Знак трилистника

   Человек в офис шерифа почти вбежал, и резко остановился, увидев наведенное ему прямо в лоб дуло револьвера.
   - Работа у меня нервная, приходится иметь дело со всякой сволочью, - пояснил шериф. - Поэтому входить ко мне нужно медленно и держа руки на виду.
   - Учту в дальнейшем, если что, - буркнул вошедший. - Правда ли, что за головы этих двух магов заплатят те бешеные деньги, что указаны на объявлениях?
   - Будет правдой, если доставишь сюда эти головы. Многие уже пытались. Ушли на охоту - и пропали куда-то. Вот с полчаса назад ещё один поехал. Тоже без шансов, если я правильно его оценил. Да и тебе магов не победить, насколько я судить могу.
   - Что о них известно?
   - Да всё о них известно. Что тебя интересует? Всё, что я про них знаю, нужно три дня рассказывать. Ну, если вкратце. Приехали они, сам понимаешь, из Англии. Где же ещё такие твари водятся?
   - Почему твари? Маги - тоже люди. И в той же Англии особых проблем не доставляют.
   - Так и сидели бы в этой своей Англии! Нет же, припёрлись сюда. Построили хижину на дороге. Теперь убивают всех, кто к ним приближается. Но это ещё ладно. Так они, когда им чего-то надо, приходят к нам и берут. Заплатить за это им и в голову не приходит. А кто этим недоволен, тех тоже убивают.
   - К рейнджерам обращались?
   - А как же! Капитан рейнджеров лично сказал мне, что это не их дело. Так что решаем свою проблему через премию за головы. Точнее, пытаемся решить.
   - Ясно. Как они убивают?
   - Очень просто. Посмотрели на тебя - и ты мёртв. Как василиски, - проявил эрудицию шериф.
   - Имена их известны?
   - Джордж и Мэри Сильвер. Супруги якобы. Неужели таких тварей в Англии в церкви венчают?
   - Дети у них есть?
   - Вот уж чего не знаю, того не знаю.
   - Где эта хижина, в которой они живут?
   - Вот карта. Умеешь читать карты?
   - Разберусь.
   - Ещё что-нибудь?
   - Да. Если попробуете не заплатить, или мне так покажется, я вас убью.
   - Не удивлён. За такую сумму можно убить сотню шерифов.

