Произвол

ПРОИЗВОЛ


Не успел Игорь Сергеевич Белов на крыльцо родного  РОВД взойти, а  его уже  встречают. Следователь Юрина навстречу мчится. Разволнованная вся, на нервах...

- Ты где  бродишь до сих пор?!  Девять часов уже. Сорок минут  ждём, выехать не можем! В Салмановке магазин бомбанули. Бери, давай,  папку, поехали быстрей! У меня люди после обеда вызваны, дело надо заканчивать. А из-за тебя разгильдяя...

- Слушай, хватит кудахтать! - не остался в долгу перед  ровесницей своей тридцатилетний  опер. Хотя, надо отдать должное, постарался  быть вежливым и сдержанным - С утра достала уже в доску!...

  Оксана Петровна Юрина - женщина разведённая, воспитывала одна маленького сынишку. Лицом и фигурой - очень даже не дурна, но характер... Ох и скверный характер имела.  Потому и относился плоховато к ней Белов. Последние года три.  С того дня, как праздник отмечали - День уголовного розыска. На берег Волги тогда выезжали, на природу. Погода хорошая была, чуть не жара стояла. И это - пятого-то октября. Следачек в качестве почётных гостей приглашали. Молодые, в основном, девчонки.

   Ну Игорь Сергеевич тогда, понятное дело, выпил неплохо за праздник свой профессиональный. Когда о торжественной части  давно  позабыли и началась сплошная развлекаловка, приглянулась ему Оксана очень. И сама она, вроде, согласная была. А как до дела, до тела, вернее, дошло в каюте палубного катера, что у спасателей сняли , такой хай подняла, такую бучу...  Всю компанию переполошила.
 
   Так это -  ещё ладно. Она ж до чего додумалась! Взяла и всё беловской жене доложила, да в красках таких... А Игорь Сергеевич и пощупать-то  коллегу по работе эту  толком не успел, только нанервничался.

Вот с таким подлым человеком и довелось вместе дежурить Белову в пятницу, да ещё и тринадцатого числа...

Вскоре в Салмановку прибыли. Дома все справные стоят. В каждом подворье скотины, птицы немерено. Грузовики, трактора колхозные шныряют,  повозки лошадиные.  Дышит пока деревня, год-то -  девяносто первый только. К сельповскому магазину подъехали, подломанному. Там уж участковый местный находится. На заведующую орёт, что запоры хреновые поставила. Вину свою, за отсутствие работы профилактической, преуменьшить старается, ответственность - на гражданское лицо перевалить.
 
Куда деваться, к осмотру приступили. А чего там осматривать-то. Ворьё грамотное, премудрое пошло. Перчатки напялит и шурует в них. Зла, короче, не хватает. Наскучило всё это Игорю Сергеевичу,  сел он с участковым в машину и по селу поехал. Людей местных проверять, закононепослушных.

В магазин вернулись к обеду. А Юрина там в бешенстве уже. Голосит, матерится даже. Это - на них-то, оперативных работников. Протоколы допросов требует. А какие тут, к чёрту, протоколы, если ничего путного они и не добыли. Да и не местные это сработали, видно же. Водки в меру взяли, ящик всего. Закуску повкуснее выбрали. А главное - кассу распотрошили, сейф пытались вскрыть. За деньгами лезли. Нет, не местные это, городское сволочьё припёрлось.

      Та же группа, похоже, что за месяц с небольшим и у них в районе, и в соседних с десяток уж  магазинов таких повскрывала. Загрустил оперативник, настроение хуже некуда, а ещё клушка эта нервы все поистрепала,  с бумажками своими процессуальными. А тут ещё и дежурный по рации надрывается:"На базу возвращайтесь, на базу! Корову с фермы увели. Работать тоже надо..."  Ну что тут ещё скажешь, тринадцатое число, пятница.  Деваться некуда, повезли в отдел "висяк" очередной, беспросветный...

Ближе к вечеру у себя в кабинете Игорь Сергеевич  прикимарить собрался, перед дежурством ночным, нелёгким. Да разве дадут тут. Начальник отделения примчался. Глаза круглые, весь взъерошенный. Бери, кричит, двух практикантов и в Салмановку срочно! Там раскрытие намечается, участковый  объяснит всё.

