Огненная эмансипация

Войсковая часть связи ВМФ расположилась в сосновом бору и только высокий забор с колючкой на верху отделял его от леса и гражданской вольницы Подмосковья. Тихая, размеренная жизнь небольшого гарнизона в сорок военнослужащих в форме морских связистов, с десятком офицеров, да сотней вольнонаемных женщин-операторов,нарушалась разве что семейными скандалами. Жены офицеров нет, нет, да и заводили романы с матросиками. Ну, а матросы-срочники, дело известное: сегодня здесь, завтра там… Лишь офицеры, обеспечивающие устойчивую связь  со всеми кораблями и командующими флотами в любой точке мирового океана, сидели  тут безвылазно, чуть ли не до пенсии. Такая уж у них была специфическая служба. Женам было скучно и они от тоски и желания, хоть как-то разнообразить свою неудавшуюся, как им казалось  жизнь,  пускаясь во все тяжкие. Сами же офицеры тоже не дремали, вольнонаемных девиц, что помоложе, не оставляли без внимания. Адюльтеры  возникали ежемесячно и зам.командира части майор Сушня, ответственный за воспитательную работу, то и дело вел разборки:   кто с кем и когда, и почему переспал, выпил или подрался. Особенностью части было то, что она располагалась всего в  полсотни километров от столицы, и это обстоятельство сильно действовало на  психологию  военнослужащих.  Сюда они стремились со всей необъятной России в поисках хорошего места. И где как не в столице его найти: все знают, что платят в ней  больше, чем по всей стране в разы.
Но,как говорят в народе: лучше один раз увидеть, чем семь раз  услышать. Одно дело гражданка и столица, другое - воинская часть в пятидесяти километрах от нее.Недовольных в части было много и все хотели перемен. К этому времени в армии началась реформа, и все ждали чуда: вот придет новый министр, все изменится. Но новый начальник первым делом  решил оптимизировать и армию,и флот... Короче говоря, сократить  лишних генералов и офицеров,   службы, которые мешали модернизации военного ведомства.  А еще большой начальник решил искоренить дедовщину, и сделать армию привлекательной для молодежи. И вот уже замелькали в Генштабе и Министерстве обороны женские юбочки и чем короче, тем выше в должности. С назначением заместителем министра  женщины, эмансипация военного ведомства пошла бурно и стремительно... Но одно дело министерские кабинеты, а другое – воинская часть.
Женщины на службе головная боль любого командира, а тем более в секретной части.  Прапорщиков-сверхсрочников, как и контрактников, обслуживающих коммутаторы связи и другое сверх секретное оборудование, в этой конкретной части решили упразднить – дорого содержать. И то сказать: зарплата, выплата льгот за  выслугу лет, потом гарантированная военная пенсия, сертификат на квартиру и прочее... Морока! Поступили проще: на их места взяли гражданских лиц женского пола. В мирной обстановке ладно,сойдет, но другое дело, какое-либо ЧП или не дай бог – война. Гражданских, да еще женщин, не пошлешь воевать. А тут еще проблема: неуставные отношения между мужчинами и женщинами. Армия все же не бордель, нужна дисциплина, а какая может быть дисциплина, если на одного офицера двадцать красавиц и к тому же  подчиненных...
Вот и тут, в этой важной структуре ВМФ,какой считалась эта часть в Подмосковье, женщины составили две трети личного состава. Назначенный недавно на должность командира подполковник  Атаманов Глеб Юрьевич, разводил руками  на очередной оперативке штаба,  когда речь  касалась охраны части и объектов стратегического назначения: некого посылать на дежурство...
Майор Колотяжный, его заместитель по боевой подготовке, как всегда  не стал утруждать себя анализом  проблемы и  предложил, что первое приходит в голову:
- А давайте товарищ подполковник  привлечем наших вольнонаемных женщин, хотя бы для дежурства по КПП: машину впустить, выпустить, команду подать, когда начальство приезжает и прочее.  Дело не хитрое, пусть дежурят…
- Точно, хорошая идея – поддержал майора, капитан Голубничный, с красивой женщиной всем приятнее общаться, наводить мосты с местным населением проще будет…
- Ты уже навел, капитан Голубничный – резко прервал командир выступление своего подчиненного. Вчера твоя благоверная  приходила, жаловалась: -  Как кобель с цепи сорвался, десять баб за месяц перебрал... Ни стыда, ни совести... У меня на руках двое детей, а он кувыркается со своими подчиненными телками…
Хохот потряс штабное помещение, да так, что  редкие  прохожие и матросы на посту дрогнули: - Не случилось ли чего?