***

   Джордж работал в огороде, его двухлетний сынишка Пол играл тут же, у него на глазах. Малыша ещё нельзя было оставлять одного. Гремучие змеи плохие товарищи для детских игр. Хотя Мэри каким-то образом прекрасно с ними ладит. Вот и сейчас она где-то в прерии искала своих "друзей", ей был нужен их яд. Она не говорила, зачем, а Джордж не спрашивал.
   Птицы умолкли, и Джордж сразу же бросил лопату, схватил сына и быстро отнёс его в дом. Очередной охотник за головами в гости пожаловал. Здорово они придумали построить дом в этой роще. Так вот и обзавелись надёжными часовыми. Они птиц не трогали, и птицы очень быстро перестали обращать на них внимание. А стоит кому-то подойти к роще, маги сразу же об этом узнают по молчанию птиц. Первый дом, который Джордж тут построил, стоял на открытом месте, и сгорел сразу же, как только это кому-то захотелось. Новый дом был построен из негорючих материалов. По крайней мере, Джордж на это надеялся. Маг спрятался и стал ждать появления врага.
   Враг не замедлил появиться. Очередной авантюрист, соблазнившийся премией за головы магов. К сожалению, далеко не первый и, к ещё большему сожалению, далеко не последний. Джордж, не раздумывая, нанёс ему смертельный телекинетический удар.
   Но охотник за головами не захотел, чтобы удар оказался смертельным именно для него. Почувствовав атаку, он отпрыгнул в сторону и спрятался, и почти вся мощь удара досталась не ему. Не иначе, имел уже дело с магами. Но это его не спасёт.
   - Джордж Сильвер, давай поговорим! - крикнул авантюрист из своего укрытия.
   Как же, поговорим, подумал Джордж. Время разговоров давно прошло.
   Первым человеком, с которым супруги поговорили в этом городе, был местный шериф. Первое, что он сделал, это достал свой кольт, навёл его на Джорджа и объявил, что он здесь первый после бога и Мэри должна немедленно с ним переспать. Это при том, что вокруг было около десятка людей, с улыбками наблюдавших за развитием событий. А наблюдать было что. Мэри недобро посмотрела на первого после бога, и посёлок тут же временно остался без шерифа. Двое зевак мгновенно выхватили пистолеты, и не менее мгновенно умерли под взглядом Джорджа. Остальные решили на себе телекинетический удар не испытывать и пистолеты доставать не стали. А супруги поняли, что в посёлке им жить не стоит.
   Отъехав от посёлка подальше, Джордж начал строить дом. Деревья тут были, земли вокруг достаточно, отличное место для фермы. Именно ради земли и приехали Сильверы в Новый Свет. В Англии о покупке фермы они могли только мечтать, а в Америке свободной земли много, каждый мог брать сколько пожелает.
   Вскоре выяснилось, что не совсем каждый. Ещё один человек пришёл поговорить с Сильверами. И посоветовал им убираться отсюда как можно скорее, не хотят их тут видеть, слуг сатаны... И ведь прав он оказался! Но уж очень было бы унизительно выполнить его требование. Вы нас не трогайте, и мы вас не тронем, ответил ему Джордж, и этот человек ушёл.
   Той же ночью подожгли их свежевыстроенный дом, и двенадцать человек с кольтами с нетерпением ожидали, когда же Сильверы выбегут из горящего дома под дула их пистолетов. Правда, как только трое из них умерли, остальные убежали, и супруги почти не пострадали. Сразу же выяснились две вещи. Им нужно немедленно отсюда убираться, и им отсюда никуда не деться. Все их деньги, как и вещи, сгорели вместе с домом. Лошади тоже пропали. Может, сгорели в конюшне, а может, их увели поджигатели. Да разве есть разница, что с ними случилось?
   За вещами пришлось сходить в посёлок. Ведь они остались без одежды и инструментов по вине тамошних жителей. К сожалению, поделиться захотели не все, одного мужчину они вынуждены были убить.
   С тех пор прошло несколько лет. Джордж построил дом из глиняных кирпичей, разбил огород (за посадочным материалом снова пришлось наведаться в посёлок, но в этот раз никого убивать не понадобилось), быт потихоньку наладился. Мэри даже родила Пола, и вот уже два года жили они втроём.
   Правда, время от времени к ним наведывались охотники за головами, соблазнённые огромной премией, но здесь, на Диком Западе, и без них никто не был в безопасности. То индейцы на тропу войны выйдут, то бандиты внимание проявят, то рейнджеры заинтересуются. Трудно даже сказать, что из этого хуже. Но точно не охотники за головами.
   Это, конечно, не значит, что их не нужно убивать или нужно убивать не сразу.
   - Ладно, выходи, поговорим, - предложил Джордж.

***

   Охотник за головами, услышав от Джорджа согласие на переговоры, спрятал кольты и вышел на открытое место. Сильнейший телекинетический удар должен был его убить теперь уже наверняка, но охотник снова сумел отскочить за дерево. В этот раз ему удалось уйти от атаки с большими потерями. Грудь страшно болела, сердце чудом не разорвалось.
   - Вот так я разговариваю с такими скотами, как ты, - похвастался маг.
   Охотник выстрелил, и пуля должна была попасть магу в грудь. Но не долетела, зависла в воздухе, потом упала на землю. Охотник успел спрятаться от ответного удара, хотя краешком его всё же задело.
   - Так просто меня не убить, - сообщил маг.
   Он что-то ещё хотел сказать, но охотник открыл пальбу сразу из двух пистолетов. Четыре пули маг отразил, пятая раздробила ему плечо, и он упал, корчась от боли. Охотник не стал искушать судьбу и очередную пулю послал в голову мага, и эта пуля долетела до цели без малейших препятствий.
   - Я же предлагал поговорить, а ты... - буркнул себе под нос охотник. - Ладно, ищем женщину. Шерше ля фам, как говорит мой приятель Фрэнк, или Франсуа, как он себя иногда называет.
   Перезарядив пистолеты, охотник вошёл в дом, женщины там не было, зато был ребёнок.
   - Болван у тебя папаша, вот и остался ты сиротой, - с горечью сказал охотник.
   Ребёнок посмотрел на него недобрым взглядом, и сердце охотника снова чуть не разорвалось. Кольт выстрелил практически сам собой, почти без участия охотника, ребёнок упал с простреленной головой, и сердце сразу же отпустило.
   - Это уже совсем нехорошо, - расстроился охотник. - Никакой доблести нет в том, чтобы ребёнка убить. Да и премия за него не назначена, если уж на то пошло.
   Ждать ведьму он не собирался. Отрезав ножом голову мага, он зашагал к краю рощи, где привязал своего коня. Вскочив в седло, он поскакал в посёлок. Голова даже одного мага стоила достаточно дорого, на первый случай ему хватит.

