Дуракам закон не писан, ч. 1, главы 6 - 10

6.

      Когда я наконец  добрался до бара, на стеклянной двери висела табличка - «Закрыто по тех. причинам». Я посмотрел по сторонам и увидел Генкину машину.
  «Ну, ладно. Хоть не зря шёл».
  Поднялся по ступенькам и постучал в дверь.
  Гардеробщик, увидев меня, махнул рукой и пошёл открывать:
- Привет, Коль! Проходи, Гена там где-то, у себя.
   Я зашёл в бар. В помещении никого не было, но из-за стойки доносилось звяканье посуды и какое-то бульканье. Я сел за столик, шумно придвинув стул, и закурил.       
   Звуки тут же стихли, а из-за стойки медленно появилась Генкина усатая морда.
Увидев меня, он хитро улыбнулся:
- Уф-ф, бля! Предупреждать надо.
- Да ладно, жулик, занимайся! Я никому ничего не скажу.
- Я сейчас закончу, и будем открываться. Что-то я сегодня припозднился,- как старый дед бурчал он.
  Минут через десять он выбрался из своего «окопа» и подошёл ко мне. Мы поздоровались.
- Сегодня уже получше!- он указал пальцем себе на глаз, имея ввиду мой глаз.
- Да, уже скоро совсем пройдёт.
- Тебе налить чего-нибудь?
- Да, пива.
  Он принёс бутылку «Жигулёвского», и гранёный стакан.
– Садись, Ген, потрещим, пока никого нет.
- Ну, чего новенького?- подперев ладонями щеки, спросил Гена, как будто мы не виделись с ним полгода.
- Послушай! Вчера Сашка рассказывал о каких-то мотоциклах, колясках, о Югославии. Что кто-то у него куда-то ездил, денег нормально заработал…. Ты помнишь этот разговор?
  Гена хитро сощурил глазки, и на еврейский манер, задал встречный вопрос:
- А ты что, не помнишь?
- Ну-у, помню… но…. Нет, не помню,- отрезал я.  - Давай, рассказывай!
- Мы же вместе собрались ехать!- возмутился он.
- Куда ехать?- мои брови медленно поползли вверх.
- Пить надо меньше! В Югославию!
- А зачем?- уже почти шёпотом спросил я.
  Гена нахмурился и посмотрел на меня в упор, как строгий папа, на обкакавшегося ребёнка.
- Да-а! Придётся тебе рассказывать всё с самого начала!
- Да уж, придётся!- съязвил я. – Если даже ехать собрались!.. Я надеюсь, билеты мы ещё не покупали?!
   Гена крикнул гардеробщику, чтобы тот открывал, протёр полотенцем барную стойку и опять сел ко мне за столик.
   - Он должен сегодня придти за деньгами, а через неделю уже будут приглашения,- шёпотом сказал Гена, как будто речь шла о ядерных боеголовках и вокруг было полно народу.
- Какие приглашения?!- вылупился я.
- Какие-какие! Известно, какие! Чтобы ехать в Югославию!
Теперь уже я строго посмотрел на него.
- Хватит выё…,   рассказывай нормально! Зачем надо туда ехать?
  В зале появились первые посетители. Гена скорчил смешную гримасу и, с сожалением разведя руками, пошёл за стойку.

     С Генкой я познакомился около года назад, когда ещё работал водилой. С деньгами тогда было всё в порядке, и я периодически оттягивался у него по полной программе.
Когда я там появлялся, «хрусты» летели направо и налево, оседая по большей части именно у него в карманах. В эти дни, пожалуй, было всё – не хватало разве что цыган и медведей.
    Когда денег не стало, я по инерции продолжал ходить к Гене, и надо отдать ему должное, остался для него всегда желанным посетителем.
    Когда я первый раз его увидел, он мне сразу же напомнил домашнего сытого кота.
Небольшого роста, полноватый, с пышными рыжими усами и хитрой улыбкой на лице. Это был настоящий бармен. Когда он работал за стойкой, на него было приятно смотреть. Помимо внешнего вида, во всех его движениях было что-то кошачье. Он умудрялся, разговаривая с клиентом, одной рукой делать ему коктейль, а другой тут же давать сдачу, при этом лучезарно улыбаясь. Всё это было плавно и в то же время быстро и чётко – никакой суеты. Когда ему оставляли чаевые, он (уже застенчиво) улыбался, благодарил, а со стороны казалось, что он мурлычет от удовольствия.

  Я допил своё пиво и сел к нему за стойку:
  - Ну, давай! Начинай.
Гена, теребя в руках полотенце, сел напротив и начал рассказывать:
  - Ну, в общем, все эти шмотки, иголки, булавки, которые сейчас наши туда возят а потом неделями стоят на рынке, это херня – копейки! Одна возня! Южки сейчас вроде бы зажили хорошо – им технику подавай! Лодочные моторы, дорогие запчасти на «Жигули»: например, двигатель или задний мост в сборе. Но с этим и у нас проблемы. А потом, как провезти: таможенники наверняка не пропустят. А вот с мотоциклом, совсем другое дело. Берёшь чешскую «Яву», грузишь её в прицеп и везёшь! Границу один проезжает на машине, другой на мотоцикле. Потом закидываешь её обратно -  и до следующей границы. В итоге на месте, в первом же более или менее приличном городе, у тебя эту «Яву» на рынке отрывают чуть ли не с руками за две тысячи немецких марок. А если ещё и с коляской – две с половиной. У нас всё это добро стоит втрое дешевле. Вот и считай: за неделю обернулся – почти косарь заработал, уже с вычетом всех расходов…  Гена перевёл дух, и молча уставился на меня.
