Служим как умеем

Совещание

- Я недоволен. Я крайне недоволен работой отдела. Причем, всего отдела! Да, да, да! … недоволен всеми сотрудниками. Всеми… и каждым в отдельности. Сплошная поголовная инертность, нет служебного рвения! Нет суеты, суеты не вижу! Огонька в глазах не вижу! Нет азарта, нет рвения! По коридору еле ходите, а должны летать, быстрее звука носиться! На лицо всеобщая пассивность и полная бесхребетность! Конец года, а в отделе конь не валялся. В делах полный раздрай и бардак! И даже не оправдывайтесь! Не хочу ничего слушать! Документы в архив не отписаны, служебные записки должным образом не оформлены… Генералу доложить нечего! Нечего! Мне стыдно идти к генералу, так как доложить нечего. Не-че-го! Успехов и явных подвигов нет. И не надо мне тут хором гундеть, возмущаться и вякать, что сделано то, сё, пятое, десятое… Мало! Мало все это, и несущественно. Инструкции не согласованы, проекты приказов так и остались в проектах. Планы за прошлый год не закрыты, на будущий год – не составлены вовсе. Отчеты о проделанной работе не готовы. Анализы не проведены! Кто будет анонизирова… агонизи… анализировать анализы?! Для качественного анализаторного процесса клитерии… тьфу, критерии для анализов до сих пор не разработаны. Где клитери…, клите…, кли…, ну вы меня поняли! Где они?! Я вас спрашиваю?! Надо срочно бросить все дела и начать срочно анализировать анализы для последующего включения этих анализов в годовой анализ по итогам года, за весь период прошедшего года, вот! Чтобы можно было всегда взять в секретариате аналитический анализ и, прочитав его, еще раз обстоятельно и глубоко проанализировать. Анализ надо написать так, чтобы каждый дурак смог его понять с первого раза. Выводы должны быть простыми, четкими и аналитически правильными. Чтобы генерал взял этот анализ и смог его прочитать самостоятельно, а также осознать написанное, и не стал вызывать меня каждые 5-ть минут, чтобы я ему объяснил всю эту аналитическую хренотень. Напишете черти чего в этих анализах, вообще ничего непонятно. Стою там, краснею за вас, толком ничего сказать не могу. Понаписано всего много, а толку?! Ничего непонятно, фразы, одна заумней другой, без словаря Ожегова не разберешься. Вы что, специально издеваетесь?! А где материалы по проведенным в течение года служебным разбирательствам? Опять виноватых нет?! Ну, что вот опять за хрень получается, я вас спрашиваю?! Вы, что совсем не мужики?! Уже привлечь к неотвратимой и справедливой ответственности никого не можете?! Или не хотите?! На жалость опять пробило, да?! Сидите, сопите тут, сказать нечего?! Молчать! Молчать, я сказал! Ничего не хочу слушать! Сейчас, я говорю… Где ваша профессиональная бультерьерная хватка и мужская настойчивость?! Где результаты?! Ась…?!
Зазвонил городской телефон. Полковник взял трубку и, не слушая абонента, положил ее на рычаг, дав отбой. Затем, раздраженный начальник ударил ладонью по обтянутой зеленым сукном столешнице своего внушительного рабочему стола, на котором стоял добрый десяток различных телефонов. Потом, резко оттолкнув от себя огромное кожаное кресло на колесиках, шеф переместился за трибуну у длиннющего стола для совещаний.
- Корнеев! Не спать! Чего зеваешь как сонная муха и глазами моргаешь?! А ну, сядь за мой стол, будешь посылать всех на хуль, кто позвонит по телефонам. Меня ни для кого нет! У нас совещание и предварительное подведение итогов за год. Да, посылать всех поголовно… Хотя, это… на звонки АТС-2 (вертушка), ЗАСов и ОСов, представляйся корректно и вежливо, я подойду. Вдруг, чего важное?! Да верно, для АТС, ПМ, ЗАС и ОС, я есть в наличии. Всякие ВнАТСы , «тройки», "четверки" (местная, внутренняя связь) и город - в пень, на хуль! Причем, жестко и однозначно. Понял?! Ну, вот и хорошо… К «прямым» телефонам не прикасайся! Я сам подойду. Понял?! Не трогай «прямые»! Итак, продолжаю, поехали дальше. Складывается устойчивое впечатление, что вы все, совсем обнаглели и перестали активно работать, пользуясь моей бесконечной благосклонностью и наивной доверчивостью, а также – постоянной занятостью… Да, что там активно?! Вы совсем перестали работать, то есть абсолютно… Я фактически один тащу всю работу в отделе, поручить некому. Что за моду взяли - отпрашиваться со службы посреди рабочего дня?! Вон, Феоктистов! Задолбал уже отпрашиваться почти каждую неделю. С ребенком в поликлинику ему надо?! В выходной день… Как не работает поликлиника в воскресенье?! Да вы что?! Надо же, не знал. Тем не менее, это не уважительная причина. Больше не отпущу, даже и не подходи. Пусть жена ходит … с ребенком … в поликлинику! Она рожала, вот пусть она и ходит и с работы отпрашивается. И не надо мне тут говорить, что у жены зарплата в три раза больше, боится место потерять… Не это главное. Главное – это надо мужиком быть надо, хозяином в доме. …в три раза?! Это ж, сколько на круг получается?! Ого?! Ничего себе! Неплохо, однако. Мда… Так вот, надо быть мужиком в доме! Вот у меня двое детей выросло, так я вообще не принимал никакого участия в их воспитании… ни в школу на собрание, ни в поликлинику, ни…
В паузе пламенной речи сурового полковника прорывается еле слышный шепот из «народа», который сразу тонет в приглушенных смехуечичках.
- А в зачатии детей, тоже не принимал участие?!
Полковник, увлеченный эмоционально-обвинительной речью, накручивая самого себя, покрывается красными пятнами.
- Я уже давно чувствую, что пора переходить к непопулярным мерам – к оргвыводам и к суровым наказаниям! Я понимаю, что выговор - это не выход и ничего в принципе не изменится, но я вынужден это сделать. Пора накладывать взыскания, пора. Итак, начнем по порядку…
Опять раздается звонок городского телефона. Периодически засыпающий в уютном «монаршем» кресле с высокой спинкой под самую голову, Корнеев берет трубку и, недолго пошептавшись с абонентом, пытается привлечь внимание бушующего начальника. Тот крайне возбужден и раздраженно рычит в ответ.
- Я же сказал! По городу меня нет, всех на хуль! На хуль всех! Вот какая ****ь…?!
- Ваша жена, товарищ полковник…
- Хм…
Начальник, подавившись на полуслове, поспешно подходит к рабочему столу с телефонами, берет трубку из рук Корнеева и, сменив тон, с резко-лающего на ласково-подобострастный, начинает жалобно блеять.
- Да, Зина?! Нет, не слышал. Когда звонила?! Только что?! Нет…, не знаю, был на месте, да…, я… Да…, нет, не могу…. У ме… Зин… у …на… …ня … лю… хмммм …ди, да, сове…ща…Зи…ние…на. Нет, сейч… не могу, лю….не…сов…ди… Конечно! Однозначно! Обязательно! Ну… …ммм… со… год…. все…ито…ги. Носки?! Конечно, надел! Носки надел, новые. В комоде. Цвет?! Сейчас посмотрю.
Начальник сгибается в три погибели, лезет под стол и задирает сначала одну штанину своих брюк, затем – вторую.
- Оба…, да надел оба, синие. Оба синие. Точно! Синие, из одной пары, новые. Нашла один непарный?! Не знаю… Зина, Зи… не…. люди, …на, зззннн… по….Зи ….да, пот…ввв...ом, хорошо. Обязательно заеду, хлеб куплю, два батона и с отрубями. Да! Хорошо и лак для волос тоже. Да, помню, «Вэлла дизайн». Конечно, да, в розовом баллоне. Все! …и тебя и… два раза. …и в глазик, и во второй. И в носик. Ну, давай, пока рыбка. Пока милая, сразу домой, да, никуда, я сразу домой, солнышко. Ну, Зина…?! Все, пока, целую.
Положив трубку телефона и вернувшись к трибуне за «совещательный» стол, начальник снова сурово нахмурил брови и после продолжительной паузы, грозно спросил с металлом в голосе.
- Так! На чем я остановился?!
- Какая ****ь…?!
- Ах, да!
Полковник эмоционально врубил кулаком по трибуне и надув щеки, продолжил.
- Какая ****ь, постоянно сует в «шредер» (машинка для уничтожения документов) листы бумаги не снявши скрепки от стиплера?! Увижу, лишу премии за год. Всё! Все свободны! Корнеев! Чего расселся в полковничьем кресле?! Что, понравилось?! Пригрелся?! Удобно, да?! А ну слезай, а то привыкнешь, потом не выгонишь! Ишь, развалился! Пошел на хрен, иди работать, конец года на носу… Феоктистов, на завтра свободен до обеда…, не управишься в поликлинике до обеда, свободен на весь день… Все, меня нет, я сейчас к генералу на доклад, а потом отъеду в город на полчасика по очень важным и неотложным делам…


Ответственное поручение

К слову вспомнилось! Мой старый друг и хороший сослуживец по имени Владимир в первый раз заступил дежурным по «большому» штабу. Наряд по-определению архиответственный и очень важный. Оно и понятно, не каждый день выпадает прикоснуться к великому – посидеть на дежурной табуретке за длинным прилавком «а-ля-барная стойка» с «миллионом» телефонов и посмотреть на генералов и красные ковровые дорожки.
Будучи ответственным человеком, Володя загодя тщательно побрился, подстригся, идеально погладил форму, отутюжил стрелку на брюках до состояния «лезвия бритвы», начистил обувь так, что «солнечные зайчики» от его ботинок слепили всех окружающих в радиусе километра.
Прибыв в старинный особняк, где располагался «большой» штаб, мой друг внимательно прочитал инструкцию дежурному, слегка обалдел от количества телефонов, включая «прямых» и осознавая всю ответственность перед армией и страной, заступил на пост.
Дежурство протекало ни шатко, ни валко, телефоны звонили, селектор периодически строго рявкал, генералы мельтешили мимо «барной стойки» туда-сюда, раздавая по пути ценнейшие указания налево и направо с царской щедростью. Короче, не служба, а обычный штабной дурдом. Количество записей в рабочем журнале росло и множилось, но Володя справлялся, т.к. будучи главным передаточным звеном, нисколько не робея, «ловил» адресатов прямо в коридоре и нагружал носителей красивых штанов «ценной» информацией, ни сколько не тушуясь их важного вида и внушительных объемов.
Так прошел весь день и постепенно штаб начал пустеть, офицеры и генералы потянулись к выходу - домой и баиньки. Набираться, так сказать, силушки для грядущих подвигов.
Поздно вечером Володю по «прямому» телефону вызвал к себе в кабинет САМ!
Вова взбодрился и, приняв «идеальный» внешний вид и «уставное» выражение лица, отворив тяжелую дверь, вошел в огромный кабинет.
САМ сидел в кресле и разговаривал по телефону. На секунду прервавшись, он подозвал Владимира и, прикрывая трубку рукой, озвучил следующее.
- Любезный, посмотри пожалуйста в коридорах, нет ли где кота?! Он мне очень нужен.
 Озадачив дежурного офицера неожиданным распоряжением, САМ вернулся к телефонному разговору, а Володя недоуменно почесывая подбородок, вышел из кабинета.
- Хм!
"И зачем САМому кошка?! Может устал старикан за день, перенервничал на ответственном посту, решая массу архиважных вопросов и теперь хочет с лохматой животиной пообщаться, подкормить скотинку или просто по шкурке погладить, статическое напряжение снять и в умиротворенную гармонию вернуться?! ХЗ?! Его блажь! Хочет кота, найдем! Возьмем за шкирку и доставим в целости и сохранности блохастую тварь…"
Короче, Вовчик тупо оббегал все коридоры штаба с "кис-кис-кис", но тщетно, ни кота, ни кошки нигде не встретил. Проклиная в душе «бродячую тварь», пропадающую незнамо где, Володя пришел каяться и отдаваться на великодушие САМого.
- Прошу прощения, но Ваше распоряжение выполнить не смог, товарищ САМ. В здании штаба никаких кошек не обнаружено! Может загулял мерзавец, весна на дворе – март месяц! Кот скорее всего некастрированный, вот и подался в бега? А если это кошка, то ее никакой силой не удержишь, могла мимо дежурного по КПП незаметно прошмыгнуть. Извиняйте, товарищ САМ! Еще поискать?
Владелец огромного кабинета сначала долго и непонимающе смотрел на дежурного офицера, а затем зашелся в приступе громогласного хохота. Когда САМ, утирая слезы, перестал «кататься по полу», то Вовчик с ужасом услышал и осознал, что его просили найти не «кота драного», а генерала Кота, который в своем кабинете в данный момент отсутствовал и на телефон не отвечал. Поэтому и был озадачен дежурный офицер «пошерстить» по штабу (в надежде, что Кот идет по коридору), т.к. дежурный по КПП однозначно утверждал, что машина генерала Кота стоит в гараже, и никуда не выезжала.
Стоит отдать должное, САМ оказался мужчина с юмором и, не переставая похохатывать, отпустил Вовчика с миром, пообещав, что его предположения о загулявшей кошке (возможно кастрированной) останутся неведомыми для владельца фамилии «Кот».
Тем не менее, Володе немного взгрустнулось и он решил более углубленно пролистать телефонный справочник, дабы исключить подобные «залипухи» на будущее.
Глубокой ночью раздался «междугородний» телефонный звонок и «клюющий носом» Володя поднял трубку. Оказалось, что позвонил «мужик» с Кубы и на приличном русском языке попросил передать привет своему знакомому генералу – САМому, с которым пересекался на острове Свободы во времена «молодости» и сообщал, что у него сменился номер телефона.
Вовчик записал новый номер кубинского абонента и пообещал донести информацию до САМого в целости и сохранности.
Кубинец оказался словоохотливым дядькой, к тому же посетовал на отсутствие полноценной практики «русского языка» и провисел на телефоне около часа, практикуясь на полусонном Володьке.
Мой дружок откровенно зевая (сказывалась колоссальная разница во времени, естественно), начал представлять своего невидимого собеседника и спонтанно зарисовал на чистом листе в дежурном журнале остров Свободы со всеми подробностями. А на самом острове «художник-любитель» изобразил кривую пальму и здоровенного негра со зверским выражением лица, с голой жопой и отвисшими яйцами. А также с торчащими в разные стороны пальмовыми листьями вместо трусов, с обглоданной костью в носу, всего в бусах и браслетах. Живописный ниггер энергично карабкался по тонкому стволу кривой пальмы за связкой спелых бананов…
На утро по прибытию САМого в штаб, Володька бодро доложил «утреннюю молитву» и, записав на бумажке номер кубинского друга, передал листок «боссу». Тот несказанно обрадовался и побежал «общаться».
Через некоторое время, САМ вызывает Вовчика к себе в кабинет и просит уточнить номер телефона, т.к. все время попадает «не туда». Мой друг бежит на «вахту» и снова переписывает номер телефона. Шеф звонит и попадает опять «в штангу».
В результате, раздраженный САМ просит принести дежурный журнал, чтобы самолично лицезреть записанный номер телефона. И вот тут Володька вспотел! Представлять шефу «портрет» его кубинского друга?! Ни за что!
Мой друг крутился ужом и блистал красноречием, всячески откладывая момент наступления своей неминуемой «казни», но САМ был категоричен.
Делать нечего и Вовчик все же принес журнал с «вахты», по пути расстегнув кобуру с табельным ПМ, готовясь немедленно застрелиться и выброситься в окно …или сначала выброситься в окно, а уже в процессе непродолжительного полета до поверхности «гостеприимного» асфальта, два раза застрелиться…
Заглянув в рабочий журнал, САМ ржал так громогласно, что тряслись толстенные стены его огромного кабинета и дребезжали окна!
- Вылитый Крус Алехандро! Так любезный, немедленно «отксерить» мне этот листок, я его по факсу на Кубу отправлю…
По результатам этого «незабываемого» дежурства, Володьке поступило весьма лестное предложение - перевестись на службу в штаб, но мой друг посчитал за благо вежливо отказаться, следуя мудрому армейскому правилу: «Держаться подальше от начальства и поближе к кухне!», т.к. любовь начальства приходит и уходит, а кушать хочется всегда…

Рекламная пауза

По внутреннему телефону позвонил шеф, судя по голосу – очень даже не в духах, и вызвал к себе в кабинет майора Феоктистова. Димка испуганно выпучил глаза, инстинктивно поправил галстук, нервозно одернул китель, принял озабоченно-обтекаемый вид и обреченно потрусил по коридору в сторону места своей моральной казни.
Мы проводили удаляющегося майора понимающими взглядами и ободряющими репликами.
- Держись, Димон!
Прошло полчаса… час, Димка не возвращается. Проходя по коридору мимо кабинета начальника, услышал натужно-визгливый вой пилорамы и зубодробильный грохот промышленно-карьерного перфоратора – бушующий начальник методично клевал мозг несчастного майора, в извращенном виде порол его тушку, крошил и резал остатки здравого ума и слабые проблески интеллекта на мелкие кусочки…
- Держись, Димон!
Прошло уже полтора часа, Димка не выходил. Если так будет продолжаться, то вскоре его бездыханный труп вынесут ногами вперед. Непорядок! Надо что-то делать.
- Ребята, посмотрите с улицы, в окно никто не прыгал?
Подошел к секретарше шефа – вполне адекватная и вменяемая фрикаделька, несмотря, что редкая красотка. Обычно несовместимое никогда не уживается в одном теле, но Вика – приятное исключение.
- Викуль, не в курсе, что за хрень? Чем вызван такой приступ злостной потенции у нашего старика?!
- Не знаю, Саша, но САМ злой как полный пипец! Я в женском туалете с утра отсиделась, пока он на стены кидался и рычал как тигр, кастрированный без наркоза, а Димку жалко, затрахает вусмерть за «ни за что»!!!
- Мде, старость не радость!
- К чему ты это…
- А может он сегодня ночью перед своей дорогой Зиночкой позорно облажался?! Вот сейчас наличие своей потенции на подчиненных и проверяет! Регулирует ее интенсивность, амплитуду и зло*бучесть?!
- Хихихихихи! Рискуешь, Саня, вдруг узнает?!
- Не узнает! Нас тут двое, а ты не только красива, но и скромна на язычок! Не вложишь, я знаю! Проверено! Держи оборону Викуля, шефу не давайся, под горячую руку не попадай! Если чего, беги к нам или в мадамский туалет, пока САМ не перебесится!
- А я лучше слезу пущу! Бронебойное средство…
- Логично! Только не переусердствуй, а то нос распухнет и глаза покраснеют, а это неправильно! Такая… ах, какая красота и с соплями?! Фи! Неэстетично!
Вернувшись в кабинет, взял трубку «спецсвязи» и набрал номер шефа. (войдя в азарт, на внутренний телефон он мог и не ответить, а сцецсвязь поднимет всяко разно – уровень!)
- Держись, Димон!
Надрачивая самого себя, шеф явно увлекся! А безропотный Димка, как нельзя лучше подходит для идеального громоотвода! На втором гудке шеф схватил трубу.
- Ррррррррр, полковник РРррррр слушает! Какого хуля?!
- Товарищ полковник, прошу прощения, но по ВЧ позвонит Батенёв и срочно требует майора Феоктистова! Вопрос срочный, кроме Дмитрия никто не в курсах! Отпустите пожалуйста  Феоктистова на 5 сек., пока Батенёв на проводе! (Батенёв – начальник приданных сил из параллельной структуры, мегавредный тип, но с Димкой нашли общий язык)
- РРрррррр! Хорошо! Пусть повисит на трубе!
Еще не положив трубку, раздраженный полковник взревел уже на Феоктистова.
- Бегом в кабинет, Батенёв на проводе! Решишь вопрос и опять ко мне…
Закончив разговор с шефом, я подошел к шкафчику и, открыв дверцу, вытащил бутылку 7-летнего коньяка «Ной» (всегда стоит для дорогих гостей – в кофе капнуть для запаха и все такое) и налил две рюмки. Затем закрыл шкаф и сел за свой стол.
С грохотом распахнутой двери и с придыханием паровой машины в кабинет ворвался образцово потрепанный и частично взлохмаченный майор Феоктистов. Он был бледнее мела с красными пятнами на лице и с блуждающим взглядом нокаутированного боксера. Мде… а подрюкали юношу неслабо!
Забежав в помещение, Димка начал панически-хаотично скользить глазами по телефонам, но все трубки лежали на рычагах. Перехватив его недоуменный взгляд, я подошел к шкафчику и взял рюмку, наполненную душистым коньяком.
- Давай, Димон, во здравие! Расслабь нерву, а то так и до инфаркта с инсультом недалеко!
- А Батенёв?
- Не звонил твой Батенёв… считай, что ЭТО – рекламная пауза! А то шеф *бёт тебя, просто не вынимая! Извращенец какой-то?! Лучше бы групповое порево устроил, чем на одном обрываться. Отдохни пару минут. И шеф пусть немного расслабится и пар стравит! Он чего там, виагры полпачки сразу зачавкал? Ладно, забудь на мгновенье. Коньячок сосуды расширяет, нерву расслабляет и вообще, скоро обед, считай, что в целях аперитива для стимуляции пищеварения – сплошная польза короче… Будем!
Мы выпили коньячку, и я сразу разлил по второй. Выпили. (исключительно в медицинских целях, прошу заметить) Димка заметно порозовел, задышал регулярней и глубже и… сам разлил по третьей…
После этого действа, расслабленный майор абсолютно спокойным и уравновешенным (даже с легкой блуждающей улыбкой на  благодушном лице) ушел в кабинет к шефу на вторую серию «марлезонского балета».
- Держись, Димон!
Пока Димка типа «разговаривал с Батенёвым», шеф тоже немного остыл, его дрочибельный запал заметно упал, а пихательный орган радикально сник и жалко скукожился. В результате, лениво брюзжащий полковник, вяло пожурил майора в течение пары минут и отпустил с миром…
Что ни говори, а вовремя сделанная пауза – великое дело …и коньяк хорошо пошел (исключительно в медицинских целях, естественно)

На одной волне или I do not understand

На очередной волне огалтелой "любви и дружбы" с Америкой, приехали к нам в организацию улыбчивые и душевные парни-янки с очень приличным знанием русского языка. Причем, все как один бегло лопотали на русском фактически без акцента, куда деваться?! (случайное совпадение, не иначе).
И таскались они за нашими офицерами как привязанные, постоянно прислушиваясь к их беседам и чего-то время от времени фиксируя в своих блокнотиках! ...а служебные вопросы решать надо?!
Наши офицеры немедленно перешли на "исконно-русский язык с крепкими выражениями от строгой мамы" и прекрасно друг друга понимали, а вот "америкосы" мгновенно выпали в "творческий" осадок и жалко улыбаясь дежурными смайлами, наивно-трогательно хлопали своими глазенками!
Когда время их дружественной командировки закончилось и они уезжали в "Америкосию", то все как один грустно посетовали, что в США совсем нет хороших преподавателей по русскому языку! Просто беда какая-то, очень низкий уровень обучения и, причем повсеместно ...или учат не тому что надо?!

Курс лечения

На БП (боевой пост) начальником смены заступал весьма заносчивый и чванливый капитан-лейтенант, ленивый и невоспитанный (по какому-то немыслимому блату к нам на постоянную службу занесло офицера из ВМФ, непонятно, но факт). Хамить офицерам у него не получалось, но иногда пытался, правда безуспешно (его, тупо и повсеместно игнорировали), а вот на подчиненных механиках-прапорщиках отрывался по полной программе. Ни в чем себе не отказывал, доводил людей постоянными безосновательными и мелочными придирками до "белого каления". Сам же проводил всю смену исключительно лежа на диване перед телевизором, непрерывно раздавая "гениальные" указания, превращая время дежурства на БП в непрерывную суету и бесполезно-изматывающую беготню... Заступать с ним на дежурство никто не хотел, но приказ по части о составе смен издается на календарный год... куда деваться?!
Свою драгоценную задницу данный кап-лей возил на очень древней, ржавой, вечно дребезжащей и убогой "шохе" с лысой резиной. А тут как-то неожиданно начал прикатывать на новенькой "9-ке" изумрудно-зеленого "металика" с дорогущей "музыкой"-сабвуфер, CD-чейнджер и все такое...
Не дождавшись "восхищенных" реплик и "восторженных" возгласов от своих сослуживцев, кап-лей неоднократно и навязчиво хвастался, что у него появилась новая роскошная мадам, влюбленная в него как ручная кошка. Да еще и богатая без меры, вот и разрешает брать ее "пепелац" в любое время дня и ночи....
Однажды ночью звонит городской телефон, кап-лей однозначно валяется на диване и с одухотворенным видом пялится в экран телевизора, а за пультом БП сидит старый уважаемый "прапор", уже давно и категорично утомленный постоянным хамством своего "любимого" начальничка.
В результате между прапорщиком и неизвестным абонентом женского пола состоялся любезный разговор, примерного содержания:
- Сергея Николаеевича позовите к телефону! (кап-лея значит)
- А кто это такой?! (с долей легкого удивления и пренебрежения)
- Как кто такой?!?!?! (безмерно удивленно) Адъютант САМОГО!!!!!!!!!!!! Капитан-лейтенант Клочкин Сергей Николаевич! (с апломбом)
- Аааа, Си-Ро-Жу значит?! Вы знаете он сейчас не может подойти к телефону... (с хорошей порцией нескрываемого сарказма)
- А когда сможет?! Это его очень хорошая знакомая...(капризным тоном)
- Когда-когда?! Ну, как освободится! Он сейчас полы моет! Когда закончит, он Вам обязательно перезвонит! Телефончик оставьте, пожалуйста... (исключительно вежливым тоном, с располагающе-доверительными нотками)
- Полы?! Моет?!...пип-пип-пип.... (бросили трубку)
Кап-лей упал с дивана! Он "рэксом" бросился к трубке, но слушать его не захотели. Вид у него был "весьма растрепанный и откровенно жалкий".
Визжать на прапорщика было бесполезно - стар, уважаем, авторитетен (возможностей для подставы любимого начальника - мульён).
На следующую смену кап-лей приехал на своей раздолбанной "шохе" - был с позором отлучен от "роскошного" женского тела и всех прилагающихся материальных благ, т.к. "адъютант САМОГО" звучит, несомненно, лучше, чем банальная "поломойка".
Лекарство нашло своего больного.

Апатия
(аномальной жаре посвящается)

Капитан-лейтенант Клочкин, разомлевший от изнуряющей жары после 12-часового дежурства на БД (+34 градуса в помещении дежурных сил боевого поста, без кондиционера, естесссно) с отрешенным видом взирал на перекошенное от гнева лицо своего непосредственного начальника подполковника Зонтикова. Рядом с которым стоял раскаленный от изнуряющей духоты и готовый взорваться от приступа ярости полковник Луковкин – непосредственный начальник Зонтикова.
Два грозных отца-командира обливаясь потом и брызгая желчью, хором и поочередно, а так же перебивая, и одновременно сменяя друг друга, пытались достучаться хотя бы до теоретических отголосков совести молодого офицера, которая атрофировалась еще во время учебы в военно-морском ВУЗе.
- Как?! Нет, ты ответь нам, как… Как можно было спалить за смену целых четыре блока информационно-интеллектуального анализа. Как?! Ну один, хрен с ним! Ну, два – бывает! Ну, допустим, что мозги перемкнуло от проклятой жары и третий блок сунул в цепь, не сняв питания… Но ЧЕ-ТЫ-РЕ блока?! Каждый стоимостью с приличную иномарку?! Как?! Где был твой мозг, твою … дивизию?!
Во время проведения процедуры поиска усопшей совести кап-лея, оный сидел в амортизационном кресле, и медленно перебирая ногами по полу, вращался против часовой стрелки вокруг подвижной оси удобного кресла.
Подполковник с полковником, тем временем, бегали по кругу, дабы в процессе своей обвинительной тирады, оставаться в поле зрения провинившегося офицера. И давить на него не только акустически, вливая в уши очередную порцию истошного крика,  но еще и морально – своим грозным видом. А так же периодически меча яркие молнии в бесстыжие полузакрытые глаза показательно равнодушного Клочкина.
Вина кап-лея Клочкина была очевидна, а его отношение к начальству сквозило столь явным пренебрежением, что сама сцена с показательным поревом была просто «из ряда вон»… парню явно корячился «насос» - неполное служебное соответствие. Но кап-лею было абсолютно все равно…
Устав слушать гневные выкрики из уст разъяренного начальства в свой адрес, кап-лей нехотя разомкнул пересохшие губы и еле слышно произнес.
- Я так понял, вы драть меня пришли! Так?!
- Так! – хором выдохнули начальники, возмущенные фактом вопиющего безобразия и пораженные показным равнодушием офицера, смутно понимая, что предыдущие полчаса знатного порева с эмоциональными выкриками и многообещающими угрозами сломать об колено карьеру молодого офицера прошли «в холостую».
- Так бы сразу и сказали! Чего канитель разводить…
И капитан-лейтенант Клочкин взгромоздился на кресло, уперевшись коленями в сиденье, а руками взявшись в спинку – принял «коленно-локтевую стойку». Затем приспустил форменные брюки и оголил свою волосатую задницу.
- Пожалуйста, приступайте… чего зря время терять?!
Мде..., за такие шуточки быть Клочкину кап-леем во веки вечные... Совсем страх и субординацию перед начальством от жары потерял...
Покинув помещение БД с замершими в ступоре начальниками перед смиренно-преклоненным подчиненным, дабы не стать невольным свидетелем живописной сцены из кинофильмов с пометкой "только от 16-ти" или "ХХХ", я вышел на улицу и бросил мимолетный взгляд на электронный термометр, висящий у станции метро.
Бесстрастное табло показывало +43 (на солнечной стороне). В городе плавился асфальт, а у его населения плавились мозги...

Неожиданная благодать

Однажды, после достаточно тяжелого ранения знакомый офицер - майор, выслушав неутешительный приговор военных медиков, отправился в поисках утраченного здоровья по различным солидным институтам и прочим авторитетным медицинским учреждениям.
Научные светила с мировыми именами тщательно обследовали молодого и симпатичного парня, кропотливо изучали состояние его организма, отправляли сдавать различные многочисленные анализы и проводить хитро-мудрые исследования. Затем, внимательно разглядывая рентгеновские снимки, распечатки компьютерного сканирования и углубляясь в диагностические дебри, врачи задумчиво хмурились, беспомощно разводили руками, и с трудом подбирая совсем непростые слова, говорили, что в данном случае медицина бессильна, наука еще не достигла необходимых вершин и можно надеяться только на чудо и волю Всевышнего.
Офицер был молод, полон сил, тверд характером и совсем не горел желанием переходить в разряд инвалидов. Он горячо спорил с медиками, убеждал их провести какую-нибудь дерзкую операцию, умолял назначить немыслимый курс лечения, вколоть самое неизученное и неопробованное лекарство, просил сделать все возможное и невозможное, но так, чтобы помогло.
Когда все мало-мальски приличные лечебные учреждения словно сговорившись, дружно и поочередно расписались в своей полной некомпетенции и бесполезности, майор, почесав "буйную головушку", неожиданно вспомнил, что как любой православный человек, был крещен когда-то в далеком детстве. И с тех пор по настоянию своей старенькой любимой бабушки постоянно носил нательный крест, особо не задумываясь о данном факте, т.к. привык полагаться только на свои силы.
Задумчиво перебирая в пальцах маленький крестик, офицер поймал себя на мысли, что за свою недолгую, но весьма насыщенную различными событиями жизнь, он посещал церковь гораздо реже, чем театр или филармонию.
Пораскинув мозгами более тщательно, майор пришел к неутешительному выводу, что и в театре он не был уже очень-очень давненько, а про филармонию вообще лучше и не вспоминать... Офицер иногда подумывал, что «филармония» - это разновидность «интеллигентского» ругательства.
- А не пойти бы Вам в филармонию, уважаемый?! ...и все такое...
И вот, собравшись с духом и отгоняя ложный стыд, офицер отправился в церковь.
Нерешительно походив кругами возле храма, молодой человек осторожно приоткрыл массивную дверь и вошел во внутрь. В церкви шла служба, горели свечи, пахло ладаном, немногочисленные люди исполняли непонятные песнопения и временами крестились. Майора охватило непривычное волнение, напоминающее стыдливость или давно забытую неуверенность, но он не привык отступать и решил довести задуманное до конца.
В православных обрядах он был откровенно не силен и поэтому, не мудрствуя лукаво, накупил у вежливой старушки различных свечек побольше и начал расставлять их подряд перед всеми иконами, т.к. спросить что-либо у бабулек-завсегдатаев церкви, парень просто постеснялся.
Неумело крестясь и не вспомнив ни одной молитвы (да нет..пожалуй, честнее и правильнее - не зная...), офицер, тем не менее, абсолютно искренне и от души, просил у Бога вернуть ему потерянное здоровье, упирая на то, что в принципе он никогда не надоедал Всевышнему своими просьбами и не отвлекал его от более насущных дел. А вот теперь приспичило так - хоть в петлю… или пулю в лоб (и такие дурные мыслишки посещали нашего героя, после тесного и «плодотворного» общения с медиками)
Поспешно завершив нехитрые обряды, офицер вышел из церкви и с дурным настроением побрел домой, т.к. вопрос о его непригодности к дальнейшей службе был уже фактически решен, а на гражданской жизни, он себя пока еще не представлял.
Дома, привычным движением откупорив бутылку "Водки" и налив весьма приличную дозу, майор хотел в очередной раз хватануть пару стаканов и забыться в пьяном угаре, чтобы скоротать еще один бездарно прожитый день. Иначе можно было сойти с ума от тяжелых раздумий.
Поднося стакан к губам и жадно втянув носом запах водки, офицера вдруг неожиданно и брезгливо передернуло от явного и невыносимого отвращения. Парень с удивлением осознал, что выпить водки ему не только не хочется, но и даже, скорее всего и не удастся. Противно!
Непривыкший пасовать перед трудностями, офицер зажал нос пальцами и попытался насильно залить содержимое стакана себе в рот. Вроде получилось... но при малейшей попытке проглотить некогда "любимую" водочку, 40-градусная жидкость наотрез отказалась просачиваться в пищевод. Складывалось устойчивое впечатление, что НЕКТО взял парня за горло своей невидимой и крепкой рукой, и нежно сдавив его, не дает сделать глотательное движение. Вообще!
Безуспешно погоняв некоторое время жидкость во рту, майор с раздражением выплюнул водку в раковину, немного отдышался и повторил попытку... Бесполезно!
Промучившись в течение некоторого времени, офицер пришел в ужас от осознания того, что единственная доступная ему "отдушина", позволяющая хотя бы временно уйти от "тяжелой реальности" и забыть о своем недуге, захлопнулась самым неожиданным образом, и он остался один на один со своей бедой - последствиями тяжелого ранения.
Пометавшись в приступе отчаяния по квартире, майор внезапно понял, что такая «чудесная» перемена во вкусовых пристрастиях произошла с ним сразу после недавнего посещения церкви.
Пораженный догадкой, молодой человек бросился обратно в церковь. Забежав в пустой храм, он с отчаянием обратился к старушке, которая неторопливо наводила порядок в помещении церкви после окончания службы и всем видом напоминала "опытную молельщицу».
Нежно и крепко взяв ее под руку, офицер провел бабушку по всем иконам, где он совсем недавно поставил свечки и попросил хотя бы вкратце рассказать о них – в честь каких святых они написаны и от каких болезней помогают.
Бабулька не смогла отказать вежливому, но несколько настойчивому молодому человеку и охотно делилась своей житейской мудростью и знаниями.
Она провела «заблудшего и отчаявшегося» по всему храму и весьма подробно объяснила все премудрости церковных обрядов, а также силу святых, которые были изображены на иконах.
Продвигаясь по храму и внимательно вслушиваясь в тихий и ласковый голосок старушки, майор неожиданно для себя выяснил, что «нечаянно» поставил свечку и попросил милости у иконы "Неупиваемая чаша".
К своему искреннему изумлению, офицер узнал, что эта икона помогает сильно пьющим людям избавиться от своей пагубной зависимости и возле нее обычно толпятся несчастные женщины с последней надеждой о помощи для своих мужей – беспросветных алкоголиков.
Осознав свою фатальную ошибку, майор неожиданно успокоился и даже обрадовался. Он явно почувствовал наступившее умиротворение в своей исстрадавшейся душе.
Поблагодарив добрую старушку за полученный урок, офицер не стал требовать у иконы отменить непрошенное чудо, а смирился с неожиданно дарованной благодатью, не смотря на то, что и до полученного ранения, он не страдал непомерным употреблением алкоголя.
Майор посчитал «неожиданную благодать» за хороший знак и не ошибся…
В нагрузку к восстановленному, вопреки всем прогнозам авторитетных медицинских светил, здоровью, офицер неожиданно получил гарантированное и стойкое отвращение к водке. И теперь на различных праздниках и банкетах, ему приходится буквально заставлять себя выпить пару маленьких рюмок - для поддержания беседы и соблюдения этикета, но не более…

Милосердие

- Катя, смените капельницу…
- Владимир Сергеевич! Это уже четвертая…
- Знаю, Катюша! Ставьте… Иначе не вытянем парня… Выжженную флору, иммунитет и прочее потом понемногу восстановит… давай попробуем жизнь сохранить …воспаление обширное …у него в крови настоящая война бушует…
Кто-то осторожно поднял мои веки. По затуманенным мозгам неприятно ударил яркий свет!
«Зажмуриться бы?! Но сил нет! Это надо же?! Нет сил, чтобы просто закрыть глаза?!»
Где-то надо мной склонилась расплывающаяся фигура в белом…
«Боже, доктор, кто-нибудь… да закройте же мне глаза! Больно от света! Больно! Очень больно от простого, обычного света! Невыносимо…»
Кожей лица ощутил дыхание склонившегося человека. Теплое дыхание, спокойное, с запахом ментоловой жвачки. Надо же, вот удивительно?! Мозги работают «через раз», тело вообще не чувствую, свет – нестерпимая пытка, а запах ментола приятен?! Чудеса, да и только…
Мужской голос тихо прошептал.
- Держись парень! Мы тебя вытащим! Только помоги нам… Хоть чуть-чуть помоги! Не сдавайся! Держись, гони костлявую… борись...

