так поет в церковном хоре, что прихожане замирают в благоговении, их души становятся чистыми и недоступными для мерзких интриг.
      Никто эту милую женщину не называет уже микроверицей, чем очень огорчен Сатана. Впрочем, зря  кручинится царь тьмы. Большинство микроверов остаются верны себе. Они так и этак крутят слово «интрига», примеряют все его значения, и в последнее время особенно модно стало употреблять его в сочетании со словом политическая. А уж участвовать в политических интригах многие почитают за честь. В результате кризис недопроизводства разрастается, и скоро (так говорят умные люди) конец света наступит.  Боже, помилуй нас, грешных.










 


Рецензии
Весьма интересно...

Андрей Брикс   26.03.2017 19:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.