  - Ну, что?- после небольшой паузы спросил он.
Глядя на него в упор, я непроизвольно стал ёрзать на стуле.
- Дай-ка мне ещё бутылочку пива…  Андерсен!- сдавленным голосом, буркнул я.
Гена сунул руку под стойку и поставил передо мной бутылку пива.
- Да-а! Складно у тебя всё получается! А где же взять-то её, эту «Яву»?- я открыл бутылку, и стал пить прямо из горлышка.
- Ну, найти можно. Ведь люди где-то находят! Надо поездить по базам, по магазинам. Дать немного денег сверху… Найти можно! У Сашки вон знакомый только что вернулся – довольный до жопы, собирается ещё раз ехать.
  Гена с таким энтузиазмом и уверенностью всё это рассказывал, что можно было подумать, он сам недавно вернулся из Югославии.
- Ну, а дальше?
- А что, дальше?! Машина моя – правда, перед дорогой её надо будет подделать немного, деньги, ты сказал, найдёшь, прицеп возьмём у кого-нибудь напрокат….
- Погоди, погоди!- перебил я его. – Что там насчёт денег-то?
- Ну, Коль! У меня сейчас нет. Всё, что было – вбухал в ремонт квартиры. А ты вчера говорил, что у тебя есть где занять.
  «Ах, даже так?!» - я задрал штанину и почесал щиколотку.
- Всё по честному,- продолжал Гена,- машина моя, деньги твои, едем вместе!- и он улыбнулся.
«Ну, хитрожопый!»
- Ладно! Это всё понятно. А на мотоцикле-то ты умеешь ездить? А то ведь я даже представления не имею, за что там хвататься!
- Обижаешь! У меня в молодости был мотоцикл, я на нём…
- Ясно, ясно, Ген! Ты извини, что я тебя перебиваю, просто кое-какие мысли появились.
Гена махнул рукой: мол, всё нормально.
- Значит, границу на мотоцикле проезжаешь ты, а на машине я. Благо ни пограничники, ни таможенники права не спрашивают – это не их огород.
- Ну, да!- кивнул Гена и, сделав жест рукой: мол, сейчас приду, -   пошёл обслуживать очередных посетителей.
      Пока он разбирался с пьяным в драбадан мужиком, у меня в голове созрел целый план.
   Вообще я был очень лёгкий на подъём – тем более в теперешней моей ситуации. Я решил, что если уж и заморачиваться с этим делом, то надо брать сразу два мотоцикла. Чего мелочиться?! Третьим с нами наверняка поедет мой дружбан, Серёга из Пярну. Он уже без малого полгода сидит на берегу, в рейс только через месяц, так что лишняя копейка ему сейчас не помешает. Да и ехать в такую даль втроём и веселее, и безопаснее. Мало ли какие соловьи-разбойники на дороге попадутся?
  «Вечером буду ему звонить»- решил я.
- Ну, что надумал?- весело спросил Гена, вернувшись ко мне.
- А что тут думать?! Если всё действительно так - можно попробовать. Во-первых: прежде чем занимать деньги, нужно обязательно ещё раз выслушать Саню. Наверняка там много всяких нюансов, которые неплохо бы предусмотреть. Во-вторых: ехать нужно втроём, и брать сразу два мотоцикла. Правда, я не уверен, смогу ли найти столько денег!
  Гена сделал вид, что не расслышал эту фразу.
  -  А в третьих: заниматься этим, как я понимаю, придётся мне одному – так что, если надо будет, придётся брать у тебя машину.
  Гена молча кивнул головой, и мы решили дождаться Саню.
  Он пришёл под вечер, но ничего нового мы от него так и не услышали. Отдали ему деньги на приглашения и договорились о том, что если получится, он приведёт своего товарища в бар, чтобы расспросить его о всяких мелочах. Честно говоря, я очень сильно сомневался, что его товарищ придёт и станет рассказывать нам, как заработать денег. Ну какой человек, раскачавший тему, будет добровольно наживать себе конкурентов!
  Так оно и вышло. Никаких подробностей больше выяснить не удалось, кроме того, что при въезде на территорию Югославии необходимо иметь при себе не меньше двухсот долларов на человека, и обменивать их прямо на таможне на местные динары. Это несколько осложняло наше мероприятие, но не настолько, чтобы от него отказываться. Просто искать придётся на шестьсот долларов больше, вот и всё!

     В тот же вечер я позвонил Серёге в Эстонию, и он с удовольствием принял моё предложение. К тому же у него была заначка на чёрный день примерно на эту сумму – правда, в испанских песетах.
  - Какая разница,- сказал я ему,- песеты, доллары, марки! Это же не монгольские тугрики, в конце концов, нормальная европейская валюта!  Короче говоря, я начинаю этим заниматься, а как всё будет готово, собирайся и выезжай.