Добрые пальцы мягко отпустили мои воспаленные веки, глаза автоматически закрылись… незнакомый голос продолжал навязчиво звучать в ушах, отдаваясь многократным эхом в искаженном сознании.
- Катя, срочно принесите две дозы «метрогила», добавим в капельницу. Парню совсем плохо…
- Владимир Сергеевич, старшая сестра еще вчера сказала, что «метрогил» закончился, «ортофен» на следующий квартал не закупили из-за отсутствия средств, о «вольтарене» вообще не мечтайте…
- Что за бл*дская страна?! Простите за грубость слова, Катенька… для своих же ребят ничего нет… разве так можно?! Ничего, все равно вытащим… Держись дружок, должно полегчать! Организм молодой… Тебе сейчас очень хорошее лекарство колем, заграничное, очень мощное, по 320 долбанных баксов за капельницу…
«320 баксов за капельницу?! И это уже 4-я…?! А чего-нибудь подешевле нет?! Доктор, у меня нет таких бешеных денег! Нет! Уже 1480 долларов в мои вены накапало…?! Я же никогда не расплачусь! Моя зарплата в пересчете на у.е. – 270 в месяц и это все, что платит мне заботливая Родина… не надо, как Вас там, Владимир Сергеевич…остановитесь... пожалуйста...»
- Доктор, это не мое дело конечно, но Зоя Константиновна определила категорический лимит – не больше двух …
- Катя! Ставьте, ставьте… И пятую и шестую …и двадцатую поставим… У него кольцо на безымянном пальце, видите?! Жена значит имеется, детки, наверное... А мы его отдадим только из-за того, что у страны лекарств для служивых нет?! Нет, Катенька, не отдадим! Хватит! Сил больше нет! Остатки совести не позволяет смотреть, как молодые ребята загибаются, а мы помочь не можем… Лимит?! И так уже, сколько потеряли?! …молодых и красивых. У них мамы есть, жены, дети… Больше никого не отдам… За каждого биться будем… Надо будет, сам за лекарства платить стану, но больше никого не упущу… Слышишь, парень?! Все у тебя будет хорошо и жить будешь долго и счастливо и умрешь в глубокой старости! Это я тебе обещаю… только помоги мне немного… не сдавайся… держись!

Драгоценный подарок

       "Из всех органов чувств человека, глаз всегда признавался наилучшим даром и чудеснейшим произведением творчества силы природы. Поэты воспевали его, ораторы восхваляли, философы прославляли его как мерило, указывающее на то, чему способны органические силы, а физики пытались подражать ему как недостижимому образцу оптических приборов."
       HERMANN VON HELMHOLTZ [1821-1894]

- Зрачки расширены! Правый зрачок на свет вообще не реагирует! Хм, не понял... Что за…?!
- Доктор, я что – уже труп?!
- Что за бред?!
- Ну, вроде как, у мертвых зрачки на свет не реагируют…
- Шутить изволите, батенька?! Значит, еще живой… поверьте мне, молодой человек, шутки, ирония и сарказм присущи только живым субстанциям с явно выраженным признаком первичного интеллекта… Шучу значит существую! Аааа, вот оно что?!
Врач полистал мою мед.книжку и остановился на нужной странице.
- Сильная контузия правого глазного яблока с множественным проникающим ранением. Роговица значительно повреждена, пять слоев срезано, V-образный рубец с вершиной от оси хрусталика… мде… Внутри глазного яблока отчетливо просматриваются посторонние предметы. Ну, так давай и мы посмотрим… В роговице также присутствуют множественные вкрапления посторонних предметов. Хрусталик поврежден, …очаговые помутнения. Понятно, зарождение травматической катаракты налицо. В тканях присутствуют обширные воспалительные процессы. По данным компьютерного сканирования, только в роговице застряло около 5.000… Ничего себе?! …разнородных осколков от металла до пластика……и прочих субстанций неизвестного происхождения с инертными свойствами... Хм... Да уж! Внутриглазное давление…?! Ого! Это ж глаукома собственной персоной! И уже в критической форме! Больной, Вы что-нибудь видите?!
- Вижу. Свет.
- И все?!
- Если правым, то все. Левым глазом вижу Вас, но весьма расплывчато и с искажениями… как будто под углом к горизонту и с пробелами в изображении, будто черные сектора на картинке...
- Понятно, не густо. Ну, левый глаз должен достаточно быстро восстановиться, мы ему в этом благом деле максимально поможем, а вот… Буду с Вами предельно откровенен. Вы ж мужчина как-никак, надеюсь в окошко прыгать не станете, а то буду молчать как партизан и делать записи в мед.книжке неразборчивым почерком?! Или даже на латыни!
- Не стану.
- Вот и ладненько! Итак, мы в самом начале очень продолжительного и весьма болезненного пути. Предстоит очень-очень длительное лечение. Насколько длительное?! Очень-очень-очень длительное, мде… и целая серия противных операций. Постараемся по возможности максимально извлечь посторонние предметы из глазного яблока, а также из роговицы… вернее, из ее остатков. Мде… Честно говоря, пока стоит вопрос скорее даже косметического характера – сохранить сам глаз, как таковой. Не хотелось бы… Ладно, не будем сдаваться раньше времени, попробуем упереться... Родной глаз завсегда лучше, чем… хм. Водички не хотите глотнуть?!
- Нет.
- А я с Вашего позволения, все же попью водички… Так, что еще понаписали в умной книжке?! Заживляемость оставляет желать лучшего, хирургические швы расходились три раза... Плохо, батенька, ибо предстоит серия операций по пересадке роговицы, т.к. Ваша, голубчик, совсем в ужасном состоянии – вся перепахана, пять слоев срезаны и просто банально отсутствуют. Оставшиеся два слоя щедро нафаршированы непонятно чем, от металла до инертных субстанций. Металл попытаемся извлечь мощным магнитом, поиграемся с полярностью полей, что-то вытянем, это безусловно! А вот с остальными инертными субстанциями…?! Будем думать… На ближайшие годика два-три ничего не планируйте, любезный…
- Доктор, а я буду видеть?!
- Хм?! Хороший вопрос! Не буду кривить душой, Вы – взрослый человек, судя по отзывам моих коллег – стойкий и мужественный, поэтому буду предельно честен – я надеюсь. По крайней мере, сделаю все возможное, но сразу настраивайся, дружок, что ожидается послойная пересадка роговицы – процесс сам по себе достаточно муторный. Затем лазерная коррекция, шлифовка рубцов, но астигматизм все равно останется, увы. Главное – это минимизировать его негативные последствия… Короче, дай Бог, с очками, с коррекцией… а сейчас и хорошие линзы появились, даже бельма не будет заметно… можно цвет глаз менять, в зависимости от настроения… один день голубые, другой – зеленые…
- А служить смогу?!
- Сынок, какой служить?! Ну какой служить, прости господи, чтоб не выругаться… О чем вообще мы сейчас говорим?! Речь о жизни идет, а он служить?! Великое спасибо и низкий поклон Владимиру Сергеевичу, что не позволил различной заразе тупо сожрать твой организм, а он служить собирается…?! Ты у психиатра на консультации еще не был?!
- Нет.
- А пора бы… Ладно, не обижайся на старика! Прости меня, солдат! Ты ведь солдат своей страны, как ни крути, независимо от звания, не так ли?! Звание у тебя какое, юноша?! Уж, прости, я тебя по простецкому, на «ты», мне по возрасту уже можно.
- Майор.
- Майор?! Неплохо. Такой молодой и уже майор. Наверное, счастливчик по жизни, с удачей под руку гуляешь, признавайся?!
- Ага! Разве не заметно?! Могу с Вами своим "счастьем" поделиться...
- Ладно, согласен, неудачная шутка, не к месту и весьма циничная. Проехали! Так вот, майор, у медиков всегда циничные шутки, не дуйся. По секрету, медики – это самые черствые и циничные люди на свете. Эмоции и сопливые переживания в сторону, иначе персональную пенсию в отдельной палате дурдома встретить можно! Причем, со всеми удобствами. По блату, так сказать, по праву тайного членства в медицинской мафии. Ха-ха! Это так, лирическое отступление, продолжаем разговор. Ты, кстати, никуда не торопишься?!
- Нет… куда ж мне сейчас…
- Вот и ладненько. Парень! Жив остался - уже чудо! Самое настоящее чудо, поверь мне. Но, эмоции в сторону, сейчас надо дальше продвигаться. Моли Бога, чтобы тебе глаза сохранили! Сохранили сами глаза как таковые. Перед тем, как за операции взяться, надо воспаление снять! Терапевты все головы свои поломали, как это самое воспаление снять. Тот же Владимир Сергеевич меня и попросил за тебя взяться. Не могу я ему отказать, дружим давно и крепко. Возьмусь, что же делать?! Не бросать же труды старого друга?! А вот с какого бока к тебе подступиться, пока не знаю, честно говоря! У тебя же иммунитета совсем не осталось. Сейчас к глазам вообще прикасаться нельзя, пока очаг воспаления не затихнет! А он и не затихнет, так как у тебя посторонние предметы внутри… А для того, чтобы снять воспаление, надо извлечь посторонние предметы! А чтобы взяться извлекать посторонние предметы, предварительно надо снять воспаление или хотя бы локализовать его… заглушить. Вот такой замкнутый круг получается! Вообще радуйся, что жив остался! Вот смотри… ах, да?! Слушай, сейчас объясню! Если бы осколки ударили в роговицу под прямым углом и пошли бы немного дальше, то они прошили бы глаза насквозь и поразили бы мозг, и мы с тобой уже бы не разговаривали. А так их энергии хватило лишь повредить глаза, дальше осколки не прошли, но все равно застряли очень глубоко. Тем не менее, глаза перепахали весьма неслабо, мде…?! Как их вытаскивать?! Честно скажу, пока не знаю! Будем думать, советоваться, консультироваться! Медицина развивается, что-то меняется… Ты не отчаивайся. Сейчас надо воспаление снять или приглушить чуть-чуть, чтобы к твоим глазам со скальпелем подступиться… хотя бы, осторожненько…трепетно и нежненько... Давай еще посмотрим, никогда такого не видел, честно говоря…
Время потянулось утомительно долго, шея и плечи затекли от неудобной позы, а доктор все крутил и вертел свои приборы. Наконец, врач отодвинул щелевую лампу в сторону от моего лица и молча задумался. Пауза откровенно затягивалась.
- Знаешь что?! А ты в Бога веришь?!
- Ну, как Вам сказать?! Крещеный… мы же православные… славяне…
- Скажу тебе как мужчине! Надеюсь на здравый смысл и … хм… Все что сказал ранее, это была своего рода прелюдия для манерных девочек и слабонервных мальчиков. Дело очень серьезно. Настолько серьезно, что дальше некуда, поэтому надо быть реалистом и ценить то, что имеешь или вернее то, что осталось... Медицина пока бессильна в таких вопросах, а в твоем случае, однозначно и без вариантов. Вот в твоей мед.книжке какие имена и какие организации отметились?! Любо-дорого посмотреть! Что не роспись, то глыба, светило международного уровня! Прям офтальмологический симпозиум в самом титулованном составе?! И клиника Федорова и Гельмгольца и… и все расписались в полной бесперспективности лечения. Прогнозы совсем неутешительны. Провели диагностирование просто замечательно, великолепно, вопросов нет! А дальше?! Что дальше?! Кроме приговора еще и что-то делать надо?! А в книжке одна констатация факта и… фактически, все. Но, ты не суди их! Не злись, а пожалей их! Да-да, пожалей и посочувствуй! Именно им посочувствуй! Этим светилам сейчас самим хреново! Думаешь так просто на таких парней смотреть и ощущать свое бессилие. Душа рвется, и сердце болит, а помочь нет возможности. И обывательские сказки про циничных медиков – тоже дурь несусветная! Они ведь тоже живые люди и сердце у них совсем не железное… Прости их и постарайся понять! Действительно, случай очень тяжелый! Такие ранения, да еще на фоне жестокого воспалительного процесса хорошо никогда не заканчивались. Чего юлить, готовься к худшему?! Даже сейчас ты фактически балансируешь на грани. Общее состояние организма весьма шаткое. Иммунитет отсутствует, организм совсем не борется… Надо любой ценой поднимать иммунитет… у тебя уже не кровь, а сплошной антибиотик…Кстати, ты сало с чесноком любишь?! …придется полюбить…
Что еще говорил мне доктор, долетало уже «издалека» и «через раз». Ибо, честно говоря, выслушивать в очередной раз неутешительный и «окончательный» приговор – полный …пипец, врагу не пожелаешь. А так хотелось обмануться!
Вот почему, если врач видит перед собой громилу под 190 см. и весом под центнер, он (в смысле, врач) думает, что этот «громила» ничего не боится и ему надо резать правду-матку прямо в лоб и, не стесняясь в выражениях?! Еще как боится! Правду-матку, конечно, хотелось бы знать, но об искорке надежды тоже услышать, как бы очень желательно… Ну, обманите меня, доктор! Скажите, что все будет хорошо… Мне так надо это услышать! …где силы брать?! Устал «выше крыши», вымотался «до нельзя»! Доктор, дай надежду… пожалуйста… Ох, как не хочется быть слепым …жить в темноте – страшно! Господи, как страшно! Молодым и в темноту! Не хочу! Не надо! А собственно, какая разница?! Молодым?! Старым?! Темнота – это страшно! Мне страшно, доктор!!! Очень страшно… Доктор, обманите меня, умоляю…
- Вся надежда на Всевышнего! Ты знаешь что?! В Россию привезли мощи Святого Пантелеймона. Это великий лекарь из глубины веков! Чудеса творил, безнадежных исцелял! Попробуй в храм сходить! Да, майор, не удивляйся! Я чем больше в медицину погружаюсь, тем отчетливей осознаю и с несказанным удивлением понимаю, что ничего эта самая медицина о человеке не знает!
В коридоре больничного корпуса незаметная бабулька в белом халате мыла полы. Выходя из кабинета врача, я моментально врубился в ведро и опрокинул его. Вода грязной рекой потекла по полу.
Стоя в эпицентре «грязного моря» и брезгливо ощущая, как неизбежно промокают мои летние туфли, носки и сами, собственно, ноги, я смачно выматерился но, опомнившись, сразу же принялся извиняться перед старушкой за свою «неуклюжесть» и вынужденную беспомощность к которой никак не мог привыкнуть. Но не успел, пожилая санитарка заговорила первой. Она нисколько не расстроилась за «реку воды» и загубленную работу в только что помытом коридоре, а убедительно и доверительно защебетала с каким-то еле уловимым деревенским акцентом, заговорила почти скороговоркой.
- Тебе повезло паря! Ты пока еще не понимаешь, какое тебе неслыханное счастье подвалило! За тебя взялся «сам», о-го-го, какой человечище! Я через дверцу все слышала. Дверцы то тут плевые, из бумаги клеенной, баловство одно - тонюсенькие, все слышно как за околицей. Но ты не серчай на бабку, касатик, не гневайся. Сколько вас таких страдальцев тут каждый божий день проходит и не счесть. А врач замечательный! Замечательный врач! Настоящий! Очередь к нему, тьма-тьмущая! Ты знаешь он какой?! Он святой! Точно-точно! Правду говорю, слушай меня, ей-ей, не совру. Он муки несет немыслимые, чтобы всем страждущим помочь. Вам чтобы помочь, милой. За талант и старания его огромные и страдания ему даны нечеловеческие. Ангел у него за спиной и Бог ему помогает! Все операции у него всегда удачные, правда-правда… безнадежных исцеляет…
Не будучи в настроении, выслушивать «старушечий бред», ориентируясь фактически на свет в «конце тоннеля», погруженный в свои невеселые мысли, я двинулся в сторону выхода. А сердечная старушка, собирая разлитую воду и отжимая тряпку, все бубнила мне в спину, рекламируя «золотые руки» доктора (пыталась подбодрить из жалости и сердечного сострадания, не иначе).
- Проведет операцию и сразу же уходит на бюллетень ...экзема у него страшная. Поедом его ест, проклятущая. Кожа на руках горит нещадно. Сохнет и трещит до крови... Он же перчатки хирургические надевает, вот же придумали заразу?! Перчатки то резиновые и посыпаны тальком внутри, порошок такой, как мука мелкая, так полагается… И он – страдалец, их после каждой операции снимает вместе со своей кожей!!! Вот ведь муку несет… Человек с большой буквы! Ученый шибко - профессор, а жестоко страдает! Вот так, сынок! За ради вас всех страдает. А, чуть подлечившись, опять надевает латекс – енто резинка такая, будь она неладна, чтобы опять снять перчатки вместе со своей кожей!!! Святой человек… все ради вас, сыночки… ох, какие муки на себя принимает… И на покой не уходит…
Мде…, оказывается, не одному мне хреново?! Надо же?! Доктор, а себя вылечить не может?! Чего только в жизни не бывает?! Кожу снимает с перчатками, бррррр, ужас какой?! Действительно, мужественный человек, слов нет! Дай ему, господи…
Вокруг храма Христа-Спасителя колыхалось живое море. У металлического ограждения стояло плотное кольцо больных и страждущих, не протолкнешься. Очередь в три кольца вокруг храма и хвоста не видно.
Жара неимоверная, состояние организма - просто кошмар. Сознание тоненькой ниточкой так и норовило покинуть измученное тело. Чувствую, не выстою очередь, а проситься вперед - «стыдно»! Вон сколько больных и немощных стоит… кто-то на инвалидных креслах – совсем беда, когда ножки не ходят. А детишек сколько?! Мама дорогая! Стыдно вперед детей проситься, стыдно! …а сознание мутится и ускользает. И ноги какие-то ватные и во рту привкус нехороший… Не рубануться бы вот прямо тут - на мощеный камень?! Только бы шасси не сложились! Держаться! …здоровенный мужик под 190 см. и рожей на асфальт?! Нельзя! Стыдно!
- Сынок, а чего ты тут стоишь?!
Оглядевшись по сторонам и повернувшись на голос, с трудом увидел маленькую невыразительную старушку, которая как бы даже и не смотрела в мою сторону, но обращалась явно ко мне.
- К мощам Святого Пантелеймона хочу приложиться, бабушка! Вдруг поможет?!
- А почему именно здесь, сынок?! Если Святой Пантелеймон тебя услышит, он в любом месте тебе поможет. Главное – чтобы услышал и посчитал возможным помочь! Давно исповедовался и причащался, дитятка?!
- Да как Вам сказать…
- Недалеко отсюда, в Филипповском переулке стоит красивая церквушка, очень намоленная. Там есть маленький кусочек мощей Святого Пантелеймона и еще многих других сильных святых, сходи туда…
- Спасибо, бабушка!
Вытащив платок из кармана, вытер противно-липкую испарину, предательски проступившую на лбу. Слабость, етить… Пошла вон слабость! Нельзя поддаваться, а то ноги подкосятся, вот стыдно то будет… Здоровенная детина и в обморок… неправильно это…
Хотел у старушки направление уточнить, а бабульки, как и никогда не бывало. Толпа пребывает, а старушки той и не видно. Удивился слегка и пошел искать Филипповскую церковь. Нашел быстро. Действительно красивая. Захожу. Внутри полумрак и после душной улицы с раскаленным асфальтом, приятная прохлада.
- Скажите, пожалуйста…
- Вам туда!
- Откуда вы знаете, я же…?!
- Идите с Богом и будьте искренни!
Подошел к столику с металлической ракой и мощами святых. Список очень большой, но к своему стыду – никого не знаю, ни о ком не слышал. Увидел имя Святого Пантелеймона, уже радует! Задумался на мгновение и, собравшись с духом, вывернул душу на изнанку, склоняясь к блестящей раке…
А дальше… как будто НЕКТО своей невидимой рукой крепко схватил меня за правый глаз, сжал его что было силы, и резко дернул. Больно!!! Боже, как больно! НЕВЫНОСИМО БОЛЬНО!!! Я закричал от неожиданности и нестерпимой боли, но в маленькой церквушке никто не обратил на мой крик абсолютно никакого внимания, каждый был занят своим делом. Кто-то молился, кто-то ставил свечки…
Выйдя из церкви, поехал домой. Завтра опять к доктору… как на работу. Ежедневный осмотр, процедуры, уколы в глаза, опять осмотр, анализы, болезненные пробы и так без конца и края… Что же сейчас было?! Почему же было так больно?! Это не бред! КТО-ТО цепко ухватил за мой слепой глаз и ЧТО-ТО с ним сделал!!! Очень больно!
Доктор очень долго, на удивление молча и в глубокой задумчивости смотрел через щелевую лампу в мои глаза. Все вертел и крутил прибор, многократно меняя настройки и углы обзора.
Опять противно затекла шея и плечи, снова заслезились глаза от слепящего луча направленного света, а врач все крутил и крутил регуляторы настроек щелевой лампы. И молчал?! Странно?! На прошлом приеме болтал без малейших пауз (сразу видно, «поговорить не любит, совсем не любит»), а тут молчит как партизан?! К чему бы это?! Дела совсем швах, что ли?! Рот раскрыть боится, чтобы окончательно меня не добивать…
Резко отодвинув прибор в сторону, доктор пристально посмотрел на меня, максимально приблизившись и явно стараясь, чтобы я увидел его озабоченное лицо и тихо сказал.
- Операции не будет…
- Почему?! (я непроизвольно напрягся, неужели конец всему оказался гораздо ближе, чем можно было подумать)
Доктор встал со стула и опять сел на место, было ясно, что он чем-то несказанно озадачен.
- Осколки выйдут сами, я уверен! Это немыслимо, но они как будто построились в одну шеренгу или в колонну! Не знаю, как там у вас правильно, майор, тебе виднее. И приготовились организованно покинуть твой глаз. Этого не может быть, я как врач данный факт прекрасно осознаю, но это так! Еще не все! Склера гораздо спокойней, чем раньше. Воспаление пошло на убыль. Причем, радикально!
- Это же хорошо, правда?!
- Это просто чудесно, а не хорошо! Но и это не все. Роговица регенерировала слой. Представляешь парень?! У тебя появился новый слой роговицы! Тоненький, почти незаметный, но абсолютно прозрачный!!! Прямо по непрозрачному грязно-черному бельму с осколками, сверху нарос тоненький слой чистенькой роговицы! Ничего ты не представляешь! И это не все - хрусталик заметно просветлился! Вот так! А мы ему еще и поможем! Покапаем специальные капельки, препятствующие процессам окисления, Бог даст, и без катаракты обойдемся. Девочки тебе сегодня внутриглазное давление померили, повышенное конечно, но уже некритичное... А я тебе «Ксалатан» выписал. Возьми на всякий случай, но мне почему-то кажется, что он тебе не понадобиться. И это не все! Нервные окончания, срезанные осколком, дали ростки. Кривые, и нескладные, но они есть…
- Говорят же, что нервные клетки не восстанавливаются…
- Не умничай майор, мало ли чего говорят различные шарлатаны и коновалы, я же вижу, не дурак чай законченный. У меня пара приличных дипломов имеется и научная работа на весьма серьезную тему, правда незавершенная, да и ляд с ней... К тому же, я - действительный член академии… и все такое, со всеми вытекающими… Хм… Если так дальше пойдет, то…?! Все, парень, никакой операции, твой организм начал активную регенерацию утраченных тканей! Ты понимаешь?!
- Не очень!
- А тебе и не надо понимать! Повторюсь, мы с тобой в самом начале очень длинного пути! Только «это» и понимай, а другое тебя не касается, …но ты кому-то очень понравился …или на тебя есть какие-то планы. Угу! Мде… дела?! Все! Сейчас домой! Через два дня ко мне… И никаких скальпелей и лазеров, понял?! Запомни, никаких модных лазерных коррекций и прочей рекламной ерунды. То, что я сейчас увидел, я еще никогда не видел, а повидал… поверь мне… всего и помногу раз… Все, домой! Вот, чудеса, однако… скажешь кому, ведь не поверят…
- Доктор, а я смогу…
- Думаю, что да! Запомни, сынок и постарайся осознать своим материалистическим умишкой, заточенным под физику, математику и теорию вероятности, хотя это и непросто. Лично я в шоке и под колоссальным впечатлением, хотя уже давал себе зарок ничему не удивляться… Тебе сделали великий подарок! Не знаю «зачем», не могу сказать «почему», но оцени его по достоинству… Может, поймешь когда-нибудь… а может и нет …постарайся понять сам, у меня ответов пока нет… и похоже, что и не будет… Все твои вопросы ко мне – не по адресу, уж поверь старику…

Коронный номер


В эпоху перестройки и первого опыта трогательно-доверительных отношений между СССР и Америкой, зачастили к нам в гости инспектора из Пентагона, дабы самолично лицезреть, как «коварные» русские пилят свои страшные ракеты, попадающие под сокращение по договору ОСВ-2.
Так как у русских каждое начало любого мало-мальски значимого события отмечается чисто символическим банкетом, недельки на две на три, с традиционным хлебом-солью, то в качестве коронного номера для малохольных янки-инспекторов выставлялся матерый капитан ВВС. Который на глазах изумленной публики выпивал граненый стакан водки и сразу же запивал вторым и ...спокойно уходил на своих двоих.
Америкосов же, глубоко потрясенных увиденным, можно было выносить вперед ногами уже при начале просмотра данного зрелища. Слабаки!!!
Не знали и не ведали наши заокеанские "фрэнды", что после авиационного спирта, на коем был взращен с младых ногтей, а также регулярно тренировался легендарный капитан ВВС, стандартная водовка пьется как... обыкновенная водичка из под крана или как боржоми, например…


Ой, береза кудрявая

После окончания академии ВВС выпускники альма-матер разбрелись по различным министерствам и ведомствам. Один из наших парней получил распределение в достаточно хитрую организацию и с весьма перспективными возможностями. И почти сразу же был направлен в Индию в качестве ведущего специалиста на местный АРЗ (авиационный рем.завод).
Оказывается, индусы понакупали кучу различных самолетов советского производства, а вот ремонтировать их, и содержать в исправном состоянии, надо было еще научиться. И поехал наш дорогой Мишенька в далекую страну на родину слонов, индийского чая, махровых халатов, мыла «махараджа», музыкально-сопливых кинофильмов и таблеток «баралгин» оказывать, так сказать, всестороннюю интеллектуальную помощь в области повсеместного ремонта авиационной техники.
Т.к. командировка планировалась на пару лет с хвостиком, то Мишка рванул в Индию вместе со своей любимой женой Женькой. Женька - высокая голубоглазая красавица из Вологды с ослепительно белой кожей и роскошной копной шикарных волос соломенного цвета. Детишек у ребят пока не было, что-то не клеилось, а к ним в душу, мы особенно и не лезли.
Перед поездкой в подобные командировки все кандидаты проходят медицинскую комиссию, которая не выявила особых противопоказаний для поездки… кроме одной. Женька периодически страдала от болезненных приступов ревматизма коленного сустава. И при резкой перемене погоды, особенно слякотной осенью, она начинала еле заметно прихрамывать, натираться различными вонючими мазями и кутать свои стройные ноги (кстати, растущие чуть ли не от ушей) в пуховые колготы и шерстяные платки.
Ни для кого не секрет, что Индия – страна с достаточно враждебным для русской души климатом. Поэтому Мишке пришлось прилично побегать по кабинетам докторишек «а-ля-Касторкин» и приложить немало усилий, чтобы строгие медики выдали справку о полной пригодности его жены для длительного проживания на территории полуострова  Индостан. Каким образом «родилась» данная бумаженция, распространяться не стану …и так все понятно.
В результате, ребята благополучно улетели в Индию на два полноценных года. Т.к. Мишка был «рубаха-парень», а директор Индийского АРЗ по имени Радж (фамилию не помню, да и неважно) в свое время учился в СССР и был в полном восторге от русской культуры и, особенно от русской водки, поэтому между парнями-одногодками завязалась настоящая и крепкая мужская дружба.
Мишку с женой поселили в очень приличном дворце с огромным живописным садом и небольшим декоративным бассейном. К ним прикрепили целое стадо всевозможной прислуги от поваров до садовников, руководить которыми назначили управляющего – сурового на вид мужика неопределенного возраста с внешним видом среднестатистического палача (в чалме, штанах с висящей мотней, халате, с кинжалом за поясом и с бамбуковой палочкой в руках и непроницаемым выражением лица). В приватной беседе Радж намекнул, что управляющий – сигх, но для Михаила и Евгении данное слово ничего не значило. Тем не менее, порядок во дворце был идеальный, а слуги – незаметными, но вездесущими. Шуршали днем и ночью, стараясь угодить и предупредить любое желание белых господ.
Михаила почтительно называли «мистер» и «сэр», а перед голубоглазой Женькой вообще стелились как перед земным воплощением эталона божественной красоты.
Попутно, Ражд объяснил несведущим ребятам, что говорить «спасибо» в адрес прислуги в Индии не принято, а надо лишь с важным видом, небрежным кивком головы показывать свое удовлетворение. Если вдруг проявил недовольство оплошностью нерадивого слуги, то надлежит немедленно вызвать управляющего, а тот уже самолично выпорет провинившегося тонкой бамбуковой палкой на заднем дворе усадьбы на глазах у остальной прислуги для лучшего назидания… все просто!
И все было бы расчудесно и замечательно, пока не начались затяжные дожди. (в Индии такое бывает)
Несчастная Женька лезла на стены своего дворца от боли в коленях, не спала по ночам, глотала бесполезные обезболивающие и угасала прямо на глазах. Ей не помогали ни традиционные мази и уколы, ни индийские благовония, ни упреждающие старания перепуганной прислуги. Управляющий оставался все также внешне непроницаемым, но всегда находился поблизости и был максимально предупредителен. Он жестко гонял Женькину прислугу, короткими отрывистыми репликами, стараясь во всем угодить, страдающей госпоже.
Мишка, видя все это и осознавая бесполезность всех усилий, стал нервозным и мрачным. Медики из советского посольства, а также из самого крутого индийского госпиталя беспомощно разводили руками. На русском, английском и индийском они тупо бубнили одну и ту же песню - для начала, надо бы сметить климатическую полосу на более привычную, а там уже...
Делать нечего, доллары долларами, а любимая жена всего дороже и Мишка решил поставить крест на карьере, прервав выгодную командировку по семейным обстоятельствам. Радж, заметив перемену в настроении своих русских друзей, насел на ребят с душевными расспросами… Выяснив суть проблемы, смуглолицый Радж просиял белозубой улыбкой.
- Миша, Женя, дорогие мои, я настоятельно рекомендую обратиться к великому Бабе Раме. Он обязательно поможет!
Евгения, лежащая на диване и тихо изнывая от невыносимой боли в коленях, отчаянно простонала.
- Какая еще баба с рамой?
Радж не обиделся на неожиданную реплику и рассказал, что в деревеньке неподалеку от города живет местный знахарь по имени Баба Рама, который может все! … или почти все! …а может даже и больше, чем все! Короче, завтра же и поедем.
- Главное - ночь продержаться… Потерпи, Женечка, завтра все будет хорошо!
Поутру пришел огромный джип, в который со всеми традиционными почестями (чуть ли не лепестками роз усыпали дорогу), предупредительные слуги осторожно погрузили страдающую Евгению. Рядом сел взволнованный Миша, а спереди вечно улыбающийся Радж. Слуги уселись в кузове. Провожать госпожу вышел весь персонал дворца вместе с управляющим, который традиционно был непроницаем словно каменная статуя. И лишь мелко подрагивающий кончик тонкой бамбуковой палки выдавал душевное волнение сигха.
Приехали в деревню. Как потом рассказывал Мишка, такой нищеты он не только никогда не видел, но даже и предположить не мог. Прямо на узкой кривой улочке в непролазной грязи стояли и лежали многочисленные больные и немощные, включая пару десятков полуразложившихся тел, которые почти не подавали даже слабых признаков жизни. Вонь стояла просто феноменальная и сногсшибательная. Радж поднес к своему лицу платок, щедро смоченный каким-то маслицем, и побрызгал маслицем носовые платки Михаила и Евгении. И весьма кстати, ибо Женька была уже на грани обморока, а Мишкино лицо исказила гримаса неприкрытой брезгливости, а все тело сотрясали рвотные позывы… Слуги из кузова и водитель джипа от мерзопакостных запахов гниющих заживо тел не проявляли ни малейшего беспокойства.
«Белые» господа естественно были приняты вне очереди. Баба Рама оказался сухоньким старичком с удивительно светлыми и живыми глазами. Он осторожно пощупал стройные ножки Евгении с ослепительно белоснежной кожей, которая ярко контрастировала с грязными и прокопченными руками Бабы Рамы с обломанными ногтями. Окончив гладить женские ноги, знахарь что-то залопотал. Радж перевел.
- В суставах прекрасной леди поселился жадный огонь, который пожирает ее плоть! Его надо потушить и вывести жар наружу. Сразу не получится. Придется белой госпоже еще приехать, через две недели. Повязки не снимать, ванну не принимать, голову не мыть. А потом надо будет совершить святое омовение, чтобы закрыть входы в тело, доступные для злых чар… и надо оставить немного денег, чтобы купить курицу для жертвоприношения соответствующей богине.
Измученная вечными болями, Женька ничего не поняла, но была согласна на все, что угодно. Радж важно надув щеки, еле заметно кивнул головой, и Баба Рама засуетился в своей хибаре. Вытащив банку с каким-то супермегавоняющим дерьмом, он густо намазал колени Евгении какой-то грязью из склянки и наложил повязки с применением ветоши, которая была еще грязнее, чем… короче, грязная, как полный пипец!
Слуги осторожно подняли Евгению на руки, вынесли из хижины и аккуратно посадили в джип. В это время, Михаил протянул знахарю деньги на жертвоприношение. Тот, принимая денежку, ухватил Мишку за кисть руки и, развернув ее кверху, начал всматриваться в линии на ладони. Что-то увидев, Баба Рама забубнил снова.
Радж, обращаясь к русскому другу, поинтересовался.
- Ты когда родился?
- …весной 1962-го, а что?
- Великий Баба Рама говорит, что у тебя очень короткая линия жизни! А это неправильно! Добрый человек должен жить долго, чтобы не огорчать свою красивую жену, которая должна порадовать тебя двумя дочками и одним сыном… Сейчас Баба Рама скажет адрес хорошего ювелира, который сделает тебе перстень с изумрудом. Этот перстень ты должен постоянно носить на среднем пальце левой руки …и проживешь до глубокой старости…
Несколько удивленный услышанным, Мишка опять полез в кошелек за деньгами, но Баба Рама категорически отказался принять плату.
Вернувшись домой, чистоплотная от природы Евгения, сразу же размотала грязные тряпки и наложила на свои колени, испачканные непонятной грязью, стерильные бинты. К вечеру Евгения неожиданно отметила, что боль в коленях значительно стихла. Она с аппетитом поужинала и спала эту ночь на удивление спокойно. Всю ночь возле ее постели простояли слуги и, сменяя друг друга, осторожно помахивали опахалом, создавая благоприятный микроклимат.
И дело постепенно пошло на лад. С каждым днем, Женьке становилось все лучше и лучше. Атмосфера в доме тоже радикально наладилась, слуги заметно успокоились, а суровый управляющий ежеминутно принимал подробные доклады на предмет, что пожелала откушать госпожа, что соблаговолила выпить, планирует ли посетить сад, посидеть у бассейна, оценила ли свежие цветы в столовом зале и т.д. и т.п. Даже Мишка непроизвольно отметил, что весь микромир в их доме крутится исключительно вокруг его жены! Тем не менее, и самому Михаилу оказывалось постоянное уважение и вселенское почтение. Управляющий встречал и провожал Мишку почтительным поклоном.
Категорическое требование Бабы Рамы не принимать ванну в течение двух недель чистоплотная Женька, скрипя зубами, все же выдержала. Но, не мыть голову в условиях жаркого и влажного климата? Голова то причем, когда колени от боли крутит??? Будучи красивой женщиной с роскошной копной соломенных волос и желающей всегда выглядеть привлекательно, Евгения естественно мыла голову достаточно регулярно. Не удержалась и на этот раз…
А Мишка, памятуя о наказе знахаря купить перстень с изумрудом, взял машину и поехал искать ювелира по указанному адресу. Что такое индийские улочки, нам – европейцам, никогда не понять и слава Всевышнему, т.к. удовольствие от езды по ним весьма сомнительное. Ибо, движение по дорогам Индии - это полный ХАОС! Кто наглее, тот и едет, указатели улиц отсутствуют напрочь и т.д. и т.п. Благо, что Мишка был на крутейшем джипе, предоставленным ему как «великому спецу и дорогому гостю» и, наплевав на остатки приличия, попер на пролом и …процесс пошел. Моторикши почтительно расступались, а многочисленные велосипедисты и прохожие выпрыгивали практически из под переднего бампера машины.
Не воспользовавшись услугами индийского водителя, Миша был обречен - он заблудился… Это была его первая ошибка. Вторую ошибку он совершил, когда остановился на узкой улочке, когда капот его джипа не пролез между стенами соседних домов. Через опущенные стекла дверей в салон машины сразу же просунулся десяток рук с требованием милостыни… причем, все руки были руками прокаженных (зачастую без пальцев и с открытыми гниющими ранами)
По словам самого Мишки, он отдал все, что у него было… и деньги и сигареты и фотоаппарат… Закрыв все окна в машине, он врубил задний ход и кое-как выбрался из квартала прокаженных. Вернувшись ни с чем к своему дому, он дал приказ управляющему тщательно отмыть машину не менее пяти раз и каждый раз с мылом, а салон отмыть со спиртом!!!
Второй раз к ювелиру, Мишка поехал уже на машине Раджа и с его водителем. В лавчонке ювелира он увидел много перстней с красивейшими камнями но, услышав имя Бабы Рамы, торговец выложил перед русским господином только те перстни, в которых изумруд был оправлен в золото не снаружи, а вовнутрь и фактически был не виден. Но зато, камень соприкасался с кожей пальца.
Как Миша не спорил, желая получить традиционный перстень с камнем «наружу», ювелир однозначно уперся, ссылаясь на того же Бабу Раму. Делать нечего, расплатившись, Мишка взял, что дают.
Спустя две недели ребята, прихватив Раджа, опять посетили Бабу Раму. Тот, осмотрев ножки Евгении, достаточно резко отругал ее за стерильные бинты, мытую голову и красивую прическу. Размотав повязки, он показал наличие огромного множества мелких гнойничков на светлой коже русской красавицы, и довольно улыбаясь, шустро защебетал. Радж перевел.
- Огонь покидает тело госпожи! Жертва принесена успешно, кровь курицы окропила святой место и быстро впиталась в землю, богиня была благосклонна! Но, голову не мыть, повязку не менять! Вам очень повезло - через два дня Ганг станет священным! Вот тогда госпоже надо омыться в водах великой реки. Там же следует снять повязки с коленей и пустить бинты по течению. Госпожа должна десять раз войти в воды Ганга и окунуться с головой. Обязательно!!! Злой огонь смоется с тела прекрасной леди, а все открытые двери плотно закроются, и недуги будут обходить белую госпожу стороной! Госпожа с сапфировыми глазами очень красивая, вот человеческая зависть ее и жжет. Зависть – страшная беда и грех страшный! Омойся в водах Ганга и все напасти отступят!
Евгения недоверчиво наморщила лобик и через Раджа поинтересовалась у Бабы Рамы.
- А как же… я же православная, а не индуска? Ритуал омовения в Ганге – это же не из нашей религии?
Баба Рама мягко засмеялся и, ткнув грязным пальцем в лоб вологодской красавицы, добродушно пробурчал.
- А великому Гангу это без разницы, белая госпожа с сапфировыми глазами. Также не забудь обрезать кончики своих золотых волос и тоже пустить по течению святого Ганга, и он изменит твою жизнь и выполнит самое заветное желание!
Закончив с Женькой, Баба Рама, взялся за Мишку. Осмотрев его ладони, он потыкал пальцем в «линию жизни».
- Стала длиннее! Помните, мистер, какой она была две недели назад? Перстень никогда не снимайте, белый господин! Камень специально сделан вовнутрь, чтобы он «работал»… Живи долго, хороший человек. Тебе жена должна родить двух дочек и наследника. Внуков дождешься и правнуков, но перстень не снимай и по наследству не оставляй! …пусть его с тобой похоронят. Прощайте, господин, больше вам ничего не нужно!
Прошло два дня, ребята поехали к Гангу. А там, мама дорогая!!! Вся Индия без исключения макается в водах того Ганга, включая прокаженных, калек, бомжей и прочую немытую публику…
В результате, пришлось ехать высоко вверх по течению, где более-менее удалось совершить омовение в компании относительно чистых и приблизительно здоровых людей. (хоть прокаженных не было и то радость)
Самое поразительное, но по утверждению Мишки, после омовения в Ганге, природная красота Евгении расцвела еще ярче.
Незаметно пролетели два года, отпущенных на срок командировки, ребята жили как в сказке! Подошло время для замены. Директор АРЗ Радж, не желая расставаться с закадычным русским другом, начал хлопотать, чтобы ребят оставили на второй срок (Мишка был очень даже «за», опять же приличные командировочные в долларах), но тут неожиданно раскисла Женька. Она слезно умоляла мужа вернуться в Союз, т.к. очень истосковалась по русским березкам, белому снегу и все такое... Как не уговаривал ее Миша, как к ней не подлизывался Радж, как не выли хором и в захлеб многочисленные слуги в доме, но Женя была неумолима. Она трогательно пускала огромные слезы из своих голубых глаз …и русско-индийские друганы сдались.
Когда самолет заходил на посадку в Шереметьево-2 в момент снижения борта по глиссаде Женька, размазав свой нос по стеклу, прилипла к иллюминатору. Увидев лесополосу аэродрома из русских березок, она вдруг обернулась к мужу и извиняющее улыбаясь, тихо промолвила.
- Хм?! А ты знаешь?! В наших березках нет ничего особенного. Увидела их и всю ностальгию, как обрезало! Уже по родным пальмам и кипарисам в нашем индийском саду соскучилась…
Что ей ответил Миша в момент касания шасси самолета русской бетонки, история умалчивает, но в настоящее время ребята растят двух очаровательных голубоглазых девчушек и шустрого мальчонку…  а Михаил ходит на службу с массивным золотым перстнем и не снимает его никогда… даже под угрозой дисциплинарного взыскания…

