Дружеская помощь

               
      –  Ох, подружки мои милые, знала, знала, что вы не бросите меня одинокую в тяжёлую минуту. Потому и позвала вас на помощь.  А я уже  сделала всё трудное: потолки почистила,  побелила, старые обои отодрала.   Полы вымыла, как следует, чтоб ходить босиком можно было. Осталось только  оклеить обоями стены, вот и пригласила на эту лёгкую работу.  Втроём–то и  сподручнее,  и веселее.  Да  и поговорим, поболтаем о нашем, о девичьем,  вволю. А то на работе  некогда и  в гору глянуть,  не то,  что пошептаться.  Да заходите, не стойте у двери, – скорострельным  пулемётом  щебетала  хозяйка квартиры.

      Смело,  не первый раз тут,  зашли  Женя Галилеева  и Ксения Павловна, подруги и сослуживицы по заводу.  Давно они трое  дружат, несмотря на различие в  статусе и возрасте.   Ксения Павловна – начальник отдела сбыта. Бабушка уже трёх внуков. Трёх сорванцов. Не зря директор завода, изготовленные  Конструкторским бюро  новинки – велосипед, самокат, коляску или ещё что – отдаёт на испытания именно ей, точнее, её внукам.  Те очень быстро приведут изделие в такой вид, что сразу будет видно, где слаб  узел, что не  выдерживает нагрузок, а что не годится совсем.  Лучше испытателей всего  детского  нигде не найти.  Ксения  уже давно  вдовствует, но успешно управляется и с дочками, и с зятьями, и с внуками.  Да ещё и успевает сделать необходимое на даче,  хотя там давно  требуются  умелые мужские руки.  А зятья  вечно чем–то заняты и приезжают  «на природу» только после довольно крепкого окрика.  Несмотря на эти сваленные на неё постоянные заботы, она  дружила с Эдитой (своим заместителем),  хотя та моложе лет на пятнадцать,  и с её подругой Женей Галилеевой.  Женя, как и  Эдита, тоже одиночка. Замуж  выходила  вроде бы  по обоюдной любви.   Но, так  часто  случается  у молодых,  не понятно, для чего брак был заключён   и почему   быстро распался, не оставив ей ни детей, ни хороших воспоминаний.   Не любила Женя говорить о коротком  замужестве и, пожалуй, не собиралась снова  вкушать  прелестей семейной жизни.  Была молчалива,  несколько замкнута  и  всегда  невозмутима.

      – Раздевайтесь, переоблачайтесь в рабочее, а я приготовлю припасённое для дорогих  гостей,  – Эдита шмыгнула на кухню и оттуда раздался звон посуды. –  Работы у  нас  не  много, только большую комнату, – доносился её голос, – а остальные  смогу сама.  С этим справимся быстро. Так что время у нас есть.  Присядем тут, в кухне. Заходите. Я и стулья  заранее принесла сюда, чтоб удобно было поболтать.
      На столе  многообещающе  возвышалась «бомба» – большая бутылка вина, её окружали три ёмких бокала.  Рядом красовалась  ваза с  фруктами.
      – Я уж  приготовила нам по махонькой  «За встречу», – хлопотала приветливая хозяюшка.
      Открыла  бутылку, налила  бокалы  и подняла «хрусталь»:
      – Вот выпьем за встречу,  и покажу, какие обои помогла мне оторвать одна  дама.  «Не имей  сто рублей, а имей всемогущую соседку по даче».
      Женя восхищенно распахнула глаза – такой прелести она  не видела  никогда.  А  Ксения  Павловна сразу  вспомнила о  себе:
      –  Эдитка, помоги мне достать такие же.  Я  вот–вот собираюсь начать ремонт  своей хаты.  Ох, и красивы!  Даже как–то выпуклы.  Ну, хотя бы только для большой комнаты – залы, а то  пацаны все стены мячами или ещё чем пооббивали, поободрали и расписали.  Обещаешь, Эдита?
      Ответить Эдита не могла – рот перекосило кислющее яблоко, но  ответ был не обязателен,  достаточно и кивка головы в знак согласия.  Довольная,  Ксения встала  и взялась за фартук,  но всегда молчавшая Женя  вдруг  запротестовала:
      – Нет, девчата, совесть надо иметь. Как не выпить за ошеломляющую красоту? Выпить за то, чтоб нас,  женщин,  всегда окружали замечательные вещи…
      – Обои,  красивые  обои, – добавила Ксения мечтательно, –  хотя бы в  больших комнатах.
      – Будут тебе,  Ксения,  толковые  обои  и  в большой,  и  в других комнатах, и  даже  в туалете.  Вот  в  нём  уж  самые  красивые.
      Широко улыбаясь,  дружно высоко подняли бокалы. Чокнулись.  Ксения ухватилась за  обещание  подруги:
      – Эдитка,  сегодня же  замеряю,  сколько мне нужно,  и завтра на заводе скажу.  Ты только мне  покажи,  какой они  у тебя  ширины.
      – Девчата, что–то  и вставать  не хочется.   Вспомните,  какой суматошной была у нас  эта неделя.  Да и в субботу,  Ксения,  ты  нас  заставила «торговать  заводской продукцией» по республикам Страны Советов.  Тоже  весь день  на ногах.
      – «Ксения заставила», – передразнила Женю начальник отдела сбыта. – А куда мне  деться – квартал  кончается.   План по отгрузке  агрегатов  выполнить нужно?   То в цехах готовой  продукции нет, то дорога вагоны   не поставила.  Вот и отгружай  когда хочешь. А потом  свои же  коллеги  ноют: «Суббота, а  ты  нас выводишь».
      – Ладно,  Ксюша,  выдержим  и это. – Женя тяжело вздохнула и угрюмо уставилась на пустой бокал.
      Уловив тоскливый  взгляд  подруги  на осушенную тару, спохватилась хозяйка пиршества:
      – А у меня случайно есть ещё для тонкой девичьей души, – Эдита полезла в кладовку и долго рылась,   шелестя  пакетами,  переставляя  банки. – Не зря хранилась эта заначка, ожидая торжественного случая.  Вот и дождалась  праздника.
      На стол водрузилась ещё одна  «бомба».
      Но Ксения опять взялась за фартук:
      – Девушки, предлагаю взяться за дело, а уж потом…
      – Господи, ты и тут хочешь командовать?    Где же свобода человека?   Философы говорят, что «Свобода есть осознанная необходимость».   А мне сейчас необходимо  бокальчик  пустить  по желудочному тракту.  Пусть  вино  смоет с моей  вечно  молодой  души  слёзы  одиночества  и горечь  ранних разочарований, – Женя  была  настроена  не  на  шутку.
      – Ладно, уговорили. Ещё по  Дунькин поясок  выпьем и пойдём трудиться, –  хозяйка  стола  заполнила  бокалы  опять–таки  до  краёв.