7.

     Весь следующий день я провел дома, шатаясь из угла в угол, то потея, то трясясь от холода. У меня был страшный отходняк. Ещё бы - столько времени пробухать! Я не мог попасть ложкой в чашку с чаем, чтобы помешать сахар. Не говоря уже о том, чтобы заниматься какими-то делами.
   К вечеру, когда я в очередной раз пообнимался с унитазом, вся эта колбасня во мне стала утихать и, свернувшись калачиком, я наконец-то уснул.
  Ещё несколько дней я испытывал сильный дискомфорт, но каждое утро, просыпаясь, я чувствовал себя всё лучше и лучше. Мой ячмень почти прошёл, осталось лишь небольшое покраснение под глазом, и я решил, что пора уже выходить из дома и начинать заниматься делами.
   Деньги я нашёл относительно быстро. Сделав три-четыре звонка людям, которые в своё время мне были чем-то обязаны, я понял, что «на этой станции кипяточку не попьёшь». В ответ я услышал лишь какое-то овечье блеяние: мол, позвони я вчера – так другое дело, а сегодня, к сожалению, уже нет…  Я решил не испытывать больше свои уши на прочность и позвонил бывшей жене.
   Отношения у нас были довольно сносные и, выслушав меня, она сказала:
  – Если надо – бери, только они мне скоро понадобятся, так что сам понимаешь!…
   Те деньги от проданной машины она, в отличие от меня, положила на книжку до лучших времён. Вот они и наступили – лучшие времена!
   Пока сидел дома, я обзвонил несколько спортивных магазинов и попытался выяснить: нет ли у них случайно в продаже мотоциклов «Ява»?
   Почти во всех случаях на другом конце провода сначала возникала небольшая пауза (видимо подбирая слова, люди искали достойный ответ на мою шутку), затем в деликатной форме мне давали понять, что я сумасшедший, и вешали трубку.
Один юморист предложил мне даже, на его взгляд, очень оригинальный выход из положения:
  - Ой! Что ж вы так поздно! Буквально десять минут назад продали последний. Могу вам предложить отечественный детский самокат. Правда их тоже разбирают, но пока ещё есть…. 
   Тут уж я, не настроенный на веселье, сдержанно поблагодарив его, повесил трубку.      
   И лишь в одном месте мне нормально и цивилизованно ответили, что бывают редко и очень быстро расходятся. Вот туда-то я и решил подъехать – пообщаться, так сказать, с глазу на глаз.

     Это был большой спортивный универмаг. В нём продавалось всё, что имело хоть какое-то отношение к спорту, отдыху, туризму. Начиная с рыболовных крючков и заканчивая палатками, велосипедами и мотоциклами в том числе. Но продавалось - это слишком громко сказано. Кроме теннисных шариков, шахмат и ещё какой-то мелочёвки, в магазине ничего не было. Продавец со скучающим видом сидел за прилавком и читал засаленную газету.
   Я подошёл к нему и, разглядывая полупустые полки, как бы между делом поинтересовался:
- Уважаемый, а где мне можно найти заведующего вашим отделом?
- А что случилось?- задал он встречный вопрос и шмыгнул носом.
- Да пока ничего не случилось,- загадочным тоном ответил я. – Мне просто нужно с ним переговорить.
    Продавец, теребя пуговицу, на какое-то время задумался, после чего нехотя ответил:
- Хорошо, сейчас я попробую его найти.
      Минут через пять в зал вышел полноватый мужчина лет сорока с ворохом каких-то бумаг подмышкой и с настороженным видом подошёл ко мне:
   - Здравствуйте! Я заведующий отделом, что вы хотели?
   Я поздоровался, извинился за отнятое у него время и вкратце изложил ему суть дела. Благо за четыре года работы в торговле я неплохо научился договариваться с людьми на каких-то взаимовыгодных условиях.
   Поначалу он смотрел на меня как на умственно-отсталого. Но когда речь зашла о размерах моей благодарности, немного подумав, согласился помочь.
   Я оставил ему номер домашнего телефона, и мы договорились, что когда товар прибудет на склад, я должен буду в этот же день обязательно его забрать. Правда, он тут же оговорился:
  - Насчёт двух не обещаю, а один, я думаю, точно получится.
  - Ну, и на этом спасибо,- я мило улыбнулся,- но хотелось бы всё же два.
   Он лишь развёл руками.

    Спустя несколько дней нам принесли приглашения. Гена взял выходной, и мы поехали в районный ОВИР.
   Проведя полдня в очереди, нам удалось, в конце концов, сдать документы. Нас предупреждали, что это не так уж и просто, но что это такой геморрой, я и предположить не мог.
   ОВИР тогда располагался в обычной квартире жилого дома на втором этаже.
Когда мы подъехали, на улице возле подъезда стояло человек десять. Мы решили, что это и есть вся очередь, но оказалось – это был её конец. Отстояв часа полтора, нам удалось попасть внутрь и подняться ступеньки на три по лестнице. Спустя ещё час мы добрались до первого этажа.