- Ну не десять, а всего пять…- стал было оправдываться капитан Голубничный, и новая волна хохота прошлась волной по гарнизону.
Но подполковнику не до смеха,  голова кругом и он власно скомандовал:
- Тихо! Известие неприятное проступило: леса вокруг города, в пяти километрах ст нашей часть, загорелись. Нужно готовиться к худшему... Что такое лесной пожар, командир хорошо знал. Случилось ему жарким летом 1972 года жить  в деревне у бабушки на Новгородчине, когда лесные пожары там полыхали вовсю.  Более страшного зрелища он не видел никогда, даже учения со стрельбой, огнем и дымом от взрывов сотен петард и снарядов ерунда по сравнению с настоящим пожаром. Тогда,еще мальчишкой, он  сполна хлебнул пожарной романтики: сосновый лес вокруг деревни Горушка вспыхнул как порох , да так стремительно, что никакие пожарные машины не успевали за ним.
Хорошо, что деревня стояла на возвышении, и с двух сторон была окружена речкой Веряжкой, а то бы выгорела дотла, как соседние с ней.
Да и мужики в  то советское время не пили все поголовно, как сейчас. Они собрали пожарную дружину из добровольцев,  выгнали старую,еще  царских времен пожарную телегу с ручным насосом, наладили и стали тушить подступавшей к деревне огонь. А кто сейчас поможет, не дай Бог, если что случится?
Тревожные мысли не покидали Глеба Юрьевича и подполковник  решил срочно провести совещание в штабе.  План нужно составить на случай борьбы с пожаром и дал задание начальнику штаба, капитану Колеснику,собрать необходимы кворум людей.
Через тридцать минут  штаб был в сборе, сюда же прибыли и приглашенные  отставники,  живующие в гарнизоне, а также ответственная за вольнонаемный  континент, старший лейтенант  Денисенко Мария Дмитриевна.
Совещание началось с короткого вступления командира части.
Глеб Юрьевич довел до сведения обстановку в  районе и вокруг города, попросил поделиться своими соображениями приглашенных.
Начальник штаба, капитан Колесник бодро отрапортовал:
- Во-первых, до нас пожар вряд-ли  дойдет, город не даст, у него МЧС, пожарная техника.,потом дачи... Да, и Москва рядом, вызовут подмогу... Во-вторых, мы дадим отпор огню! У нас четыре заплечных ранца  с водой, сто штук штыковых лопат, полсотни  совковых, бульдозер ДТ-75, хоть и старенький, но на ходу. И, в-третьих, усилим дежурство по периметру части из числа вольнонаемных...  У меня уже составлен график,старший лейтенант Денисенко согласовала, так что мы готовы, товарищ подполковник к войне со стихией.
Командир поморщился:
- Оптимизма много, капитан... В таких делах нельзя шапкозакидательством  заниматься... Пожар не шутка, он как атомная бомба: полыхнет так, что не успеешь и выскочить из дома... Переделайте директиву на случай пожара, чтобы она была понятна всем и главное детализируете, кто, чем должен заниматься...
- Вам понятно?
- Так точно!
- Тогда готовьте вместе с планом и приказ по части , к 17.00 они должены быть у меня на столе.  Установите связь с МЧС, пусть дадут данные о скорости и направлени  ветра, куда бкдет распространяется пожар и как на этом фоне выглядит наша часть...   Напрягите  пожарных города, пусть  запланируют к нам пару-тройку машин, если что-то случится...
- Слушаюсь!
- Для остальных. Вам старший лейтенант Денисенко, необходимо организовать отряд из 30-40 человек для круглосуточного дежурства по периметру части. Начальник хозслужбы  выдаст  всем лопаты, топоры, багри, чтобы инструмент всегда были под рукой...
-Есть, товарищ командир!
-  Можно уточняющий вопрос? – старший лейтенант Денисенко поднялась во весь свой огромный рост.
- Задавайте!
- Товарищ командир, по условиям договора-контакта моим девчонкам не положено ничем другим заниматься, кроме как своих прямых служебных обязанностей – выпятив огромный бюст , проговорила Денисенко.