Тот  и объяснил, когда приехали. Оказывается, часа два назад его  местный житель нашёл. Он в лес по грибы ходил и
посторонних там приметил, не салмановских. Они на опушке отдыхали, шашлыки жарили, водку сельповскую пили. Машина тут же с ними легковая. Багажник открыт, а из него и ящик с водкой выглядывает,  и снедь всякая битком. Козе понятно, что взломщики это магазинные.

      Участковый - парень смышлённый, конечно, но - в кавычках. Вместо того, чтоб в отдел позвонить и группу вызвать, один туда направился. Подкрался, из кустов выбежал с пистолетом наперевес. Кричит: "Всем лежать, руки за голову!"   Те, естественно, так и послушались. Как ломанулись в разные стороны... Четверо их было. И водку бросили, и закуску, и машину с документами.

Услышав про такое, долго удивлялся Белов  халатности такой,  а также - возмущался и даже неприлично обозвал участкового, заменив в слове "чудак" первую букву.

       Затем  работу принялся организовывать. Практикантов в лесу оставил, у машины.  До приезда следователя, осмотр  надо ж опять делать. Сам с участковым этим, раздолбаем, в город направился, благо тот в двадцати километрах всего. По адресу поехали, где, судя по документам на машину, её хозяин проживает.

      Опоздали маленько. Несчастный автовладелец уже в городскую милицию прибыл. Угон заявляет. Мол, так и так, угнали ночью дорогую сердцу "шестёрку", а он только вот обнаружил. В дежурной части ГУВД и повязали лжезаявителя Игорь Сергеевич с участковым. Да не одного, а с братцем его единокровным. Вот та-ак вот! А говорят, "пятница тринадцатое" - день несчастливый.  Пятьдесят процентов шайки уже накрыли!

Привезли воров-братьёв в родной отдел Отрадненский. На допрос сдали следователю дежурному, Юриной этой.  Задержанные, естественно, сразу признались.  раскаялись чистосердечно, что никакого угона у них не было. Что ночью подвозили они в Салмановку двух незнакомцев, которых  и ожидали  два часа к ряду  у околицы. Что незнакомцы эти не с пустыми руками вернулись, угощали их потом в лесу, пока милиционер с пистолетом не нагрянул. А про магазин сказать братьям было нечего. Боже упаси! Сами они не взламывали и ничего не похищали, потому как по жизни - люди очень честные и на такое не способны.

          Пришлось Белову средь ночи  братьёв по очереди к себе опять забирать. В кабинете уголовного розыска с ними беседовать. Кое-как к утру выяснил адрес, фамилию с именем одного "незнакомца" и имя  второго. Так и есть, городская тоже сволота оказалась.  Ответственность же за кражу магазинную  братья  с дружками своими делить не собирались, всё на последних сваливали бессовестно. А тут и следачка заартачилась. Кричит, права такого не имею, свидетелей в камеру помещать! Долго, на грани нервного срыва, вдалбливал этой дуре опер, что на группу они напали организованную. Что за группой этой минимум десяток магазинов, что отпускать братьёв этих ни в коем случае нельзя, что работы с ними непочатый край... Бесполезно! Да и не дура, вообще-то, Оксана Петровна, а наоборот даже. Ответственности лишней  брать на себя не хотела, работы кропотливой в выходные - тоже не желала. Короче, не совсем порядочно она поступала, а вернее - совсем непорядочно.

         Плюнул, в конце концов, Игорь Сергеевич,  начальнику домой позвонил. Разбудил, доложил обстановку. Тот добро дал. Переделал оперативник на своё имя возбуждение уголовного дела и закрыл сам, на свой страх и риск,  обоих братьёв  на трое суток.

Утром Белов с Юриной, подругой своей несостоявшейся, к прокурору направился, дело докладывать. Подшил его ровненько, аккуратно, подписал печатными буквами, чтоб красиво было. Прокурор дело посмотрел, в ярость пришёл, рассвирепел страшно. С Оксаной Петровной разговор был короток - представление о строжайшем наказании за  самоустранение. От принятия ответственных решений самоустранение. Когда её из кабинета выгнал, за оперативника взялся. А ты знаешь, кричит, что демократия по стране шагает, и не просто шагает, а - семимильными шагами!  И  произвол здесь творить тебе никто не позволит! И понёс, и понёс. Потом, нет-нет, всё же успокоился. Так, говорит, если в понедельник с утра подельников не будет, я этих двоих освобождаю, а на тебя, милого, такую бочку накачу, мало не покажется.