Халява

Шутливые лозунги типа: «Халява священна!» или «На халяву хлорка - творог и уксус сладкий!» бесспорно известны всем и каждому, ибо не воспользоваться гарантированной халявой – грех! И кроме всеобщего громогласного одобрения, непроизвольных широчайших улыбок и неконтролируемого слюнотечения, других эмоций не вызывают. Еще бы, халява – это ха-ля-ва!
Имея гарантированную возможность тяпнуть рюмочку-другую коньячку, зачавкать кусочек вкуснейшего пирожного или заглотить пару бутербродов с колбасой или с сырком… а с икрой – так вообще, расчудесно и замечательно (чужих бутербродов, естественно) или от пуза угоститься домашним печеньем, сдобной выпечкой, вареньем, фруктами из сада, малосольными огурчиками с огорода и т.д. и т.п…?! Почему бы и нет? По рукам не бьют, а под шумок… да не один раз?! Если на общем столе, значит и для меня тоже… Халява! Мням-мням! Но, бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а настоящая халява – явление временное и чаще всего, неожиданно-спонтанное - день рождения сотрудника(цы), юбилей шефа, крупная покупка кого-то из ребят, неожиданная премия, профессиональный праздник, Новый год, корпоративка за счет конторы, сейшен по поводу удачного завершения безнадежно загубленного дела – тогда отрываются все «присутствующие» без традиционной сортировки на «приглашенных» и нежелательных, все равны, включая «откровенно беспардонных халявщиков». Эх, гуляй, рванина!!!
Но, есть еще и «ежедневная» халява!
Самый оптимальный вариант – это, если ты – свой в доску рубаха-парень, и тебя все просто обожают, млеют и тают от одного твоего присутствия. После рукопожатия с тобой, все мужики в отделе месяцами не моют правую руку, завернув ее в два слоя целлофана и повязав сверху гламурный розовый бантик, с указанием точной даты «эпохального» события. А женская половина коллектива трепетно млеет даже от дежурно-заезженного комплимента двухгодичной давности, и чтобы заполучить пару минут твоего «драгоценного» внимания, а также искупаться в лучах твоей ауры или «вселенской» славы, готова таскать из дома торты и пирожное, опустошая рецепты с сайта «Кулинар».
В таком (идеальном) случае тебя все угощают напропалую и наперегонки всем чем угодно (от сигарет, до бабушкиных пирожков с капустой), лишь бы оказаться в кругу твоего общения, в ракурсе твоего внимания! Безусловно, это самый оптимальный вариант и гарантированная возможность прикоснуться к халяве в любое время дня и ночи... Это приятно и даже выгодно!  Но!
…всегда нужно оставаться человеком! И естественно, полакомившись «на халяву», в следующий раз или через десять раз «халявы», ты сам принесешь огромный торт, пачку конфет (для женщин), бутылку хорошего коньяка или еще чего такого же (для мужиков) и с лихвой перекроешь …или хотя бы частично компенсируешь вложенные в тебя затраты любвеобильного коллектива. И тем самым в очередной раз подчеркнешь, что ты – не жадина, а свойский парень и действительно достоин всеобщей любви и уважения по праву! Бинго!
То есть, «золотое правило» любого коллектива – пользование халявой необходимо чередовать со своими широкими жестами, иначе прослывешь хитрожопым скрягой и получишь невидимую «черную метку»… а в перспективе станешь персоной нон-грата! Во как! В принципе, все просто!
Тем не менее, в каждом коллективе есть «непонятливые» персонажи или старательно прикидывающиеся оными особи, которые исключительно изумительно включают «дурака», незатейливо подсаживаясь на регулярную дармовщинку. В результате, потеряв остатки атрофированной совести, они приходят за очередной порцией традиционной халявы, как за должным…
Например, дослужившись до целого майора и не будучи стесненным в средствах, а также имея в активе новенькую иномарку (дорогая игрушка), Митя Корж незаметно для дружного и душевного коллектива нашего отдела стал злостным и неисправимым халявщиком.
А как же иначе?! Сигареты завсегда вкуснее под маркой «Чужие». Газ в чужой зажигалке не иначе, как бесконечный! Если брать сигарету из чужой пачки, так еще и парочку про запас! В результате, из курительных принадлежностей у Мити Коржа остались своими только губы и легкие!
Чай и сахар тоже чужие. Кофе? Без вариантов, чужой более ароматный! Своя чашка у Мити Коржа тоже как-то незаметно перешла в разряд атавизмов, не иначе как за ненадобностью – удобней попить из чужой кружки и оставить ее грязной (хозяин потом помоет).
Отдельские девчонки режут салатики перед банкетом, майор Корж вооружившись ложкой, по-хозяйски копошится в кастрюльках, блюдах и вазочках, «снимая пробу» со всего что можно и нельзя, не дожидаясь официального приглашения к столу – халява же?!
Дальше - больше. Уже не спрашивая разрешения, майор Корж приходил в чужой кабинет и по-хозяйски лазал по шкафчикам в поисках печенья, чайной заварки, бутербродов, коньяка, вина, водки (неважно чего, все сгодится). Халява!
Жарким летом на письменных столах у всех сотрудников стоят бутылки минеральной воды, честно-купленные в буфете. Майор Митя заходя в чужой кабинет, опять же не спрашивая разрешения, брал бутылки и сосал воду прямо из горла, не удосуживаясь налить в разовый стаканчик (коих закупили пару упаковок, опять же без участия «экономного» Коржа). Брезгуя слюней майора Коржа, остальную воду приходилось тупо выбрасывать в мусорное ведро и топать в буфет за очередной порцией минералки. Куда деваться, жара! Пить то хочется?!
Беспардонному халявщику неоднократно мягко намекали. Вроде взрослый человек?! Ему говорили прямо «в лоб»… не понимает! Или прикидывается?! Его проблемы! Будем лечить!
Как-то осталась 2-литровая бутылка кваса «Очаковский хреновый». Пили-пили квас и остался. Посовещавшись, решили использовать его в качестве основного ингредиента для лекарства майору Коржу от приступов злостной халявы. Подержали квас на летнем солнышке пару недель, пока он действительно не стал «ХРЕНОВЫМ» в полном смысле данного слова, и поставили в нашем кабинете на самое видное место. Остальную воду спрятали в столы. Ждем’с!
Ждали не очень долго, учитывая, что «любитель халявы» инспектировал наши запасы съестного и минералки по нескольку раз в день. Итак, вскоре зашел Митя, алчным взглядом просканировал кабинет, усек початую двухлитровую бутылку кваса и прямиком к ней. Ни спросить разрешения! Ни отлить немного в стакан! Я вас умоляю! Зачем?! Халява же!
Спешил майор! Пожадничал - традиционно хватанул кваса прямо из горла бутылки! От души заглотил! Хлебанул кваску в три горла… аж по усам побежало… и побежал в туалет… где благополучно и просидел до окончания рабочего дня – выбило днище!
Характерный рев анального клапана «любителя халявы», работающего на критическом пределе своей пропускной способности, громогласным эхом разносился по бесконечным коридорам огромного комплекса, пугая несведущих сослуживцев…
Думаете, Митя Корж что-то понял или сделал какие-то выводы?! Ни хрена! Халява СВЯЩЕННА!
Люди добрые, подскажите действенный рецептик лекарства от злостного халявщика, плиииззззззззз!

Когда природа отдыхает

Во время обучения в среднестатистической советской школе, а так же при периодическом просмотре исторических кинофильмов, время от времени мой слух терзали и будоражили мысли весьма известные фамилии достойных людей из числа прославленных соотечественников, чьи имена, деяния, помыслы, устремления, научные и географические открытия, а так же великие ратные подвиги всегда "на слуху" и заслуженно вошли в анналы истории государства Российского.
Суворов! Кутузов! Багратион! Ломоносов! Беринг! Крузенштерн! Менделеев! Ушаков! Нахимов! Звучит, не так ли?!
Вот совсем недавно по центральному ТВ показали съезд отпрысков великого Пушкина, аж 234 человека. Справедливости ради, подавляющая часть из которых не то что не похожа на своего славного предка, но и по-русски может внятно произнести лишь такие эпохальные слова, как «водка, матрешка, балалайка» и то вряд ли! Тем не менее, у самого корня их генеалогического древа стоял не какой-то там хухры-мухры, а САМ – А.С.Пушкин. Глыба! Честь и хвала безусловно, а родственничкам приятно и есть повод важно подуть щеки, хотя в поэзии никто не засветился, но тем не менее…
Так случилось, что проходя государеву службу мне довелось тащить непростую армейскую лямку с отпрысками знатных фамилий.
Удивительно, но «служба отечеству» у них прошита на генетическом уровне и другого пути в жизни они для себя не ведали и даже не мыслили!
Возможно, где-то там – глубоко в закромах истерзанной души, потревоженной и израненной революционными волнениями восставшего народа, им безусловно хотелось стать успешными банкирами, известными музыкантами, пластическими хирургами или представителями прочих безбедных и сытных профессий, но «зов крови» неумолимо и бесповоротно приводил их к стенам военного училища. При поступлении, в которое и при заполнении множества подробных анкет, носителей «известных и громких фамилий» пренебрежительно спрашивали.
- Из этих?
- Из этих!
- Да ну?! Врешь!
- Не верите?! Тогда зачем спрашиваете! Да-да, из этих самых, можете не сомневаться!
- А чего предки в Париж не убежали?!
- Кто-то может и убежал, а мои предки всегда России служили, служат и будут служить! Теперь моя очередь!
В целом данные ребята показывают себя великолепными служаками с педантичным и добросовестным исполнением служебных обязанностей. Они тянут службу настолько качественно, что у стороннего наблюдателя создается превратное впечатление, как будто над ними довлеет авторитет их славных предков, посрамить который – самое страшное преступление в их жизни, не иначе.
В разные времена военной службы мне приходилось пересекаться с потомками «великих», которые носили фамилии: Нарышкин, Голицын, Апраксин, Кутузов, Суварёв (веточка от Суворова) и даже Бенкендорф! Во как!
В недавнем месте службы моим начальником был Сергей Кутузов. Глядя на него, невозможно даже усомниться, что это прямой «потомок» великого Михаила Илларионовича Кутузова, который гонял Наполеона как сраного кота в ближайшем Подмосковье. Стать, осанка, походка, умный и проницательный взгляд с прищуром, в котором сквозит вековая мудрость древнего рода, утонченный такт и светская корректность при обращении с личным составом (не считая упоительно многоэтажного заливистого мата – за дело, естественно), великодушие и готовность костьми лечь перед суровым начальством, но выгородить своих подчиненных. Душа-человек, честное слово.
А за стенкой, в соседнем кабинете сидел Толя Нарышкин – гигант в два метра ростом и весом под 160 кг. Он был руководителем внештатного пожарного расчета дежурной смены и при учебной тревоге любо-дорого было смотреть, как отпрыск великого рода, напялив на богатырскую спину баллончики АСВ-2 (аппарат сжатого воздуха), летит как пуля… пардон, какая на хрен пуля весом в 160 кг.?! Конечно же не пуля, а как огромное ядро… да-да, именно ядро, несется по узкому коридору, увлекая своим персональным примеров личный состав огнеборцев.
Чудесные ребята, надежные, слово – кремень! Умницы! Чувствуется «порода»! Кровь! Голубая кровь, белая кость – это про них! Генетическая память, родовая честь и т.д. и т.п.
Но… нет правил без исключения. Вот именно о таком исключении  сейчас и пойдет речь!
Руководство нашей организации, зная о высокой плотности «белой кости, голубой крови» в первой смене боевого расчета нашей части, направило нам в штат очередного юного птенчика (лейтенанта) с громкой фамилией – Апраксин.
Глядя на видного гренадера с головой 60 размера, идеально прямой спиной, благородным внешним обликом и миниатюрной ножной 40-го размера (мужской вариант Золушки), но ростом под 180 см., Серега Кутузов – начальник дежурных сил, с хитрым прищуром умных глаз, ласково поинтересовался.
- Из этих?! Или твою прабабушку страстно любили революционные матросы с броненосца «Потемкин», причем всем экипажем?! А громкую фамилию на блошином рынке купил или в «очко» выиграл?
Лейтенант не меняя выражения глаз и положения тела в пространстве, непростительно долго взял паузу и громко заскрипел мозгами. Минуты через три мы услышали приятный грудной баритон с бархатистым оттенком, достойный театральных подмостков или плаца гвардейского полка ее высочества Екатерины-II.
- Обижаете! Из настоящих! Из графьёв! У нас дома даже царские документы с вензелями сохранились. Все по-честному.
Кутузов с Нарышкиным многозначительно переглянулись и, трогательно прослезившись, заключили лейтенанта Апраксина в крепкие объятья «братьев по крови».
Впрочем, их дружба и восторги от представителя «династии» были не очень долгими, т.к. вскоре выяснилось, что наш «граф» Апраксин катастрофически подтормаживает. Да-да, содержимое черепушки его высочества работает гораздо медленнее чем допотопный «Пентиум-I».
Честно говоря, в этом нет ничего удивительного. Как правило, мать-природа, щедро наградив представителя какого-либо рода богатой россыпью всевозможных талантов, возвышает данных людей, внося их имена в анналы истории, где остается яркий след, который освещает путь для последующих поколений носителей славной фамилии.
Но… матушка-природа затем как бы спохватившись, пугается собственной расточительности и начинает прижимисто экономить на последующих поколениях «великих» - типа, отдыхает. Не иначе. Мол, я уже наделила ваш род несметными богатством и головокружительными качествами, а также всевозможными талантами, а дальше уж как-нибудь сами… ладно?!
Именно так получилось с лейтенантом Апраксиным. Внешность?! Да, без вопросов! Граф! Самый натуральный! Граф и все тут! Экстерьер на лицо! "Порода" без вариантов, куда деваться?! А вот с умишком и прочим… получился ощутимый дефицит и недовес. А так же усушка, утруска, испарение и все такое.
Впрочем, судите сами. Итак.
Перед построением дежурной службы на плановый развод, «граф» Апраксин хаотично метался по длинному коридору служебного корпуса, выискивая достойное место для своего чемоданчика типа «дипломат». Т.к. у юноши фактически отсутствовало «чувство пространства», да и со зрительной памятью тоже был некий напряг, то он лихорадочно искал некий «маячок» - яркий заметный предмет, рядом с которым можно было оставить свой чемоданчик, чтобы потом не искать его в течение всего рабочего дня.
Аллилуйя, «граф» Апраксин притулил свой дипломат рядом с ярко красным штурвалом гермоклапана и занял свое место в монолитном строю именно в тот самый момент, когда начальник первой смены дежурных сил Серега Кутузов начал обход вдоль строя личного состава, вверенного в его распоряжение на ближайшие сутки.
В качестве лирического отступления: Гермоклапан – массивное устройство, предназначенное для дистанционного перекрытия коммуникаций большого диаметра (воздух, вода, топливо и т.д. и т.п.). В случае отключения электричества или отказа электропривода, специально обученный человек остервенело крутит ярко красный штурвал вручную, перекрывая аварийный трубопровод. Норматив жестокий, но куда деваться?! Жизнеобеспечение комплекса – это святое! Штурвал где-то диаметра в полметра, а рабочий шток с огромной резьбой будет потолще, чем большой палец на руке среднестатистического мужчины средних лет.
Итак. После окончания традиционного построения, ребята пошли принимать дежурство, а лейтенант Апраксин побежал к своему чемоданчику. Вытянув правую руку, его высочество резко наклонился, попытался ухватиться за ручку дипломата. А не тут-то было!
Т.к. «ощущение пространства» у его сиятельства несколько атрофировалось за долгие годы дореволюционной эволюции (у предков графьёв Апрасиных всегда в наличии были крепостные няньки, мамки, куклы, тряпки и прочая дворовая челядь, пекущаяся о здоровье любимого барина), то у лейтенанта Апраксина «местоположение персональной тушки в окружающем мире» уже полноценно не контролировалось и определялось с критичной погрешностью.
В результате банально резкого наклона к чемоданчику, его высочество граф Апраксин врубился своей головушкой в огромный гермоклапан! После сильнейшего удара, шток гермоклапана, рассчитанный на устойчивость и сопротивление ударной волне при ядерной бомбардировке вероятного противника позорно сломался, а лейтенант потерял сознание и выпал в осадок.
  В медсанчасти, куда отволокли бесчувственное тело графа, ему поставили неожиданный диагноз: «сотрясение мозга»?! И отправили на бюллетень – оформлять страховку (все военнослужащие застрахованы и в случае несчастного случая получают некую денежную выплату).
А на сломанный гермоклапан стали водить экскурсии из числа «сомневающихся и неверущих», которые были категорически уверены и спорили до хрипоты, что гермоклапан сломать нельзя! Оказывается можно!
Пока светлейший граф Апраксин находился на больничном, мы тянули службу и с несказанным удивлением обсуждали недавние события, но недолго.
Как-то вечером, когда я жевал дежурный бутерброд, позвонил городской телефон. Не переставая жевать, я снял трубку и невнятно представился. Звонил Апраксин.
Без витиеватых обиняков и утомительных реверансов, он сразу же огорошил меня конкретным вопросом.
- Товарищ майор, а как вы думаете, мне вторую страховку заплатят?
Далее, его высокоблагородие поведало мне следующее: «Мол, находясь на бюллетене, наш граф томился вынужденным бездельем и, совершая традиционную прогулку на свежем воздухе в пределах балкона своей квартиры, находящейся на 14-м этаже, лейтенант неожиданно для себя уткнулся в пожарную лестницу, которая существенно снижала полезную площадь балкона. (двадцать два года своей жизни прожил в родительской квартире и только сейчас заметил пожарную лестницу?! Обалдеть!)
Апраксин решил радикально модернизировать конструкцию 17-этажного жилого дома – спилить лестницу на 14-м этаже и существенно расширить свои графские владения.
Вооружившись ножовкой по металлу, его высочество начал пилить проклятую лестницу. Естественно с нижней ее части! А как иначе?! Встал на колени, наклонился к полу и все! Удобно ведь! Не так ли?!
Закончив снизу, граф залез на лестницу и шустренько отпилил верхнюю часть…
А дальше как в дурном анекдоте про мужика, который отпилил сук дерева, на котором сидел сам.
Вцепившись в падающую лестницу двумя руками, граф Апраксин своей чудо-головушкой проломил тоненькую перегородку, отделяющую балкон его квартиры от соседского балкона.
А у соседей на этой «пограничной» стеночке висели многочисленные полки с различной домашней консервацией – огурчики, помидорчики, капуста и прочее… Дачный урожай и все такое!»
В результате, горе-рационализатор сломал себе часть пальцев на обеих руках (т.к. падая на бетонный пол, цепко держался за лестницу до последнего), что-то отбил внутри своего организма и получил очередное сотрясение мозга! (когда проломил графской головушкой соседскую стенку)
Честно говоря, после таких глубоко обдуманных действий, наличие мозга в его черепушке можно было бы поставить под явное сомнение, но раз врачи выносят диагноз: «сотрясение мозга», значит - сотрясение! Но чего?! Где мозг?! Покажите, наконец, наличие мозга, твою … дивизию!
Более того, представив живописную картину, как прибежавшие на страшный грохот дорогие соседи - естественно, плебейского роду-племени, обнаружили на своем балконе его высочество графа Апраксина собственной персоной, хаотично барахтающегося на полу в луже рассола, вытекающего из разбитых банок, да еще и вперемешку с огурцами и помидорами, я опасно подавился бутербродом с колбасой. И бездарно бы задохнулся, т.к. кусок салями  пошел "в не то горло", но слава друзьям-товарищам - Серега Кутузов удосужился заботливо постучать мне по спине.
Спасибо, спас, честное слово. Остались еще среди потомков «великих» сообразительные и адекватные люди, хвала Всевышнему.
Но, не в случае с Апраксиным, к бабке не ходи!
Уже переведясь к новому месту службы, периодически созваниваюсь с ребятами из родной дежурной смены.
Однажды Сергей Кутузов мне поведал, что их высочество "графин" Апраксин еще дважды становился жертвой собственноручно сотворенного «несчастного случая»:
- прищемил пальцы руки, когда захлопывал дверцу личного автомобиля - опаздывал на службу;
- сломал персональный нос, когда резко открыл дверцу кухонного шкафчика - кофейку пожелал вкусить его сиятельство, вот и полез в шкаф за чашкой.
Комментарии излишни, в данном случае «природа неслабо отдохнула»… или чью-то прабабушку явно и страстно полюбили революционные матросы с броненосца «Потемкин» радикально попортив чистоту породы?! Кто знает?!

Коммерсанты
(со слов знакомого сапера)

Во времена диких 90-х, когда все проблемы в бизнесе и любые напряги в партнерских отношениях решались исключительно с помощью взрывных устройств большой мощности или с привлечением неприметных мужчин, умеющих виртуозно пользоваться огнестрельных оружием и обожающих носить черные вязаные шапочки с прорезями для глаз, как-то произошел такой вот случай. Абсолютно рядовой и обыденный для того времени.
Кстати, даже как-то мелькнувший на экране ТВ, но без досадно упущенных любопытных подробностей. С вашего позволения, восполним некоторые существенные пробелы в репортаже журналистов, освещающих «криминальные хроники».
В дежурную часть нашего города позвонил перепуганный мужчинка и захлебываясь в слюне и в истерике слезливо поведал, что его машина заминирована, и он сам чуть не погиб, едва не пополнив список жертв заказных убийств.
Т.к. в те дурацкие времена в силовых структурах был частично-поголовный развал, а местами и полный хаос, то дежурная барышня из "службы 02" добросовестно оповестила всех спецов по взрывчатым устройствам – ФСБ, МВД, МЧС и даже комендатуру МО.
Стоит отдать должное ребятам из ФСБ они, включив мигалку на своем суперавтобусе, прилетели первыми – школа легендарного КГБ, куда деваться?! Настоящее мастерство не пропьешь, особенно когда оно передается из поколение в поколение.
Следом подскочила машина со спецами-взрывотехниками из МЧС – тоже оперативненько сработали. Молодцы, ставим плюсик в актив МЧС.
Естественно на месте несостоявшегося покушения на мегаважного воротилу бизнеса и предстоящего разминирования уже маячила бригада вездесущих журналистов с видеокамерой и «прямым эфиром». Как узнают про всякие жаренные факты?! Хз?! Но приехали загодя, не иначе!
Картина событий открылась следующая.
В уютном дворе со старинным и престижным «жилым фондом» дореволюционной постройки стоит помпезный «мерин» с гранатой Ф-1 под колесом. А рядом праздно шарахается толпа любопытных зрителей – дети с портфелями (в школу не пошли, естественно, развлекуха же), мамочки с колясками гуляют туда-сюда-обратно, бабульки щебечут (куда без них) и перепуганный обладатель роскошного авто.
Пока ребята из ФСБ обматывали все вокруг красивой полосатой лентой и эвакуировали жителей за пределы разумной достаточности – безопасность гражданского населения превыше всего, парни из МЧС посмотрели в бинокль на гранату (издалека и с безопасного расстояния, естественно). И прикинув ориентировочную стоимость «мерседеса», глядя абсолютно невинными глазами на хозяина машины – кстати, персонаж типа «а-ля-Березовский» (рост, стать, осанка и такая же харя…изма), решили срубить почти законную «премию за риск».
- Слышь, мистер! Взрывное устройство осколочного типа с колоссальной поражающей способностью! Граната ОЧЕНЬ ОПАСНАЯ! Очень! Это же оборонительная Ф-1 – «лимонка»! Слышал про такую?! Радиус разлета осколков аж 200 метров! Тут никого живого не останется… не говоря уже про стекла в доме, фасад и остальные машины во дворе. Будут одни развалины и выжженная земля типа «лунный пейзаж»…
«Новый русский» внимательно вникал в услышанное, периодически хватался за сердце и еще успевал раздраженно бубнить по сотовому телефону, жалуясь неизвестному абоненту, что понятия не имеет, кто его мог вот так…, но если узнает то, мстя его будет ужасна. РРРрррррр!
- Мужики, а есть шанс разминировать и спасти машинку?!
Окинув взглядом костюм от «Версачи», обливную дубленку, часы «Роллекс» и лоснящуюся от жира мордуленцию новорусского властителя мира, парни из МЧС старательно грузили уши клиента, мягко, но уверенно поднимая градус общей нервозности.
- Нет, никак! Придется подрывать на месте – вместе с машиной! Машинка бронированная, али как?! Если нет, то надеюсь, хоть запаска останется… а все остальное в пыль! Ф-1 – понимать надо?!
Выпучив бегающие глазенки, бизнесмен, сжимая в руках мобилу (в те времена – головокружительная роскошь), с тоской смотрел на отливающий благородной чернотой «мерс», сиротливо стоящий в окружении разноцветной ленты заграждения. Холеный мужчинка, потеряв былой лоск и надутую важность, хватал саперов за руки и чуть ли не валялся в ногах.
- Не губите, мужики! Почти 200 тонн зеленых отслюнявил… сохраните машину, я отблагодарю…
- Сколько?!
- Сто бакинских…
- Ухулел что ли?! Нет! Без вариантов! Гражданин, освободите двор, сейчас будем взрывать!
- Сколько?!
- 10% от стоимости.
- Еб**нулись что ли?! Это же грабеж! Побойтесь Бога, ребята…
- Хм?! Надо же, о Боге вспомнил?! Не настаиваем! Но человек рисковать не будет – опасно! Граната на боевом взводе, а работа робота-сапера стоит от 5.000. Робот импортный – немецкий, еще на гарантии, в кредит куплен… и то, робот не у нас в наличии! С парнями из ФСБ надо договариваться…
В процессе данной увлекательной «торговли», подъехали взрывотехники из МВД. Из микроавтобуса вышел откровенно замотанный прапорщик, и высунула острую мордочку любопытная овчарка – нюхательный эксперт по взрывчатым веществам. Владелец шикарного авто бросился к ним с распростертыми руками.
- Поможите спасти «мерина», бутылку коньяка проставлю…
- Не о «мерине» думать надо, а о человеке! Из-за твоей бездушной железяки, сапер может погибнуть или покалечиться. Ты будешь его семье пожизненную пенсию платить?! Тут только робот с дистанционным управлением или подрыв на месте… И вообще, у нас еще четыре вызова за последний час – школа, больница, вокзал и здание районной ассенизаторской станции… Все с ума посходили - вал звонков?! Чингиз уже третьи сутки без передыху нюхает, лапы заплетаются… Нах мне твой коньяк, когда зарплату второй месяц не платят?! А Чингизу и подавно на коньяк пох, ему мясо подавай! Извиняйте, драгоценный товарищ, но есть более важные дела…
К серьезным ФСБшникам «новорусский» подойти постеснялся и опять подкатил к МЧСовцу. Тот немного поломался для приличия, но все же вошел в положение. "Мерин" представительского класса, понимать надо?!
Пока торговались?! Пока пришли к согласию на 10.000.?! Пока МЧСовцы уговаривали коллег ФСБшников?! Те откровенно ржали в полный голос, но в результате сдались и стали спускать робота-сапера с откидного пандуса своего автобуса.
В это время подъехал старый ГАЗ-66 «шишига» зеленого цвета с табличкой «Комендатура».
Из кабины вылез дежурный сапер из армейской комендатуры – замученный в хлам старлей с черными кругами у ввалившихся глаз. Сориентировавшись на месте и не вступая ни с кем в дебаты, ссутулившийся под тяжестью ежедневной службы, жалкий и в затертом бушлате, офицер устало шаркая стоптанными берцами, прошел за «линию безопасности».
Не обращая внимания на владельца автомобиля, журналистов с телекамерами, коллег из родственных силовых структур, старлей встал на колени и, наклонившись к бамперу роскошного авто, уже через мгновение снял гранату, открутил взрыватель и сунул ее в карман…  Так же молча сел в «шишигу» и уехал…
Надо было видеть глаза взрывотехников МЧС…………. Чуть бушлат на спине не прожгли армейскому саперу!
А жлоб с «мерином» даже не проставился за спасение машины, ...сцука.
Сама же Ф-1 оказалась учебная - детишки в школе на уроке (НВП-ОБЖ) умыкнули.