***

   Мэри возвращалась домой, неся бутылку из-под виски, до верху заполненную ядом гремучих змей. Кое-где в других местах эта бутылка стоила бы целое состояние, но тут, в прерии, змеиный яд не стоил ничего. Зато Мэри умело использовала его в кулинарии. Их пища была не очень разнообразна, но грамотное применение этой жидкости придавало обычным блюдам приятный вкус.
   Страшная картина предстала её глазам сразу. Она шла, задумавшись, а потом вдруг увидела обезглавленное тело мужа. Проверять, можно ли ему чем-нибудь помочь, она не стала. Это было явно лишнее. Выронив уже никому не нужную бутылку, она кинулась в дом, и действительность подтвердила её худшие опасения. Пол тоже был мёртв.
   Тратить время на похороны она сочла излишним. Лучшее, что она может сделать для упокоя душ мужа и сына, будет смерть их убийцы. Оружие было внутри неё, и забыть его она бы не смогла при всём желании. След был очевидным - охотник нёс в руке голову Джорджа, и с неё капала кровь. На краю рощи кровавый след пропал, зато появился след лошадиных подков. Подковы именно этой лошади тоже нельзя было спутать ни с какими другими. Правое заднее копыто имело подкову с характерным рисунком, трилистником. Он отчётливо пропечатался в дорожной пыли. Конечно, всадник ехал быстрее, чем могла бежать Мэри, но ему надо будет останавливаться, а Мэри будет бежать без остановки столько, сколько понадобится. Сил у неё хватит.
   Но план её остался неисполненным. Раздался свист, источник и происхождение которого она сразу определить не смогла. Она поняла, что свист порождался брошенным лассо, только когда это самое лассо захлестнуло её шею. Сильный рывок бросил её на землю, и тут же оказавшийся возле неё мужчина умело её связал и перевернул на живот, и теперь она не могла ударить его телекинетически.
   - Попалась, ведьма! - злорадно сообщил мужчина. - Я тебя возле хижины искал, искал, так и не нашёл, а потом думаю, ведьмы народ мстительный, помчится за головой своего муженька, дороги не разбирая и по сторонам не глядя. Всё так и вышло. Ты знаешь, кто я такой?
   Мэри ответила замысловатым ругательством, но её пленитель только весело расхохотался.
   - Браво, ведьма, красиво сказано! Но ты не права. Я не то, что ты сказала. Я охотник за головами, причём лучший на Западе!
   Мэри промолчала.
   - А ты знаешь, почему ты до сих пор жива? Ты ведь вся мне не нужна, живая ты столько же стоишь, сколько и мёртвая, а значит, одной твоей головы достаточно, остальное всё бесполезный груз. Так вот, догадываешься, почему я тебе до сих пор голову не отрезал? - охотник излучал просто вселенское самодовольство. - Если не совсем дура, должна была уже догадаться. Всё есть на Западе, что нужно для жизни, только баб не хватает. Так что я сначала сделаю с тобой кое-что, а уже потом голову отрежу. Можно, конечно, и с мёртвой побаловаться, приходилось, и не раз, но живые мне нравятся больше.
   Охотник достал нож и стал резать одежду Мэри в том месте, где она ему мешала. Резал он не только одежду, но и кожу Мэри. Беречь ведьму ему было незачем. Освободив от одежды ту часть её тела, которая, кроме оценённой деньгами головы, единственная его интересовала, он без лишних разговоров начал удовлетворять свою похоть.
   - Помогите! Спасите! - изо всех сил закричала Мэри.