- А сексом вашим девочкам прямо в части заниматься положено? – под общий хохот, спросил кто-то из присутствующих.
Лицо старшего лейтенанта Денисенко стало наливаться краской, верный признак сильного раздражения. Она уже собиралась дать достойный ответ обидчику, но командир, подавив улыбку на лице, строго ответил:
- Отставить! В контракте  указаны форс-мажорные обстоятельства, в том числе при которых на вольнонаемный контингент возлагаются дополнительные обязанности. Сейчас они наступил… Понятно?
- Так точно! – ответила Денисенко, садясь на свое место.
- Начальник тех.отдела доложите о готовности машин и другой техники на случай пожара – перешел командир к конкретным организационным вопросам.
Молодой, только что окончивший военное училище лейтенант Сысоев вскочил со стула:
- Товарищ командир, вверенная мне техника, а именно две бортовые автомашины на тридцать посадочных мест готовы к эвакуации гражданского населения…
Командир поднял руку, останавливая лейтенанта:
- Не нужно делать акцент на эвакуацию, нельзя давать повод для паники. Понятно?
- Так точно, товарищ командир!
- Продолжайте…
- Кроме того, имеется трактор ДТ-75, сегодня заканчиваем установку на нем лебедки...
- Почему трактор разукомплектован?
- Не могу знать! Таким принял по описи.
-  А кто знает?
Встал начальник штаба Колесник:
- Глеб Юрьевич, еще до вашего назначения был приказ из Министерства: Пожарную часть при  гарнизоне расформировать, а четыре пожарные автомашины и трактор передать в МЧС города. Приказ исполнен. Удалось отстоять трактор, он зимой нам снег расчищает, да и год выпуска 1966, кому такая рухлять нужна. И осталась еще одна автомашина пожарная, на базе ГАЗ 66, тоже старушка, но действует. МЧС от нее отказалась, не подходит по техническим характеристикам, но штаб округа запретил ее эксплуатировать и дал задание - ждать распоряжения о ее продаже на аукционе…
- Понятно! Тогда попрошу  лейтенант Сысоев, трактор срочно привести в порядок,  точнее, сегодня, в 17.00 он должен быть починен. Пожарную машину заправить  ГСМ, водой, проверить наличие рукавов и брандсбойдов.   Начальнику штаба, Колеснику  срочно подготовить приказ по укомплектованию машин  шоферами и двумя матросами, и хорошо бы проинструктировать их по работе с  пожарной техникой:что и как вкдючать,что выкдючать...
- Будет исполнено! – ответил по привычке начальник штаба.
- Так точно, будет сделано! – выпятив грудь от избытка чувств и важности порученного задания,  выдохнул лейтенант Сысоев.
Командир усмехнулся:
- Хорошо, что хоть кто-то еще горит желанием служить.  Дожили, пожарной машиной в части распорядиться не могу. Что у нас еще из средств пожаротушения есть на складе? – обратился командир к пожилому капитану, начальнику хозчасти и складов.
- Как уже говорилось, четыре ранцевых огнетушителя  с разбрызгивателями – медленно поднялся со стула немолодой  капитан. – С десяток огнетушителей, лопаты, кирхи, вот собственно и все, Глеб Юрьевич – как бы извиняясь, проговорил он.
- Не густо!
- Так точно, оскуднела армия – покачав головой,  согласился капитан. Такие теперь нормативы. На складе не должно быть ничего лишнего.
- Ндааа… Садитесь Степан Кузьмич – невесело скомандовал командир. Какие еще будут предложения по существу? – обратился командир к собравшимся.
Все молчали. Да что скажешь, дело для них необычное, пусть уж командир принимает решение. Подполковник окинул собравшихся взглядом:
- Понятно! И так: начальник штаба готовит необходимые приказы, которые в 17.00 я подпишу. Ваша задача приказы довести до сведения всех  заинтересованных лиц под роспись.  Все офицеры до особого распоряжения остаются в части, обеспечивая дежурства и порядок на территории гарнизона.
Начальник штаба коротко кивнул головой:
- Будет сделано!- Все! Совещание окончено!
Когда почти все разошлись, командир задержал начальника штаба.
- Что будем докладывать наверх? – и он показал глазами на потолок.