Точность - вежливость королей

Имея честь и смутное удовольствие под конец государевой службы работать в солидной конторе со всеми атрибутами помпезной важности, с несказанным удивлением начал замечать, что чем выше поднимаются наши драгоценные начальники по зигзагам крутой карьерной лестницы, тем больше начинают «чудить», всячески стараясь оставить свой след в истории.
А так как в историю страны или мировой цивилизации вписать свой яркий след совсем непросто, то тренироваться начинают на своих ближайших подчиненных, чтобы оставить неизгладимый след в их личной памяти и персональной судьбе, а также и карьере.
Ох и чудят господа начальнички и руководители! Причем "по поводу" и "без повода". Особенно ярко нетривиальность мышления прогрессивного начальника начинает проявляться, как правило, исключительно в вопросах поддержания трудовой дисциплины, а именно, в хронометраже рабочего времени.
Многократно замечено, что как только в просторном кабинете с табличкой «САМ» появляется новый персонаж то, помаявшись некоторое время плодотворным бездельем, он начинает генерировать какую-либо эпохальную инициативу с целью радикально повысить производительность труда своих подчиненных.
А так как зачастую с фантазией у высокого руководства, за редким исключением, явная напряженка, то самое простое – это засучить рукава на дорогущем костюме и со всей пролетарской целеустремленностью взяться за укрепление дисциплины. И ведь берутся! Еще как берутся!
Ситным хлебом и тульскими пряниками «нового» начальника не корми, а дай с секундомером в руках перед КПП помаячить! Понервировать подчиненных и с многообещающей улыбочкой торжественно внести всех опоздавших в «черный список» для последующих организационных выводов – суровых и справедливых (гарантированный вынос мозга, минус премия, пипец карьере, как вариант - перевод в тьмутаракань на Тугалым, в особо запущенных случаях - торжественное вручение обходного листа и последнее прощай).
Согласитесь, некая логика в данном явлении все же просматривается, ибо если вновь назначенный шеф понятия не имеет, что и как функционирует в подчиненной ему структуре и каким образом объективно оценить результат проделанной работы, то самое простое – засекать время пересечения личным составом поста охраны утром и вечером. А отсюда уже и отталкиваться в критике подчиненных за упущения по службе.
Хотя, честно говоря, мерилом труда всегда считался объем и качество выполненного задания, а не банальные «жопочасы» бездарно просиженные на рабочем месте, но руководству виднее, не так ли?! И не важно, что для выполнения функциональных обязанностей тому же подчиненному в течение рабочего дня надо побывать в «миллионе» мест, лично пообщаться с нужными людьми, где-то засвидетельствовать свое почтение, где-то продавить позицию «центра», собрать нужную информацию, помаячить в виде пугала и т.д. и т.п. Короче, держать руку на пульсе, ибо «волка ноги кормят», как ни крути. А сидеть у телефона и писать занудные письма на красивых бланках солидной организации – это прямой путь к бюрократии и потере оперативности при решении вопросов. Личную беседу «глаза в глаза» ничто не заменит, т.к. великий инженер и просто прозорливый Александр Белл – папа всем известного телефона, создал свое детище с единственной целью: «Говорить своему собеседнику - НЕТ!» Потому как отказать конкретному человеку, который смотрит тебе прямо в глаза, переполняемый надеждами и живыми эмоциями гораздо труднее, чем обезличенному персонажу с далеким плохо разборчивым голосом из пластиковой телефонной трубки. Не так ли?! Конечно же, так, психология человеческих взаимоотношений – азбука, которую с успехом освоили чиновники любого уровня, сократив время общения с живыми посетителями до минимума, прикрывшись непробиваемыми секретаршами и равнодушной чередой цыфирек недоступных телефонных номеров!
Все-таки прав был старина Мюллер из эпохального фильма «Семнадцать мгновений весны», который искренне сетовал, что у его начальников нет конкретной работы и поэтому они могут себе позволить бурно фантазировать на отвлеченные темы, стараясь улучшить, усугубить, ускорить и всячески оптимизировать процесс работы своих подчиненных, доводя тотальный контроль за вверенным личным составом до законченного абсурда…
А действительно, чего проще?! Ставь капканы, прожектора, обноси колючей проволокой территорию, сажай злобных собак на цепь, копай противотанковые рвы, заполняй их фекалиями и т.д. и т.п. Шаг в сторону – расстрел на месте, открытое окно в кабинете – попытка к бегству, взгляд на улицу – предательство.
Наверное, именно от нечего делать или от страстного желания списать побольше бюджетных денег (одно другому, кстати, не мешает)… а в качестве официальной версии – усилить служебную дисциплину и строгий контроль за наличием подчиненных и служащих на рабочих местах, наша контора с подачи САМого верхнего руководства закупила хитрую магнитную рамку. Современные технологии, куда деваться?!
Данная рамка была установлена на КПП и ее подключили к компьютеру – официальному фискальному стукачку, а всем сотрудникам организации раздали персональные смарт-карты с личным пин-кодом.
То есть, каждое утро, пересекая линию КПП – пост охраны, ты не только предъявляешь свой пропуск с персональной мордой лица на фотографии, который имеет пару десятков степеней защиты на уровне уважаемых денежных знаков солидного государства (от микропечати, до голографических вставок), плюс еще кучу всевозможных «просечек», хитрых отметок, штампиков и т.д. и т.п., но еще и проходишь через невидимую сферу, которую создает магнитная рамка, считывающая персональный код с «твоей» смарт-карты. При этом, на жестком диске компьютера, запрятанного за бронированной дверью в недрах службы безопасности, фиксируется точное время «твоего прихода на работу», а вечером – естественно, время «ухода с работы».
И не дай Данные «черной и зловещей» распечатки с неподкупного компьютера ежедневно ложатся САМому на его персональный стол. И САМ, вооружившись мощной лупой, скрупулезно высматривает знакомые фамилии и жестоко порет злостных нарушителей трудовой дисциплины.
Лично меня дважды вносил проклятый и всеми ненавистный компьютер в «черный список» для представления на обязательную морально-материальную процедуру в кабинете «ах, какого уважаемого начальника» с гарантированным выносом мозга. Включая доскональный анальный досмотр (не взирая на былые заслуги, старческую седину и 24-е года безупречной и образцовой…), причем в самой извращенной форме, когда (ВНИМАНИЕ):
- в первый раз имел неосторожность пересечь невидимую линию на 20 сек. раньше до официального окончания рабочего дня;
- во второй раз, сделав правильные выводы, я вышел раньше установленного времени аж на целых три секунды – в 17 часов 59 минут 57 секунд, вместо 18.00!!!
Пипец! ПРЕДАТЕЛЬ Родины, не иначе! И никого не интересует, что следующая электричка будет только через 48 минут - неважно! Три секунды загубленного рабочего времени – это же… слов нет, какое вопиющее преступление!
В результате, на всех подведениях итогов и текущих совещаниях, мою скромную персону вспоминали столько раз, что проще было уволиться после 24-х календарных безупречных лет, чем стать дежурным объектом для примера в качестве «злостного рецидивиста». А еще и выносить гомерический хохот и всевозможные насмешки со стороны доброжелателей из остального личного состава! Ладно бы действительно сотворил что-нибудь экстраординарное, но три секунды?!
Три секунды?! Согласитесь, это, несомненно, весьма веский повод, чтобы качественно и регулярно трахать мозг убеленному сединами сотруднику?! Обхохочешься!
Вопросов нет, за три секунды рабочего времени можно многое сделать, не так ли?! (Не думай о секундах свысока)(с) - правильно поется в известной песне к кинофильму "Семнадцать мгновений весны"!
После крупного и «душевного» разговора с оператором фискального компьютера (с применением метода сердечного убеждения – то есть, грубого шантажа естественно и всевозможных угроз, а как иначе?!), тот пару десятков раз «автоматически» удалял мою скромную фамилию из списка злостных нарушителей (но такая любезность не может предоставляться вечно, увы). Оператор так же синхронизировал часы недремлющего компьютера с Кремлевскими Курантами, в результате чего сотрудники нашей организации получили возможность ориентироваться на сигналы точного времени, позвонив в службу «100», дабы безболезненно покидать свои рабочие места и в тоже время не задерживаться на службе (за переработку не платят по-определению).
Но коварство вышестоящего начальства надо знать?! Когда руководству делать нечего, оно способно на различные непредвиденные гадости. Когда какой-то «идиот» (другого адекватного слова просто не нахожу), подарил нашему первому заму САМого, мощный бинокль, настал полный пипец не только всем опаздывающим на работу, но и просто «гофрированным шлангам», которые в свой законный обеденный перерыв рисковали покинуть рабочие места и выйти на автостоянку к своим железным коням (проведать любимое детище, проверить все ли царапинки на месте и т.д.) или просто прогуляться на свежем воздухе вокруг фонтана… Отблеск двух окуляров «зоркого снайпера» зловеще просматривался за стеклами фундаментального здания, наводя ужас на всех потенциальных нарушителей дисциплины, вгоняя их в мертвецкую бледность лиц и мелкую вибрацию конечностей, включая слабость в коленках и временные проблемы с речью и «стулом»…
Хорошо еще, прибор ночного видения не подарили, а то и в темное время суток (зимой) не скроешься от всевидящего ока.
Как-то после обильного снегопада, спешу на службу! Ориентируясь по часам, вижу, что успеваю, но впритык – на грани. Стоит запнуться или развязаться шнурку на ботинке – все, провал – опоздание на службу (третье и последнее) и… конец карьере. Подходя к КПП в запыхавшемся и растрепанном виде, вижу служебную машину первого зама.САМого у главного подъезда и его – отца родного, собственной персоной, вальяжно спускающегося по мраморным ступенькам. Я же напротив, подтянув живот, подобострастно выпучив глаза и приняв обтекаемый вид, затравлено поспешаю вверх по лестнице, дабы вовремя пересечь проклятую рамку, подающую электрические импульсы на неподкупный компьютер.
Зам. САМого заметив меня, широко улыбается и тянет руку для приветствия. Делать нечего, снимаю перчатку и, ухватившись за руку «ах, какого большого начальника», припадаю к ней чуть ли с горячим поцелуем восторженного верноподданного. Все формальности выполнены и, стараясь успеть пересечь пост охраны до наступления «момента истины», пытаюсь ненавязчиво освободиться из генеральского захвата и проскользнуть через невидимую границу «рабочей территории».
Не тут-то было. Генерал-лейтенант, прочно захватив мою руку цепким капканом, завел дежурно-душеспасительную беседу на тему: «как то, да се?»… На мое жалкое блеяние: «мол, время, рамка, компьютер, служба безопасности, черный список, застукают со всеми вытекающими…», он подкупающе улыбнулся и великодушным монаршим жестом отмел все мои страхи и трепетные сомнения.
- Какие проблемы?! Ты ж «Первым» замом стоишь и обсуждаешь архиважные служебные вопросы… Индульгенция гарантирована!
В результате… вечером того же дня я в дежурной стойке начинающего пассивного гомосека был на ковре у того же «Первого» зама САМого, который «позабыв» о нашей «утренней дружеской беседе на ступеньках пред входом» со всей пролетарской ненавистью и неподкупным праведным гневом регулировал меня за опоздание на службу аж на 1 минуту 42 секунды! Во как?! Но зам.САМого самозабвенно порол и резал меня на мелкие кусочки как будто я пытался продать врагу-супостату самую главную военную тайну, не иначе.
Компьютеру «по барабану» с кем ты там стоял на ступеньках – виновен, сука! А память начальника очень коротка! Тем более что он хозяин своему слову! Захотел – дал слово, захотел – забрал обратно! Но вздрючил «злостного опоздальщика» по полной программе, пригрозив лишить ЕДВ по итогам года и лично проследить, чтобы занимаемая мной должность была последней в карьере потенциального неудачника!
Вернувшись на рабочее место после сексуально-насильственных процедур, где мне отводилась роль безмолвной жертвы, я задумчиво вертел в руках смарт-карту - кусок пластика с персональным пин-кодом, зашитым глубоко в недрах! Что-то надо было делать?! Но что?! Мы ж славяне, твою мать и не из таких передряг выкручивались! Голь на выдумки хитра – это про нас!
И понеслась цепь экспериментов! Чего только с этой проклятой карточкой я не делал – и топил ее в чашке с горячим кофе и гладил раскаленным утюгом и топтал ее каблуками ботинок?! Работает гадина, хоть ты тресни?!
Исчерпав свои возможности и запасы извращенной фантазии, обратился к «друзьям и прочим… доброхотам-советчикам».
В результате, по большому блату, толковые парни из лаборатории ЭМИ (электромагнитных излучений) поколдовали над белым куском пластика, и … он благополучно ПОМЕР!!! Смарт-карта почила в бозе, перестав определяться при пересечении рамки и закладывая время прибытия и убытия своего хозяина!
Ура, бобик сдох!!!
А я получил беспрепятственную возможность исчезать с рабочего места посреди разгара трудового дня и появляться на оном по мере надобности, не оставляя следов в зловещем отчете проклятого стукачка-компьютера! Бе-бе-бе!!! Я стал аки граф Дракула во плоти! Вот я есть и даже в зеркале отражаюсь, а для системы слежения за личным составом меня нет! Гыгыгыгыгы!
Карточка?! Да, пожалуйста, вот она! В наличии! Всегда при мне! Я даже с ней под душем моюсь и в море купаюсь… да-да, в плавки кладу, чтоб всегда при мне, как в инструкции прописано! Предъявить?! Нет проблем! Вот она родимая, сссуууукааааа… Новенькая, беленькая, даже не царапинки! Не фурычит?! А хз?! Не могу знать чего с ней такого случилось! Ай-яй-яй, какая досада!
Время шло, ребята из ЭМИ, отработав прогрессивную технологию на моей смарт-карте, поставили благородное дело на поток. На взаимовыгодных условиях, естественно! И только для надежных и проверенных товариСТЧей, хе-хе. Но, счастье не бывает вечным!
САМ как-то глядя в окошко (от охрененной занятости, не иначе) на красивую клумбу, разбитую прямо под его окном, с удивлением обнаружил целое стадо своих сотрудников, праздно болтающихся по территории комплекса в неположенное время. При этом все отчеты, затребованные с  компьютера службы безопасности и фискальная распечатка с показаниями магнитной рамки, гласили о полном отсутствии даже малейшего намека на нарушение распорядка дня – все сотрудники находятся внутри контролируемого периметра! Во как!
Несмотря на заоблачно высокий пост, САМ неожиданно осознал, что его нагло нае**вают. Но как и в каком месте, ведь современные технологии сбоев не дают?!
А на что рассчитывал?! Личный состав всегда найдет адекватный ответ на любую инициативу начальства – проза жизни и двигатель эволюции (инстинкт выживания).
САМ пришел в крайнюю степень персонального раздражения и, вызвав своего первого зама, поставил тому эпохальную задачу – лично встать на КПП и переловить всех и каждого (мерзавца и мерзавку), кто реально пересечет магнитную рамку, но аки бестелесное призрачное существо виртуально не отразится в фискальном отчете.
В тот день, по случайному стечению обстоятельств, у меня в гостях по служебным делам были коллеги из родственной организации. Обсудив ряд вопросов, и попив чайку с каплей коньяка, они отбыли восвояси. Стоя у окна, я смотрел им в спины и, периодически смахивая скупую слезу а, местами истерично всхлипывая, хаотично махал носовым платком до тех пор, пока их крепкие фигуры не скрылись в здании КПП.
Через пару часов раздается звонок по секретной связи. Подняв трубку, слышу голос своего недавнего гостя, причем, голос полный неприкрытого сарказма.
- Уважаемый коллега, я хотел бы извиниться перед Вами!
- За что?!
- Будучи высокопоставленным сотрудником уважаемой организации с мировым именем, я с неким предубеждением относился к вашей конторе! Каюсь, и смиренно склонив голову, посыпаю ее пеплом своей сигареты! Но сегодня после определенных событий, самолично убедился в колоссально-заоблачном уровне вашей структуры! Примите мои самые искренние извинения, больше так не буду…
- Не понял, уважаемый… Вы, наверное, кровно обиделись, что чай был недостаточно горячий или сорт «грузинский корне-пеньковой» вам не понравился?! А может, паленый коньяк сивухой попахивал?! Извиняйте, по бедности мы… вот, экономим на гостях! Не глумитесь над сирыми и убогими, плиииизззз, итак стыдно…
- Отнюдь, коллега. Ни малейшего сарказма! Понимаете, у нас на КПП стоит прапорщик! А начкаром – офицер в чине от лейтенанта до капитана! В особый период может быть выставлен даже майор! Ну, в самом крайнем случае – подполковник! А у Вас в середине рабочего дня на КПП стоит цельный генерал-лейтенант…
Пипец, тушите свет! Я все понял! Парни нарвались на нашего Первого зама, который будучи надроченным строгими и категоричными указаниями раздраженного САМого, гневно потребовал у «гостей-соседей» предъявить документы и самолично со всей доскональностью и скрупулезностью сверял их пропуска с показаниями на магнитной рамке!
Мде… как ни крути, а генералы, персонально проверяющие пропуска на КПП на манер бабушек-вахтеров – действительно, неимоверно КРУТО! Не в каждой конторе увидишь нечто подобное! Есть повод для гордости!!!

Доберман

Дежурный по КПП первой линии охраны, видавший жизнь без прикрас, прапорщик Олег Николаевич, перед тем как закрыть «калитку на клюшку» до самого утра, вышел на крыльцо с внешней стороны периметра, чтобы покурить.
Пока он смотрел на звезды в просвете набегающих облаков и дотягивал дежурную цигарку, в кустах поблизости раздался подозрительный шорох. Будучи опытным воякой на пороге заслуженного дембеля, Олег Николаевич незаметным движением расстегнул кобуру с пистолетом и непроизвольно напрягся. Мало ли?! Времена нынче неспокойные…
Из кустов палисадника прямо к ступенькам КПП выполз доберман и лег на асфальт.
Олег Николаевич, не застегивая кобуру с ПМ (пистолет Макарова), присел на корточки, чтобы обстоятельно, но все же с безопасного расстояния рассмотреть собаку получше. Вдруг кинется?! Может бешенная или просто дурная, кто знает?!
Пес был без ошейника и в крайней степени истощения. Собака смотрела на человека затравлено-испуганными глазами, поджимала передние лапы и тихо поскуливала… даже не собака, а чуть подросший щенок.
Прапорщик, глядя на собаку, попытался с ней заговорить.
- Ты это… Нельзя тут! Воинская часть, режимная территория. Не положено! Понимаешь?!
Собака с трудом поднялась на подгибающиеся лапы и, сделав пару неуверенных шагов, опять легла на асфальт.
Олег Николаевич приблизился к доберману и участливо спросил.
- Совсем плохо?!
Пес закрыл глаза, и устало свесил свои острые уши. Седой прапорщик сходил в здание КПП и вернулся с бутылкой минеральной воды. Откупорив бутылку и подставив ладонь ковшиком, Олег Николаевич полил воду тонкой струйкой… Пес открыл глаза и начал жадно лакать живительную влагу.
- Мде… бедолага! Потерялся? Где лапы то отдавил, дурашка?!
Доберман молча смотрел в глаза человека с неприкрытой тоской и слабой надеждой.
Зазвонил служебный телефон и дежурный по КПП поспешил к рабочему столу. Собака попыталась зайти в здание, но прапорщик строго цыкнул.
- Сюда нельзя!
Пес, робко потоптавшись на пороге, вернулся на улицу и лег в тень под кустами. Закончив разговор, Олег Николаевич развернул «тормозок» с бутербродами и, оставив себе один, вышел на крыльцо.
- Эй, как там тебя?! Ты здесь?! Жрать будешь?!
Кусты зашевелились и оттуда выглянула острая собачья морда. Прапорщик  бросил в сторону собаки бутерброд с колбасой… клацнули зубы, и бутерброд мгновенно исчез в собачей пасти, не долетев до земли.
Ночью пошел сильный дождь и прапорщик, вспомнив о собаке, вышел на крыльцо. Доберман лежал под тем же кустом мокрый и жалкий.
- Заходи! Но только до утра, а то САМ у нас, знаешь какой суровый?! Зверь!
Мокрый и прихрамывающий пес зашел вовнутрь здания и, забившись в угол, мгновенно уснул прямо на бетонном полу. Во сне доберман нервно вздрагивал и периодически поскуливал. Олег Николаевич глядя на дрожащий комок мокрой шерсти, глубоко вздохнул и покачал головой.
- Били, наверное?! Эх, люди, люди!
Рано утром, Олег Николаевич подтянул портупею и, поправив кобуру с ПМ, вышел к шлагбауму. Пес захромал следом за дежурным по КПП и, завидев вдалеке группу военнослужащих, спешащих на службу, опять спрятался в кустарнике.
Все утро в «час пик», Олег Николаевич пропускал через КПП толпы людей, проверяя пропуска, а доберман внимательно смотрел сквозь ветки кустарника, старательно втягивая ноздрями новые запахи незнакомых ему людей, при этом, не подавая ни малейшего признака своего присутствия.
Днем прапорщик сходил на обед в столовую, откуда принес две котлеты и полбуханки черного хлеба. Собака вышла из кустов, осторожно помахивая обрубленным хвостиком, и втянув в ноздри запах вкусных котлет, стала перетаптываться на месте, роняя на землю обильную слюну.
- На! Ешь, троглодит прожорливый!
Пока доберман жадно поглощал котлеты и заглатывал полбуханки хлеба почти не жуя, Олег Николаевич вытащил древний мобильник и по-стариковски щурясь, набрал номер своего сменщика.
- Здорово, Коль! Слышь, такое дело! У тебя есть пара старых мисок? Да нет, самых обычных алюминиевых или эмалированных. Есть?! Да?! В гараже? Будь ласка, прихвати на службу, если не жалко?! Да тут собачка одна прибилась… Хороший пёса, хромый и битый… да знаю, что нельзя! Он по кустам прячется, его никто не видит. Умничка такой, породистый! Доберман, да… Домой бы взял, да внучка ж недавно родилась, ютимся впятером на 44-х квадратах. Принесешь?! Ото ладно! Спасибо тебе, друже! И это… воды набери в бутылку и пожрать чего… для зверя, а с Мишкой из третьей смены я переговорю... Не прогоняйте собачку, ладно?!
Через двое суток, Олег Николаевич пришел на службу с большой авоськой, откуда вытащил пакет с мясной обрезью и приличную кастрюлю каши. Собака выглянула из палисадника и вышла навстречу, виляя куцым хвостиком. В кустах за углом КПП на опалубке фундамента, Олег Николаевич обнаружил миску с водой и миску для пищи.
Пока пес жадно поглощал кашу, тщательно перемешанную с мясной обрезью, Олег Николаевич надел на его тощую шею красивый кожаный ошейник.
- От так вот! А то неправильно собаке без ошейника, еще подумают, что ничейный…
Почувствовав на своей шее широкую мягкую кожу с блестящими заклепками, доберман даже перестал кушать и чуть не всплакнул от гордости. Он благодарно лизнул седого прапорщика прямо в колючие усы.
- Тьфу на тебя, дурачина! Жри давай и ныкайся скорей в кусты. Сейчас рабочий день закончится, люди домой пойдут.
Молодой прапорщик Миша, сдавая дежурство по КПП, добродушно бухтел.
- Не волнуйся, Олег Николаич, покормили твоего дохлика. Из столовой принес кучу жратвы, моя сердечная мадама навалила трехлитровую кастрюлю супа. Так этот чахлик все слопал взахлеб и еще миской гремел – вылизывал! И куда в него столько влезло, непонятно?! Он там на газоне лежбище себе выкопал. А на ночь я его в помещение пустил, у меня обрез старой шинели остался, на пол кинул. В углу спал, а ни свет, ни заря, выскочил на улицу и в кусты. Тише воды, ниже травы! Хитрый зверюга!
Шло время, пес прижился и немного отъелся, но при каждом постороннем шорохе нырял в кусты и затаивался аки партизан во вражеском тылу. Прапорщики с дежурной службы по КПП его не прогоняли, а всячески подкармливали. Девчонки из столовой уже сами набирали кастрюлю с объедками и по окончании рабочего дня оставляли у ворот КПП для нового охранника.
Как-то рано утром, Олег Николаевич стоял у шлагбаума и гладил между ушей сидевшего рядом добермана, который щурился от удовольствия, поглядывая на прапорщика со смесью фанатичной преданности и безмерной благодарности, как вдали показался автомобиль САМа.
Пес, заслышав шум мотора, шустро нырнул в кусты, а дежурный по КПП нажал кнопку на пульте для открытия шлагбаума и опускания противотаранного устройства. Тем не менее, машина остановилась, и вышел САМ.
- Тащ генерал-полковник за время дежурства…
- Вольно, Олег Николаевич! Здравствуйте, уважаемый. А помощник твой где?
- На завтрак пошел, тащгенерал!
- Да нет, я не о контрактнике. Я о хвостатом помощнике спрашиваю.
- Стуканули уже?! Вот ведь…
- Ну, типа, сорока на хвосте принесла.
- Яйца бы той сороке открутить...
Седой прапорщик потупил взгляд в землю и невольно запинаясь, начал тихо бубнить.
- Тащгенерал, собачка безобидная. Жалко его. Понимаю, не положено. Табелем поста не предусмотрено, харч опять же… А на довольствие можно и не ставить, в столовой же остается, девчонки корм дают... остается же…
- А покусает кого?!
- Не покусает, мы его днем будем на привязь сажать, ребята даже парашютную стропу выменяли… А ночью гораздо спокойней с ним - нюх, слух, зубы и все такое… Разрешите, а?!
- А зовут то как?!
- Не знаю я! Доберман и все! Он на любую кличку отзывается, но привыкли уже – Доберман! Он умный, все понимает! Разрешите, тащгенерал…
- Я подумаю!
Через полчаса на КПП с рулеткой в руках пришел начальник рем.группы.
- Николаич, предъявляй зверюгу!
- Зачем?
- Буду мерку снимать! От носа и до хвоста!
- На кой? На гроб, что ли?! Не дам губить животину!
- Да ну тебя к лешему, Николаич! Какой еще гроб? Только что САМ позвонил и дал указание, будку для зверя смастрячить. Вот пришел мерить его, чтобы проект жилища рассчитать - объем, высоту потолка, полезную кубатуру… Это тебе не хухры-мухры! Все в строгом соблюдении с СТР…
Уже к обеду за КПП стояла добротная будка и даже покрашенная в цвет основного здания. О, как?! А доберман получил официальный статус и постоянное место службы.
Время шло, пес не просто отъелся, а неприлично отожрался на казенных харчах, превратившись в огромного матерого кобеля. Широкая спина, бычья шея, мощная грудь, королевская стать, аристократичная осанка, страшнейшие зубы – мясорубка, ого-го! Ошейник застегивается лишь на крайнюю дырочку!
Днем пес спит в будке, привязанный на парашютную стропу, а ночью рыскает по территории, охраняя покой и сон дежурной смены.
Олег Николаевич привязался к Доберману со всей серьезность и обстоятельностью старого воина. Прапорщик регулярно баловал зверя, принося ему из дома чего-нибудь вкусненькое.
 Пришел срок и Олег Николаевич уволился в запас по возрасту, а пес остался продолжать охранную службу.
И вот иду как-то через КПП и вижу, сидит пенсионер Олег Николаевич и кормит Добермана мясной вырезкой.
- Олег Николаевич, здравствуй дорогой! Чего это ты?! По службе соскучился, на пенсии тоскливо?!
- Да нет, есть чем заниматься, внучку воспитываю. Мои еще и внучка родили, забот хватает! Я вроде няньки при них. А сюда зашел дружка своего проведать. Как он тут?! Не обижают ли?! Не похудел ли?!
- Ага! Похудел, как же?! Шею уже пальцами двух рук не обхватишь, пора новый ошейник покупать, на этом уже все дырки закончились…
Поговорив с уважаемым человеком и бывшим сослуживцем, попрощался и побежал по своим делам.
Оглянувшись, увидел, как на лавочке перед КПП сидит ныне заслуженный пенсионер Олег Николаевич, а огромный доберман стоит рядом, почтительно и осторожно положив свою остроносую морду на колени бывшего прапорщика.
Суровый пес довольно щурится, когда пальцы самого дорогого для него человека, нежно гладят его за ушком.

Почему

Она пела ему по телефону смешные песенки известных и популярных исполнителей на английском языке, а он добродушно бурчал, что ей пора ложится спать, т.к. уже поздно, а ей с утра в институт.
Между ними было расстояние и часовые пояса, и когда он приходил с работы домой поздно вечером, у нее уже была глубокая ночь. Но она не спала, а ждала его, используя возможность войти в «аську», чтобы послать ему короткую, но емкую фразу: «Скучаю, люблю!»
А он счастливо улыбался и, пользуясь тем, что его лица не видно за стеклом холодного монитора, с напускной суровостью гнал ее в постель, чтобы она отдохнула и набралась сил перед новым учебным днем.
Она – студентка с трогательной непосредственностью и подкупающей искренностью, он – …на пару лет старше ее. Встретились шесть лет назад на море. Встретились еще фактически детьми и зацепились взглядами…
А, расставшись, нашли друг друга в хитросплетениях электронной сети мировой паутины и уже никогда не расставались. Виртуально не расставались...
Она не могла понять, почему его сложно застать дома?! Почему он никогда не может четко и однозначно сказать, когда именно освободится и сможет уделить ей время хотя бы для виртуально-иллюзорного общения?! Почему на ее звонок по мобильному телефону с бурей переполняющих эмоций или с кроткой нежностью, он иногда коротко и холодно бросает: «Я занят!» и дает отбой. Почему может не перезванивать долгими часами, а то и целыми днями, когда она задыхается от отчаяния, тоски и накручивает себя досужими домыслами... Почему если он и высылает свои фотографии по электронной почте, то они всегда очень плохого качества и его лицо почти неразличимо?! Почему он никогда не строит планы на будущее, где ей будет отведено какое-либо местечко… пусть даже самое маленькое?! Почему…?!
Она хорошо помнит его «юношеское» лицо, его улыбку, его фигуру, его запах. Он такой родной! Любимый! Желанный! Его голос по телефону и по «скайпу» такой добрый и …грустный! Почему?!
Почему на ее просьбы приехать к ней и встретиться, он уклончиво отвечает: «Обязательно, но не сейчас!» Почему…
Ее душа рвется к нему, она чувствует, что он – это навсегда! Это ее мужчина! И она хочет мальчика и девочку, и чтобы они обязательно были похожи на него! И он говорит, что хочет, но… слишком много «почему»!!! Почему…
- Максим, руководство конторы, рассмотрев твою кандидатуру, приняло решение начать углубленную подготовку для нелегальной работы. Ты готов?
- Да.
- Вот и отлично, я не сомневался в тебе, сынок! Сегодня последний день в твоей жизни, когда ты отзываешься на имя Максим. Уже завтра у тебя начинается новая жизнь! Все личные привязанности, родственники, одноклассники, сослуживцы, знакомые и всевозможные симпатии остаются в прошлом. Все понятно?! Даже твои родители увидят тебя лишь через несколько лет, а возможно… сам понимаешь... Это твое решение, сынок!
- Так точно!
- Удачи тебе, Макс! С этой минуты для твоих инструкторов, ты – только 12-й… Имя, легенду, внешность и новое прошлое получишь в процессе подготовки… и дай тебе Бог, парень!
Максим вышел на улицу огромного комплекса, в периметре которого ему предстояло провести очень долгое время. Спустившись по мраморной лестнице, он остановился прямо под проливным дождем. Его мобильный телефон мелко завибрировал. На цветном экранчике высветился маленький почтовый конвертик с надписью: «Вам пришло sms-сообщение!»
От НЕЁ!!!
Не открывая послание, Максим отключил телефон, вытащил sim-карту и, переломив ее пополам, бросил под ноги.
Капли дождя хлестали высокого парня прямо по лицу, перемешиваясь с его слезами. Но это уже был не Максим, а всего лишь «12-й» - фактически, заготовка для нового человека. С новым прошлым, без текущего настоящего, с новым будущим …и, скорее всего, с очень успешным и головокружительным будущим, но …без НЕЁ!!!