После беседы с прокурором ещё боле загрустил Игорь Сергеевич. Нет, ответственности он не боялся. Трезво рассуждал, что до майора ему - три года почти. Срок выговорной к тому времени уже пройдёт, а там, глядишь, и подвиг какой-нибудь совершить можно. Работа всё ж такая, уголовный розыск. Другого  боялся Белов. Это в городских райотделах оперов по два десятка и более, а у них в отделении пять человек всего, а в строю на сегодня - трое. Двое дежурят в выходные, третий -  сам он после суток бессонных. И с кем, прикажете, вылавливать гадёнышей этих городских? Правда, с утра дозвонился до него с области сам начальник Управления уголовного розыска. Молодец, говорит, парень, здорово сработал. Мы Вас, отрадненских, одних не оставим,  однозначно поможем, но только... - в понедельник. С  думами тяжёлыми такими направился Игорь Сергеевич к начальнику своему, местному. Доложил всё как есть, тревогами поделился своими. Начальник в суть вник быстро. Раз  поклялся ты прокурору, говорит, так и действуй решительно. Бери "УАЗик" , практикантов обоих  и вперёд. Двое суток у тебя впереди...

Сутки проторчали по нужному адресу бесполезно. Как висел замок амбарный с утра на калитке, так и провисел до ночи. А жарища-то днём! А  "УАЗик"-то этот, железяка чёртова,  в тени деревьев  и то умудряется, как утюг, раскаливаться. Весь испсиховался тогда Белов, весь издёргался. Слава Богу,  у курсантов школы милицейской желания работать ещё много, и в засаде побыть им интересно,  молодёжь, одним словом.

Хозяин дома, объект наблюдения долгожданный, появился лишь в ночь на понедельник, когда у ожидавших  на пределе было состояние душевное.  Но мученья их на этом не закончились. Явился ведь подозреваемый, Вася его звали, не один, а с компанией, и не малой - пять или шесть молодых людей. Проклял всё на свете Игорь Сергеевич, долго ругался нецензурными словами. Вспомнил и участкового, что  шайку  "по горячим следам" упустил, и Юрину эту мудрую. Помянул и начальников своих, и  службу всю в целом... Курсанты тут заерохорились, мы, говорят, отличники по самбо, мы скрутим  всех, повяжем... Наорал Белов на пацанов глупых, завёл "УАЗик" и в городскую милицию подался, помощи просить.

В горотделе дежурный сам весь измученный, расстроенный сидит.  Не вовремя, говорит, ты приехал, капитан, убийство у нас зависает, два месяца такого не было. Без тебя, говорит, болей головных хватает, не до твоих сейчас магазинов  деревенских... Опять изошёлся весь матерными словами Белов, дверью хлопнул, уходя, парадной. Смотрит, а на крыльце Макаров Колька стоит, отрадненский парень. Он командиром экипажа ППС здесь работает. Воспрянул духом Игорь Сергеевич, договорился с земляком. Тот дежурному по рации передал, что на заправку уехал. Приехали по адресу вшестером уже и с четырьмя стволами. В дом вломились, всех гостей лицами в пол уложили. Хозяина Белов к себе в "УАЗик" посадил,  для беседы про четвёртого их друга. А Вася этот, мало того, что выпимший, так и крутой такой оказался. Выступать стал, про права какие-то свои стал выговаривать,  про адвоката, которого, кстати, на кражи с собой не брал. Потом на угрозы перешёл, что, мол, ответите за  произвол свой, поплатитесь, мусора поганые...

Не знал Василий, что оперативник, перед ним сидящий, третьи сутки  уже, по его васиной милости,  не спавши толком, и не жрамши, что к беседам долгим он не расположен. Не знал этого Василий и получил пистолета рукояткой в лоб.  Не успел ещё Игорь Сергеевич его, пистолет-то, в кАбуру вложить. И удар-то был не сильный, сильно не ударишь - восемьсот грамм всё же, весу-то. Но завизжал ворюга громко, на всю округу, а затем постепенно стих и сник вовсе. Крутой-крутой, а слабонервным, слава Богу, оказался. Согласился  со следствием сотрудничать. Нет, говорит, Лёхи, про которого спрашиваете, в доме моём сейчас. Покажу, говорит, где он живёт, только не бейте больше...