  На Гену было больно смотреть. На лице у него был такой кисляк, что со стороны можно было подумать: у мужика случилось большое горе! А в глазах читался немой вопрос: на кой хер мне всё это нужно?
   Наконец во второй половине дня под вечер мы попали в кабинет. Милая женщина- инспектор просмотрела наши документы, сделала какие-то пометки у себя в журнале и, улыбнувшись, сказала:
  - Ну, всё! На следующей неделе, во вторник, можете забирать свои паспорта!
Гена, скорчив угодливую гримасу, осторожно спросил:
  - А что, во вторник такая же очередь будет?
  - Да нет, ребята, на получение, как правило, народу вдвое меньше. Так что в среду можете уже ехать в свою Югославию.
   Мы поблагодарили её и, пробираясь сквозь толпу, вышли на улицу.
- Да-а!- пробурчал Гена. – Хорошее начало!- по его тону можно было предположить:  он уже не рад, что вписался в этот блудняк.
  Решив его приободрить, я пошутил:
- Не ссы, Гена! Самое страшное уже позади, осталось всего-то прокатиться три тысячи километров и вернуться обратно. А это уже сущий пустяк!
  - Да ладно тебе!- махнул он рукой. – Чего ты меня агитируешь, как маленького. Я что, не понимаю? Ясно, что все проблемы ещё впереди!
  «Ну, вот и славненько, раз понимаешь,- подумал я».
   Зато сам тогда я даже предположить не мог, чем для меня обернётся эта поездка.

     На следующий день я забрал у Гены машину и поехал на станцию техобслуживания. Подойдя к мастеру, я объяснил, какая предстоит поездка, и попросил сделать полную диагностику двигателя и подвески.
  Минут через сорок, закончив осмотр, мастер подошёл ко мне:
- Ну что, уважаемый, могу вас огорчить! Подвеска ещё куда ни шло, а вот двигатель доживает свои последние дни. Компрессия слабенькая, в масле металлическая крошка; так что капиталка не за горами. Дальше чем на дачу, я вам на ней ездить не советую! Если хотите, могу записать на следующую неделю… ну, скажем, на субботу. Правда с запчастями будут проблемы – придётся побегать!
  - Нет, спасибо. Меня это уже не устраивает.
  Я поблагодарил его, заплатил деньги и поехал обратно.
   По дороге я прокручивал в голове разные варианты.
   Даже если найти деньги и сделать капитальный ремонт двигателя - всё равно его надо обкатывать хотя бы пару тысяч километров. Без особых нагрузок, на маленькой скорости…. А ехать в такую даль с гружёным прицепом, да ещё и по горам…. Нет, это бред сивой кобылы!  К тому же, времени в обрез. Если мы ещё могли подождать, то у Серёги оставалось от силы недели три до выхода в море.
   Был, конечно, ещё один вариант: Серёгин пикапчик, «Пежо-305», привезённый им ещё год назад из Бельгии. Машинка во всех отношениях хорошая, но настолько задроченная, что Серёга, матерясь и швыряя ключи, пролежал под ней больше времени, чем отъездил. Правда, был у неё и очень большой плюс – она была дизельная. С бензином в стране творилось что-то невообразимое. Люди часами торчали на заправках, чтобы залить, положенные в одни руки двадцать литров, зато солярку можно было купить по дороге у любого тракториста за копейки.
   Оставалось теперь выяснить: на какой стадии находится это их «противостояние».

     Я подъехал к бару и поднялся наверх. Положив на стойку ключи и документы, я задал Гене один единственный вопрос:
- Ты давно масло менял?
- Где?- удивлённо спросил он.
  «В голове!» - хотел ответить я но, учитывая, что в этих делах он был абсолютным «чайником», не стал его обижать.
- В двигателе, Гена! В двигателе!
Он задумался, как будто я попросил его наизусть прочитать отрывок из поэмы «Евгений Онегин» и, почувствовав, видимо, что-то неладное, немного запинаясь, ответил:
- Е-ещё ни разу не менял.
- А сколько она уже у тебя?
- Около года, чуть больше.
- Понятно!- протянул я, глядя на него. Гена смотрел на меня, как воспитанная собака, которой запрещают подойти к своей миске. Сложив брови домиком, он покорно ждал от меня объяснений.
- Ну… в общем, Гена, попал ты на довольно приличные бабки… причём по своей же дурости….
  Его лоб тут же покрылся крупной испариной, уши мгновенно покраснели.
- Но ничего, это не смертельно!- поспешил вставить я, пока он не грохнулся прямо тут в обморок. - Многие через это прошли, не переживай! Теперь надо срочно искать машину, да и с прицепом решать тоже. Хорошо, если у Серёги машина на ходу… Ну всё, я пошёл. А ты тоже думай, давай! Времени у нас мало! - скороговоркой выпалил я.
   Посмотрев на Гену, я понял, что ближайшие сутки он будет думать совсем о другом. В голове у него усиленно работал калькулятор, а в глазах прыгали цифры, и все со знаком минус.
   Из дома я позвонил в Эстонию:
  - Привет, бродяга!- поздоровался я с Серёгой, когда тот поднял трубку. – Что у тебя нового?
- Да ничего! Жду от тебя звонка. Что тут, в этой дыре, может быть нового?! Скукотища одна!