Спасибо

- Здравствуйте, мои дорогие! Давненько у вас не была, почти три недели, приболела немножко… Не обижайтесь, ладно?! Зато, папа вот… к вам поближе переселился…
Миловидная женщина немногим за 60-т, отворила скрипучую калитку и подошла к огромной гранитной плите. Зажав в тонких пальцах носовой платок, Людмила Сергеевна, промокнула набежавшие слезы и повлажневшей тряпицей стала аккуратно протирать могильный камень. - Извини, Митенька! Знаю, что ты огорчаешься, когда я плачу, но это непроизвольно, поверь, сынок!  Теперь вот и папа ушел, тяжело мне одной… но я держусь…
Продолжая протирать черный монолит с блестящими кварцевыми вкраплениями, женщина нежно прикоснулась губами к портрету молодого человека с красивым открытым лицом и задорной улыбкой.
- Прости меня, Митенька, не буду плакать… постараюсь больше не плакать…
Поправив прядь светлых волос, выбившуюся из под старенькой заколки, Людмила Сергеевна легкими и почти невесомыми прикосновениями, как бы опасаясь нечаянно потревожить молодого человека на портрете и стараясь случайно не стереть его жизнерадостную улыбку, еще раз провела влажным от слез платком по холодному граниту.
Промокнув очередную слезинку, Людмила Сергеевна старательно протерла портрет очаровательной женщины, находящийся на одном камне с сыном.
- Здравствуй, Наташенька! Здравствуй, доченька! Здравствуй, солнышко наше!
Поцеловав портрет невестки, пожилая женщина тяжело опустилась на колени и неожиданно громко всхлипнув, припала губами к портрету пухлощекого карапуза.
- Здравствуй, Юрочка! А я тебе игрушку принесла… и, хотя тебе сегодня исполнилось бы 16-ть…
Людмила Сергеевна осеклась и, потеряв голос, стала беззвучно ронять крупные слезы на могильную плиту и на роскошные кусты красивых цветов, плотным ковром покрывающие ухоженную могилу. Склоненное к земле тело постаревшей и надломленной женщины сотрясли беззвучные рыдания.
Продолжая тихо плакать, женщина, осторожно опираясь одной рукой на каменный парапет могилы, стала задумчиво-отрешенно протирать даты рождения каждого упомянутого на гранитном надгробии. Затем, глубоко вздохнув и, как будто выплакав все слезы, Людмила Сергеевна подушечками указательного и среднего пальцев правой руки медленно провела по дате смерти – единой для сына, невестки и внука.
Тонкие пальцы некогда красивой женщины осторожно скользили по каждому углублению в холодном граните, равнодушное чередование которых, неумолимо сливалось в страшные цифры и слова - скорбную дату, когда им с мужем сообщили, что у них больше никого нет! Ни детей! Ни внука! Никого!
А дальше все было как в кошмарном сне: аэропорт, слащаво-приторный представитель МИДа, который профессионально поставленным голосом выразил стандартные соболезнования. Его слова, долетающие как бы издалека, донесли до окаменевшей четы Новиковых, что в Африке непростительно безобразное качество дорог, водитель не справился с управлением и посольская «Тойота» летела более 70-ти метров, хаотично кувыркаясь… Именно поэтому, все гробы запаяны в цинк... Опять же, жаркий и влажный климат…
Увидев, как из самолета вслед за двумя «взрослыми» гробами, выносят маленький «детский» гробик, Людмила Сергеевна потеряла сознание.
Похороны прошли как в тумане: все хлопоты взяла на себя организация, где работал сын Дмитрий. Было много народа, все говорили что-то трогательно-проникновенное, обнимали, пожимали руки, но Людмила Сергеевна ничего не слышала. Лишь тихий шепот мужа – Виктора Анатольевича периодически урывками возвращал её в реальность, и бесконечно крутился в мозгу как заезженная пластинка.
- Не верю! Люда, я не верю! Это происходит не с нами! Так не должно быть! Несправедливо…
Людмила Сергеевна подошла к свежей могиле с деревянным крестом и фотографией пожилого мужчины.
- Здравствуй, Витенька! Как тебе там?! С ребятами уже виделся?
Смахнув налет пыли с фотографии мужа, женщина тихо промолвила.
- Ты знаешь, я тебе даже завидую… можешь обнять всех, с Юриком поиграть… наверное…
Присев на лавочку, установленную внутри витой оградки, Людмила Сергеевна раскрыла сумочку и, выкладывая конфеты и печенье на маленький столик, продолжила разговор с невидимыми собеседниками.
- Потерпи немного Витя, я уже заказала через Ильюшу красивую цветочницу на твою могилку. Тебе должно понравиться. Фотографию на памятник отдала, твою любимую. Гранитный камень Илья уже оплатил, его пока отшлифуют. И раньше года ставить нельзя, чтобы тебе не давило… Илья – молодец, от меня ни на шаг не отходит! Хороший друг у нашего Митеньки! Чего это я?! Ты ж его хорошо знаешь! Митя, очень хороший у тебя друг, надежный! Нас не бросает столько лет… Сколько ж уже?! Почти 14-ть! Боже мой, как бежит время?! Бежит… Илья – добрый мальчик, заботливый, прям как сынок для нас… но ты не обижайся, Митя! Не надо ревновать, ладно?! Спасибо тебе, Митя за твоего друга. Он все похороны нашего папы организовал, место на кладбище оплатил. Хлопотал, чтобы ваш участок расширили за счет внешней дорожки… чтобы папе места хватило. Теперь и мне есть, где упокоится… рядом с вами, чтобы всем вместе… Дорогое кладбище стало! Престижное! И у нас Илья частый гость. То билеты в театр принесет, то ремонт в квартире организует, то полные сумки с продуктами притащит. С лекарствами все проблемы на себя взял. Мы же с отцом не молодеем. А когда меня с работы уволили – возраст, Митенька, возраст. Времена меняются, молодежь стариков везде подпирает. Так Илюшенька меня на чудесную работу устроил, чтобы скучно не было дома сидеть. Все с людьми, все при деле... Даже не удобно как-то! Работаю полдня, бумажки перебираю, а платят даже больше чем на старом месте. Сейчас даже переводчики с немецкого должны быть до 30-ти лет и 90-60-90. Лекарства привозит регулярно, я и понятия не имею, сколько они стоят?! Каждый год путевки нам хлопотал, мы с папой почти все санатории объездили. У папы нашли язву желудка нехорошую. Ты же помнишь, Митенька, кашки всегда варили для папы, диета… Илья каждый год путевки доставал, то Железноводск, то Ессентуки, Кисловодск, Нальчик, Пятигорск… папа так долго и продержался. Илюша нашего папу в хорошие больницы устраивал…
Женщина опять осеклась на полуслове и еще долго сидела на лавочке, время от времени прикладывая платочек к воспаленным и покрасневшим от слез глазам…
Вечером в просторной, но тихой квартире раздался мелодичный звонок. Людмила Сергеевна, устало шаркая стертыми тапочками, открыла дверь и впустила позднего гостя.
- Добрый вечер, Илюшенька! Опять с полными сумками?! Все балуешь нас… меня?! А я сегодня у ребят была. Проведала. У Виктора Анатольевича цветочки подсадила, а то холмик каким-то неухоженным кажется. Неуютно. Зачем же столько сладкого принес?! Старикам вредно сладкое. С собой забери, деткам своим…
Интеллигентный мужчина немногим за 40-к, терпеливо и смиренно слушал монотонные причитания некогда очень красивой женщины, которую преждевременно состарила череда невзгод и тяжелых потерь. Слушал с мягкой сыновней улыбкой.
Сняв туфли и обув «свои тапочки», он прошел на кухню где, по-хозяйски полазив по шкафчикам, ловко сервировал стол для чаепития. Опустошив объемные пакеты с логотипом крупного супермаркета, растолкал принесенные продукты по полкам огромного холодильника.
Поставил чайник на плиту и, разложив «Берлинские пирожные» на красивом блюде, поздний гость присел на удобный стул и загадочно улыбнулся.
- Людмила Сергеевна, а к вам с хорошей новостью. Завтра нас ждет много очень важных дел!
У меня в кармане две путевки в Египет в очень шикарный отель. Пора вас вывозить на отдых заграницу. Красное море, бескрайняя пустыня, бедуины, верблюды – экзотика…
От неожиданной вести, женщина растерянно всплеснула руками и удивленно воскликнула.
- Илюшенька, откуда такая роскошь?! И к чему такая спешка?! У меня работа! Опять же, у Виктора Анатольевича скоро 40-к дней. Поминки! Надо подготовиться! Придут его коллеги с работы. А ты про какой-то отдых говоришь?! Нехорошо так! Не по-людски…
- Людмила Сергеевна, не волнуйтесь и не беспокойтесь! На работе вам дают 10-дневный отпуск! За высочайшие показатели в труде и обороне …и все такое!
- Помилуй, Илюша, смеяться изволишь над старой женщиной?! Какие показатели и успехи?! Санаторий, а не работа! Как ты такую нашел, ума не приложу?! Волшебник, честное слово!
- Тёть Люда, а на 40-к дней мы успеваем, поверьте мне на слово! Как раз ровно за неделю до 40-ка дней вернемся. Ну, тётя Люсечка, очень надо поехать! Я вас когда-нибудь обманывал?! Надо ехать! Обязательно! Кафе на поминки я уже заказал, осталось определиться с количеством людей. Не беспокойтесь, все под контролем.
-Илья, зачем такие траты? Ты же не олигарх там какой, прости господи… такие средства на нас тратишь… столько лет!
- Не олигарх, но у меня есть обязательства перед Димкой. Я ему обещал… и вообще, это мой долг …и работа, если хотите! Надо ехать, Людмила Сергеевна! Через не хочу и не могу! Надо!
- У меня и загранпаспорта нет, и никогда не было. А стоять в очередях, чтобы оформить, нет ни малейшего желания. К тому же в Египте жарко, а для старой развалины со среднерусской полосы чужой климат вреден. Намучаешься там со мной – будет давление скакать. Я только-только переболела… Опять же, эти «новые русские» - такие хамы, ведут себя беспардонно, мне будет стыдно за соотечественников…
- Сейчас в Египте совсем не жарко, а очень комфортно. Отель очень солидный и заточен чисто под иностранцев, «новорусское быдло» туда не пускают. Почти все постояльцы – немцы! Как раз и язык освежите, попрактикуете с этническими носителями. Для переводчиков ведь очень важно иметь общение с оригинальной аудиторией. У вас ведь профильный – немецкий?! Вот!
- Соблазняешь?! Так нечестно! И стоять за паспортом в бесконечных очередях? Помилуй, Илья, вся моя молодость прошла в очередях… чего не коснись, очередь…
- А не нужно стоять! Завтра утром я подъеду к 10-ти, будьте пожалуйста готовы! Паспорт уже оформлен, вам надо только сфотографироваться и расписаться за получение и все.
- Ну, не …
- Все решено, Людмила Сергеевна, проделана колоссальная работа и никакие отговорки не принимаются. Иначе меня строго накажут.
- Кто же тебя может наказать, Илья?! И как?! В угол, что ли поставят?! Все шутишь как мальчишка?!
- Шучу, шучу, тёть Люся! Завтра в 10-ть. Договорились?! Не подводите меня! А улетаем послезавтра, так что собирайте чемоданчик. Я его вам завтра утром привезу, дорожный такой, на колесиках…
Египет встретил Людмилу Сергеевну и ее спутника на удивление приятной погодой. Середина апреля, не жарко. Солнечно, сухо и очень комфортно.
Отель был действительно представителен и роскошен, а персонал превосходно вышколен и услужливо предупредителен. Людмиле Сергеевне определили уютный номер с огромным балконом, который нависал над умопомрачительным по размерам бассейном, расположенным во внутренней территории отеля. Повсюду росли пальмы и стояли кадушки с диковинными цветами.
Илья поселился в соседнем номере, но без балкона. И поэтому, пользуясь гостеприимством хозяйки, частенько приходил утолить свою «зависть» и посидеть на удобном балконе, чтобы полюбоваться на роскошную панораму впечатляющего бассейна, вокруг которого стояли солнцезащитные зонтики, плетенные из тростника, удобные шезлонги и всевозможные лежаки. Илье настолько понравилось сидеть на чудесном балконе, что он притащил два стула из своего номера, во как!
Людмила Сергеевна отметила, что Илья оказался прав – 90% постояльцев отеля составляли немцы. Остальные – сборная солянка (итальянцы, финны и прочая несерьезная публика). Немчура, как правило, отдыхала семьями и с детьми. Немецкие папы постоянно что-то аппетитно жевали. И у «шведского стола» в главном ресторане отеля и в многочисленных барах …и даже у бассейна, периодически гоняя улыбчивых и услужливых официантов то за пирожками, то за приличным куском пиццы, то за стаканом пива. Итальяшки громко хохотали по любому поводу и без! И вообще, вели себя достаточно шумно. А финны тупо сидели в барах, где методично и планомерно давились «дармовой выпивкой» и халявной закуской.
А еще говорят, что русские – любители попить и пожрать на дармовщинку?! Вот и нетушки, оказывается, что русские – это собирательный образ ото всех наций понемногу (пожрать, попить, пошуметь и побуянить), то есть этакое сборище различных слабостей и всевозможных пороков, присущих всем и каждому…
Про персонал отеля можно однозначно сказать, что он был действительно безупречен. Любое пожелание клиента выполнялось мгновенно и с высочайшим качеством, а также с ослепительной доброжелательной улыбкой на загорелом лице. Прислуга была вездесуща, но ненавязчива.
Людмила Сергеевна, не привыкшая к такому предупредительному обхождению, лишний раз стеснялась «напрягать» персонал отеля. Поэтому из-за врожденной скромности, фактически все время просиживала на уютном балконе с томиком стихов Гёте (в оригинальном издательстве, естественно), погрузившись в волшебный мир немецкой поэзии. Тем не менее, она все равно непроизвольно прислушивалась к незатейливым репликам отдыхающих у бассейна, с удовлетворением отмечая, что и разговорный немецкий для нее так же предельно понятен, как и печатное слово.
Пользуясь своим соседством, Илья постоянно стремился вытянуть задумчивую спутницу то на экскурсию в пустыню, то на морскую прогулку, то в ближайший городишко на восточный базар. К тому же, как галантный кавалер, он всегда сопровождал Людмилу Сергеевну в ресторан на завтрак, обед и ужин. Со стороны могло создаться устойчивое впечатление, что взрослый и любящий сын вывез свою дорогую стареющую маму на заслуженный отдых.
Незаметно пролетело время, отмеренное в путевке, остался последний день, и крайняя ночь перед отлетом домой. И хотя Людмила Сергеевна провела эти дни в тишине и спокойствии, она откровенно радовалась, что неожиданный отпуск подходит к завершению. Она уже периодически прокручивала в мыслях различные варианты решения предстоящих проблем и ожидаемые хлопоты на предстоящие 40-дневные поминки мужа.
Во второй половине дня, в дверь постучались - зашел Илья. В его руке был высокий стакан с водой.
- Людмила Сергеевна, дорогая моя, вы мне как вторая мама, вы же сами знаете! Поэтому прошу вас, ничего не спрашивайте, а сделайте, как я вам скажу!
Людмила Сергеевна отложила любимую книгу и вопросительно посмотрела на Илью.
- Это минеральная вода с успокоительным лекарством. И немного сердечного препарата. Верьте мне, тёть Люся, это для вашей же пользы. Выпейте, пожалуйста!
Людмила Сергеевна, привыкшая доверять своему «ангелу хранителю», не смотря на несказанное удивление, покорно приняла стакан и медленными глотками опустошила его содержимое.
Илья взял стакан обратно и, убедившись, что он пуст, поставил его на столик. Затем, мягко взял пожилую женщину под руку и, положив пальцы на ее запястье, украдкой посмотрел на часы, подсчитывая пульс. Удовлетворившись результатом, Илья снова обратился к женщине.
- Людмила Сергеевна, сейчас мы вместе с вами выйдем на балкон и встанем у парапета. Я буду вас поддерживать под руку …на всякий случай и стану посматривать на красивых девушек у бассейна. А вы посмотрите, пожалуйста, вниз и чуть левее. Огромная просьба – кого бы вы не увидели, прошу вас, молчите! С этими людьми разговаривать категорически запрещено! Подходить к ним тоже нельзя! Смотреть в упор и делать какие-либо знаки, привлекающие внимание тоже нельзя! Договорились?! А завтра рано утром, мы улетаем домой!
От услышанного и в предчувствии чего-то непонятного и волнительного, сердце пожилой женщины сделало робкую попытку забиться быстрее, но «минеральная вода» четко выполнила свое назначение – мягко и ненавязчиво погасила возможные всплески любых эмоций.
Людмила Сергеевна с несказанным удивлением отметила, что ее чувства обострились, а разум начинает работать удивительно спокойно и четко, холодно анализируя окружающую обстановку и отсекая воздействие лишних раздражителей. К рассмотрению и последующему анализу принимается лишь информация, имеющая первостепенное и практическое значение. Логика стала безупречна, а причинно-следственные связи прямолинейны как канцелярская линейка.
Людмила Сергеевна, в сопровождении Ильи и опираясь на его руку, вышла на балкон где, слегка прислонившись к парапету, стала внимательно вглядываться в отдыхающих у огромного бассейна.
  Стайка молодых фройлян с ухажерами?! Не то! Конопатый финн с белокожей и длинноногой блондинкой?! Не знаю! Компания смуглых и черноволосых итальянцев?! Никогда не видела! Семейка из России или из Украины?! Хм?! Надо же?! В такой «закрытый» отель и все равно пролезут даже без смазки! Смешно, однако! Никуда от них не денешься! Деньги откроют любые двери, не иначе…
Семья немцев на лежаках под зонтом. Толстый глава семейства – стандартный бюргер, довольный собой и жизнью. Еще не старый, а уже как распустил себя?! Двойной подбородок прикрывает небрежная бородка, блестящая лысинка в полгектара, огромное пивное брюхо лежит рядом с хозяином… и еще сосет стакан пенистого пива?! Фу, пищевод на ножках! Немчура, чего с него взять?!
А рядом с раскормленным «свином», стройная и ухоженная фрау - жена?! Красивая немка с точеной фигуркой на «лающе-отрывистом» языке сделала замечание юноше-сыну, который прыгал в бассейн с бортика, специально поднимая тучу брызг и окатывая других отдыхающих. А потом громко и заливисто хохотал! Вот ведь проказник! Мальчишке лет 16-ть уже, а все как дите?!
Возле строгой мамочки копошилась очаровательная девчушка лет 4-5-ти. Куколка с белокурыми кудряшками и васильковыми глазками. Или ангелочек?! Чудо как хороша!
Стоп! В угловатой фигуре и в резких движениях этого немецкого мальчишки проскальзывает что-то неуловимо знакомое?!
У Людмилы Сергеевны остро кольнуло в левой стороне грудины! Митя!!! Это же Митя! Её Митя! Такой же порывистый и угловатый упрямец… Нет, Мите не может быть 16-ть! Когда он погиб ему уже было… намного больше! Но ведь похож! Очень похож!  Как зовут этого мальчика?! Как?!
До Людмилы Сергеевны долетел обрывок фразы, адресованный шаловливому раздолбаю от потерявшей остатки терпения строгой мамочки.
- Гюнтер, ком цу мир!
Юра! Неужели это Юра?! Тот самый Юра, которому 14-ть лет назад было два годика, а сейчас могло бы быть… 16-ть?! Но если это так, хотя ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ… тогда строгая фрау – Наташенька?! Да-да, это Наташенька – моя невестка! Несомненно! Как похорошела девочка, расцвела красотой зрелой женщины, глаз не оторвать! Какая фигура! Какая грация и такой … Боже!!! Этот толстый свиноподобный бюргер – мой сын Митенька! Митенька, дорогой ты мой сыночка! Любимый! Кровиночка моя! Живы! Живы! Боже, спасибо тебе! Боже… Сын Митя жив! Невестка Наташенька, Юрочка – внучек мой! … а белокурая девочка?! Внучка?! Моя внучка?! Какая же она красивая?! Самая красивая девочка на свете!!! Боже, спасибо тебе! Боже…
Людмила Сергеевна так бы и стояла, намертво вцепившись в парапет балкона, но время бежало к вечеру, а солнце к закату и немецкая семья, вскоре собрала вещи и покинула территорию бассейна.
Весь вечер Людмила Сергеевна твердила как заведенная.
- Спасибо, Боже! Илюшенька, спасибо тебе, что привез меня сюда! Спасибо! Спасибо!
Илья настоял, чтобы Людмила Сергеевна сегодня не ходила на ужин, а выпила еще «минеральной воды» и легла спать.
Проснувшись рано утром, русские туристы перекусили фактически в пустом ресторане отеля и спустились к «ресепшену». Автобус – новенький «Неоплан» с затонированными стеклами уже стоял у главного входа помпезного здания, ожидая пассажиров, покидающих гостеприимный отель.
Пока услужливый персонал загружал багаж в грузовое отделение автобуса, Людмила Сергеевна и Илья стояли вблизи от стойки «ресепшена», ожидая приглашения на посадку.
- Илья, а Виктор Анатольевич…
- Знал, Людмила Сергеевна! Вернее, …это наша вина, простите! Вашего мужа пригласили месяц назад на встречу с благой целью сообщить, что появилась возможность осуществить данное мероприятие. Зная о его слабом сердце, был приглашен терапевт-кардиолог с соответствующими препаратами. Но… у Виктора Анатольевича неожиданно открылось язвенное кровотечение и … мы не успели довезти его до реанимации. Прозвонили в госпиталь, была готова операционная и бригада хирургов. Подскочила машина «ГАИ», обеспечили «зеленую улицу», но… не довезли, простите! Если сможете…
- У них все хорошо?
- Да, у них все хорошо.
- Я еще их увижу?
- Не могу однозначно утверждать. Кто знает?! Это мероприятие готовили очень долго. Не все так просто, поймите… Их очень ценят и берегут.
- Почему так долго…
- Консервы… теперь должно быть чуть проще…
В пустом зале просыпающегося отеля, зашевелились первые постояльцы. Появились «особо голодные», которые потянулись в ресторан к «первому черпаку».
Среди «самых очень голодных» оказалась и семья вчерашних немцев. Впереди поспешно семенил толстый бюргер - глава семейства, который нес на руках полусонную девочку, а чуть сзади отстали жена и старший сын. Причем, подросток откровенно зевал и недовольно бубнил, что мог бы еще поспать, а поесть - во «вторую смену». И вообще, в ресторан удобней и короче пройти через гостевой коридор, а не через «ресепшн»…
Неожиданно взгляды жирного немца и пожилой русской туристки пересеклись. Илья не успел среагировать, как Людмила Сергеевна подошла к бюргеру и тихо промолвила.
- У вас очень красивая дочь! Словно маленький ангелочек!
Немец, с девочкой на руках, остановился и растерянно моргнул глазами. Он сглотнул неожиданно набежавший комок и жалко улыбнулся.
- Нихт фертштейн, фрау!
Людмила Сергеевна понимающе кивнула и перешла на приличный немецкий.
- Простите меня, пожалуйста! Я понимаю, что мой поступок может показаться вам странным, т.к. не совсем прилично принимать подарок от незнакомого человека! Но, ваша очаровательная дочь очень похожа на мою любимую внучку, с которой я очень редко вижусь и сильно по ней скучаю. Можно я подарю вашей девочке…
И русская туристка, не дождавшись ответа, начала поспешно расстегивать золотую цепочку с крестиком, висящую на ее шее. От волнения, пальцы пожилой женщины плохо слушались и, перехватив недовольный взгляд Ильи, Людмила Сергеевна, зажав крестик в ладони, резким рывком порвала непослушную цепочку.
Цепочка выскользнула из подвески крестика и упала на пол, но пожилая женщина не стала ее поднимать. Она протянула свою руку к девочке и разжала ладонь. На ней лежал золотой крестик.
- Возьми, пожалуйста! Он принесет тебе счастье! Верь мне! Как тебя зовут, маленькая фройлен?
Неожиданно севшим голосом, толстый бюргер тихо просипел.
- Сабина! Ее зовут Сабина!
Часто-часто моргая своими «поросячьими» глазками, немецкий папа, обращаясь к дочке, тихо продолжил.
- Возьми презент у русской фрау, Сабина! Не огорчай пожилую даму! Этот подарок от чистого сердца…
Ангельское белокурое создание, хлопая васильковыми глазками, осторожно взяла крестик из ладони Людмилы Сергеевны и спросила.
- Как вас зовут, фрау?
- Люся! Баба Люся!
Неожиданно для всех присутствующих, маленькая немка порывисто обняла чужую незнакомую русскую женщину и уткнувшись детскими пухлыми губками в ухо Людмилы Сергеевны, тихо прошептала.
- Их либе фрау баба Люся!
Илья осторожно взял Людмилу Сергеевну под руку и мягко увлек в автобус. А за их спинами, супруга толстого бюргера, брезгливо сморщив носик на красивом лице, раздраженно буркнула на весь зал.
- Русские! Чего с них взять?! Импульсивная нация! Непредсказуемая и нелогичная…
Комфортабельные автобус «Неоплан» еле слышно шурша шинами, медленно переваливался через «лежачих полицейских», унося своих пассажиров в аэропорт.
Основная масса недавних постояльцев роскошного отеля, разбуженных рано утром «ни свет, ни заря», досматривала прерванные сны в удобных креслах, и лишь пожилая туристка из России со светлыми волосами и васильковыми глазами крепко сжимала руку своего моложавого спутника и, с трудом сдерживая набегающие слезы, тихо шептала.
- Прости, Илья, не смогла…! Спасибо тебе, спасибо за все!
А ее губы уже беззвучно добавляли.
- Боже! Спасибо тебе, Боже! Спасибо!

Иллюзорная реальность или реальность иллюзии

Каждый из нас ожидает наступление очередного лета с неосознанным чувством трепетного волнения и смутной надежды собрать вещи и махнуть на юга. Махнуть без оглядки, забросив обрыдлую работу и мысленно послав своего «горячо обожаемого» шефа именно туда, где со страшным шипением вырывается перегретый пар и скворчит раскаленное масло на прокопченных сковородках. А между огромных котлов, где варятся заживо все зло…бучие «драгоценные» начальнички, деловито снует хвостатый, носатый и рогатый персонал с копытами на волосатых конечностях. И периодически щелкая длинными хвостами, подкидывают уголек в прожорливую топку, дабы держать высокий градус…
Эх, лето, лето?! Ждешь его, ждешь! А по графику отпусков тебе светит лишь сомнительный сентябрь, переходящий в октябрь с затяжными дождями или еще более ненадежный апрель с поздними снегопадами и микроскопический кусочек иллюзорного мая…
И даже если долгожданный отпуск все же запланирован исключительно на середину лета, еще не факт, что тебе его дадут именно в тот период, когда ты записался в график, многократно посоветовавших с женой… Работа… аврал… командировки… время не ждет… вперед… ура… НАДО!!!
И летние месяцы пролетают мимо, оставляя на душе грусть нереализованных планов и тщетную надежду наверстать все упущенное уже только в следующем году…
Тем не менее, лето обязательно будет! Оно неминуемо придет и наступит как крах загнивающего капиталистического ёбщества во всем мире! Во как! И не надо спорить, желчно исходя на ядовитую слюну, или злорадно хихикать и ёрничать. Мировой финансовый кризис наглядный тому пример!
Крах финансовой экономической системы модели капиталистического развития общества был?! Был! Да еще какой?! О-го-го-го! Значит и лето всенепременно будет! Вот так! Все просто, железная логика.
Лето несомненно наступит несмотря на кризис и прочую ерунду. А вот отпуска у любящих родителей не всегда совпадают со школьными каникулами их драгоценных чад. И не каждые папы с мамами имеют возможность свозить своего горячо обожаемого наследника на море и накормить его до отвала всевозможными витаминами и прочими овощами-фруктами. Из-за этой проблемы, все взрослые сотрудники и ломятся в отпуска исключительно в летний период, опустошая свои рабочие места и подрывая систему производства материальных ценностей в стране в целом.
Посему, умные и заботливые начальнички, поскрипев мозгами, придумали такую распрекрасную штукенцию, как пионерские лагеря. Пусть дорогие детишечки под присмотром квалифицированного персонала отдыхают, сколько им положено, а папы и мамы спокойненько себе вкалывают весь период календарного лета на благо Родины и меня любимого, гы-гы! Гениально, не так ли?!
А так как в министерстве, отвечающем за обороноспособность страны у военнослужащих тоже, как ни странно, бывают дети, то и лагеря для их отдыха и оздоровления так же обязаны быть!
И все бы ничего, вот только в силовых организациях, где на балансе состоит бронетехника и куча ядреных зарядов, с высококвалифицированными педагогами наблюдается явный напряг. Увы! Специфика трудовой деятельности, однако.
Танкисты есть! Летчики имеются! Моряки, диверсанты-подрывники в наличии. Саперы-минеры?! Найдем сколько надо. Артиллеристы, боевые пловцы?! Не вопрос! Переводчики и шифровальщики?! Поскребем по сусекам, но к утру будут…  А вот с педагогами… извиняйте, напряг, да-с! Докторов найдем… электриков, киномехаников, поваров и прочее… изыщем. А вот с воспитателями, вожатыми, нянечками и прочей гражданской публикой… промашечка вышла… Недоработочка! Нет таковых должностей в штатной структуре авиационного полка стратегического назначения! Нету! Искали, но не нашли… И на боевом корабле тоже как-то вот… пришел… посмотрел… нету!!!
Но летние лагеря отдыха для детей военнослужащих на армейском балансе имеются, значит хошь-не хошь, а к назначенному сроку, чтоб лагерь фунциклировал в лучшем виде! А то УУууууууу! РРРРррррррр! Всем бояться! Ух, накажу! Накажу, никого не пропущу! Всех поимею с различными извращениями! Никого не помилую… Но это потом, а покаместь, надоть срочно сформировать надежную команду для персонала пионерского лагеря, во главе с начальником сего безобразия. Шифровки по подчиненным воинским подразделениям разослать и … ВРЕМЯ ПОШЛО!!! Об исполнении доложить! Бегом!!!
И по всем войсковым частям округа летят шифровки и телефонограммы с грозным рыком: «Для обеспечения бесперебойного функционирования пионерского лагеря «Звездочка» на побережье Черного моря от в/ч 5х4х9 выделить старшего офицера в звании не ниже майор для замещения должности начальника лагеря. От в/ч 4х5х1 назначить трех прапорщиков в категорию «технический персонал» – электрик, сантехник, столяр. От в\ч 6х3х2 выделить младший медперсонал и работников пищеблока в количестве 8-ми единиц и т.д. и т.п… Строительному батальону № х2х выслать команду для расконсервации жилого фонда лагеря и проведению текущего ремонта. Продскладу № хх7 обеспечить выделение и завоз продуктов. Вещевому складу № 2х до 20 числа сего месяца отчитаться о выделении необходимого количества спальных принадлежностей… и т.д. и т.п. Отделам кадров обеспечить сбор списков желающих и подать заявки на распределение путевок для детей младшего, среднего и старшего школьного возраста для заезда в летний лагерь на три смены по 24 дня каждая…»
Получив такие разнарядки о предстоящей командировке, толпа военных начинает лихорадочно ныкаться, придумывая различные отмазки, одна гнилее другой… Как правило, дурных нет, чтобы взваливать на себя ответственность за чужих детишек, когда своих дома несколько.
Да еще у каждого из наследников имеется персональное шило и моторчик «а-ля-вечный двигатель» в заднице… на месте не сидят, постоянно ищут любой повод и прорабатывают все возможности для реализации какой-нибудь мерзкой пакости с далеко идущими последствиями. Самих бы сдал куда-нибудь?! Не только в пионерский лагерь на жалкие три месяца, а еще бы и в суворовское, а потом еще и в военное училище! Лет на двадцать-двадцать пять, до самой пенсии… (кергуду, естественно)
Но в то же время находятся желающие увильнуть от службы и поехать на юга. Где провести три ненапряжных месяца на берегу теплого моря. А может и завести необременительные шуры-муры с какой-нибудь русалкой из пищеблока … как знать?! А потом еще и свой законный отпуск в ноябре-декабре отгулять …на зимней рыбалке или еще где…
Майор Дмитрий Питеров из нашего отдела, узнав о шифровке «из центра» вызвался добровольцем. На наши недоуменные взгляды, он рассудительно аргументировал.
- Лучше три месяца на пляже проваляться, чем в духоте бетонных казематов тащить лямку за себя и за того парня, который уже в отпуске… Тем более, что семьей не обременен, а пора бы уже… задуматься. О достойной партии… И о детях в том числе. Вот съезжу и потренируюсь… пока на чужих, гы-гы.
Старшее поколение дружно пожало плечами и пожелало ему всевозможных успехов в педагогической деятельности, а так же в личной жизни и на лямурно-амурном фронте.
Дима же, предвкушая халявный отдых и множество скоротечных адюльтеров с многочисленными симпатюльками из обслуживающего персонала лагеря, а также и отдыхающих…, развил бурную деятельность, всячески показывая САМу, что он значит – майор Дима – именно тот начальник лагеря «Звездочка» на которого можно доверить и лагерь и детей и персонал …и вообще, все! Включая новую должность по возвращению, т.к. руководить детьми - это вам не баран чихал. Это ПЕДАГОГИКА в наивысшей  степени ее виртуозности, понимать надо! А раз справлюсь с детьми, то и должность начальника группы или целого направления ему, несомненно, будет вполне по плечу, вот.
В принципе, майор был где-то частично прав. Главное – это наладить систему. Чтобы она работала на автопилоте и не требовала постоянно присутствия. Лишь периодический контроль, легкая корректировка и видимость «всевидящего ока», а сам на пляж и… или по бабам! Что в принципе, одно другому не мешает…
Стоит отдать должное, майор Питеров развил мегабурную деятельность. Он подробно ознакомился со списками своего будущего персонала. Встретился с каждым лично. Всех протестировал на предмет алкоголелюбия и все такое… Неблагонадежных отсеял и потребовал замену на адекватных и достойных.
А таких отсеянных набралось почти 90% от числа всех командированных в пионерский лагерь. Оно и понятно! Какой вменяемый начальник отдаст хорошего работника на целых три месяца?! Дурных нет! Посему, получите-ка людей по принципу: «на, Боже, что мне не гоже!» Но майор был не прост. Всех «организмов» он вернул взад! Да еще с докладом САМому о проделанной работе. САМ напрягся и рыкнул так, что в лагерь направили, если не самых лучших, то по-крайней мере, хотя бы нормальных.
Дима неоднократно мотался в командировки на Черное море, лично проверяя готовность пионерского лагеря к приему детей! Проверил все и вся! Заглянул везде и всюду. Залез в каждую дырку и пощупал все, что можно и нельзя было пощупать. На всякий случай отодрал завхоза и весь персонал кухни (там можно пороть всех и без повода – чисто для профилактики). Переутвердил и потребовал разнообразить меню. Заключил договора с близлежащими колхозами на поставку свежих фруктов и овощей, рыбы и молока. Перелопатил культурно-развлекательную программу, которая не менялась аж с 1962 года!!!
Майор Питеров регулярно отчитывался о степени готовности лагеря к приему детишек перед «САМим», заходя в его кабинет чуть ли не по десяти раз на дню. А САМ отчитывался перед вышестоящими…
И все бы ничего, но с воспитателями и вожатыми младших отрядов был некий затык. На старшие отряды можно и молодых офицеров вожатыми назначить. Чтобы учились командовать личным составом. Обзовут свои отряды 14-15-летних оболтусов «взводами» и скрупулезно применяя требования Общевоинских уставов, справятся… Потом с солдатами будет легче, все польза. А вот с малолетками что делать?! Не хватает женского персонала, хоть ты тресни?! Дефицит в армии женщин! Это в Израильской армии девчонок призывают, а у нас фиг вам, только пацанов под ружье ставят. В результате, офицеров и прапорщиков просто завались, а вот женщин… да еще с каким-нибудь отдаленным педагогическим образованием… раз, два и …все.
Тут неожиданно проявил себя САМ. Он авторитетно пообещал, что из местного пединститута подбросят пару-тройку студенток на весь период работы лагеря. Типа, им надо отработать в детских учреждениях для практики и все такое…
- Выделил декан в последний момент и по личной договоренности, посему девушки подъедут прямо к поезду. Жди, майор и прими их как родных, обеспечь все условия для работы и практики…
Дима Питеров приободрился и распушил хвост аки павлин! Девчата будут – это класс!
Настало время «Ч»! Поезд стоит у перрона. А майор Дима стоит на перроне и принимает доклады от своего персонала, который прибывает к поезду и представляется своему «начальнику».
- Прапорщик Юра – киномеханик!
- Здравствуйте, проходите во 2-й вагон.
- Сержант Юля – медсестра!
- Очень приятно, царь… тьфу... майор Дима! Проходите во 2-й вагон, разверните передвижной медпункт, чтобы оказать детям помощь в пути, мало ли…
- Лейтенант Олег, вожатый первого отряда.
- Принимай взвод… лейтенант, отряд то есть. 4-й вагон. Сейчас приедут родители с детьми, всех принять по описи, …тьфу, по списку личного состава… ну, ты понял. Действуй!
- Старший лейтенант Григорий, служба безопасности.
- Обустраивайся, старлей, вагон номер два.
И т.д. и т.п.
Стали подъезжать родители с детьми. Все тащили огромные рюкзаки и чемоданы. Тут и там прощались, мамы плакали, дети бесились и горланили, рисуясь друг перед другом.
Родители периодически подходили к Диме, знакомились, просили приглядеть именно за их ребенком и все такое… Детей размещали по вагонам и уже по-отрядно в соответствии с ранжиром – возрастом, ростом, весом и жиром, дабы исключить любые предпосылки к возникновению «дедовщины». Армия самым серьезным образом взялась за искоренение данного позорного явления. Особенно в младших отрядах… с возрастом от 7-ми до 9-ти лет!
Подтянулась пара студенток из пед.института, от которых честно говоря, Дима был не в восторге. Мде… не айс, конечно, хотя, с пивом потянут… но есть же еще пара девчонок в списке вожатых! Пока еще не подъехали... Может остальные будут посимпатичней?!
Неожиданно прямо на перрон въехала черная «Волга» вся утыканная антеннами как ежик иголками. Майор Питеров непроизвольно напрягся, ожидая проверку САМого или еще кого повыше …из округа. Но из машины вышла сморщенная грымза далеко забальзаковских лет с откровенно брезгливым выражением лица и… молоденькая фрикаделька неопределенного возраста.
Симпатичная! (в смысле фрикаделька) И все при ней! Сиськи почти наружу, круглая попка в драных джинсах, голый пупок с пирсингом. Вульгарный макияж на миленьком личике и взгляд девицы, видавшей жизнь без прикрас, причем в разных позициях и ракурсах…
Дима непроизвольно сделал стойку и потек на сладострастную слюну… Наверное, это еще одна студенточка – дочурка богатеньких и высокопоставленных родителей, не иначе. С этой кобылкой точно проблем быть не должно. Сразу в койку и постельный режим на все три месяца, гы-гы… А какие сочные губки… а грудь?! ММммммм…
Грымза приблизилась к Диме, скептически оглядела его с ног до головы и скрипучим голосом промолвила.
- Кто тут майор Пидаров?
- Питеров…
- Мне в принципе все равно. Неважно, майор! Я – жена генерала …да еще и полковника Пупкина! А это моя дочь…
Дочь генерал-полковника Пупкина?! Дима мгновенно вспотел и явно почувствовал легкую качку бетонного перрона. Балла 2-3, не меньше. Ж.д. перрон явно «поплыл»…
От благоговейного ужаса перед величием ***генерала у майора Питерова перехватило дух. Пупкин - это же начальник нашего САМа из округа?! Обалдеть?! А этот лакомый кусочек с сиськами наружу его дочь?! Однако?!
От вереницы головокружительных перспектив в случае успешного адюльтера с размалеванной девицей, выползшей из «Волги» и равнодушно жующей жвачку, майор-холостяк мгновенно представил себя молодым полковником и не иначе. План совращения генеральской дочки выстроился мгновенно и по пунктам:
1) Успешное соблазнение;
2) Скорая женитьба;
3) Протекция тестя и стремительная карьера;
4) Академия;
5) Скоропостижный звездопад на погоны;
6) Престижная квартира в центре и дача за городом;
7) Крутая должность в …
Дима так размечтался, что не сразу осознал, что ему говорит противозная дама.
- …ей 15 лет…
Майор слегка нахмурился… успешная карьера откладывалась. Как впрочем, и скоропостижная женитьба. А грымза монотонно продолжала.
- Два месяца назад она сделала второй аборт…
Пораженный услышанным, Дима выпучил глаза и раззявил рот, но не в силах так быстро отказаться от стремительного плана по своему заоблачному возвышению, лихорадочно заскрипел мозгами, стараясь проработать «запасные варианты».
- Жена – шлюха?! Вот ужас то?! Но зато, какой папа?!
- Если она приедет из лагеря снова беременной?! …мой муж вас…
Сморщенная грымза многообещающе посмотрела на замершего в ступоре майора и желчно добавила.
- А я … вас майор Пидаров просто размажу! И посвящу свою жизнь, чтобы отравить вам…
Дима сглотнул слюну и посмотрел на девицу, которая стояла рядом и с явным интересом недвусмысленно поглядывала как на ребят из старших отрядов, так и на молодых офицеров и прапорщиков из персонала лагеря…
- Моя дочь едет на весь срок… на три месяца! Так соблаговолите обеспечить ей пребывание в лагере без неприятных последствий! Как для нее, так и для вас, майор…
Пригвоздила генеральша ошалевшего Димку Питерова, у которого платформа ж.д. перрона уже уходила из под ног, как палуба утлого суденышка в штормовом море…
После необычайно удачного солнечного и жаркого лета, Дима вернулся в отдел похудевшим аж на 12!!! килограмм, бледным как поганка и с расстроенной психикой.
Майор Питеров торжественно проклял все «пионЭрские лагеря», причем вместе с генеральскими дочками и заоблачными перспективами…, поклявшись никогда и ни при каких обстоятельствах не принимать участия в подобных аферах – халявный отдых в роли начальника пионерского лагеря.
Кстати, ни одна из студенток пед.института, отработавших в ту смену в пионерском лагере, не стала работать в школе. Летней практики хватило выше крыши, чтобы отбить желание стать педагогом.