- Глеб Юрьевич, в округ я позвоню, попытаюсь разведать обстановку, а потом уж и докладывать. А вот в управление флота не советовал бы, могут обвинить в паникерстве. Сами знаете наше командование, комиссию пришлют, измотают все нервы.
- Это так! –  согласился командир. Давай подождем конкретных данных.
 На том и  договорились. Но события стали стремительно развиваться и по худшему сценарию.
Пожар бушевавший в Московской области, более месяца, вплотную подошел  к населенным пунктам, четыре уже  сгорели. Соседний с гарнизоном, город  оказался в огненном кольце. Пока огонь еще не дошел до самой части, но опасность была велика, особенно, если он начнет перекидываться по верхушкам деревьев.
Командир принял решение: направить трактор и единственную пожарную машину на тушение пожара, что бушевал в четырех километрах от части, справедливо полагая, что тушить  огонь надо на  подступах. Распорядился  отправить туда практически весь личный состав,  сорок матросов с лопатами и баграми, в помощь местному МЧС.  Выехал и сам, понимая, что посылать людей в огонь, сидя в кабинете, не  по командирски. Десять  дней командир и его команда боролась с огнем и делала это успешно. В нескольких местах они полностью затушили огонь, в трех – локализовали, окопав горящий лес песком и просекой из сваленных деревьев. Но тут вмешалась местная  чиновница эксперт-эколог. Она категорически запретила валить лес  в охранной зоне и наложила штраф на командира  уже за  срубленные деревья.
- Да, вы, что не понимаете?  Огонь в часть переметнется  и именно по деревьям – пытался  урезонить командир  тучную думу, приехавшую к месту пожара на черном джипе.
- Вы нарушаете закон подполковник!
- Какой закон?
- «Лесной кодекс», читайте вот тут написано: - Запрещена любая рубка деревьев в охранной зоне, подчеркиваю любая -  горячилась дама. А на вас, я составлю протокол об административном нарушении и передам его  руководству  или в суд.
- Передавайте – сплюнул командир со злостью. Если будет кому, сгорят же все, вы что не видите? Дунет ветерок, и красный  петух долетит до части в считанные минуты. Неужели вам этого  не понять? – попытался еще раз убедить Глеб Юрьевич, женщину-инспектора.
Но куда там. И случилось то, что больше всего боялся командир. К вечеру поднялся ветер, и огненные петухи побежали по верхушкам сосен прямо в его часть.
-   Ребята – скомандовал командир. Выдвигаем на северо-восток к части и там приказываю валить деревья с полосой до сорока метров по всему периметру.
Техника, перегретая от жары и  постоянного контакта с  огнем, медленно поползла к части. Усталые и почерневшие от копоти матросы немного повеселели: едут все же домой.
 - Может помоемся, отоспимся и поедим настоящей еды, а не концентраты и консервы - разговаривали между собой матросы.
В части, пока командир отсутствовал на тушении пожара, происходили странные дела. Оставшись за командира, его зам, майор Колотяжный, настучал начальству в штаб флота,  будто командир покинул часть самовольно и находится неизвестно где.  Мол, уехал под видом тушения пожара. А какой пожар? Нет, у них рядом никакого пожара.
Начальник штаба неодобрительно отнесся к действиям зама, но спорить не стал, дослужить бы хоть до пенсии. Этот ретивый парень, то и смотри, выживет его из части, без выходного пособия. Звонить командиру о безобразии его зама не стал: себе дороже…, пусть между собой разберутся сами.
Но огонь прилетел по верхушкам быстрее, чем ожидал и сам командир. В части началась паника. Майор Колотяжный стал звонить по всем инстанциям, прося помощи. Но везде, ответ один и тот же:
- Сами горим, не до вас. Вы люди военные, вот и занимайтесь тушением своими силами.