- Послушай, дружище! У этого наездника вот-вот движок крякнет, я сегодня был на станции, так что надо срочно что-то решать. У тебя что с машиной?
- Да всё нормально. Помпа только течет, но ездить можно.
- Ну, тогда собирайся потихоньку. Придётся на твоей ехать. А если ещё и прицеп где-нибудь найдёшь – совсем будет хорошо!
- Ну ты озадачил!- принялся бухтеть Серёга. - Пораньше можно было сказать?
- Сказать-то можно было, но думали - сами всё решим…. А тут, видишь, время подпирает. Ведь его всю жизнь не хватает: хоть на денёк, а всё равно опаздываешь.
- Ну да, согласен. Я тут поспрашиваю, и если что, сразу отзвонюсь.
     Я рассказал Серёге про эпопею с ОВИРом, и что во вторник придётся ещё угрохать полдня, чтобы забрать документы. На что он философски заметил:
- Да, ребята, я вам сочувствую! Но мне, в отличие от вас, хоть здесь повезло: не надо никаких приглашений, разрешений и прочей туфты. Паспорт моряка и судовая роль в которой указано, что такой-то следует на судно, которое стоит там-то. Главное, чтобы в этой стране море было, вот и всё! А то, что я транзитом еду на машине, это никого не волнует.
- А судовую роль-то ты возьмёшь?- спросил я.
- Конечно! Девчонки в конторе отпечатают за шоколадку. Это же не документ, а так - формальное основание для проезда, которое прилагается к паспорту моряка.
- Ну, ты хоть в карту загляни, перед тем как в контору ехать. Насколько я помню, море там Адриатическое – главное, с портом ничего не напутай, а то конфуз может получится.
- Да ладно умничать-то! Давай, до связи!
  Я повесил трубку и улыбнулся. Ну вот, хотя бы с машиной решилось. Да и с Серёгой мне всегда было приятно поговорить.
- С кем это ты столько болтаешь?- спросила Ленка, войдя в комнату.
- С Серёгой. Тебе привет от него.
- Спасибо.
- Он скоро приедет, так что мне надо уже потихоньку собираться.
- Так вы втроём едете?
- Если получится с двумя мотоциклами, то точно втроём. А если нет, то Генка, может быть, и не поедет. Он, я смотрю, уже не горит особым желанием, тем более у него с машиной проблемы. Поедем на Серёгиной. Осталось только с прицепом решить, если Серёга не привезёт, и дождаться звонка из магазина.
- Не знаю, мужики, мне кажется, влезаете вы в какую-то авантюру!
- Да брось ты, всё будет нормально!
- Ну, вы даже толком не знаете, куда ехать!
- Разберёмся по ходу дела, я же не один еду. Сашка говорит, с продажей проблем не будет, да и наши там по рынкам толпами шатаются - если что, подскажут, куда сунуться.
- Ну, может быть, может быть,- задумчиво сказала она. - В любом случае это лучше, чем здесь со всякими уродами по барам болтаться и бухать целыми днями. Точно влипнешь в какое-нибудь дерьмо.
  Я посмотрел на неё исподлобья, но решил не отвечать на её выпад.
   Во-первых, по большому счёту она была права. Последнее время вокруг меня вертелась такая публика, что при общении с ними и моём образе жизни рано или поздно я обязательно влетел бы куда-нибудь. Если не на кладбище, то в тюрьму-то уж точно. А во-вторых: мне сейчас совершенно не хотелось разводить эту бодягу и ругаться с ней перед отъездом.
    Она тоже, видимо, не желая обострений, резко поменяла тему разговора.


8.

   А меж тем недели две назад у меня произошёл один очень неприятный инцидент с какими-то залётными урками.
     Я сидел, как обычно, за стойкой бара, пил пиво и смотрел телевизор. Вдруг сзади кто-то подошёл ко мне и положил руку на плечо. Я обернулся.
- Колька, ты, что ли? Здорово! А я смотрю и думаю, ты - не ты!
  Это был Игорь Михайлов, мой бывший одноклассник. В школе мы дружили и даже какое-то время вместе занимались спортом. После девятого класса они поменяли квартиру и переехали в другой район. Несколько раз после этого Игорь приезжал к нам во двор повидаться с друзьями. Сначала мы постоянно созванивались, делясь новостями, но со временем общаться стали всё реже и реже и, в конце концов, совсем потеряли друг друга из виду.
- Игорёха! Здорово!- я весело спрыгнул со стула. – Тебя прямо не узнать!
- Что, постарел?
- Да нет, скорее, возмужал. Какими судьбами ты здесь?
- Да вот, женился недавно второй раз,- он кивнул на столик у стенки. – Живём сейчас у её родителей, здесь недалеко. Решили зайти выпить немного да поесть.
- Понятно!- я обнял его за плечи. –  Ну давай, рассказывай! Как дела…. Дети-то есть?
- Да, мальчишка пять лет, от первого брака. А ты-то как?
- Да всё нормально! Тоже вот развёлся, доченьке семь, видимся постоянно, так что всё нормально!
   Мы ещё немного поболтали, и он пригласил меня за свой столик:
- Чего мы здесь стоим! Пойдем, я тебя со своей женой познакомлю.