Жернова правосудия

Ночь. Время на дежурстве БП тянется не то чтобы скучно, но тянется... Особенно тоскливо стало после того, как долбанный Филя – вратарь московского «Спартака», вдоволь накривлявшись в воротах перед объективами фото и телекамер, бездарно просрал… пардон, пропустил навесной мяч от ноги Шевченко из киевского «Динамо».
По «громкой связи» армейского комплекса взревел начальник дежурных сил Серега Кутузов.
- Педераст!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
В принципе, весь личный состав дежурной службы был с ним полностью солидарен и в экраны телевизоров полетели наши дружные плевки и самые страшные проклятия.
- Вот, ссссууууукааааааа!!! Довыкаблучивался, нарцисс сраный! (Филимонов, естесссссно)
Так бы своей жопой в стриптиз-баре крутил бы, Карлсон недоделанный …с вентилятором в сраке. Кто-нибудь, затолкайте этот мяч ему прямо в дупло!
И вот именно в этот эпохальный момент раздался звонок городского телефона?!
Настроение было дрянь, а тут еще какой-то мудак звонит. Нет, чтобы вселенским позором страны насладиться и в едином порыве с миллионами обманутых в своих надеждах соплеменников, покрывать многоэтажными матюгами бездарного вратаря в частности и весь расейский футбол в целом. Эх, варяга надо в тренеры звать! Варяга!
- Какого члена?!
(по городскому телефону, дабы не давать повода всяким вражеским разведкам и прочим супостатам, разрешено не представляться по всем чинам и регалиям, посему имеем некоторые вольности в обращении… а т.к. сейчас настроение – полное г..вно. Спасибо, Фи-ля, твою дивизию!!! ...то и вопрос соответствующий)
- Саня, это Ваня Быков. Меня менты забрали в 89-е отделение. Дело дрянь… патроны в багажнике, нож в бардачке… обещали посадить. Не дайте пропасть, братцы… пип-пип-пип.
Если шутка, я этого прапорщика Ваню завтра повешу за мужское достоинство раз несколько…
Хотя, хм?! Иван Семенович – солидный мужик, вдовец, двоих ребятишек один тянет-поднимает, заслуженный сотрудник, не пьет. Значит что-то действительно нелады?!
Какие патроны?! Он же охотник знатный, чуть сезон открывается, берет несколько дней в счет основного отпуска, ружбайку на плечо и на охоту… И что за нож?! И какого моржового, менты армейского прапорщика загребают?! Да еще сроками  заключения пугают?! Поймали родимого, выяснили его армейскую личность и сразу же передали в военную комендатуру! А там… Непонятно!
Пошел к начальнику дежурных сил Сереге Кутузову (отпрыску того самого, поверьте на слово).
Багровый от бешенства и от бездарной игры дырявого Филимона, Кутузов сидел за огромным пультом и, выпучив глаза, пятился в телевизор. Увидев меня, он врубил кулаком по пульту с кнопками и взревел, что было дури.
- Нет, ну ты видел?! Вот ведь гандонище какое, твою…
- Ты бы громкую связь выключил, а то весь комплекс офигивает от твоих комментариев. Легендарный Озеров с Майоровым рядом не валялись.
Кутузов зыркнул по пульту и, заметив огонек на мнемосхеме, отключил кнопку «громкой связи».
- Чай будешь?
- Не, у нас походу ЧП (чрезвычайное происшествие), Серега!
- Что еще?! Мало того, что в футбол хохлам просрали, так еще и француз у стен Московского Кремля? Опять Наполеон объявился?
- Нет, батенька, не француз. Ваньку Быкова менты повязали. Надо разобраться по-тихому, пока дерьмо не попало в вентилятор и его не передали в военную комендатуру. А там сам знаешь, гарантированная «вонючка» в часть, дежурный выговорешник, минус ЕДВ (премия за год) и красивая табличка «Враг народа» на грудь и на спину …на пару лет…
- Где сидит?
- 89-е…
- Знаю, тут недалеко. Короче, бери Троцкого, он сегодня на колесах… я видел как он свою коптящую керогазку парковал прямо под знаком «Стоянка запрещена»… и дуйте туда. Одна нога здесь другая там! А я пока дежурному по отделению звякну, скажу, что парень наш и чтобы протоколы не писали, мол, сейчас заберем. Через 20-ть минут подъедете. Где же телефон 89-го…?
- Через 20-ть не успеем, нам еще «камуфляжку» снимать?!
- Дуйте так, тут рядом. Сейчас охране дам команду, чтоб выпустили. Там недолго. Приехали, всех победили, Ваньку освободили и рэксом назад. Пленных не брать, лишние рты нам не нужны… С Быкова литр коньяка за свободу и все такое… завтра, естественно. Что пойдет не так, мне звонить немедля! Ты еще здесь?
- Уже нет!
- Оружие оставьте! А то развяжите Третью Мировую… Дай только волю!
- Угу! Оставим.
Серега Кутузов – мировой парень, по возможности старается разрулить любую гнилую ситуацию без положенного доклада наверх. И это правильно. Зачем тревожить САМа посреди ночи?! Тем более, после бездарно слитого футбольного матча. Старик с расстроенной нервы таких звездюлей наворочает, мало никому не покажется! Генералов надо беречь! А их нервную систему особенно… пусть валерьяночки хряпнет и баиньки до утра, а мы за текущую ночь все разгребем и все концы захороним…
Через 15-ть минут с безотказным Троцким подкатили на его убитой «пятерке» к 89-му отделению милиции.
Уверенно проходим через КПП - наглость города берет. Сержант в бронике и с автоматом наперевес с удивлением пялится на двух громил в камуфляже с закатанными рукавами и с непонятными «бейджиками» на груди. Челюсть отклячил почти до земли и даже поприветствовал, аки огромадное начальство?! Ладно, начало уже обнадеживающее. Бог даст, быстро вытянем Быкова и сами здесь не зависнем … в свободной камере.
Сержант даже не полюбопытствовал «кто мы и откуда?!» - бардак, одним словом. Заходим в предбанник здания, осматриваемся.
Справа от стеклянного аквариума с полустертой надписью «Дежурный» находится «обезьянник», где на грязной скамейке в окружении бомжей, хулиганов и кавказских гостей нашего уютного города, ютится прапорщик Быков.
Завидев нас, Ваня Быков прильнул к решетке, вцепившись пальцами до побелевших костяшек и, запричитал чуть не плача.
- Ребятушки, выручайте за ради Бога!
- Что случилось, Ваня?
- Я ж таксую по ночам …иногда… один же, вдовствую… двух деток поднимать надо… понимаю, что нельзя подрабатывать, но жить то надо… Взял пассажира, еду по Комсомолке, рублей 150 за дорогу… а на перекрестке останавливает наряд милиции… план-перехват у них …«Вулкан-Бумеранг-76» или «78», хз? И давай меня стволом автомата в рыло тыкать и обыск учинять. Я им вежливо говорю, мол, я свой – прапорщик армейский …вот документ чин-чинарем… а капитан ментовской перегаром дыхнул в лицо и заржал, мол, насрать на тебя и на всю армию …и все тут… выгребли меня из машины, поставили мордой к багажнику и давай обыскивать. Пассажир вместо понятого стал... Из бардачка вытащили охотничий нож… я ж охотник, вы же знаете, ребята… да и времена нынче неспокойные …такие экземпляры иной раз в машину ночью садятся… ужас… нож номерной …в «Охотничьем билете» прописан. Капитан нож увидел и давай у меня перед носом махать… мол, на экспертизу отправит, а там на этот ножик все убийства в городе за последний год повесят… Карманы вывернули, у меня деньги были «аварийные» - на ремонт машины, если что… ментовской капитан деньги себе забрал. Я говорю, что права не имеете, а он глаза выпучил, затвором автомата клацнул и орет: «Права?! Сейчас тебя прямо здесь положу при попытке к бегству… а остальные напишут, что ты на меня с ножом бросился!» Честно скажу, испугался… капитан пьяный, глаза бешенные… а он ткнул меня стволом прямо в зубы, аж губу разбил …и говорит: «Иначе сделаю, я тебя закрою нахер! На зону пойдешь, сука… За хранение оружия» Отстегивает магазин от автомата и в открытый багажник моей машины прямо из магазина выдергивает два патрона. …подзывают двух прохожих – типа, еще понятые. «Патроны видите?» Я кричу, мол, подкинули… а мне опять по зубам, наручниками сковали и сюда… Мобилу отобрали… вот у паренька телефон оказался, дал позвонить одну минуту. Спасите меня, парни…
Нифига себе раскладец?! Вообще, менты ухулели, что ли?! Военных прапоров загребают за ни за что?! Это ж беспредел, твою мать!
Выслушав «сидельца», подходим к аквариуму. Троцкий пытается протиснуть свою физиономию в маленькое окошко, а я, совершая обходной маневр, вломился в открытую дверь дежурки. Мде…, жаль, что без оружия приехали, твою мать!
В дежурном помещении за обшарпанным столом сидит старый седой майор и, попивая чай из огромной кружки, задорно похрустывает сухариками с изюмом.
- Это что за …
- Ребята, вы кто?!
- Мы за своим приехали! Отдавайте нашего прапора взад, протоколы сюда и капитана ухулевшего тоже сюда давайте! Сейчас ему политику партии и правительства растолкуем очень быстро и весьма доходчиво! Заодно, майор, вызови неотложку по «03», пожалуйста, вашему капитану реанимационные мероприятия могут понадобиться… ожидаются челюстно-лицевые травмы и прочее…
- Да-да, по вашему орлу уже звонил какой-то Кутузов. Не бузите, парни, не все так просто. Хранение оружие – статья достаточно серьезная… И ножик у него очень даже внушительный оказался. Должны отвезти на круглосуточную экспертизу. Ответ только завтра будет. Да и капитан Ушлый на вашего террориста такую докладную накатал, впору расстрелять за углом без суда и следствия.
- То есть по-тихому и по-быстрому не получится?!
- Нет, ребята, не получится. Не обижайтесь и поймите правильно.
Позвонили Кутузову, вкратце обрисовали невеселую ситуевину. Тот смачно выругался и приказал оставаться на месте, пообещав прислать тяжелую артиллерию с бронебойными аргументами или группу массированной поддержки. Ждем.
- Слышь, майор, а твое начальство где?
- У себя в кабинете на втором этаже! Уже неделю на ногах. Усиление, будь оно неладное. Чаю хотите, ребята?
- Нет!
- А чего так?! С мятой!
- Ага?! А может с цианидом?!
- Зря вы так! Не обижайтесь, дураков везде хватает. Этого кэпа и у нас никто не любит, уж поверьте… Какой-то он…мазанный… Сухарики с изюмом будете? Угощайтесь.
Через полчаса прибыла группа поддержки – полковник из особого отдела (одна штука).
Здрасте-приехали, вот только этого нам и не хватало. Проще было бы спецназ на броне пригнать и взять здание ОВД штурмом, чем целого полковника из особого отдела посреди ночи вызванивать.
Маленького роста, похожий на школьника, сухощавый особист посреди ночи имел вид отдохнувшего и хорошо выспавшегося человека. В идеально отглаженном костюме, в свежей рубашке и с безупречно завязанным галстуком, он сразу же подошел к нам, вкратце ухватил суть вопроса и, буквально пару минут переговорив с «сидельцем», попросил провести нас к начальнику 89-го ОВД.
Разбуженный посреди ночи начальник ОВД, несколько раздраженный, но уверенный в себе подполковник, принялся потрясать ворохом докладных записок, протоколов и рапортов, опираясь на показания капитана Ушлого, бойцов из его наряда и понятых-прохожих.
Особист не стал слушать праведную речь подполковника о непримиримой борьбе с террористами всех мастей и рангов, а сразу же попросил предъявить два патрона от автомата Калашникова, которые были «найдены» в багажнике автомобиля Быкова и фигурировали в протоколе как неопровержимое вещественное доказательство!
Оп-па! Подполковник милиции крепко призадумался. А ведь действительно – патронов нет?!
Их и не могло быть, т.к. капитану Ушлому надо было сдавать свои патроны в оружейную комнату при сдаче наряда. Причем, все до единого.
- Где капитан Ушлый?!
- Убыл на отдых, трое суток без смены в усилении…
- Вызывайте!
- Полковник, послушайте, только из моего к Вам уважения, забирайте вашего прапора и валите отседова…
- Нет, уважаемый! Где охотничий нож прапорщика Быкова? На экспертизе?
- Да!
- Давайте телефон, позвоним и попросим провести экспресс-анализ!
- Полковник, не забывайтесь! Здесь вам не армия, а МВД…
- Похоже, это вы забываетесь, подполковник! Тут уже пахнет злоупотреблением и подтасовкой фактов… а вы покрываете своих нерадивых подчиненных?! Сейчас я звоню дежурному прокурору, и мы продолжим разговор в более дружеской компании.
- Погодите… так сразу и прокурору… Здесь нож, не возили еще. Поймите правильно, дел не впроворот, то убийство, то усиление, то… И вообще, забирайте нахрен вашего прапора. Забирайте вместе с протоколами… Не было его здесь и все тут! Сейчас ему принесут все его вещи, документы, чистосердечно извинятся и … кстати, военнослужащим не положено по ночам на своих машинах таксовать-колымить! Вы уж разберитесь там… и накажите как полагается…
- Разберемся!
Привели Быкова, принесли вещи и документы. Прапорщик схватил свои вещи и поспешно начал их распихивать по карманам, но полковник-особист настоял, чтобы тот все внимательно перепроверил.
- Денег нет – 400 долларов! Это «аварийные деньги», если что… машину отремонтировать! Она ж моя кормилица… зарплату по три месяца задерживают… а жить надо…
Полковник пристально посмотрел на начальника ОВД, который уже не излучал вселенскую уверенность.
- Деньги где?!
- Не знаю! Клянусь, чем хотите! Слово офицера!
- Капитана Ушлого вызывайте на службу.
- Он трое суток на ногах…
- Его телефон, пожалуйста…
Полковник-особист позвонил капитану Ушлому и что-то с ним мягко и нежно мурлыкал по телефону. Тот сначала хамил и дерзил, мол, знать не знаю, не видел …да я – пьяный, но выпил уже после дежурства, имею право…
Затем тон разговора постепенно сменился …и уже через полчаса в кабинет к начальнику ОВД ввалился бледный и перепуганный капитан Ушлый и сразу же рухнул перед нашим прапорщиком на колени.
- Прости меня! Не губи! Вот деньги, черт попутал… Прости…
Прапорщик Быков пытался оттолкнуть милицейского капитана, но тот висел на нем, вцепившись мертвой хваткой, чуть не плача. Сцена была просто омерзительная.
Подполковник милиции, провожая нас до дверей и заискивающе заглядывая в наши лица, все выспрашивал у особиста.
- А точно, Вы не пришлете проверку?! Простите пожалуйста, я уж тут всех… ух!!!
На выходе из здания ОВД, полковник-особист спросил у ошалевшего прапорщика.
- Надеюсь, вы удовлетворены извинениями этого …капитана Ушлого.
- Даже чересчур! Обалдеть, какая мразь?! А на дороге с автоматом наперевес такой король, куда деваться…
- Забудьте о нем. Его скоро уволят, это уже моя забота и моих коллег. Я думаю, вы сделали правильные выводы, не так ли?!
- Да уж! Умирать буду, но в милицию за помощью не пойду…
Стоит отдать должное, никаких дисциплинарных последствий у прапорщика Быкова за  незаконную практику «ночного такси» не было, полковник из особого отдела был скромен на язык и без претензий за ночные хлопоты – работа такая, куда деваться.

Берешь или даешь?

Стоим перед заступлением на БД (боевое дежурство). Одеты по "гражданке", чтобы "потенциальный друг" не догадался и все такое… Камуфляжку наденем внутри армейского комплекса при построении на развод дежурных сил. А пока, стоим на улице перед постом КПП и наслаждаемся «свободой».
Кто-то из ребят курит. Кто-то жадно втягивает в свои легкие свежий морозный воздух, стараясь по максималу насытить организм живительным кислородом. Оно и понятно, на ближайший день придется дышать «мертвым» воздухом, который нагнетается в дежурные помещения армейского комплекса, пройдя многократную и тщательную очистку в фильтро-вентиляционной установке, потеряв все запахи и какие-либо ароматы. Поэтому, выбирая десяток свободных минут, вдыхаем утренний аромат родного города - машин на улицах пока мало, загазованность на нуле, дыши в полную грудь, наслаждайся…
Попутно, приобщаемся к прекрасному. В утренней дымке просматривается красивейшее старинное здание – образец и гордость славянского зодчества. Чуть далее угадываются очертания памятника воинской славы.
Тишина и гармония… полное ощущение, что ты находишься вне пространства и времени…
Как вдруг раздается топот ног и мимо нас пробегает юный педрилка (лет 18-20-ть, не более), а следом за ним несется мой зам. Иваныч – русский богатырь с бычьей шеей, покатыми плечами и кулаками, что пивные кружки! Усы у зама гневно топорщатся, всегда добрые глаза налились багровым бешенством. Таким мы его еще не видели…
- Стой, сучонок!
Вынырнув из тумана на толпу «суровых» мужиков натуральной ориентации, юный гей сначала инстинктивно замедлил бег... а затем описал приличную циркуляции, огибая группу "натуралов" на максимально возможном удалении, радикально ускорился и скрылся в утреннем тумане быстрее пули.
Мимо нас, громко топая тяжелыми ботинками, пронесся Иваныч. Пролетел, как  огромное пушечное ядро, натужно пыхтя и посвистывая на выдохе, аки старый чайник. И с такой же скоростью, увы… возраст...
Вернулся, не догнал. Оно и понятно, ядро летит гораздо медленнее пули. Переводя дух, Иваныч начал возмущаться, изливая свой праведный гнев.
- Прикиньте парни, стою, любуюсь, так сказать, фундаментальной красотой и величием памятника русской воинской славы, свободное время до дежурства коротая… как вдруг подходит это недоделанное ЧМО и оценивающе глядя на мою задницу, ласково интересуется:"Берешь или даешь?"
- ...
- А пока я стоял, тупил, он меня еще по щеке потрепал?! Нежно так…
Откровенно обалдевшая толпа сначала украдкой и сдавленно прыснула в кулаки (Иваныч на расправу крут и силушки богатырской ему не занимать, поймите правильно, ржать в голос опасно для персонального здоровья). Но потом, не сдержавшись, все громогласно загоготали.
- Нет, ну что-то же он в тебе такого родного увидел?! Голубизной вроде и близко не отдает?! Разглядеть женское начало при таком выдающемся мужском конце?! Мде?! Колись Иваныч, чем покорил педрилку?! Ты это... не ходи там один и без охраны, а то изнасилуют, не взирая на чины и регалии... или за своего примут...
- Да пошли нах, придурки!!!
Честно говоря, зря Иваныч нам это рассказал. Еще годика полтора-два, народ сдержанно чмыхал, пытаясь на глаз определить, что же этакого близкого и многообещающе родного разглядел юный гей в фигуре огромного мужика с комплекцией среднестатистического былинного богатыря?!
Что ни говори, а совсем педики страх потеряли! Даже страшно подумать, что произошло бы с этим незадачливым искателем плотских утех строго мужской направленности, если бы его догнали?! Лучше не проверять! Не дай Бог!!!
И смешно и грустно, честно говоря! Смешно, что неопытный и начинающий гей так опростоволосился и реально рисковал не только наличием своих ...выступающих гениталий, но и остальным здоровьем, попади он в крепкие руки Иваныча.
А грустно, что памятник воинской славы великого народа, разномастные гей-педерасты используют в качестве «маячка» для тусовки и поиска себе подобных…

Не мой день

Сегодня был не мой день. Однозначно и бесповоротно все звезды на небосклоне встали как-то не так…
Утром бездарно проспал… Нет, будильник по-честному сработал, но был отключен в надежде на музыкальный центр, который включается на пять минут позже – своего рода, краткий подарок самому себе же любимому. Не вскакивать же с кровати словно ошпаренный, за 45-ть секунд, хаотично одеваясь и выбегая в коридор казармы, как в незабвенные времена обучения в альма-матер. Не собирать лихорадочно в охапку свои вещи, по ошибке напяливая чужие и прыгая в ближайшее окно (не всегда, кстати, открытое), благородно уклоняясь от выяснения занудных отношений с ревнивым мужем… Семья – это святое! Так зачем же разваливать чужую ячейку общества?! А теперь, пардон, но я уже сам – образцовый семьянин и законный муж.
Поэтому пусть от меня все шарахаются и прыгают в окно… 11-й этаж, милости прошу, хе-хе! (кергуду, естессссно)
Посему, просыпаться после сладкой ночи в супружеской постели следует неспешно и неторопливо. С ленцой и негой, сладко потягиваясь рядом с красивой и аппетитной женщиной, чмокнув ее в сонную мордашку. И в утренних сумерках, попав ногами не в яловые сапоги с портянками на голенище, а в мягкие тапочки, тихо прошаркать на кухню, где поставить чайник на плиту, а тарелку с завтраком в микроволновку. Затем, еще на автопилоте протопать в ванную комнату и приняв контрастный душ, наконец-то частично проснуться.
Резко просыпаться вредно – резкий скачок артериального давления и все такое…, на фиг надо. А если, еще переваливаясь через спящую жену, зацепиться за ее прелести своим… то можно… ладно, проехали. Пора на работу.
Итак, проспал!!! Музыкальный центр не включился, т.к. похоже что ночью был "провал" в электропитании розеток и "таймер" умной музыкальной машинки сбросил все настройки...
На часах не совсем «аллес капутен», но где-то рядом на грани фола. И это самое мерзкое! Проспал бы конкретно на пару часов?! Позвонил бы шефу и придумал бы дежурную отмазку. И тогда, как белый человек – неспешно встал, сытно поел, принял бы ванну, а не душ, выпил ароматный кофе и приехал бы …в лучшем случае к обеду, пока ребята отмазывают и всячески прикрывают. А так вскакивай и весь неумытый и голодный, лети на службу в надежде успеть пересечь линию КПП до контрольного времени на фискальном компьютере, фиксирующем время прибытия – дурь какая-то?!
Короче, стартанул в надежде успеть вовремя и не лишиться ЕДВ (премия за год) на прошлой недели торжественно огласили "последнее китайское" предупреждение, понимать надо…
На автобус естественно опоздал, а как иначе?! День ведь не мой!
Когда не надо, долбанные водители строго соблюдают никому ненужное  расписание отправления от остановок. Нет, чтобы задержаться буквально на минутку, пока я до остановки доковыляю?! Бежал ведь! Пусть трусцой, но бежал, честно! …не успел, твою… дивизию, двери прямо перед носом захлопнулись. В огромном зеркале заднего вида «Икаруса» успел заметить ехидную физиономию водилы… Ладно, еще посмотрим кто-кого…
Тряхнул стариной – радикально ускорился и пробежался через лесопарк, срезая приличную дугу нагруженной автострады, по которой неспешно телепался переполненный «Икарус» с просевшими рессорами. 
Уф!!! …и на третьей остановке сел в этот же автобус! Хм?!  Уже неплохо, не все потеряно однако! Есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах! С победным видом прошел в салон, насладившись откровенно вытянувшейся мордуленцией водителя автобуса. Видал?! То-то!
Но теперь весь грязный – на дворе промозглая слякоть с черной жижей на дорогах, несмотря, что разгар зимы на календаре! Брюки забрызгал аж… почти до затылка...хоть брызговики от машины на пояс вешай… Да еще и потный – отвык по утрам бегать… вон как сердечко трепещется, того и гляди через прямую кишку выпрыгнет. Надо срочно сесть куда-нибудь, да поприжать его, пока не успокоилось… да и в душ не мешало бы после импровизированного спортинга… сквозь амбре гламурного "хранцузского адикалону" явно прорывается плебейский запашок, мде…
КПП все равно пересек на полторы минуты после контрольной отсечки и был в очередной раз отодран за «неуважение к распорядку дня нашей …ах, какой уважаемой организации, утвержденному… ах, каким уважаемым… САМим» Короче, предатель Родины, вариантов нет, каюсь!!!
- Больше так не буду, честно! …по-крайней мере, сегодня!
Начальник стандартно помрачнел, попеременно глядя то на контрольную распечатку с компьютера КПП, то на мою небритую физиономию.
- Не мог опоздать на пару часов, когда контроллер перегружается?! А мне бы отзвонился, прикрыли бы… Кому вот это все теперь надо?! Ась?! Старый дурак ведь уже давно! Ты себя в зеркало когда в последний раз видел?! Тебе не бегать, а бережно носить свою тушку надо… а то, развалишься, не дай Бог! И грязный как… Позвонить мог?!
- Мог! Но ведь хотел успеть. Короче, хотел как лучше, а вышло… Черномырдин – классик, что ни говори, правда?!
- Правда! Иди отсюда, «МирДверьМяч», в английском варианте, естественно (пис-до-бол). А мне сейчас к шефу идти, за тебя штаны снимать и стоять в неудобной позиции. Будешь должен!
- Завсегда!
- Напишешь докладную от шефа на САМа с обзором текущего положения дел и в расчете. Срок – сегодня!
- Считай уже сделана!
Не вопрос, докладную состряпаем, в компУтере много всяких «рыб» припасено. На все случаи жизни. Но не сейчас, а чуть позже. Сейчас надо отдышаться и прийти в себя после утренней беготни за своей же тенью.
В результате дурного настроения все сыпалось из рук. Решил попить чайку и опрокинул на себя чайник… твою… пип-пип, хорошо еще, что не кипяток!!! Теперь не только грязный и потный, но еще и мокрый – все тридцать три удовольствия…!
Взял из «тревожного чемоданчика» дежурное полотенце, мыло, мочалку, бритву и сходил в спортзал, чтобы принять душ… а там отключили горячую воду на «плановую опрессовку труб»?!
Пришлось, клацая зубами и нервно пританцовывая под ледяными струями мерзкой воды, смывать «спортивный запах», утробно завывая…(от несказанного удовольствия, естессссссно).
Когда брился, еще и порезался… раз несколько… руки тряслись от холода, поймите правильно…
Дальше-больше, включив компьютер к "величайшей радости" обнаружил, что какой-то умник из группы РЭБ (радиоэлектронная борьба) поставил на ПЭВМ систему контроля потоков информации и весь мой титанический труд по копированию отчетов за три предыдущих года и ранее... накрылся медным тазом.
Взревев, аки наступающий год Тигра, побежал убивать «программиста», причем самым жестоким образом… не успел. Ему позвонили доброжелатели и спец.РЭБ уже подготовился к моему набегу – спрятался в «женском туалете» и клятвенно обещал, подпирая плечом тоненькую дверцу в кабинке, немедленно восстановить мои труды, вместе с нужным мне отчетом… с применением каких-то хитроумных программ …или набрать своими же руками с моих рукописных черновиков!
- Хрен с тобой, живи… пока!
Пока программист колдовал над моим компом, вздрагивая от каждого шороха за спиной и периодически конвульсивно дергаясь от моего многообещающего взгляда, весь день творилась какая-то хрень. Ждал важного звонка по телефону от коллеги из параллельной структуры – не звонили?! Вышел в туалет буквально на пару секунд – позвонили (меня естественно нет на месте). Звонил я – того нет на месте?! И так целый день. А информация жизненно необходима, хоть ты тресни, хоть волком вой…
На обеде, споткнулся на ровном месте и уронил поднос с тремя блюдами, включая холодные закуски. Девчонки из столовой все убрали и даже принесли новые блюда но, став непроизвольным посмешищем коллег, есть почему-то расхотелось… Настроение колебалось между «ниже плинтуса» и чуть выше «уровня городской канализации».
В конце рабочего дня, программист восстановил все файлы и получив индульгенцию, мгновенно испарился. А я сел писать докладную записку САМу от его зама (то же генерал).
Используя старую и проверенную временем «рыбу» пятилетней давности, накропал за пять секунд откровенно бездарную аналитическую мутотень, сдобренную стандартными многоэтажными выражениями с непонятной терминологией, изменив лишь дату и год. …ну и внеся пару гениальных штрихов - фирменная домашняя заготовка, выкатил на принтере. С еще «горячим» документом (в прямом смысле, документ после лазерного принтера был еще теплый) пошел к заму. Зам, кстати, щирый хохол с чисто украинской фамилией Боляголов.
Шеф внимательно прочитал документ, неожиданно нахмурился.
- Алекс Батькович, документ шикарен, как всегда, молодца, вопросов нет. Чувствуется свежий подход к делу (ага, при пятилетней давности, ну-ну), но зачем же вы меня разжаловали в полковники?! Непорядок! Я – генерал уже как три года, а в докладной – всего лишь полковник?! Обидеть хотите?! …или не уважаете?!
Мде… виноват, не проверил «свежак»! Пять лет - все же многовато, надо было прошлогоднюю «рыбу» раскатать… Опасался, что узнает ключевые фразы, а пять лет – хороший зазор для человеческой памяти… эх! Принял обтекаемый вид и скорбное выражение лица.
- Виноват, исправлюсь!
Сбегал, перепечатал звание начальника с «полковника» на «генерал», нажал на «принт», документ выполз из недр печатного устройства. …и опять горяченьким отнес генералу.
Тот, пробежав глазами по диагонали и удостоверившись в правильном звании, стал его подписывать. А я, благоговейно стоя у него за спиной, замер затаив дыхание… ибо в строке фамилии лица, подписавшего документ, вместо «Боляголов» было написано «Бляголов»! БЛЯголов! Обалдеть?! Заметит или нет?!
Не заметил! А что толку?! Все равно плохо, надо как-то подчистить и вставить недостающую букву «о», а то вдруг САМ прочитает докладную?! Вот удивиться! И посмеется! …наверное?!
А кстати…?! Пять лет назад как было в докладной написано?! Пошел в архив, поднял дело. 
Перелопатив толстенный том, нашел документ на котором стояло «миллион» подписей и резолюций начальников всех уровней и справок  с отписками их подчиненных о выполнении точно и в срок… А внизу в графе фамилия – БЛЯголов?! Обалдеть, какое счастье?!
И что?! Никто не заметил?!
Похоже, что нет! Иначе, доложили бы уже! И за пять лет меня бы выпороли миллиард раз… при каждом удобном случае ...и просто для профилактики.
На память пришел случай, когда получили директиву с подписью «Гавно-командующий…», вместо «Г-Л-авно-командующий», букву «л» пропустили при подготовке документа и ничего, прошла все инстанции и разошлась по частям вплоть до самого низа…
Хм?! Интересно, а наши документы, кто-нибудь вообще читает?!
Отогнав от себя крамольную мысль, пошел домой… - рабочий день закончился.
На остановке автобуса, равнодушно посмотрел вслед удаляющимся стоп-сигналам "Икаруса" …и был окачен потоком грязной воды из ближайшей лужи - мимо не сбавляя скорости, изрыгнув сизое облако полусгоревшей солярки, пролетел громыхающий «Камаз»… 
Мде... часовая стрелка бежит, а время ...застыло на месте, ничего не меняется!
Сегодня был явно не мой день!!!

Черные глаза

- Привет Вадим! По какому поводу с раннего утра уже гудишь?
- Второй день рождения отмечаю …имею право!
- Хм?! Хороший повод, ничего не скажешь.
- Нет, кроме шуток, действительно, повод реальный. Никому особо не рассказывал… А кому рассказывал, не особо верят. Такая вот нескладуха, Сань...
- Расскажи мне, если есть желание. Может, я поверю?!
- А выпьешь за мое здоровье и за здоровье «того парня»?
- За твое – это понятно, Вадим. А за какого «того парня»?
- Да есть такой… дай ему Бог …долгих лет! Фактически, мой Ангел-хранитель, только в несколько странном обличье, хотя... В конце 90-х, Саня, упала наша вертушка… шли в горах на предельно малой высоте, чтоб «чехи» не подстрелили… да не угадали, прямо с вершины горы, что проходили мимо ...по траверсу, нашему Ми-8 весь двигательный отсек нашпиговали, словно дуршлаг захотели сделать. Командир – редкий умничка и пилот от Бога! Горящую машину прижал на микроскопическом пяточке, где и комар не поместится. Весь экипаж успел выскочить и деру в ближайший лес, только родная "восьмерка" за спиной ярким пламенем разгорается.
Долго по лесам, да по горам бегать не получилось, зажали нас «чехи». Причем, плотно и конкретно. В плен совсем не хотелось… О зверствах местных аборигенов премного наслышаны! Пытались оторваться, но эти граждане свои родные горы гораздо лучше нас знают, обложили нас по-взрослому. Мы отстрелялись до последней железки и чтобы на растерзание живыми не достаться, собрались подрываться на последней Ф-1.
Забились в щель под какой-то скалой… за густым кустарником, прижались друг к другу, борттехник наш – летеха молодой… даже всплакнул, так умирать не хотелось… Я тоже в последний раз скользнул взглядом по ребятам из экипажа, родителей вспомнил, жену…
Как вдруг кусты раздвинулись …и выползает прямо на нас «чех» …с автоматом, весь в боевой сбруе... с огромным кинжалом в ножнах на груди… Бородатый такой, в шапочке вязанной… ну такая, знаешь, с зеленой полосой вокруг головы?! И арабской вязью чего-то написано.
Все напряглись от неожиданности… Вроде смертушку свою уже ждали, смирились почти… а все равно жить хочется …и воздухом в последнюю минуту надышаться не можешь… Пьешь его как воду студеную, а все равно не напиваешься…
Командир сразу вытянул чеку из «лимонки»… а «чех» тот вдруг поднес грязный указательный палец к своим губам, покачал головой укоризненно и тихо поцокал языком …мол, ай-яй-яй, ребятушки. Прикинь?
Его черные как смоль глаза сверкнули огнем недобрым… нехорошо так сверкнули, аж обожгли до дрожи по спине!
Сидим себе тесной кучкой, словно кролики перед удавом… Командир гранату на вытянутой руке держит и молитву какую-то еле слышно шепчет. Я только успел имена своих деток выдохнуть… в последний раз помянул их добрым словом… типа простился… А лейтенант наш и вовсе зажмурился, как будто это поможет...
А «чех» вдруг ни с того, ни с сего улыбнулся широкой улыбкой… Да-да, улыбнулся…от уха до уха! Как умеют улыбаться лишь в глухой русской глубинке! Там не разучились еще улыбаться от души и от сердца… Его смуглое лицо… с бородой всклокоченной и черной… с кожей задубевшей… прокопченной кострами …и долгим пребыванием в «зеленке» под ветрами, жарой и холодом… неожиданно разгладилось. И как будто озарилось на лице того «чеха» что-то яркое и чистое, прикинь Саня?!
Затем, этот «чех» своими грязными руками …с заскорузлыми пальцами и с ногтями обломанными, вытянул из «разгрузки» пару магазинов к «калашу» …и бросил прямо нам под ноги…
Еще раз покачал головой, сверкнул черными глазищами …в которых даже зрачков не видно, настолько они черные …и уполз в кусты.
Парни из экипажа схватили магазины и снарядили два наших автомата. …но, затворы передернули очень тихо… руками затворные рамы сопроводили до самого упора, пока патрон в патронник мягко не вошел, чтоб ни щелчка, ни малейшего лязганья.
На враждебной территории, Саня, 60-т патронов – это роскошный подарок, хочу тебе сказать… минут 5-7-мь еще можно продержаться.
А за кустами раздалось раздраженное «гыр-гыр-гыр» на тарабарском наречии… затем все смолкло, «чехи» пошли искать дальше… но, мимо нас…
Просидев до темноты и сориентировавшись по звездному небу, мы осторожно двинули в сторону базы… тихо шли, медленно …и лишь под самое утро… почти с первыми лучами… вышли на блокпост… где по нам сначала влупили из пулемета …а затем, разобравшись, приняли как родных.
Когда отписывались, как вертолет потеряли, нам никто не поверил про того странного «чеха». И начальство и «особисты» только пальцем у виска крутили… мол, привиделось всем с перепугу…
Угу, как же, привиделось?! Всем одновременно? И два «рожка» патронов тоже привиделись?! Только их пощупать можно было! Вот откуда они нам свалились? С неба упали? В горах нашли? Мы ж потом всем экипажем чуть головы не поломали, пытаясь понять, что это было?! ...и кто это был? И почему вот так... а не иначе?!
…теперь каждый год, второй день рождения отмечая, всегда загадываю одно и тоже желание… Очень хочу один подарок получить! Очень!!!
- Какой же подарок, Вадик?
- Еще раз в эти черные глаза посмотреть! Пожать руку, улыбнуться от сердца …и просто сказать: «Спасибо!»

Солдат ребенка не обидит

Как-то совсем недавно собрались в столице нашей Родины многочисленные иностранные делегации от президентов до премьер-министров зарубежных государств на очередной и мегаважный саммит.
Саммит – дело, безусловно, нужное. И провести его надо на самом высоком уровне и по высшему разряду, чтобы лицом в грязь не ударить и дорогих гостей не обидеть.
А так как пригласили на сие посиделки на самом высшем уровне не только членов большой «восьмерки», но и всех желающих из окружающего мира - мы ж люди гостеприимные, понимать надо, то соответствующая спецслужба, отвечающая за охрану больших гостей несколько не рассчитала свои возможности, и обратилась за помощью в родственные организации.
«Выделите, мол, нам… на время, естественно, самых представительных ваших ребят. Обязательно со славянской внешностью, статью богатырскою, а так же терпеливых к инородцам, с улыбкой дружелюбной и все такое… И чтоб интеллект на лицах просматривался».
Сказано – сделано, как не помочь, когда просят?!
А в нашей организации на КПП несут службу два прапорщика - видные гренадеры-красавцы. Любо дорого посмотреть! Народ их ласково «сиротками» величает (по аналогии с персонажами из «12 стульев» незабвенных Ильфа и Петрова), ибо парни под два метра ростом каждый, весом за центнер, но не рыхлые, а очень даже крепко сбитые. И с аппетитом завидным – когда в столовую приходят, то девчонки на раздаче сразу им супчик не в обычные тарелки наливают, а в эмалированные мисочки емкостью на пару литров. Следом три вторых на поднос ставят и мясца сверху от души и от восторженного женского сердца накладывают так, что подливка через край тарелки льется. Три компота и т.д. и т.п. – любят девчата крепких парней, куда деваться, и кормят их соответственно.
Один из этих ребят в морской пехоте отслужил, а второй - в пограничных войсках, но суть не в этом, а в том, что «морпех» несколько посильнее «погранца» будет. Периодически парни заморской развлекухой балуются – армреслингом. И «морпех» всегда играючи и особо не напрягаясь, кладет руку «погранца».
«Погранец» от этого факта перманентно страдает и всячески стремится подтянуться по силушке к своему кумиру.
Более того, «морпех» иногда под соответствующее настроение и на потеху служивой публике показывает свой коронный номер – берет два куска кирпича и, зажимая их в своей огромной ладошке, начинает перебирать пальцами, перетирая куски кирпича в мелкий порошок, который тонкой струйкой сочится между богатырских пальцев… - зрелище не для слабонервных, честно говоря.
Народ взирает на происходящее в немом почтении, раззявя рты и впадая в длительную депрессию по поводу своей персональной немощи на фоне такой неимоверной силищи.
В результате, с «морпехом» никто даже не рискует за руку здороваться, ибо кости хрустят и глаза мгновенно выпучиваются из орбит, когда он нежно и вполсилы, весьма аккуратно и осторожно сжимает твою ладошку в своей клешне.
«Погранец» же, стараясь наверстать упущенное, порвал все кистевые эспандеры, в спортивных магазинах прикупленные, и не найдя приличной альтернативы, пристал к ребятам из рем.группы, чтобы они смастрячили ему нечто «неломающееся» и железное. Но чтоб «самое оно и покрепче».
Мастеровые ребята естественно не смогли отказать другану душевному на его просьбу настойчивую и, поскрипев мозгами, сотворили кондовую конструкцию из куска рессоры грузового автомобиля и гнутого железнодорожного рельса. Ву-а-ля, получите и распишитесь!
Получив эту чудовищную штукенцию из толстенного железа, «погранец» принялся остервенело качать кистевые мышцы.
«Клац-клац-клац…!» - специфичное металлическое лязганье огромного эспандера, встающего на упоры в крепких руках «погранца», стало визитной карточкой нашего КПП. Парень не знал ни сна, ни продыху и сия конструкция по праву стала его любимой игрушкой…
Прошу прощение за лирическое отступление, итак, получив приказ выделить десяток ребят для «массовки» в оцепление на саммит, решили не оголять КПП и отправили в командировку лишь «погранца» с более хлипкими сотоварищами, оставив «морпеха» олицетворять фундаментальность и неприступность внешних границ нашей солидной организации.
Спустя неделю по окончании саммита, вернулся наш охранник и принес красивую бумагу от спецслужбы, в которую был командирован - ходатайство о награждении за образцовое несение службы, причем щедро сдобренное различными восторженными эпитетами и соответствующими междометиями…
А спустя некоторое время позвонили нам из сей конторы и, абонент, давясь от хохота, попросил наградить парня по полной программе - мол, заслужил «все что угодно, ибо не посрамил земли русской перед иноземными супостатами».
В результате выяснилось, что наш «погранец», коротая время в оцеплении, ни на секунду не расставался со своей любимой игрушкой – эспандером. И когда мимо него проходили иностранные делегации, то их привлекал характерный звук монотонных ударов металла по металлу «клац-клац-клац»…
Заинтересовавшись происходящим и узрев непонятную конструкцию в руках «погранца», главы делегаций просили своих охранников продемонстрировать силу богатырскую и показать этому «русскому», что и они «не лыком шиты»!
А не тут-то было!!!
Охрана зарубежных президентов и премьер-министров натужно пыжилась, тщетно пытаясь прогнуть рессору от грузового автомобиля… А если у некоторых это и получалось, причем чаще всего двумя руками, то далее вступала в действие гнутая рельса, которая сводила на «нет» все усилия дипломированных «бодигардов».
- It is impossible!!! (это невозможно)
Обиженно бурчали сотрудники иностранных спецслужб, вытирая обильный пот и жалко улыбаясь дежурными смайлами под пристальными и уничижительными взглядами своих откровенно недовольных боссов.
«Клац-клац-клац!» - непринужденно демонстрировал наш парень, действие своего эспандера, гарантировано устанавливая его на упоры.
Посрамленные «бодигарды», с вытянутыми от изумления мордуленциями, бежали за подмогой, приводя более крепких парней из охраны своего хозяина. Те страшно тужились до треснувших по швам пиджаков и испорченного в округе воздуха, но… самодельный эспандер покорился лишь однажды, еле слышно шепнув: «клац» в руках огромного негра.
Отдавая эспандер законному владельцу, негр уважительно буркнул.
- Russian powerman!!! (русский богатырь)
И попросил разрешения сфотографироваться с нашим силачом на добрую память.
Когда наш парнишка скромно ответил, что он, мол, «еще недостойный слабачок и только-только набирает соответствующую физическую форму, а вот у нас на КПП служит настоящий…», удивлению «бодигардов» и их хозяев не было предела.
Изумленно качая головушками и восторженно прищелкивая языками, они шепотом делились друг с другом «страшным» открытием.
- Russia can not be underestimated, it is full stunning surprises, with these fellows, quarreling is dangerous (Россию нельзя недооценивать, она полна ошеломляющих сюрпризов, с этими парнями ссориться опасно)
На что «погранец», смущенный повышенным вниманием со стороны глав иностранных государств к своей персоне, снисходительно улыбаясь, беззлобно брякнул.
- Солдат ребенка не обидит!