Повезли  в Отрадное задержанного. По дороге  на окраину городскую заехали, где Василий  дом подельника  показал.  Объяснил, где квартира находится. В райотделе под протокол  рассказал сразу, как магазин в Салмановке вчетвером обвороворовали. Ничего не утаил, полностью раскаялся. Затем клясться взялся, что магазин этот салмановский - первый и последний в его жизни. Долго божился, пока Белов машинально кАбуру на ремне не поправил. Тут же - про второй магазин вспомнил. А потом и понеслось! Как начал Вася колоться, как начал расклад давать... Игорь Сергеевич,  в горячках,  дежурного следователя хотел вызвать, чтоб допрос записывала. Но передумал вскоре. Красавица эта, на зло могла напортачить, дело всё загубить. А светает уже, за Лёхой  пора ехать. Посадил опер за  стол свой одного из курсантов, посмышлённей который. Велел от своего имени протокол вести. Записывать всё досконально по всем-всем кражам, что Василий рассказывает, тёпленький пока. Сам - со вторым практикантом в город вновь поехал.

К пяти утра были у входной двери нужной им квартиры. А информация-то об объекте скудная: высокий, худощавый, белобрысый и КМС по боксу. Вот и все приметы лёхины. Постучал Белов в дверь аккуратно. Подождал. Опять постучал.  Женский голос откликнулся.
- Лёха  нужен, срочно - низким, не своим, голосом,  тоном вежливым, но не терпящим отказа,  пропел почти оперативник. И открыла ведь мамаша  дверь входную. Прошёл в квартиру решительно Игорь Сергеевич, с "корочкой" своей служебной в руке левой и с пистолетом - в правой.  А там ещё ждало испытание.  На полу в зале душной  квартиры, без одеял и простыней спали три парня, одинаковых, как воды три капли . Близнецы-братья, короче. А раздумывать-то некогда . Провёл Белов пистолетом у носа  женщины, что на свет произвела компанию эту. И спросил тихо очень: "Который Лёха?"
- Справа который - не заставила  упрашивать себя хозяйка - Дошлялся, сволочёнок!
Вскоре "сволочёнок", Лёха, всё-таки, видимо,  в Отрадненский РОВД был доставлен. Тоже отпираться больно-то не стал, думал, что участковый в лесу его запомнил.

С чувством выполненного долга ушёл Игорь Сергеевич домой отдыхать, где и проспал весь день практически.

К вечеру вернулся в райотдел, а там такое творится! Народу, как муравьёв в муравейнике! С областного УВД наехали. И опера, и следователи-важняки, и эксперты. Из грузовика промтовары сворованные выгружают, при обысках изъятые. Много очень, куда складировать, не придумают! Продавцов навезли уйму, кучу свидетелей  с других районов, всех допрашивают. Первый зам. начальника областной милиции  самолично прибыл. Сам руководил такой  операцией масштабной.
Долго  жал руку полковник Белову. Большое, говорит, сынок,  ты дело сделал. Эти ж отморозки, говорит, пять месяцев  по всей области колесили,  десятка три магазинов только за ними,  два убийства ещё - в Савантеевском районе. Сторожа зарезали и очевидца случайного - девушку молодую - задушили ... Ублюдки натуральные!  Затем совсем растрогался большой начальник, милиционер старый, снял с руки  часы свои
"Командирские", классные такие, и подарил их оперу. Генералу, говорит, я про тебя доложил, будет  ещё награда...

Гордый весь за себя, за профессионализм свой высокий,  вышел Игорь Сергеевич покурить на крыльцо родного райотдела. Тут Юрина шествует, со стороны прокуратуры приближается. Тоже вся счастьем переполнена, но виду не подаёт. Не выдержала всё же, метров десять не дошла: "Допрыгался, Белов!  Магазинщики  заяву накатали, что всю ночь их избивал. Прокуратура на тебя дело  возбуждает!.."

- Да иди ты, каркуша - парировал оперативник -  нет от тебя спасу никакого...

Через три года Игорь Сергеевич Белов умрёт от туберкулёза в одной из мордовских колоний.


Рецензии
Лихо закручено.
Понравилось.

Валентина Душина   25.05.2019 21:46     Заявить о нарушении
Время сейчас лихое. Спасибо Вам за отзыв, Валентина.

Алексей Батраков   27.05.2019 10:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.