   Марина, так звали его жену, подозрительно осмотрела меня, сухо поздоровалась и молча уставилась в свою тарелку.
   После непродолжительной паузы Игорь взял в руки графин и стал разливать водку по рюмкам.
- Может, хватит пить?- приказным тоном сказала она и накрыла свою рюмку ладонью.
- Ну ладно тебе, котик! Мы всего лишь по одной, за встречу,- плаксиво протянул Игорь.
- А-а… делай, как знаешь! Только смотри, не нажрись, а то мне перед родителями неудобно. Я сейчас вернусь!- и она, с грохотом отодвинув стул, встала из-за стола.
   В полном молчании мы проводили её недоумённым взглядом.
- Что это с ней, Игорь?- спросил я, когда Марина вышла из зала.
- Не обращай внимания,- он смущённо опустил глаза,- просто у неё проблемы с нервами.
  «Это, похоже, у тебя проблемы, дружок!- подумал я. – Надо же, двенадцать лет не виделись, и человека как будто подменили».
- Я же сейчас ларьками занимаюсь,- словно прочитав мои мысли, продолжал он. – А у неё, папашка очень богатый, частенько помогает. Вот и приходится иногда прогибаться.
  Он достал из кармана пиджака пачку червонцев сложенную пополам, и показал мне:
- Вот видишь! Так что с этим сейчас всё в порядке!- он виновато улыбнулся.
- Ты бы не отсвечивал здесь бабками,- сказал я, оглядевшись по сторонам. – Народ-то сюда разный ходит.
- Да ну, ерунда!- отмахнулся он.
  Марина, вернувшись за столик и увидев деньги в руке, со злостью выдернула у него пачку и спрятала себе в сумочку:
- Ты что, совсем дурак?! Давай теперь всем расскажем, что у тебя денег много!- видимо намекая на меня, прошипела она.
  Мне сразу стало как-то неуютно в их компании, и я собрался было уже откланяться, как к нам подошёл полупьяный мужик из-за соседнего столика. Наколки на пальцах говорили о его наверняка бурном криминальном прошлом. Дурашливо шлёпая себя по карманам, с наигранной улыбочкой он спросил:
  - Ребята, вы здесь лопатник случайно не находили? Такой коричневый, под крокодиловую кожу. Вот незадача! Только что был, а теперь вот нет, видимо обронил где-то….
  Я давно обратил внимание на эту троицу, сидевшую за столиком в углу. Вели они себя откровенно по хамски: мат-перемат, гогот на весь бар, плевки на пол. Несколько раз Гена делал им замечания, на которые они совершенно не реагировали. Ребята явно провоцировали какой-то скандал.
- Ничего мы здесь не находили!- резко ответила Марина. И, обращаясь к Игорю:
- Пойдём отсюда! Ты что, не видишь, какая здесь публика?! Посидеть спокойно не дадут! Куда ни зайди, везде одно и то же! Что за страна такая?!
  Она встала из-за стола.
  В это время к нам подошёл ещё один:
- Нет, подождите-ка, красавцы! Что значит  –  «пойдём отсюда»?! Мне вот, например, показалось, что этот приятель,-  он ткнул пальцем на Игоря,- что-то поднял с пола и положил себе в карман. Нельзя ли взглянуть?
  Я давно уже понял, чего они хотят, и когда Игорь с глупым выражением на лице достал из кармана чужой бумажник, ничуть не удивился.
- Ну вот,- продолжая улыбаться, сказал первый,- а говорите –  не находили! Теперь давайте-ка я вам расскажу, чтобы не было недоразумений,  что там должно быть внутри,- почти ласковым тоном пропел он. - Фотография моей жены, единый проездной на апрель месяц и двести девяносто рублей денег.  Я всё понимаю, ребята,- продолжал он кривляться,- захотелось деньжат по лёгкому срубить. Но уж извиняйте, придётся вернуть.
  Теперь уже все трое стояли возле нашего столика.
  Игорь открыл бумажник и стал смотреть по отделениям, но там, кроме фотографии какой-то синюжной бабы и проездного, естественно, ничего больше не было.
  - Вот, пожалуйста, заберите,- Игорь встал и протянул им бумажник. - Но я его не брал, это какая-то ошибка!- он нервно хихикнул.
  Похоже, он так и не понял, чего от него хотят эти милые, интеллигентные люди.
  После небольшой паузы наш собеседник резко изменился в лице. Желваки заиграли на его скулах, а синие пальцы с хрустом сжались в кулаки.
  - Так, бля! Я не понял, где деньги?!- играя на публику, он с возмущённым выражением огляделся по сторонам. - Слышь ты, пидор гнойный! Ты кого опрокинуть удумал, чушила!- обращаясь к Игорю, прорычал он. И тут же повернувшись к своему подельнику кривляясь запричитал:
– Нет, ну ты посмотри, Кирюха! Какой-то ишак задроченный, барыга потный  честных мазуриков шваркнуть хочет! Да что ж это такое! Прямо спасу нет от этого жулья!- он хлопнул себя ладонями по коленям.