Как рождаются анекдоты про армию
(в основе реальное событие )

Некое "дарование" - откосивший от армии персонаж с отметкой "муж." в персональном паспорте, наморщив дерматин на лобике, с умным видом рассуждает, как правильно подается команда «Равняйсь!» в армии (его вариант «рОвняйсь»):
- Затрудняюсь «О» или «А». Ведь строй должен стоять "рОвно", а не быть "рАвным". У меня нет военного словаря, мне кажется, что допустим и один и другой вариант.
У «бегунка-откосиста» нет под рукой ВОЕННОГО словаря?! – Второй анекдот за фразу!!!
Всё, тушите свет. Родина может спать спокойно, ведь в случае чего…, призовут всех и каждого, включая и этого… «пацифиста».
Сей шедевр незамедлительно пошел в народ, где вызвал заслуженные аплодисменты и ...соответствующие реплики. Суровые парни катались по полу и рыдали. Некоторые настойчиво просили адрес юноши, чтобы выслать ему "Военный словарь" - а-ля-Общевоинские Уставы с дарственной надписью!
Этот АНЕКДОТ получил неожиданное развитие, когда сей "гламурный уклонист" - настоящий кладезь глупостей, в продолжение своей тирады выдал следующую фразу:
- Не знаю кому отдать честь...
Пояснение для несведущих: "Честь отдают лишь девушки!!! И только один раз в своей жизни, желательно, любимому мужчине! А военнослужащие ПРИВЕТСТВУЮТ друг друга!"
Вопросов нет, если у сего юноши "специфичная" ориентация с характерным уклоном и расцветкой небесного колера, тогда конечно же, возможны варианты...  Но, не в официальной армии, ибо для таких "мужчинок" путь туда закрыт!
И на закуску: сей персонаж из анекдота периодически пробует свои силы в написании рассказов о войне (с характерными ляпами, что в Афгане удивительно светлые ночи - не иначе как в Питере, душманы острыми шилами РЕЗАЛИ горло советским солдатам... ШИЛАМИ РЕЗАЛИ?!...и прочее-прочее-прочее...) И даже получает хвалебные отклики! Причем, все больше от женщин и от читателей-мужчин, которые так же не служили в армии.
Все восторженные отклики на эти "псевдомемуары" роднит общая фраза: "Ваши рассказы очень достоверны! Очень ценно, что они "из первых рук!" :))

Служик как умеем


Семен Мортирович Кирзовый еще раз тщательно одернул на себе китель с генеральскими погонами. Покрутившись перед зеркалом в полный рост, словно семнадцатилетняя модница перед первым свиданием, Семен Мортирович придирчиво осмотрел свое отражение со всех сторон и не смог удержаться от самодовольной улыбки.
Стоящая чуть поодаль супруга Кирзового – Зинаида Афанасьевна, всплеснула руками и просияла аки стоваттовая лампочка.
- Сидит как влитой!
Затем заботливо смахнув несуществующую пылинку с золотого погона, прильнула к мужу и томно шепнула.
- Ну? Еще долго, Сёма? Сколько ж можно ждать?
Семен Мортирович еще раз – в сотый, а может и в тысячный, оглядел свою фигуру, облаченную в новенький генеральский китель и молодецки приобнял в районе символической талии, охнувшую от удовольствия супругу.
- Всё, Зинуль, дождались! Проделана колоссальная работа. Теперь вопрос времени. Буквально, часы. А возможно, что уже и минуты. Давеча позвонил нужный человечек и шепнул при случае, что бумагу на генеральское звание очень красиво составили, все визы собраны. Осталась символическая писулька от дежурного прокурора о юридической чистоте и… подпись САМого – Верховного. Так что вот, с минуты на минуту, я стану генералом! А ты – генеральшей!
Полковник Кирзовый чмокнул жену в нос и задорно подмигнул.
- Ой, Зинка, наконец-то! Заживем лучше прежнего! Т-а-к-и-е возможности откроются, что только успевай реализовывать!
Зинаида Афанасьевна отступила от мужа и в миллионный раз окинув его оценивающе-восхищенным взглядом, продолжила.
- Красавец! Истинный красавец! Прям Аполлон! Аж помолодел и постройнел как курсант! Господи, могла ли я подумать, что курсант Кирзовый, который ни танцевать, ни целоваться толком не умел, станет генералом?! Ах, гусар ты мой ненаглядный! Прям, гусар! Сём, а кого на торжество звать будем?
- Ну, зал в Офицерском собрании уже загодя заказан с открытой датой. Вчера продублировал и объявил полную готовность. Начпрод (начальник продовольственной службы) уже все, что надо, запас и списал по-тихому. Стол будет ломиться от деликатесов, я тебе обещаю. Утром доложили, что повара уже варят, парят, кашеварят. Все навертят, накроют, отсервируют лучше, чем в каком-либо «звезданутом» ресторане. Тут мы с тобой никаких растрат не понесем. Начпрод - мой человек. Обязан мне по самое некуда и еще столько же. Я ему квартирку для сына состряпал в лучшем виде, пришлось очередь льготников подвигать туда-сюда… На счет спиртного тоже никаких проблем. Полный кабинет всевозможных бутылок от вискарей до коньяков – несут благодарные людишки, несут. Несут – не перенесут. Столько натаскали, что впору вино-водочный склад открывать, хе-хе. Шутка ли, жил.комиссия у меня где?!
- Где?
Семен Мортирович с характерным хрустом сжал в кулак волосатые пальцы.
- Тут! Квартирки всем нужны. А сертификаты на отселение из тмутараканских и мухасранских гарнизонов тем более. Разлетаются сертификатики как горячие пирожки и ценятся выше, чем акции «Газпрома».
Зинаида Афанасьевна неожиданно нахмурилась и сменила тему.
- Ты знаешь, Сёма, а я тут совершенно случайно встретила Петю Смирнова.
 Семен Мортирович не переставая с важным видом пялиться в зеркало на свое отражение, собрал кожу на лбу в стиральную доску и удивленно приподнял левую бровь.
- Кого? Петьку?! И где?
- Ты не поверишь, Сём, но прямо в нашем дворе. Представляешь себе, дорогой, выхожу из твоей служебной машины, а снег на дорожке к подъезду чистит новых дворник. Посторонился, чтобы мне дорогу уступить… глаза на меня поднял. Я его сразу по глазам и узнала. Помнишь, у Пети глаза были нереально зеленые. Еще все наши девчонки их колдовскими называли? Ну когда в Петьку влюблялись по уши? Сколько ж девчонок в нашей студенческой общаге по тем зеленым глазам все подушки проплакали?! Вот по этим глазам я его и узнала. Не красавец уже, глаза немного выцвели, но такие же зеленые. Сам весь постаревший и …запущенный, что ли?! Кожа на лице грубая, сморщенная, а глаза … такие же колдовские. Только … какие-то потухшие глаза у Пети. Слышишь, Сема?
Семен Мортирович после некоторой паузы, задумчиво буркнул.
- Хм, Петька и снег чистит в нашем дворе?! Надо же?! Странно. Он же всегда головастым был. Учился прекрасно, я у него всегда списывал. Мы ж с Петькой с «Детского сада» вместе. Мде, вот она жизнь как все расставляет на свои места. Петька в школе – отличник, в военном училище – краснодипломник. Ты помнишь, по выпуску он потащился в какую-то занюханную глухомань за военной романтикой – дурашка. С его-то мозгами давно академию бы закончил и генералом стал. А он снег в «Алых парусах» чистит?! Неудачник!!! Так понимаю, что из армии уволился, а правильных друзей так и не нажил…
Зинаида Афанасьевна снова прижалась к супругу и попыталась его нежно обнять.
- Когда Петю увидела, парой слов с ним перекинулась. Он из Забайкалья уволился… по сокращению. Их часть разогнали, а другой должности ему так и не предложили. Всего лишь майором уволился. На минимальную пенсию. В академию его так и не отпустили. Двое деток у них с Валентиной. Ее кстати тоже уволили. Госпиталь, где она работала, вместе с Петиной частью сократили. Городок захирел, все люди разъехались. Вот Петя и приехал в Москву о квартире хлопотать. Ему ведь положено?! Теперь комнату в Подмосковье снимают, пока он тут по инстанциям ходит. Сём, может ты …там … как-нибудь посодействуешь, чтоб в очереди…
Семен Мортирович неожиданно побагровел и сорвался на крик.
- Зина! Ну о чем ты говоришь? Ты думаешь так все легко и просто? Как я могу посодействовать?  На меня и так все постоянно давят! Очередь на жилье, она знаешь какая? В ней есть первоочередники, которым надо дать при любом раскладе – «позвоночники», за которых постоянно звонят с самых высоких телефонов и из самых важных кабинетов. Вторая категория очередности – воины-афганцы-чеченцы, калеки, инвалиды и прочая воевавшая шушера. Их не выбросишь, как ни старайся. Они льготами своими давят, медальками звенят, костылями и протезами трясут и требуют, требуют, требуют! Попробуй не дать, по судам затаскают. У меня одновременно по десятку судов с этими вояками идет. Мои юрисконсульты не выдерживают и увольняются пачками. Третья категория – горлопаны со всякими северными, пустынными… и прочими льготами за дикость, подводники, моряки и еже с ними подобная шелупонь. Петька твой от силы лишь в пятой категории болтается. А то и в шестой. Он безусловно получит свою халупу, но лет через двести, не ранее. И то, не сразу… И вообще, Зина, он сам виноват, что торчит в такой заднице. Кто ему мешал наверх карабкаться? Ась?! Я вот! И вертелся и крутился как волчок! Комиссии московские хлебом-солью встречал. Столы накрывал. В баньке генеральские задницы парил. Девок из окружного ансамбля «Песни и тряски» под нужных людей подкладывал. Служил верой и правдой, не щадя ни себя, ни своих подчиненных. Теперь вот сам в люди вышел. Квартира, дай Бог каждому, в жилом комплексе «Алые паруса» с видом на Москву-реку. А как ты понимаешь «Алые паруса» - это уровень! Это статус! Посмотри на наших соседей!!! Все сплошь из телевизора. А я лишь простой полковник и среди такой публики?! То-то, Зина, то-то! Пардон, пока полковник! Но без пяти минут генерал…. А это тоже с-т-а-т-у-с!!! Сколько же мне эта квартира денег и нервов стоила?! Ты даже и не представляешь. А дачка в четыре этажа на участке в полгектара сразу за МКАДом – это мне тоже не в открытый рот свалилось! Пришлось персональной задницей туда-сюда поерзать и под прокурорским оком поюзать да знатно покрутиться! Но рискнул ведь! Не испугался! А Петька чем рисковал в своей никчемной жизни? Ась? Дочурка наша в МГИМО учится на платном отделении, сокурсники в кого ни плюнь - дети олигархов. Это ничего не стоит, да?! А Петька что может своим детям дать? Куда он их в своей жизни направит? В мед.училище по стопам мамы? Засратую «утку» из под старпёров выносить? Или в военное училище по своим стопам? Хе-хе! Петька – самый обычный неудачник и не более того. Сам виноват, что дворником работает и ничего не нажил, а на старости лет квартирку у государства клянчит: «Мне положено, мне положено…» Знаешь, сколько раз за день я слышу таких вот плаксивых хныкальщиков с их сопливым «мне положено»?! Толпы у дверей моего кабинета с утра до вечера ошиваются.
- Ну Сёма…!
Зинаида Афанасьевна крепче прижалась к широкой спине супруга.
- Сёма, Петя же твой друг детства. Ты же – крестный отец их старшей дочери…
Семен Мортирович брезгливо поморщился и попытался выбраться из тископодобных объятий жены.
- Ладно. Чего-нибудь помозгую. Сдвину твоего Петю в четвертую категорию очередников. Лет через пять-семь чего-нибудь и ему обломится… Но скорее всего квартира будет «за выездом» или в где-нибудь на периферии. В лучшем случае – в очень дальнем Подмосковье. Бля, и чего все в Москву прутся? Мёдом что ли здесь намазано? Закончил службу в Забайкалье вот и сиди там себе… раз привык. Отдаленные территории тоже заселять надо, а то китаёзы совсем оборзели, прут и прут…
Зинаида Афанасьевна просияла и чмокнула мужа в щеку.
- Сём, а как ты думаешь, может Петю с Валентиной к тебе на банкет пригласить? Я с Валюхой сто лет не виделась. Посидим, поболтаем по-бабски, молодость вспомним. Заодно и твое генеральское звание обмоем…
- Тьфу, прости Господи, вот баба дура, право слово! Зина!!! Ты в своем уме? И о чем я с бывшим майором буду разговаривать? У нас же тем общих для разговора н-е-т-у!  Понимаешь? Опять же, к нам придут люди «на уровне», а Петька с женой будут ни в 3,14зду, ни в Красную армию! Остальным гостям будет неудобно и некомфортно находиться за одним столом с… Да я думаю, что им и одеть-то что-нибудь приличное просто нечего. Пойми, Зина, им тоже будет неудобно чувствовать себя не в своей тарелке… Но не это самое страшно! А вдруг позавидуют нам еще чего?! Увидят, что мы «в порядке» и просто по-человечески позавидуют! А зависть – это очень плохое чувство, Зина! Очень плохое!!! Мне недоброжелателей и злопыхателей и на службе хватает предостаточно…
- Сёма, ну хоть к нам домой давай пригласим… посидим как раньше… поболтаем… вспомним…
- Зина, как ты себе это представляешь? А?! Дворник, который чистит снег у нас перед домом… и в гости?! И о чем мы с ними будем болтать??? Нет, Зина, категорически нет. Каждый должен знать свое место в жизни. Наши орбиты разошлись окончательно и бесповоротно. Да и нашей дочке после сокурсников из МГИМО гарнизонные дети будут просто непонятны… Менталитет разный, Зина, разный! Уверен, что у Петькиных детей и с манерами не все в порядке… явно с налетом провинциальной дикости… Все, вопрос закрыт, Зина. С квартирой я постараюсь Петьке немного помочь, но не более… Уволь меня от общения с призраками из замшелого прошлого…
Неожиданно раздалась мелодия гимна страны – зазвонил мобильный телефон Семена Мортировича Кирзового.
Потенциальный генерал непроизвольно оттолкнул прильнувшую к нему жену и метнувшись к столу, схватил телефон «Верту». Инстинктивно втянув живот и молодцевато выпятив грудь, Семен Мортирович сочным голосом рявкнул.
- Полковник Кирзовый на проводе!
В предвкушении эпохального известия на щеках Семена Мортировича заиграл румянец, а глазенки лихорадочно заблестели и воровато забегали.
… по мере того, как неизвестный абонент озвучивал свое известие, полковник Кирзовый менялся в лице. Он побледнел до синюшно-землистого оттенка и внешне постарел лет на триста. С непроизвольно трясущихся губ Семена Мортировича срывались обрывки фраз и нечленораздельные звуки.
- Как?! За что?! Я ж… верой и правдой! Как уголовное дело? Я ж – слуга царю, отец солдатам…
Ладони ошеломленного полковника Кирзового предательски вспотели и пытаясь удержать в руках ускользающий телефон, Семен Мортирович нечаянно включил громкую связь.
Неизвестный абонент не был расположен выслушивать оправдания полковника Кирзового и коротко бросил, как отрезал.
- Угу, отец, как же! Особенно тому солдатику, что на строительстве твоего особняка покалечился. Всё! Я тебя предупреждал, чтобы не зарывался и знал меру! Мне больше не звонить! Я тебя и знать не знаю!
- Как не знаю?!
Подпрыгнул почти до потолка полковник Кирзовый и рванул на груди генеральский китель. Не слушая гудков отбоя, Семен Мортирович еще долго брызгал слюной в телефон «Верту», которым периодически бил по столу.
- Как не знаю?! Как деньги брать, так знаю…
Внезапно Кирзовому на мгновенье показалось, что в его голове раздался оглушающий взрыв. В глазах Семена Мортировича резко потемнело, ноги безвольно подкосились, и обмякшее тело несостоявшегося генерала грузно осело на пол…
В палате интенсивной терапии военного госпиталя им. Бурденко у кровати полковника Кирзового стоял скромно одетый и немного ссутулившийся мужчина с нереально зелеными глазами и супруга полковника Зинаида Афанасьевна.
- Вот такая нежданная беда нас настигла, Петенька… Сёмушку удар хватил – обширный инсульт. А все из-за какого-то прокурора, что визу должен был на генеральском представлении перед подписью Президента поставить. Уже банкет был заказан, гости позваны. Вас вот с Валюшкой тоже хотели пригласить, как раз с Сёмушкой изменение в список гостей вносили...
Зинаида Афанасьевна промокнула набежавшую слезинку и надрывно всхлипнув, продолжила.
- А этот прокурор, будь он неладен, начал поклеп на Сёмушку возводить, что мол он деньги большие с очередников брал за квартиры. Очередь на сертификаты продавал, квартиры налево-направо раздавал, кому не положено… врут ведь, люди. Ох врут, злые языки. Сколько же Сёма добра всем сделал?! За тебя вот, Петенька, хлопотал как только узнал, что вы без своего угла маетесь… А этот ирод прокурорский даже приезжал в госпиталь, чтоб на Сему смотреть, и зло так… жестоко так бросил, выходя из палаты, что Семе с инсультом еще повезло. А так его хотели судить с конфискацией и в колымский леспромхоз… л-е-с-о-р-у-б-о-м… лет на 12-ть.
Когда Зинаида Афанасьевна перестала рыдать и немного успокоилась, она шумно высморкалась в носовой платок.
- А так мол, чего с него взять?! Инвалид мол, повезло ему, что не в тюрьму, что не разжаловали, а только спишут из армии по болезни… Болезнь Сёмушки – как амнистия за все его преступления. Вот даже как… А ведь мой Сёма верой и правдой служил. У него и девиз был от которого он ни-ни… слуга царю, отец солдату, вот! …Петенька, я вот чего хочу тебя попросить как друга стародавнего. Не откажи уж, а?! Сёмушка ведь даже крестным отцом у твоей старшенькой был, помнишь? Да и с самого детства вы вместе… и в школе и в училище… Ты не бросай нас, Петенька, а?! Лечащий врач сказал, что Сёму на днях надо из госпиталя домой забирать, а твоя жена Валя медработником была. Так ведь? Вот я и подумала, почему бы ей за Сёмушкой не присмотреть. Сиделку сейчас нанять – это ж такие неподъемные деньги. А у нас даже квартплата в «Алых парусах» неприлично-высокая. Такие деньжищи уходят, совести у людей нет. Да и содержание загородного домика тоже в копеечку влетает. Один налог на недвижимость чего стоит?! Грабеж, право слово! Доченька на платном отделении МГИМО… - опять деньги… Тяжело нам, Петенька! Ох, тяжело! Пусть Валентина за Сёмушкой присмотрит. Укольчик там, капельницу поставить, массажик сделать, чтобы пролежней не было, памперсы сменить, покормить… Лекарство Сёме в поликлинике бесплатно выписывать будут, ему как ветерану военной службы положено. А вот все остальное… Больших денег стоит. Я готова по сто… сто пятьдесят рублей в день платить. Вам ведь тоже лишняя денежка не помешает, пока по чужим углам скитаетесь … Поговори с Валей, а?! И к тебе, Петенька тоже небольшая просьбочка будет – на дачном участке у нас снежок периодически почистить, мусор вывезти, травку летом постричь. А то без мужских рук тяжело нам, сам понимаешь… И семью свою к нам на дачу привози, пусть твои домашние заодно свежим воздухом подышат, пока ты нам помогаешь по хозяйству... А работа для всех найдется… много на участке работы, мне самой не управиться, а дочка в институте учится, некогда ей… Не откажите в помощи, ребята. Тяжело нам сейчас, ох, тяжело… А своим надо помогать, Петя, не так ли?! Особенно когда так нужна помощь…
Семен Мортирович Кирзовый лежал на госпитальной кровати и, пуская слюну большими пузырями, радостно мычал. В его мозгу с закороченными нейронами рисовалась разноцветная картина из далекого детства, как в дворовой песочнице они с друганом Петькой лепили куличики.
Вернее, Петька лепил, а Семен разбивал песочные строения хорошо поставленным ударом детской лопатки, и ему было весело…


Рассеянность

 Быть не таким как все - не самое худшее качество. Возможно, что именно чудак "не от мира сего" и есть самый правильный...

 Наверное, нет такого человека, кому неизвестно стихотворение Самуила Маршака «Человек рассеянный с улицы Бассейной» о комичных злоключениях патологически невнимательного человека.
 Хотя… наверное, все же есть. Современное поколение-«пэпси» не особо утруждается чтением литературного наследия предков, включая классиков. Дж. Толкиена на электронных «ебуках» почитать о хоббитах или всякую хрень о вампирах – это да, потому как модно и гламурно. А вот К.Чуковского или С. Маршака – это вряд ли.

 Поэтому прошу прощения за не совсем корректный пример с Маршаком. Вернемся к современным реалиям и рассмотрим рассеянность на примере конкретного человека «от науки».
 В нашей организации работает и служит весьма интересный человек – светила мирового уровня, действительный член всевозможных Академий наук, включая заграничные. Кроме шуток. Его получасовая лекция за бугром стоит немалых денег. Даже, бешенных! Зачастую за скучное и монотонное бубнение о непонятных материях, сдобренное физическими величинами, от чередования которых лично меня неумолимо тянет в глубокий сон, стандартный гонорар этого ученого мужа составляет пару сотен тысяч вечнозеленых. Странно, но факт. Тем не менее, готовых платить такие деньги за его лекции хоть штабелями складывай, очередь на год вперед расписана.
 Будучи хроническим бессеребренником, этот светила… назовем его Семен Семеныч, оставляет себе символические командировочные, плюс на подарки жене и детям, а все деньги тратит на науку. Чудак человек, не так ли?! Другой бы на его месте, включая меня… эх, не буду фантазировать, ибо зависть не входит в число моих основных качеств.
 Шутки шутками, но для современного мира с капиталистическими реалиями, Семен Семеныч как человек из замшелого прошлого с лозунгами о светлом будущем. Такие беспросветные альтруисты еще вместе с мамонтами должны были однозначно вымереть. Но нет, на удивление периодически встречаются чистые люди старой формации, для которых слово «Родина» - не пустой звук.
 Так случилось, что руководство организации высоко ценит Семен Семеныча и всячески двигает его по служебной лестнице. Что для самого Семен Семеныча откровенно в тягость, ибо его стезя – это библиотека, лаборатория, опыты, эксперименты, научные труды и запыленные архивы. 
 Продвигаясь по ступенькам карьеры все выше и выше, сам того не желая, Семен Семеныч однажды «проснулся» хозяином в просторном кабинете, да еще и с генеральскими погонами на плечах – оценили его заслуги перед Отечеством и многочисленные таланты на уровне руководства страны. Так тоже бывает. Не часто, но бывает. И Семен Семенович ярчайшее тому подтверждение.
 По статусу генералу положена служебная машина. Высоко ценя научного светилу, САМ приказал купить для Семен Семеныча новенькую «Тойоту Камри» в максимальной комплектации. Благо, от его гонораров за лекции, денег в конторе немало остается. Заслужил человек «Тойоту» с кожаным салоном, не поспоришь.
 Водителем для Семен Семеныча назначили солидного дядьку пенсионного возраста – Дениса Павловича, который долгое время САМа возил. Но, к сожалению, возраст берет свое и в современных пробках Денису Павловичу тяжеловато толкаться. Зрение подсело. Реакция не та. Сердечко пошаливать стало. Давление по погоде прыгает. Нервишки от дорожного хамства сдают. Да так сдают, что и «мигалка» на крыше машины не радует и не всегда помогает. А у САМа рабочий день, ой какой, напряженный. Везде успеть надо. А старый конь хоть и успевает, но… с тяжелой отдышкой и на пределе возможного.
 Короче, прощаясь с преданным водилой, САМ даже прослезился. Чтобы не увольнять старого друга по возрасту и по состоянию здоровья, перевел его к Семен Семенычу. А что?! Всем хорошо сделал. И заслуженного человека на работе сохранил, и Семен Семенычу свое монаршее уважение оказал. Мол, смотри, даже личного водителя отдаю, так тебя ценю и всемерно почитаю.
 Переселившись в кабинет «большого начальника» и получив генеральские погоны, Семен Семеныч не перестал быть человеком «от науки». Частенько в административном корпусе шум, гам, суета, крики и ажиотаж. Ищут Семен Семеныча, ибо он постоянно сбегает из помпезного кабинета и от заботливой секретарши, стремясь затеряться в привычной среде лабораторий, ученых советов, совещаний, пыльных архивов и т.д. и т.п. Или просто торчит в курилке, где, как известно, решаются все архиважные вопросы для процветания нашей Родины.
 Но самое интересное начинается по окончанию рабочего дня.
 За минуту до контрольного времени, в строгом соответствии с распорядком дня ответственный и пунктуальный водитель Денис Павлович подает новенькую «Камри» к мраморным ступенькам административного корпуса.
 Толпа через вторую линию охраны скоропостижно ломится домой, а Денис Павлович высматривает Семен Семеныча. Вроде все как обычно. Кому не положена служебная машина, топает «пешкарусом» на остановку общественного транспорта или на стоянку автомобилей, чтобы откопав из под снега личную ласточку, потолкаться в вечерних пробках. Кому положен служебный агрегат, прыгает в комфортабельный салон и убывает со службы быстрее ветра под задорный проблеск синей «мигалки». Но… не Семен Семеныч.
 В первый день своего «генеральства» Семен Семеныч вышел из корпуса в окружении молодых сотрудников. Что-то вливая в благодарные уши научной молодежи, корифей и непоколебимый авторитет прошел мимо новенькой «Камри».
 Будучи образцово вышколенным сотрудником, тактичный Денис Павлович двинул машину вслед за Семен Семенычем, полагая, что генерал дойдет до КПП первой линии охраны, где, расставшись с оппонентами, сядет в уютный салон. Но не тут-то было.
 Пройдя КПП, Семен Семеныч увидел на остановке троллейбус. Поспешно простившись с офицерами, генерал запрыгнул на ступеньку и был таков.
 Ошалевший Денис Павлович нажал на тормоз. Обиженно хрюкнув АБС (антиблокировочной системой), «Тойота» встала как вкопанная. Водитель вытащил мобильник и набрал номер генерала.
 - Семен Семеныч, я это… не понял… Вы чего это?!
 - Ох, Денис Павлович, простите любезный. Заболтался с молодежью и совсем про Вас забыл. Ставьте машину в гараж и езжайте домой. Завтра подайте в 7.45. к подъезду. Спасибо. Извините. До завтра. Еще раз простите.
 В 7.30. утра Денис Павлович подал «Камри» к подъезду. 7.45. - генерала нет. 8.00. - генерал не выходит.
 Денис Павлович полез в карман за мобильником, как дверь подъезда распахнулась и мимо «Тойоты» пробежал опаздывающий на службу Семен Семеныч с портфелем в зубах, на ходу натягивая пальто.
 Генерал «от науки» галопом пробежался до остановки троллейбуса и с трудом втиснулся в переполненный салон. 
 Денис Павлович скрипнул зубами и швырнул мобильный телефон на кожаный диван. Капризно взревев мощным мотором, "Тойота" обогнала троллейбус. Подрезав троллейбус на следующей остановке и лишив его возможности двигаться по маршруту, Денис Павлович ворвался в салон.
 - Семен Семенович?!
 - Ох ты..., епт, Денис Павлович! Извините, пожалуйста, совсем забыл. Глядь на часы, а уже опаздываю… Нехорошо получилось! Простите, пожалуйста!
 Сконфуженный генерал протиснулся к выходу, искренне извиняясь перед пассажирами и водителем троллейбуса за вынужденную задержку.
 Осознав, что Семен Семенович, как все гениальные люди, человек необычайно рассеянный, Денис Павлович начал повсеместно отлавливать своего пассажира и фактически силком заталкивать в салон «Тойоты». 
 По вечерам, предварительно созвонившись с секретаршей генерала, водитель встречает Семен Семеныча непосредственно у машины, гостеприимно распахнув дверь салона. А по утрам ставит «Камри» напротив подъезда генерала так плотно, что выходя из дома, Семен Семенович сразу же упирается в служебный автомобиль, не имея возможности его обойти. На совещаниях в сторонних организациях, Денис Павлович караулит Семен Семеныча непосредственно у гардероба, предварительно отобрав номерок от верхней одежды, чтобы генерал не ушел на улицу «голым».
 Глядя на все ухищрения Дениса Павловича, народ тихо хихикает и периодически ставит на тотализаторе - «ускользнет ли сегодня рассеянный генерал из цепких рук своего заботливого водителя… или нет?!»

10.000 иголок

В эпоху тотального дефицита при развитом социализме существовала незаменимая должность на любом предприятии – снабженец. Как правило, это был ловкий доставала, который рыскал по стране и всеми правдами и неправдами выколачивал, вымаливал, выгрызал, выклянчивал, выбивал и т.д. и т.п. расходные материалы для своего производства.
О работе снабженцев наслышан, т.к. сестра моего хорошего сослуживца по имени Сергей работала снабженцем на швейном предприятии и моталась по закоулкам необъятной Родины, доставая для фабрики буквально все – нитки, ткани, фурнитуру, масло для швейных машинок, сами машинки и, конечно же, иголки.
В бытность активного развала Советской армии в частности и всего СССР в целом, пока сестра Сергея везла очередную партию архидефицитных иголок, швейный комбинат благополучно помер, оставшись без заказов. Швей-мотористок распустили в бессрочный отпуск без содержания – читай, уволили, оборудования по-быстрому продали ушлым вьетнамцам по цене черного лома, а в просторных цехах устроили склады для всякой всячины от окорочков Буша до автозапчастей и даже разместили пару «самоваров» для плавки алюминия исключительно на экспорт в страны Балтии. Короче, кто помнит дикие 90-е, тот вздрогнет.
Будучи заботливым братом и джельтменом по сути, Сергей встретил сестру-снабженца на ж.д. вокзале, дабы хрупкая дама не волокла на себе десять коробок по 1.000 иголок в каждой. Попутно «обрадовал» ее последними известиями о невеселой судьбе швейного комбината.
Пустив скупую слезу и высказавшись исключительно от души и крепко, сестра попросила Сергея взять иголки на временное хранение «до лучших времен». Оно и правильно, не выбрасывать же добро?!
Но и тащить такую тяжесть домой тоже перспектива не совсем приятная. Будучи начальником особого отдела дивизии, Сергей забросил никому ненужные иголки в свой кабинет и забыл об их существовании.
И лежали те иголочки на самой дальней полке в шкафу и пылились всеми забытые. Благо, что не ржавели, потому как из отходов танковой брони сделаны – ничего в стране Советов не пропадало при плановой экономике, все в дело шло.
А далее все как у Чехова: «Если висит на стене ружье, то оно обязательно выстрелит!» Спустя лет несколько пришло время выстрелить и швейным иголочкам.
Будучи компанейским человеком и, несмотря на серьезную должность «страшного особиста», Сергей обладал тонким чувством юмора и всегда был душой любой компании.
Итак, как-то в бане собралась весьма солидная компания – военный прокурор, судья, Сергей и местный бизнесмен а-ля-новый русский, который всячески благоволил военным и зачастую отпускал продукты в долг неплатежеспособной дивизии, дабы солдаты в гарнизоне могли регулярно питаться. (прошу не забывать про дикие 90-е – времена были, упаси Господи)
Теплая компания вела неторопливую беседу о смысле жизни, периодически подогревая градус не только посещением парной, но и периодическим вливанием вовнутрь организмов соответствующих жидкостей. Постепенно зашел спор о преимуществе рыночной экономики над плановой системой народного хозяйства.
Естественно «новый русский» напирал на главный аргумент, что рынок сам все отрегулирует по факту установления равновесия между спросом и предложением, да еще и даст возможность неплохо заработать ловкому человеку на первоначальном этапе при максимальном разрыве спроса над предложением. А плановая экономика – архаизм, который развалил некогда Великий Советский Союз, превратив его население в нищих и закомплексованных людей, совершенно неприспособленных для нормальной и сытой жизни.
Судья и прокурор хором и по очереди возражали, что сия практика негуманна, ибо создает хаос, ажиотаж, панику и неконтролируемые скачки цен, а так же предпосылки для злоупотреблений, всплеска бандитизма и коррупции.
Спор становился все жарче, аргументы сторон были все жестче, оппоненты неуклонно скатывались к перспективе кулачного развития событий.
Сергею надоело наблюдать за тем, как теплая компания разваливается на глазах, а вечер перестает быть томным и он взял слово.
- Мужики, хорош спорить! Рынок – это тот же базар, где торгуются два дурака! Один хочет продать подороже, а второй купить подешевле и все основано на простом правиле: «Обмани ближнего, получишь барыш»! А при нормальной плановой экономике можно предусмотреть все до копейки, но при условии, что этим делом будут занимать настоящие профессионалы, а не ожиревшие дилетанты-недоучки. Для примера, в нашей дивизии 10.000 личного состава и у меня в особом отделе лежит 10.000 иголок. Ровно столько, сколько нужно. Ни одной больше и ни одной меньше! С одной стороны – это хорошо, чтобы всем хватило. И с другой стороны замечательно – нет перепроизводства, чтобы потом утилизировать лишнее или списывать за ненадобностью! А это такая морока – акты, согласования, комиссии, подписи хрен получишь. Короче, дурдом! Поэтому, лучше иметь все тютелька в тютельку, суетится при недостаче не нужно и склады захламлять при избытке. Всем хорошо и полный порядок в отчетности.
Сказал и пошел в парилку. А когда возвратился, то застал компанию в тех же позах, что и оставил.
Сидят мужички, да помалкивают. Мозгами скрипят, полученную информацию переваривают. Каждый о своем задумался. Первым коммерсант рот раскрыл.
- А зачем столько иголок, Сережа? Одежду чинить, что ли?!
- Зачем одежду? Под ногти загонять, если человек в бою струсит или допросить придется… мало ли как люди себя в боевых условиях покажут?! Такая практика еще в 37-году исключительно хорошо себя зарекомендовала.
Выдал очередную порцию лажи, вогнал коммерсанта в нетипичную для баньки бледность лица и опять помалкивает, лишь пивко после парилки потягивает.
Тут уже прокурор голос подал.
- Не гони, Серега, какие иголки под ногти?! Совсем с ума сошел, что ли?! Нет такого в законах.
- В мирных законах может и нет, потому как варварство средневековое. А по законам военного времени, иголки под ногти – самое оно! Очень прогрессивное мероприятия, я тебе скажу.
 Уже прокурор примолк и крепко задумался. Может действительно пробел какой в законодательстве имеет или плохо Кодексы читал, когда на юриста учился.
Тут уже судья вскипел.
- Херня все это… Не верю!
- Не херня! Докладываю голосом, что у меня в кабинете лежит ровно 10.000 швейных иголок! Кто не верит, могу предъявить хоть прямо сейчас.
«Новый русский» подскочил почти до потолка.
- Я тоже не верю!
- Спорим, что у меня в кабинете есть 10.000 иголок?!
- Спорим!
- На что?
- А что ты может предложить?
- Все!
- Что значит все?
- Давай спорить на все! Все, что есть у меня на все, что есть у тебя!
- А давай! Я все равно тебе не верю, потому что этого не может быть! Спорим на все!!! У меня дом, «Мерин», бизнес! Ставлю все!
- У меня старый «Жигуль» и квартира! Спорим на то, что у меня в кабинете находится 10.000 швейных иголок! По рукам?!
- Спорим! Судья, прокурор, разбивайте!
Поспорили. Судья и прокурор в шоке, но помалкивают. Мало ли?! Кто этих пацанов из особого отдела знает?! Может, им еще не сообщили, что 37-й год давно закончился?!
Собрались и поехали в гарнизон. Дежурный офицер пропустил солидную компанию, заметно взбодрившись, ибо одновременный визит судьи, особиста и прокурора – это всегда тревожное событие!
Дабы создать соответствующий антураж в кабинете, Сергей включил настольную лампу, которая из под желтого абажура осветила мертвецки бледные лица судьи и прокурора. Коммерсант тоже заметно нервничал, ибо на кону стояло все, но держался гоголем!
Сергей подошел к шкафчику и вытащил… дежурную бутылку коньяка, шоколадку и рюмки. Гости заулыбались, мол шутка удалась и сейчас хозяин кабинета начнет заискивающе оправдываться, что выманил всех из бани, под надуманным предлогом дабы посмаковать коньячок и признаться в неудачном розыгрыше.
Пока прокурор разливал коньяк и ломал шоколадку, Сергей с характерным звяканьем ухнул на стол картонную коробку.
- Читайте!
Чуть прищурившись в слабом освещении, судья склонился над коробкой и начал читать пожелтевшую и плохо пропечатанную этикетку.
- Иголки швейные. 1.000 штук. Артикул…
Бац! Сергей небрежно поставил на стол вторую коробку и пошел за третьей.
- Поштучно считать будете или коробками?
Подавившись коньяком, и понимая, что он ничего не понимает, прокурор тихо промолвил.
- Сереженька, а все же… 10.000 иголочек зачем?
- Как зачем?! При плановой экономике в СССР были очень строгие санитарные нормы. Каждому бойцу полагалась своя персональная иголка под ногти, чтобы инфекцию не занести. Раньше правительство о личном составе заботилось и смотрело на перспективу. Сейчас вот СПИД какой-то объявился, гепатит С, а в Советской армии каждому потенциальному предателю полагалась и была запланирована своя ЛИЧНАЯ иголка. Нахрена мне в дивизии эпидемия и массовый падеж личного состава от заражения крови? Это же в условиях боевых действий расстрельная статья для командира любого уровня, не взирая на чины и регалии…
Сергей поймал кураж и развивая успех, блистал красноречием – «Остапа понесло». Тем временем, коммерсант тихо сполз на пол и погрузился в глубокий обморок.
Когда «нового русского» привели в чувство, он долго не мог поверить, что новенький «Мерин», просторный дом и прибыльный бизнес остаются при нем, ибо исключительно по своей скромности, особист Сергей великодушно прощает ему все долги.