   - Никто на помощь не придёт, - предсказал охотник. - Да мне помощь и не нужна, я сам справлюсь, - он довольно долго хохотал над своей незатейливой шуткой. - Ну покричи ещё! Мне не нравится, когда баба во время этого дела молчит. А впрочем, плевать! Мне очень хорошо, а сейчас будет вообще неземное блаженство! Спасибо тебе, Господи!
   Мэри с омерзением чувствовала, как плоть насильника набухает, но тут раздался выстрел, и эта самая плоть покинула её тело, так и не успев исторгнуть жидкость. Чья-то сильная рука уверенно разрезала ножом лассо в нескольких местах, и Мэри почувствовала, что она больше не связана. С трудом встав, она подняла взгляд на своего спасителя.
   Это был молодой симпатичный парень в обычной ковбойской одежде. Стетсон он снял и держал в левой руке.
   - Позвольте представиться, - произнёс он. - Меня зовут Патрик О'Нил. А как ваше имя, мисс? Можете назвать любое, не обязательно настоящее. Просто чтобы я мог как-то к вам обращаться.
   - Меня зовут Мэри Стоун, - представилась ведьма своей девичьей фамилией.
   - Что ж вы так неосторожно, мисс Стоун? - укорил её Патрик. - Одни в прерии гуляете, да ещё и без оружия... Сами видите, какие животные тут попадаются. Я вот смотрю, у него причинное место в крови. Это значит, он вас девственности лишил. Вот же скотина мерзостная!
   Патрик, конечно же, ошибся. И речи быть не может о девственности замужней дамы, к тому же уже рожавшей, Богородица не в счёт. Кровь на причинное место попала из многочисленных порезов на ягодицах Мэри, которые ей нанёс охотник не только за головами, разрезая на ней платье и бельё.
   - Я так понимаю, вы англичанка, а я ирландец, как легко догадаться по фамилии. Наши народы враждуют. Но ведь это не значит, что и мы с вами должны враждовать?
   Говоря всё это, он обыскивал убитого. Мэри же смотрела на огромную рану в голове своего врага и тихо радовалась.
   - Нет, мистер О'Нил, мы вовсе не обязаны враждовать, - подтвердила Мэри. - Не говоря уже о моей благодарности за то, что вы сделали.
   - Бросьте, мисс Стоун! Избавить девушку от насильника - долг любого порядочного мужчины! Но перейдём к делу. Во-первых, снимайте к чёртовой матери платье. Нет-нет, мисс Стоун, я вовсе не это имел в виду. Вы ведь поедете на лошади этого негодяя, а она под мужским седлом. В платье вы на нём ехать никак не сможете, так что снимите с этого дохлого мерзавца штаны и наденьте на себя. Немного неприлично, но другого выхода я не вижу. И второе. Возьмите его пояс с оружием. Поймите, без оружия в прерии нельзя. Тут не только подлецы водятся, но и гремучие змеи. Они не такие отвратительные, как этот тип, но тоже опасны.
   После того, как Мэри переоделась, Патрик повёл её куда-то, но, как выяснилось, недалеко. Там, за небольшим пригорком, паслись две привязанные лошади, на вид совершенно одинаковые.
   - Одна моя, вторая этого мерзавца, - сообщил Патрик. - Садитесь на любую.
   Мэри на лошадь взобралась, а Патрик запрыгнул, как это делают ковбои.
   - Куда вас проводить? - поинтересовался он. - Тут неподалёку есть посёлок.
   - Только не туда! - ужаснулась Мэри.
   - Мне там тоже не понравилось. Тамошний шериф производит впечатление редкого скота.
   - Там все такие!
   - Ладно, туда не едем, а куда?
   - Мне всё равно.
   - Тогда едем в город. Если поторопимся, вечером будем там.
   Они ехали рядом. Патрик явно знал, куда нужно ехать. Мэри оглянулась и с удовлетворением отметила, что правая задняя подкова её лошади оставляет на земле отпечаток трилистника.