  «Хороший артист! Вот где таланты-то пропадают! Ему бы в театре играть, а не людей на бабки разводить». Я молча смотрел на весь этот спектакль, пытаясь сообразить, как лучше разрядить эту говённую ситуацию.
  Игорь, весь красный, ничего не понимая, хлопал глазами. Пот градом катился по его лицу.  Марина, видимо, соображая, что делать дальше, сидела, вжавшись в спинку стула и грызла свой маникюр.
  Наконец она первая подала голос:
- Подождите, ребята! Здесь какое-то недоразумение, давайте разберёмся, мы ведь….
- А ты заткнись, кобыла драная! Тебя покуда никто не спрашивает!- прервал её на полуслове второй, обнажив в зверином оскале золотые фиксы.
- Короче… даём вам три минуты! Если не хотите приключений на свою жопу - чтобы бабосы были на месте!- зло прошипел он, показывая на бумажник. И как ни в чем, не бывало, все трое уселись за свой столик.
  Игорь медленно опустился на свой стул, так и держа в вытянутой руке чужой лопатник.
- Я не понимаю, как он у меня оказался!- почти шёпотом глядя на меня, сказал он. – Прямо мистика какая-то!
- Да чего тут понимать!- ответил я. – Какая мистика?! Тебе его подложили – трюк известный. Скажи спасибо, что предъявили ещё по божески.
- Ничего себе по божески, триста рублей!- заскулила Марина. – А почему они выбрали именно нас?- и она опять как-то странно посмотрела на меня.
  От её взгляда я начал закипать, как деревенский самовар:
- Послушай, красавица!- глядя на неё в упор, прошипел я. - Мне надоели твои жлобские намёки, прибереги их для своих безголовых подружек, ясно тебе?! Вас давно пропасли – неужели это не понятно?!
  Марина, сделав обиженное лицо, ничего не ответила и повернула голову в сторону, давая понять, что всё равно остаётся при своём мнении.
- Сколько раз, кроме последнего,- показывая взглядом на Маринину сумку, спросил я полушёпотом,- ты доставал деньги из кармана?
  Игорь немного задумался:
- По-моему, два.
- А зачем?
- Ну, первый раз купил сигареты у бармена, а второй… просто решил пересчитать.
- Понятно… Получается, считали вы их вместе,- еле заметно я кивнул в сторону углового столика.
   Внутри у меня всё клокотало от злости.
   Во-первых, меня ужасно бесила эта стерва Марина, а во-вторых, сама ситуация была идиотской. В родном районе, в своём любимом баре, где тебя знают, как облупленного – какие-то залётные ублюдки разводят твоих знакомых, а все сидят вокруг и ушами хлопают, как будто так и надо!
  «А может быть, они на зоне вообще петухами были? - подогревал я себя. – Тем тоже на пальцах наколки делают  –  правда, насильно! А потом, выйдя на волю, они отыгрываются за своё раздолбанное очко на простых людях». От этих мыслей мне даже стало легче на душе.
  Я молча встал из-за стола и направился к ним:
- Можно присесть?- вежливо спросил я.
- Валяй!- все трое с любопытством уставились на меня.
- Мужики, заканчивайте этот беспредел, давайте…
- Мужики на зоне лес валят,- перебил меня один из них. - Тебе-то чего надо, болезный?! Ты вроде не в делах, так что вали-ка отсюда по-скорому, не мешай!
- Это мой школьный товарищ, так что я получается тоже… в делах,- пробубнил я, понимая, что все эти разговоры ни к чему хорошему не приведут.
  Все трое громко заржали:
- Ну, вот и помоги своему товарищу… деньгами!- сквозь смех, выдавил один из них. – Или двигай отсюда, пока тебя за язык не подтянули!
- Да нет, давайте-ка лучше вечерком соберёмся прямо здесь…. Люди подойдут, тогда и обсудим наши дела.
  Один из них, сидевший рядом, взял меня за ворот рубашки и, с силой притянув к себе, прошипел прямо в лицо:
- Ты что, дурачок? Ты кто такой, чтоб с нами тут базарить?! Проблемы нужны?!
  Я резко надавил ему на запястье, так что пальцы разжались сами по себе, затем медленно отвёл его руку:
- Не надо так - рубашку помнёшь,- посмотрев ему прямо в глаза, тихо сказал я. – Ты мне что ли, её гладить потом будешь?
Он сразу изменился в лице. От его взгляда мурашки побежали у меня по всему телу.
- Ты чё несёшь, клоун!! Я тебе ща так поглажу!..
  «Да-а, насчёт петухов-то я, похоже, ошибся!»
  Гена уже давно жестами просил меня подойти к нему, и, не проронив больше ни слова, я встал из-за стола.
  Правильно говорят, что не боятся только полные идиоты. Таковым я, к счастью, ещё не стал, и поэтому во мне сейчас боролись два чувства: страх и упрямая злоба. Но самое противное, что для себя я уже всё решил.
- Что там за тёрки?- спросил Гена, когда я подошёл к стойке бара.
- Да Игоря пытаются на деньги развести, уроды! Ген, налей водки соточку.
- Судя по всему, люди-то серьёзные,- сказал он, наливая мне в гранёный стограммовый стопарик.