      Крякнули девчата, подышали глубоко и стали тяжело подниматься.  В их движениях не чувствовалось  желания браться за дело. Неохотно развели клей, расчистили место на полу  для раскатки рулонов, вяло наклонялись  или поднимались на табуретку  с  макловицей.  Правда, по мере «разминки»  они стали  двигаться шустрее, и одна, самая большая  (без окон)  стена   покрылась полосами  и  впрямь чудесных  обоев. 
      –  Ну? –  Эдита  выжидательно  посмотрела  на подруг, – по маленькой?
      –  Если по маленькой, то можно, – подумав,  согласилась  Ксения.
      Эта «маленькая» оказалась такой же объёмной, как и предыдущие.  Да и  «пошла» она почему–то не слишком  «соколом».  Вставалось опять без желания.  Каждой  подсознательно  хотелось  задержаться  на стуле.
      – А всё–таки  обои  красивые.  Очень! – Вдруг Женя стала внимательно рассматривать «обобоенную» стену. –  Постойте–ка.  А это что? Или, Эдитка, у тебя стена кривая?  Или свет на неё падает косо?
      Все трое внимательно уставились на центр стены, где красивые обои местами  слишком  наплыли  лист на лист, а  другие  швы  разошлись так, что  между  ними  проглядывала  «голая  штукатурка».
      – Нет, барышни, так не годится. Эти четыре полосы нужно содрать и прилепить красоту поаккуратнее.  Дефект исправимый и берёмся за него сразу.
      – Как исправимый?  У меня же этих обоев для зала впритык. В запасе нет ни листика.  Сдерём, а клеить что?  Старые газеты?
      Подруги  мучительно искали выход из тупиковой ситуации.
      – Придумала:  пусть остаётся так, а я этот наш грех закрою трельяжем.  Точно: поставлю сюда трельяж.  Он не такой уж широкий, но всё–таки основные дыры прикроет, а на другие будет падать тень, и они в глаза не бросятся. Так и решили:  пошли  работать  дальше.
      – Предлагаю, и  это не грех: совсем по маленькой, чтоб больше не допускать таких промашек – обоев жалко,  – Женя не только  невинно  улыбалась, но от неё даже  исходило  таинственное  сияние.
      Три «ромашки»  дружно «вздрогнули» и,  не задерживаясь,  взялись за труд.
      Маленькую стену, торцевую, «улепили» рулонами так быстро, что и сами удивились и, конечно, задержались  на секундочку, полюбоваться  результатами работы.  Снова  беда:  на самой середине  бросались в глаза крупные  просветы  между  полосами  обоев.   Но находчивая хозяюшка тут же вышла из положения:
      – Поставлю сюда  гардероб.  Правда, твои  огрехи,  Ксеня,  чуть  шире  моего шкафа,  но тут,  в углу,  штукатурка  между обоями  будет незаметна.
      – Ещё… по маленькой? 
      – За удачу!

      Окончание работы совпало с  опустошением третьей  «бомбы».  Комната обоями оклеена. Не смогли  девчата  только  ответить на  два вопроса:  чем  очень  широким  хозяйка должна закрыть  средину третьей стены,  и какую мебель нужно ей приобрести, чтоб  не был виден брак в работе «обойщиков»  между  трёх  окон.
 


               


Рецензии
Игорь Викторович, замечательный рассказ! Тут вам и девичник, и ремонт, и покупка мебели.На третью стену предлагаю ковёр или картину, смотря какие "просветы", ну а где окна, там портьеры на всю катушку!Понравилось, Танюша.

Татьяна Микулич   28.03.2011 19:10     Заявить о нарушении
Милая Танюша! Некому предлагать ковёр или портьеры: двух участниц "евроремонта" уже нет "тут", а тертья живёт сейчас совсем
в ином месте. Прочёл ей, на что она "тоскливо хмыкнула".
Но себе в блок-нот твой совет запишу на всякий случай: вдруг на острове Робинзона буду "евроремонтить".
С уважением ИВ.

Игорь Теряев 2   28.03.2011 19:34   Заявить о нарушении
Ну, а я на подсобные работы подать-принести, согласна!!! Танюша.

Татьяна Микулич   28.03.2011 20:19   Заявить о нарушении
...И, конечно, принести штопор. Сухонькое-то в жару не грех...
ИВ.

Игорь Теряев 2   28.03.2011 22:39   Заявить о нарушении
Обязательно!!!Танюша.

Татьяна Микулич   28.03.2011 23:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.