Подполковник все же успел со своей командой перехватили вал огня на подступах к гарнизону  и начал тушение. Но силы были неравны. Да и что могли сорок матросов с лопатами и старенький трактор сделать с верховым пожаром? Глеб Юрьевич отдал приказ, невзирая на охранную зону, прорубить просеку и сделать обваловку из песка.  Огонь скакал поверху деревьев, опережая усилия людей. Но все же главное им удалось достичь: они отрезали большую часть горящего леса от гарнизона и тем самым спасли свой полк. В полыхающей стихии погиб один из матросов, не успев отбежать от рухнувшего дерева, да и сам командир чудом остался жив. Падающая верхушка горящего  дерева ударила его по ноге, сам он успел за доли секунды увернуться,  спрятавшись под рядом стоящую сосну, это и спасло ему жизнь. С переломом бедра и сильными ожогами  отбили матросы командира у огня и увезли на его же  УАЗике в городскую больницу. А в гарнизоне тем временем бушевал  пожар. Верховой огонь перекинулся на складские помещения ближе всего стоящих к лесу. Огонь моментально вспыхнул на старых деревянных крышах, покрытых шифером.  Полыхнуло так, что все поняли:  или огонь сожрет их всех, или они его остановят. Надеяться было  не на кого и не на что. Сработал план, утвержденный командиром еще за две недели до случившегося.  По нему были мобилизованы все женщины вольнонаемные и все гражданское население гарнизона. Им раздали лопаты, багры, ведра и они с помощью приехавшей единственной пожарной машиной из города  отстояли штаб, казармы, склады с ГСМ и жилые дома от огненной стихии.
Заместитель командира забившись от страха в темное помещение КПП, названивал по телефону во все инстанции, прося помощи.  Но кто услышит голос вопящего в пустыне. Кругом горит все: лес, поселки, дачи высокопоставленных чиновников и генералов. Сама Москва задыхается в дыму, то и гляди, вот возникнет   паника, как  во время великого пожара  1812 году. Полстраны охвачено огнем, какой там полк связи, если на карту поставлена судьба  всей страны. Никаких дополнительных самолетов и вертолетов и даже обычных поливочных машин в часть так и  не прислали. И народ, сжав зубы, отчаянно боролся с огнем, как мог. И  они победили! К вечеру ветер утих. Огонь,  наконец, удалось локализовать и потушить...  Приехавшие телерепортеры почти всех российских каналов застали ужасную картину: обгоревшие деревья, провалившиеся кровли складов, черные от копоти казармы и дома, грязные, обозленные и очумевшие от угарного газа люди, мало похожие на матросов и женщин.  Они очумело смотрели в объективы телекамер и ничего внятного  не могли сказать,только какие-то оборванные фразы, типа: мы победили огонь, слава Богу, что  остались живы...
Испуганный, трясущийся от страха майор Колотяжный всю вину свалил на командира. Так и заявил в телеэфире на всю страну. Командир покинул часть десять дней назад, и мы остались без руководства. Но, как видите, справились с огнем,  хотя и  с потерями… Через два дня Президент страны объявил об отставке трех высших командиров  ВМФ, возложив на них  вину, сгоревшей части связи, а командира части, подполковника Антипова, приказал уволить из вооруженных сил немедленно, как не обеспечивающего сохранность государственного имущества и жизнь подчиненного...
Глеб Юрьевич лежал на койке в городской больнице, когда  услышал по телевидению весть, которая его ошарашила. На слова майора Колотяжного, он не обратил никакого внимания, что может  сказать этот карьерист, из новых военных? Шкурники были, есть и останутся везде  и всегда, но разве на них держится армия и  страна...  Плевать мне на него, на его слова, главное часть сохранилась, как боевая единица: ни один ретранслятор не  сгорел, можно руководить флотом, как и прежде, до пожара... Но теперь это уже  будет обеспечивать не он... Жаль, он так любил свою работу, службу… И слезы навернулись на глаза боевого офицера, но не от жалости к себе, а от  безысходности: он мужчина не только вынужденно заставил женщин  шагнуть в огоненную стихию,но ничего не может изменить в его любимой армии...Ни...че...го!?


Рецензии
Реалистично и - страшно. Страшит не стихия, а НЕлюди, которые торжествуют, пользуясь любыми, самыми подлыми, приёмами для достижения своих шкурных целей.
Хорошо написано.
Удачи Вам!

Семён Лившиц   20.01.2012 00:39     Заявить о нарушении
Спасибо,Семен!С уважением,Иван!

Русский Иван   20.01.2012 18:03   Заявить о нарушении
Да, они сейчас правят бал. Победа, скорее всего будет за ними. Сокрушительная для всего человечества. Рассказ понравился, только ошибки надо исправить. "в полУсотнЕ километров", "рухляДь" и т.д., убрать лишние запятые. Успехов!

Ольга Не   01.08.2012 19:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.