***

   Мэри оказалась никудышней наездницей, и, разумеется, к вечеру они до города не добрались. Увидев удобное место для ночлега, Патрик решил здесь остановиться, а не ехать ночью. Мэри с непривычки очень устала, да и лошадям требовался отдых. Первым делом Патрик устроил лошадей, затем разжёг костёр и поставил на него кипятиться котелок с водой из протекающего тут ручья. Пока они ехали, ему удалось подстрелить индейку, и теперь Мэри её приготовила на костре. Вкусный ужин завершил заваренный в котелке чай, который они пили с сухарями.
   - Мистер О'Нил, вы так ловко управились с лагерем, вы прямо прирождённый ковбой, - похвалила Мэри.
   - Я действительно с годик поработал ковбоем, - признался Патрик. - Но вообще я по профессии и по призванию механик. У меня золотые руки, я могу починить всё, что угодно. В Ирландии у меня была собственная мастерская, она приносила прибыль, не большую, но и не маленькую. На жизнь более чем хватало, я даже о женитьбе начал подумывать.
   - И как же вы оказались в Америке?
   - Вы же знаете, что Ирландия - колония Англии. Там есть масса людей, которых это не устраивает, и они сражаются за её независимость. Их называют фениями.
   - Слышала о них.
   - Если бы в Англии не было столько сильных магов, моя родина давно уже была бы независимой. А так имеем мы в Ирландии две власти. Ночью фении творят, что считают нужным. А днём налетает английская полиция и мстит первым попавшимся ирландцам за то, что натворили ночью фении. Затрудняюсь сказать, кто из них хуже. И, разумеется, если фении от кого-то что-то требуют, то отказ им означает верную смерть. Никакая Англия со всеми её магами тут не спасёт.
   - И чего они от вас потребовали?
   - Что они могли потребовать от хорошего механика? Конечно же, изготовления для них адских машинок. Через некоторое время английские телепаты выяснили, кто эти машинки делает, и надумали меня арестовать. А арестованные ирландцы редко возвращаются из английских тюрем. Фении меня предупредили и помогли добраться до корабля, идущего в Новый Свет. И вот я здесь. Хочу открыть свою мастерскую, только денег у меня не было. А теперь есть, заработал. На первое время хватит, а потом и прибыль пойдёт. У меня же действительно золотые руки. Но что мы всё обо мне да обо мне? Мисс Стоун, о себе что-нибудь расскажите, интересно же.
   Воспоминания о потерянной семье, старательно отгоняемые прочь, теперь нахлынули бурным потоком. Мэри разревелась и уткнулась лицом в грудь Патрику.
   - Мисс Стоун, отойдите от меня, пожалуйста! Я ведь не железный. У меня очень давно женщины не было. Я даже кобылу на коня сменил, потому что, прости Господи, мысли дурацкие стали в голову лезть!
   Мэри его не слушала и продолжала плакать у него на груди. Как ни тяжело было Патрику, как ни тянуло его к этой девушке, он сдержал свои чувства. Через два месяца, обвенчавшись с ней, он перестал их сдерживать.

***

   У Патрика действительно оказались золотые руки. Мастерская, которую он открыл в городе, приносила солидный доход с первого же дня. Этого дохода вполне хватало, чтобы достойно содержать жену и четырёх детей. В семье у него тоже всё было нормально. За семь лет супружества он поссорился с Мэри всего один раз. Второго ребёнка, первого сына, он хотел тоже назвать Патриком, так было принято в его семье, но Мэри с пеной у рта требовала, чтобы сыну дали имя Пол. В результате Патриком стал второй сын. Патрик-старший очень любил свою жену и уступил ей даже в принципиальном для себя вопросе.
   Ничто не предвещало беды, когда Патрик пошил себе у портного новый костюм и вечером покрасовался в нём перед Мэри.
   - В этом костюме ты выглядишь, как настоящий американец, - сообщила она мужу.
   - Я и есть настоящий американец, - заявил Патрик.
   - А мне при знакомстве сказал, что ирландец.
   - Да, тогда я считал себя ирландцем. О, ещё как считал! Когда я был ковбоем, каждая лошадь, на которой я ездил, обязательно имела подкову с трилистником. Трилистник - символ изумрудного острова, если ты не знаешь.
   Мэри застыла, как громом поражённая. Подкова с трилистником! Такая же подкова была на лошади человека, убившего Джорджа и Пола! Но это не доказательство. Таких подков могло быть много.
   - А скажи мне, Патрик, когда ты спас меня от насильника, что ты там делал?
   Патрик помрачнел.
   - Я не хотел, чтобы ты об этом знала, но сейчас оно, наверно, уже неважно. Я там добывал голову одного мага, за которую было назначено вознаграждение. И добыл. На эти деньги я и открыл мастерскую.
   - Понятно. Идём спать.
   Мэри смотрела на спящего Патрика и видела в нём теперь не любимого мужа и отца четверых её детей, а убийцу. Что же ей с этим делать? Забыть обо всём и жить дальше, как ни в чём не бывало? Расстаться с Патриком? Убить его? Она легко могла разорвать на кусочки его сердце, и никто не заподозрит, что смерть не естественна. Ведь никто даже не догадывается, что она ведьма.
   Мэри всю ночь не могла заснуть, и только под утро приняла решение.


Рецензии
хм.., ну бедная дама при любом раскладе в проигрыше. Либо она утоляет месть и остается без мужа (допустим, и так проживет), без размеренной жизни (уже сложнее), а также ребенка оставить без отца. Либо она оставит мужа в живых и тогда всегда, глядя на него, будет вспоминать, какая же он, все-таки сволочь, психовать начнет... и, скорее всего, грохнет его таки, только чуть попозже)

Марина Добрынина   16.11.2012 19:19     Заявить о нарушении
Я тоже так думаю. Женщины, они такие.))

Алекс Петровский   18.11.2012 00:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.