На парад


Ну какая тварь звонит в три часа ночи?! Именно тварь и никак иначе! Человек спит самым сладким сном с эротическим содержанием ввиду гормонального наполнения отдыхающего организма, а мерзопакостный мобильник пиликает и пиликает…
- Да… слушаю.
- Сашка, привет! Не узнал? Ну ты даешь! Виктор Шолахов, твой сокурсник по военному училищу. Ну, Нобель, твою дивизию, вспомнил?

Сонный мозг подтупливал словно «Pentium-1», но не вспомнить Нобеля - преступление. (Нобель – дальний родственник великого советского писателя, отмеченного одноименной премией за эпохальные произведения, но настолько дальний, что даже буквы в фамилиях не все совпадали, что не мешало Виктору причислять себя к родству с великим). Более того, Нобель – знатный залетчик и ходячее приключение, легенда курса и страшный сон курсовых офицеров. А теперь еще и мой страшный сон. Мы не виделись лет 10-ть и вот посреди ночи… Господи, хоть бы это был сон!
- Нобель, я сплю…
- Сашка, поздравь меня, я купил БТР (бронетранспортер), сейчас обмываю приобретение.
- Поздравляю, я здесь при чем?
- Санек, не отключайся, я через десятые руки нашел номер твоей мобилы и мне нужна твоя помощь. (помочь однокашнику – святое, даже в три часа ночи, знает на что давить, зараза)
- Говори, пока я в сознании. Только быстро. Завтра, то есть сегодня по плану заботливого начальства у меня очень тяжелый день.
- Сань, ребята говорили, что ты служишь в Конторе?
- Ну да…
- И ксива у тебя есть?
- Угу…
- Класс, то что надо! Все спи, утром позвоню.

Пип-пип-пип… А сразу позвонить утром нельзя? Хотя о чем это я, Нобель – это Нобель!

Проснувшись утром, наивно помечтал, что ночной разговор – всего лишь сон, но неизвестный номер в памяти мобильного телефона со временем звонка 03.12. как-то не радовал.

Пока ехал на работу, позвонил Нобелю (разбудил его после ночной пьянки, что особо порадовало, счет: «один-один») у откровенно зевающего и заметно подтупливающего Виктора выяснил следующее: в каком-то лесничестве под Псковым, Витька Шолахов увидел БТР-80, который после развала ДОСААФ (добровольное общество содействия армии, авиации и флоту), отошел в собственность местному лесничему и планомерно врастал в землю всеми восемью полуспущенными колесами. После продолжительной пьянки с хозяином экзотической бронетехники, Виктор убедил его и самого себя, что БТР-80 – заветная мечта его детства, юношества и отрочества. Сторговавшись за символическую сумму, Нобель стал счастливым обладателем 13-тонного чудовища на восьми колесах и имитацией крупнокалиберного пулемета в башне.
Стал хозяином и стал, а дальше?! Дальше что с ним делать? Вы не знаете?! И я не знаю! Но надо знать Нобеля, он знает!

Витька тщательно облазил покупку и пришел к выводу, что Боливар как бы жив, но весьма теоретически и по-хорошему, его надо бы отдать в глубокий ремонт.

Где ремонтируют БТРы? А хз! Но Нобель – это Нобель, находясь в Псковской глухомани и пользуясь исключительно мобильным телефоном, он выяснил, что в Подмосковье есть ремонтный завод, соответствующей направленности. Созвонился, что-то наплел в три короба, договорился, причем за вполне приемлемые деньги.

Но где Псков, а где Балашиха? 800 км. То-то! Но Нобель на то и Нобель, поднял всех знакомых на уши, по мобиле естественно. Каким-то немыслимым способом ему оформили ОСАГО (автостраховка) на бронехрень, которую выпускать на дороги общего пользования как бы запрещено по закону. Более того, управлять этой штукой можно лишь, имея права на управление трактором. Но это оказалось не проблемой – через пятые руки в Пскове нашелся выпускник Рязанского училища ВДВ с подходящими корочками, который на фотографии в удостоверении был очень отдаленно похож на Нобеля, и то если Витька напялит танковый шлем на самые брови, надует щеки, выпучит левый глаз и прищурит правый, вытянув губы уточкой – короче, несущественная мелочь, решаемая мимическими мышцами.

Когда логическая цепочка по перегону БТР-80 из Псковских лесов в окрестности столицы почти собралась воедино, нашлось место и для моего скромного звена – как сотрудник внутренних органов, я должен был обеспечить беспрепятственное продвижение колонны бронетехники, состоящей из одного неисправного БТРа, по дорогам общего пользования и взять на себя бремя общения с голодными представителями ГИБДД – всего-то!

Учитывая, что я – штабной работник и понятия не имею как надо общаться с инспекторами дорожной инспекции, а за подобные крендебубели с использованием служебного положения в личных целях, из органов увольняют в течение часа, то… но, курсантская дружба – это святое!

Воспользовавшись первомайскими праздниками, ночью в поезде Москва – Псков, словно первокурсник пришивал на свежекупленный камуфляж белый подворотничок, нашивки, петлички. Бля, что я творю? На хрена мне все это? Запалимся… а до пенсии еще как медному котелку. Выгонят с позором, куда пойду работать? На шлагбаум?!

Обойдя вокруг БТР-80, обреченно взял из рук Нобеля шлемофон и со скрытой надеждой спросил.
- Он хоть заводится? Обратный поезд через два часа, успеть бы билет…
- Еще как, зверь! Дизель живой, колеса подкачал. Поехали, Сань.

И мы поехали… Выскочив на асфальт, Витя, воткнул очередную передачу и БТР характерно вибрируя, начал набирать скорость. Сказать, что бронемашина не совсем комфортабельна – ничего не сказать. Внутри железного гроба, все тряслось и вибрировало, шум стоял адский. Чтобы что-то сказать, приходилось снимать шлемофоны и орать. Впоследствии мы нашли более простой способ общения – постучал оппонента по голове деревянной палкой, привлек его внимание и говори, жестикулируя руками, а он пусть по губам читает и догадывается, что, чего и как – не очень сложно, т.к. словарный запас сократился до минимума. Мде, 800 км. пилить в таких условиях – удовольствие сомнительное.

Народ на дороге не сказать, чтобы сильно удивился наличию БТРа, но слегка озадачился. Учитывая, что БТР-80 может идти со скоростью 80 км/ч, то в потоке мы смотрелись вполне уверенно, делая поправку на массу в 13 тонн и вялые тормоза, поэтому держали дистанцию чуть побольше.

Обгоняющие нас машины, равнялись, народ активно махал руками, фотографировал. Как ни крути, а военных у нас любят и уважают, но… не все.

Подъезжая к городу Остров, Нобель напрягся и загодя начал сбрасывать скорость, и не зря.

Сержант ГИБДД, увидев БТР-80, чуть не проглотил свисток и махал жезлом так активно, что краска с белых и черных полосок отшелушилась от набегающего потока воздуха.
- Саня, твой выход, брат. Побольше цинизма, а я обеспечу массовку.
- Нобель, а куда мы хоть едем, твою мать?
-  Куда, куда…? Бля, сегодня 1 мая! Мы едем в Москву на парад 9 мая!

С лязгом открыв заедающую бронедверь, я предстал уже перед тремя сотрудниками ГИБДД – весь личный состав поста во главе со старшим лейтенантом прибежал посмотреть на восьмиколесное камуфлированное чудо.
- Подполковник Ермаков, органы госбезопасности! Какие проблемы? Мы что-то нарушили?

Инспекторы ГИБДД, мягко говоря, находились в творческом ступоре. Ибо как потрошить дальнобойщиков, гнобить колхозников и разводить граждан на личных авто, алгоритм был отработан давно и отшлифован до идеала. А что делать с такой дурой, да еще если за рулем офицер …ах в каком огроменном звании?! Да к тому же из недр влиятельной Конторы?!

Старший лейтенант задумчиво почесался полосатым жезлом пониже спины и промямлил.
- Счастливого пути!
Изрыгнув облако несгоревшей солярки, наш дредноут двинулся дальше. Задорно улыбаясь, Витька орал.
- Я даже и не думал, что все так легко обойдется!
- Не строй иллюзий, сейчас старлей стуканет по рации и нас уже будут встречать более основательно.

Сказал, как на картах погадал, на выезде из Острова нас ждала машина ГИБДД во главе с цельным майором – не иначе сам глава местной инспекции пожаловал.
- Сейчас начнется!

Уверенный взмах полосатой палочки и Витя прижимает сухопутный крейсер к обочине.
- Подполковник Ермаков…
- Майор Курицын, ваши документы… ага, Контора, вижу. Куда следуете?!
- В Москву, на парад, 9 мая через неделю.
- Ну да, ну да, а почему бронетехника не на платформе?
- Своим ход идем, по Красной площади техника тоже своим ходом проходит, а не на платформе тащат. Вот даже ОСАГО оформлено на этот случай. Механик, неси страховку. 

Майор вертел в руках страховку, понимая, что он ничего не понимает, но ОСАГО у него была в руках и в ней написано: «БТР-80».
- Ммммм… а где номерной знак?
- Майор, ну какой номерной знак? Это военная техника! Еще на танк наварить гос.номера и ежегодное ТО проходить, СО и СН мерить?! Самому не смешно? Может еще VIN-номер на кузове поищем?!
- … а почему наше сопровождение не заказали? Машина не габаритная и …
- А зачем вас напрягать, вместо сопровождения – я, сотрудник Конторы, вот ксива, едем на парад, стоп-сигналы работают, а ночью фару включим. Майор, ты это… спешим мы, если опоздаем, с нас голову снимут, парад ведь, понимать надо.
- Ребята, а вы из Псковской дивизии?
- Из Псковской из Псковской, но из другой…
- Понятно, счастливого пути!

Дали по газам и понеслись на кураже, но… не слишком далеко. На каждом посту ГИБДД нас уже ждали. Причем, чувствуется, что народ готовится – осмотр БТРа и документов проходил все более тщательно, а круг вопросов все ширился.
Но мы тоже набирались опыта и цинизма. На каждой остановке разговаривали все уверенней и напористей.
- Почему пулемет не зачехлен?
- В нем нет боезапаса!
- Почему в одиночку передвигаетесь?
- Парадная колонна будет формироваться в пригороде Москвы.
- А…
- Вы хотите сорвать парад 9 мая? Без проблем, мы встаем на штраф-стоянку, а Вы озвучьте свою фамилию и должность, я немедленно сообщу своему командованию…
- Счастливого пути!

Когда закончилось топливо, заехали на обычную автозаправку – это было шоу не для слабонервных. У БТР-80 топливные баки с двух сторон и маневры многотонной махины на тесной площадке без зеркал заднего вида – это что-то с чем-то. Нам аплодировали дальнобойщики, во как!

Дальше-больше, возраст и техническое состояние машины внесли дополнительные впечатления в процесс нашего путешествия - на подшипник карданного вала начало подкапывать масло и внутри БТРа все заволокло едким дымом.
- Нобель, может остановимся?
- Хрен там, чуть-чуть осталось!

На очередном посту ГИБДД, угоревший от зловонного масла, Виктор откинул верхний люк, из которого вырвался клуб белого дыма. Выдохнув соответствующую струю смрадного дыма из легких аки Змей Горыныч, он рявкнул на подбежавшего инспектора.
- Ну чего еще?
- Ни-че-го, счаст-ли-во-го пу-ти…

Выезжая на МКАД произошло чудо, мы приткнулись к колонне новеньких БТРов, которые в сопровождении машины ГИБДД с мигалкой и «технички» организованно двигались исключительно в том направлении, куда нам надо.
Нещадно дымя из всех щелей, словно подбитый "Panzerwagen" на паровой тяге, и радикально отличаясь выцветшей краской от остальной колонны, тем не менее, не привлекая внимание многочисленных постов ГИБДД на МКАДе, мы проследовали до отворота на Балашиху. Как только начали сбавлять скорость, к нам подскочила «техничка».
- Проблемы, парни? Взять на сцепку?
- Нет, все нормально, мы на рембазу в Балашиху.
- Счастливого пути.

На посту ГИБДД перед Балашихой, равнодушный взгляд инспектора скользнул по борту броневика.
- С тренировки парада?
- Ага, БэТэР захандрил, гоним в ремонт, надо подмарафетить, а то забраковали…
- Удачи!

Вечером, отмывшись от сажи и копоти, прокашлявшись чуть ли не до рвоты, разминая затекшую спину и забросив «камуфляжку» подальше на антресоль, я счастливо улыбался – слава Богу, что все закончилось и нас не повязали. Вот было бы шуму – на всю страну прославились, точно-точно. Еще бы и по телевизору в новостях показали раз несколько, к бабке не ходи.

А с другой стороны, все-таки здорово тряхнуть стариной, забыть на время про уютное кресло в просторном кабинете и отчебучить чего-нибудь этакое, как … в далекие курсантские годы. Эх, молодость, молодость, куда же ты…

Спасибо тебе, Нобель, теперь есть что вспомнить. А расскажешь кому, так не поверят…

Массаж с сифоном

Дежурный по комплексу, полковник Козырев (дружок стародавний) выдернул меня прямо из очереди в столовой. Причем, именно в тот момент, когда я взял в руки поднос и начал присматриваться к холодным закускам типа салаты «разнообразные» из однообразных ингредиентов, но в разной комбинации и пропорциях.
- Сань, тебя генерал ищет! Говорит, что срочно! Озабоченный, мама не горюй!

Хм?! Ищет генерал?! Зачем? В голове пронеслись все дела и делишки, проделанные за ближайшие полгода, весь перечень поручений от командования, которые вроде как и выполнены… на бумаге. Генерал?! Лучше бы не искал, твою дивизию. Вот на кой я ему?! Теперь ломай голову за что именно тебя драть станут на пороге заслуженной пенсии. Стар я уже, чтобы меня генералы драли. Неправильно это. Да еще и аппетит испортил. Думай вот теперь, напрягай извилины, перетряхивай ячейки памяти, придумывай себе алиби. Вспомнил! Доклад «на самый верх» просрочил… За обед успею доделать и «в черне» покажу для правок.
- Скажи, что не нашел. После обеда к нему зайду. На сытый живот и смерть красна!
- Не прокатит! Он тебе в кабинет звонил долго-долго. Потом оперативному позвонил и сказал где тебя - старого пердуна искать.
- Так и сказал: «Старого пердуна»?!
- Угу. И еще называл тебя…

Как еще называл меня генерал Перфилов, я уже не слышал, т.к. оставив дежурного полковника за спиной, прихрамывая на обе ноги, летел на всех парусах в кабинет к любимому начальнику, аки питон Каа из мультфильма «Маугли», бубня сам себе под нос.
- Старый пердун значит?! Можно подумать он – пердун молодой?!

В приемной никого не оказалось, даже секретарши.
«Ах, ах, с чего бы это?! Обед потому что!» - позлорадствовал я.
Изобразив стук в дверь и не дождавшись: «Войдите!», дерзко вломился в огромный… огромадный кабинет.
- Мой генерал, вызывали?

Учитывая, что с генералом Перфиловым давно были в хороших отношениях с его еще догенеральских времен, и съели на пару не один вагон соли, при отсутствии посторонних ушей, я позволял себе некие вольности, с молчаливого согласия второй стороны, естественно.
- О, Александр Батькович, заходи дорогой! А я тебе звоню, звоню, найти не могу. Приходится целых полковников по коридорам гонять. Присаживайся поближе, дело к тебе серьезное. Как жизнь? Рассказывай!
- Семен Семеныч, Вы же меня не для того с обеда дернули, чтобы про мою никчемную жизнь полюбопытствовать. Что случилось? Где накосячил? Готов понести любое заслуженное наказание, но в устной форме и без применения матерных выражений.
- Да нет, ты же не косячишь никогда. Хотя нет, косячишь, но так тонко маскируешь, что тебя еще не поймали. Речь не о твоей работе. Дело деликатное…
- Если надо труп из комплекса вывезти, я готов. Предлагаю расчлененку в пластиковых мешках вместе с отходами из столовой.
- Да ну тебя с дурацкими шутками. Мне путевку в санаторий дали.
- Поздравляю! А я причем?
- Ты ж понимаешь, стыдно признаться, за 48 лет службы, включая боевые, первая путевка.

Генерал у нас реально боевой. По таким клоачным местам помотался пока в большом кабинете не осел и красивые штаны с лампасами не примерил, мама не горюй. Его послужным списком мы пугали молодых лейтенантов (кроме шуток).
- Тем более ничего не понимаю.
- Ты это… в санаториях бывал?
- И что?! Только с Кавказа приехал. Пора уж потрепанный организм поддержать, чтобы дожить до пенсии.
- Вот, я тоже на Кавказ собрался. И что характерно, не воевать, а отдохнуть. Кто бы мог подумать, мде… Подскажи, какие процедуры выбрать, чтобы лохом перед медперсоналом не показаться… и с максимальной пользой для здоровья.
- Так у медиков и спросите. Начмед путевку Вам в кабинет лично принес? Вот у него и спросите.
- Да неудобно как-то. Сам знаешь, медиков мы все побаиваемся. Придешь к доктору на ежегодную диспансеризацию абсолютно здоровым, он тебе во все отверстия слазит, кучу анализов возьмет и выходишь от него с толстенным списком неизлечимых болезней, фактически инвалидом. Ну их нах! Насоветует всякой хрени, весь отпуск испоганится.

Ух. Я выдохнул и расслабился, значит про просроченный доклад о состоянии дел в Управлении за прошлый год, генерал еще не знает. Уже радует. Пока в отпуске будет, я тот доклад до зеркального блеска отшлифую, все косяки похороним…
- На полную катушку отдыхать планируете?
- Да, на 21 день. Никогда подряд столько времени не отдыхал, но жена настаивает. Едем вместе.

Откинувшись на спинку удобного кресла, я с удовольствием вспомнил лечебные процедуры, недавно полученные в санатории Кавказских минеральных вод.
- Записывайте! Массаж классический!
- Массаж – это хорошо! Массаж я люблю!

Генерал, словно примерный школьник на уроке завуча или директора школы, старательно записывал на листе бумаги, выдранном из блокнота с гербом.
- Записал! Что дальше?
- Ванны минеральные!

Перфилов на мгновенье задумался и перестал писать. Тень недоумения легла на его лицо.
- В смысле «минеральные ванны»?! Минералку же пить надо…
- Надо Семен Семеныч, обязательно надо. Это хорошо промывает пищеварительный тракт, восстанавливает работу печени, изможденной возлияниями спирто-содержащих смесей. Но ванны – это другое. Представьте полную ванну минеральной воды, куда Вас положат на 15 минут и будете в ней дрейфовать, как айсберг в океане. Минералка и через кожу хорошо впитывается.
- Надо же?! Расточительно минеральную воду переводят. В магазине полулитровая бутылка по 30-50 рублей, а тут целая ванна. Хм, сам запишусь и жену в плавание отправлю.
- Дальше. Грязевые аппликации.
- Это еще что за …
- Очень хорошая вещь, верьте на слово! Спина болит? Радикулит мучает?
- А кого из военных радикулит не мучает?!
- Вот! Через пяток сеансов грязи, забудете про радикулит. Гарантирую!
- Ладно, верю! Что еще?!
- Фиточай – это настой на травах местных, кислородный коктейль тоже штука необременительная, душ Шарко…

И тут в моей памяти неожиданно всплыла генеральская фраза, которую мне озвучил дежурный: «Найди этого старого пердуна!» Пердуна значит?! Хорошо!!!
- Душ Шарко – бодрящий душ под высоким давлением. Практически тот же массаж, но водяной струей. Вам понравится. Записали? Дальше! Восходящий душ.

Генерал послушно строчил на листке бумаги, еле успевая за полетом моих мыслей. Честно говоря, мысли у меня были уже совсем недобрые. «Старый пердун?! Ну-ну!» Восходящий душ – это процедура водного массажа сфинктера, о чем я генералу Перфилову не удосужился пояснить. Более того, меня понесло…
- Урологический массаж! И сифонная клизма!
- Стоп! Что-то процедуры какие-то странные. Названия двоякие. Массаж – это мне нравится. А вот урологический?! Хм, как-то настораживает. И клизма какая-то сифонная. Клизма мне совсем даже… сифон знаю. Мама в детстве воду газированную делала…
- Пишите, пишите. На эти процедуры аншлаг в санаториях. Чтобы записаться, еще надо усилия приложить, но Вам как генералу уж точно не откажут.

Учитывая, что урологический массаж – это кошмарная процедура, когда мужику в коленно-преклоненной позе через анус разминают предстательную железу – уже страшно. И унизительно! Не гомосеки же, право слово...

А сифонная клизма – это когда в жертву закачивают до 10 литров минералки для лучшего промывания внутренней требухи. Причем, что характерно, перед процедурой клизмы, врач-проктолог осматривает прямую кишку на отсутствие трещин (еще та мерзость, поверьте на слово).

И самое удивительное, что на сифонную клизму реальный аншлаг, но как правило среди женщин, т.к. они худеют и молодеют прямо на глазах, кожа розовеет и разглаживается. Но мужчине?! Брррр! Откуда знаю?! Самого грязно обманули более опытные посетители санаториев.

Естественно, любимому генералу всех подробностей ожидаемого отдыха, я объяснять не стал. А зачем?! Пусть отдохнет, здоровье поправит. За «старого пердуна» ответит.

И вообще, я на заслуженный пенсион собираюсь. Хотя подал рапорт на продление контракта на 1 год как запредельщик (да-да, фактически, старый пердун), но максимальной выслугой обременен… и нихрена он мне не сделает!!! Обходной лист я могу и без его подписи в Отдел кадров сдать.

Через неделю меня искали в коридорах комплекса уже с применением «громкой связи», которую используют лишь при тревоге и по особым случаям.
- Симонову срочно прибыть к оперативному дежурному! Срочно!!! СРОЧНО ПРИБЫТЬ!!!

Прибыл. Срочно прибыл. Чего орать то?! Дежурный офицер с бледным лицом протянул мне трубку телефона.
- Слушаю Симонов!

Далее я максимально вытянул руку с телефонной трубкой от уха, дабы не оглохнуть от рева кастрированного тигра. Да что там тигра, реактивный самолет на взлетном режиме гораздо тише, нежели орал генерал Перфилов.
- Я тебя… СУКА!!! …

Из динамика брызгал яд вперемешку с желчью. Пластик плавился от зашкалившей ярости далекого абонента.
- Меня!!! Ге-не-ра-ла!!! Поставили раком со спущенными штанами… Вернусь, будешь у меня … ВЕЧНО СО СПУЩЕННЫМИ штанами…

Я посмотрел на дежурного офицера, который несмотря на удаленность телефонной трубки, явно все слышал.
- Расслабился старик. Отдыхать не умеет.

Аккуратно положив трубку телефона на рычаг, я вернулся в кабинет, осознавая, что рапорт на продление контракта, целесообразней для моего же здоровья заменить на рапорт об увольнении в запас.

По возвращении генерала из отпуска, я героически прятался от него в бездонных недрах комплекса, всячески выверяя маршруты и время своего движения, чтобы не попасть на глаза любимого начальника. К «прямому» телефону с генералом Перфиловым я вообще не подходил (типа нет меня на рабочем месте, ушел по важным делам). А на звонки обычных телефонов, отвечал после снятия трубки младшими офицерами отдела.

В столовую ходил урывками, чаще под закрытие. Через посты охраны проскальзывал рано утром и поздно вечером. Но так не могло продолжаться вечно.

Как-то выходя из кабинета по нужде в туалет, я почувствовал, как на моей руке сомкнулись стальные клещи – генерал Перфилов плотоядно улыбаясь, взял меня под локоток.
- Ну здравствуй, Александр Батькович! Давненько тебя не видел. К телефону не подходишь. С докладами младшие офицеры прибывают. Непорядок. Здоров ли?
- Работы много… вот…
- Слышал, ты тут в кадры два рапорта подал. Один на контракт, второй на увольнение. В недоумении кадры прибывают… какому рапорту ход дать.
- Да я …
- Пойдем ко мне в кабинет, друг любезный. Поговорить есть о чем. Очень с тобой поговорить хотелось, особенно в те моменты, когда тетка в резиновой перчатке мне массаж делала… урррр-ро-ло-ги-чес-кий!!!
- Я…
- Головка от… патефона! А клизма!!! Какая чудесная! СИФОННАЯ!!! Брюхо раздуло как батискаф, чуть не лопнул нах... минералка аж в ушах булькала! Про "телевизор" у проктолога - вообще тема запредельная! Никогда не прощу, рррррррр...!

Посчитав за благо помалкивать, я поплелся под руку с грозным генералом в его кабинет. Народ в комплексе на нашу парочку посматривал с недоумением, ибо как-то не принято военным, да еще начальнику с подчиненным под ручку променад совершать.

В огромном кабинете мне на это раз присесть не предложили. И уже я стоял словно нашкодивший школьник в кабинете директора. Генерал угрожающе молчал и сверлил меня ненавидящим взглядом. Я физически ощущал как от повышенной температуры в кабинете начинает дымиться рубашка на моей спине. Долго молчал Перфилов, очень долго… пауза затянулась.

Когда мне надоело рассматривать свои ботинки и ковер в генеральском кабинете, я вспомнил, что имею выслугу в 32 календарных… Подняв глаза, я увидел на рабочем столе Перфилова бутылку дорогущего 30-летнего коньяка.
- Это тебе! Сувенир с Кавказа.

В полном недоумении от услышанного, осторожно взяв бутылку, и набравшись былой наглости, я буркнул.
- Я знал, что Вам понравится! А что больше?! Урологический массаж или сифонная…
- Пошел вон! Стой! Это не от меня! От моей жены… после этих процедур у нас второй медовый месяц… И это… зайди в кадры, я у министра тебе контракт на 5 лет пробил, как ценному специалисту… Рано тебе еще на пенсию! Потенция у меня после санатория активизировалась... все 5 лет буду тебе ежедневный массаж делать... уро-ло-ги-чес-кий... с сифоном.

Глухая гейша

Все мерзопакости как правило случаются нежданно-негаданно. Вышел человек из кабинете в туалет по малой нужде, а его начальник хвать за руку и навесил задание суперответственное, от которого не то, что по малой, по большой нужде захочется.

Высунул нос из своей раковины и тебя сожрали, ибо нех покидать зону максимального комфорта.

Вот и на этот раз ничего не предвещало беды. Только дверь открыл, а на пороге кабинета генерал Перфилов стоит, весь запыхавшийся и румянец на все генеральские щеки.
- Александр Батькович, хорошо, что тебя застал!

Уже начало интригующее и местами безрадостное, т.к. что для генерала хорошо, то для подчиненного геморрой редкостный.
- Я на совещание бегу к САМому, а ко мне старый друг - уважаемый генерал с тремя звездами на погонах приезжает. Вот такая накладка получилась. Команда охране дадена, его машину пропустят. Ты его у крыльца встреть, проводи в мой кабинет. Вот ключи. Секретарша на обеде, да он - старый рубака и с бабами говорить не мастак. А ты - старый перду… вояка, общий язык и с людоедом найдешь. Проводи его в дальнюю комнату (у генеральских кабинетов есть такая опция). Телевизор, диван, в холодильнике коньяк, водка, виски… Короче займи светской беседой «о ни о чем», скрась его время пребывание, пока совещание не окончится. Поработай, так сказать, гейшей не в смысле сексуальных утех, а всего остального. Но ты меня понял…

Да и хрен с ним, задание не сложное. Встречу, провожу, развлеку. Накачаю спиртным в конце концов. Трехзвездные генералы - не военные что ли?! Выпить все любят. А там и тема для беседы найдется. Хоть и не гейша дипломированная, а язык подвешен, образование еще советское, кругозор развит, любую тему от балета до космоса… даже крокодила в клетке разговорить смогу.

Вышел на крыльцо вовремя, ибо через мгновение подкатила чернуще-блестючая солидная машина. Дверь открывать не побежал, не халдей чай. Да и выслуги уже хватает, чтобы свое мнение иметь.

Подошел, представился, объяснил причину подмены встречающего лица. Мол не генерал Перфилов и целовать в уста сахарные не буду, но все остальное в полной комплектации и в наличии.

Проводил трехзвездного в кабинет Перфилова, закрыл дверь, дабы посторонние не ломились. И разместив гостя в дальней комнате, начал ритуальные танцы среднестатистической гейши.
- Телевизор?!
- Да пожалуй.
- Канал «Звезда» с хрониками советской армии устроит?
- Безусловно!
- Коньяк, виски, водка?
- Нет спасибо, я не пью! По настоянию врачей недавно бросил.

Та-да-дам! Нестыковочка образовалась. Генерал, да еще и трехзвездный… не пьет?! Задачка однако! Ладно, продолжим отрабатывать высокое доверие.
- Чай, кофе?
- Чай, пожалуйста.
- Зеленый, черный?
- Черный!
- С бергамотом, чабрецом, мятой, душицей, ромашкой?
- Классический!

Заварил чай по консистенции близкой с «чифирем пучеглазым». Генерал попробовал и просиял.
- То, что надо! Спасибо, порадовали!

Уже хорошо, славная гейша! Продолжаем тянуть время. Завел беседу на тему: «Где служили? Что закончили? Как дураки подчиненные мешают работать?»
Трехзвездный оживился, чай прихлебывает, разговор клеится. Даже нашлись общие знакомые. А как иначе?! Есть такая шутка в армии: «Если через полчаса разговора с незнакомым офицером, вы не нашли общих знакомых, значит он – шпион!» Нашлись, нашлись, свой, нашенский, не шпион.

Посматриваю на часы, скорей бы САМ на совещании выговорился и отпустил Перфилова. Я тут не проститутка японская, гейшей работать. Заварил чай, потрепался за жизнь, пора и честь знать.

Неожиданно зазвонил телефон на столе генерала Перфилова. Естественно, я не поднял трубку, ибо в отсутствии хозяина кабинета это невежливо и… чревато еще большим геморроем, тем более мог звонить САМ! А его поручения исполнить, проще Луну с неба достать.

Затем зазвонил служебный мобильный телефон Перфилова, лежащий на тумбочке, т.к. на совещания даже служебные мобилы не берутся. Не стал отвечать по той же причине – телефон не мой и значит нех. Может жена ему звонит и еще ей на уши подсаживайся. Нет уж, меня дежурной гейшей к генералу назначили. Трехзвездному! А это уровень, понимать надо!

Через некоторое время начался ад – зазвонили все телефоны на столе генерала Перфилова. ВСЕ и СРАЗУ!!!
Все же нелегко быть генералом, когда одновременно звонят двадцать телефонов. Тяжелая у старика работа, нервная.

Дабы рев обезумевших телефонов не давил на уши и психику, и не мешал светской беседе, пришлось закрыть дверь в комнату отдыха и сделать телевизор громче. 
Разговор с трехзвездным генералом стал напоминать общение двух глухих. В ход пошли жесты и мимика.

Вскоре по стенам началась распространяться странная вибрация. Учитывая, что комплекс построен очень качественно с применением особо прочных марок бетона, это явление выглядело… угрожающе. Почуяв приближение землетрясения или даже цунами, свойственным более родине гейши, чем средней полосе России, выйдя в большой кабинет, я услышал глухие удары во входную дверь. Хорошая дверь в генеральском кабинете - дубовая, три метра высотой и десять сантиметров толщиной. Не сломаешь!

Открыв ее, моему взору предстала полная приемная офицеров, озабоченная секретарша, крутящая диски всех телефонов сразу и красный от бешенства генерал Перфилов. Как оказалось он с разбегу бросался на дубовую дверь своего кабинета и, скребя ногтями по многослойной полировке, жалобно скулил.
- Открой, Симонов! Убью, сука!
 
Офицеры, скрывая улыбки, старались не смотреть в мою сторону, чтобы не стать непреднамеренными свидетелями моего убийства или зверского морального изнасилования.

Тем временем, разогнавшись для очередного тарана, генерал Перфилов влетел в открытую дверь, вдавив меня в дверной проем словно пробку в бутылочное горлышко.

Оказавшись в недрах кабинета, он изошел на желчь.
- Ты что глухой???
- Никак нет!
- Почему не открыл дверь?
- Не слышно! Телевизор громко работает…
- А телефоны для кого звонят?
- Не имею привычки по чужим телефонам разговаривать!
- Мля… я уже на елку хотел лезть, чтобы тебе в окно постучать… (кабинет генерала на втором этаже и перед его окнами растут шикарные ели)

Подавив непроизвольную улыбку, я представил грозного генерала, карабкающегося на ель.
В голове мелькнула уместная поговорка: «На елку залезть и жопу не ободрать!»
Озвучить ее я не успел, ибо из комнаты отдыха появился дорогой гость и выражая бурные восторги по поводу содержательно проведенного времени и исключительно вкусного чая, бросился обниматься со старым другом.

Посчитав за благо удалиться не прощаясь, последнее что я услышал, как трехзвездный генерал просил Перфилова перевести меня – замечательного и перспективного офицера, в его подчинение. На что Перфилов раздраженно отмахивался со словами, что во-первых – нахрена ему глухой, тупой и старый (это я, так понимаю), а во-вторых - такие ценные сотрудники нужны ему самому.

Одно радует, что истина где-то посередине и на роль гейши меня теперь точно не назначат, ибо нех.


Рецензии
Тут на пару романов материала.
Очень сильное впечатление производит текст "Милосердие".
Жаль, что вы не указываете время, когда происходили события того или иного фрагмента - распространенная ошибка.
Было бы более понятно.

Федор Колобанов   24.06.2020 15:34     Заявить о нарушении
Спасибо на добром слове!
Но... этот материал издателям неинтересен ввиду "низкой вероятности коммерческого успеха"-(с)-(процитировал близко к тексту одного из редакторов "ЭКСМО")
"Служим, как умеем" - сборник сюжетов из реальной жизни, который пополнялся по мере их наступления в период с 90-х по 2000-е
С уважением,

Алекс Сидоров   24.06.2020 21:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.