- Не знаю, не знаю, может быть! Мне кажется, сейчас что-то будет. Ты бы позвонил, Ген, кому-нибудь! А то херня какая-то получается. Когда надо, никого нету из своих.

   Марина с Игорем сидя за столом о чём-то спорили, оживлённо жестикулируя руками.
  Трое в углу сидели на удивление тихо, как будто их это совершенно не касалось.
Я выпил водку, закусил лимоном и уже собрался было подойти к Игорю, как вдруг Марина резко вскочила со стула и быстрым шагом направилась к выходу. Игорь тоже сорвался с места и побежал за ней. Это было так неожиданно, что эти трое сразу и не сообразили, что же произошло.
   Бумажник остался лежать на столе. Один из них быстро заглянул в него и сунул себе в карман.
- Вот суки!- промычал он, и вдвоём они двинули за ними.
  Третий, глядя им вслед, остался сидеть за столиком.
- Вот так вот, Гена! Я же говорил, сейчас начнётся! Ладно, я пошёл к ним. А ты всё-таки попробуй позвонить кому-нибудь!
- Ну, ты-то хоть не лезь! На хер тебе всё это нужно?
- Гена!- нравоучительным тоном сказал я, тыча пальцем ему в грудь. – Во-первых, Игорь мой товарищ. Во-вторых, они завтра приедут и расклячат уже тебя прямо здесь, за стойкой! Тебе это надо?!
  Гена смотрел на меня, как на умалишённого, покачивая головой  –  то ли соглашаясь со мной, что ему это не надо, то ли показывая всем своим видом: мол, какой же ты дурак!
   - А в-третьих, я и так боюсь, а ты ещё тут жути нагоняешь. Всё, я пошёл!
     Выпитая водка немного прибавила мне решимости и, не торопясь, я пошёл на выход, подозревая, что третий пассажир остался здесь не зря.
  Так оно и вышло. Уже в дверях боковым зрением я увидел, как он встал из-за стола и быстрым шагом направился за мной.
   Выйдя в холл, я немного притормозил и через пару секунд, услышал за спиной его хриплый прокуренный голос:
- Эй, ты куда это собрался, придурок!- левой рукой он взял меня за правое плечо, опять скомкав мою рубашку, и попытался развернуть к себе.
  Его действия были настолько предсказуемы, что я даже улыбнулся про себя.
- Тебе же сказа…
   Договорить он не успел. Немного присев, с разворота я нанёс ему сильный, короткий удар в печень, и тут же отступил на шаг назад.
  По всем правилам уличной драки теперь ему нужно было бы добавить по бороде, но это было уже ни к чему - человек находился в глубоком нокауте.
   Посмотрев на него со стороны, можно было предположить, что мужик взял в рот что-то несъедобное, и теперь, скорчив страдальческую гримасу, боится закрыть его, чтобы не проглотить эту гадость.
  «Вот теперь точно нужно поторапливаться! Шутки закончились», - через три ступеньки, галопом, как полковая лошадь, я поскакал к выходу.
    Внизу, возле туалета, я увидел Марину. Она сидела на диванчике и рыдала в голос. Вся косметика была размазана по мокрому от слёз лицу, губы дрожали.
   Рядом стоял один из уголовников. Одной рукой он держал её за волосы, а второй наощупь рылся в сумочке, тихо приговаривая:
- Заткнись сука! Что ты визжишь, как овца недорезанная! Заткнись, я тебе сказал, тварь, пока уши не оторвал вместе с твоими серьгами!
  Недалеко от них второй придерживал за ворот пиджака Игоря, сидевшего в углу на корточках. Всё лицо у того было в крови, куртка валялась на полу, а в руке он держал светлый шарф и прикладывал его к разбитому носу.
   Гардеробщик Серёга укрылся у себя в коморке и оттуда, через щёлочку, как суслик из норки, квадратными глазами наблюдал за всем происходящим. Впрочем, понятно: его это абсолютно не касалось, и чтобы не попасть под раздачу, он благоразумно решил удалиться.
   Я буквально на секунду остановился посреди холла, прекрасно понимая, что разговоры уже закончились и здесь надо сразу бить, причём наверняка. В противном случае, допусти я какую-нибудь оплошность - и вся эта история может плачевно закончиться для нас для всех. К тому же третий придурок наверху минут через пять прочухается и, если сможет, наверняка спустится вниз.
  Тот, который держал Игоря, увидел меня и удивлённо выпучил глаза. Он выставил вперёд правую руку с растопыренными пальцами и с мерзкой улыбкой на роже потянулся ко мне:
- Ты чо, баклан, не понял, чо те сказали?! Вали отсюда, пока я тя на перо не посадил, педрила!
  Дожидаться, пока он пихнёт меня своей пятернёй в лицо, я, само собой, не стал. К тому же мне не очень понравилась его последняя фраза… Отступив немного, я  завёл плечо назад и, как по боксёрской груше, со всей дури зарядил ему с правой в рыло.
За долю секунды выражение его лица из нагло-самодовольного превратилось в безразлично-утомлённое. Его ноги подкосились и, цепляясь за мою рубашку, он завалился, как подкошенный, оторвав мне при этом нагрудный карман.
  «Вот сволочь какая! Да сам ты после этого педрила! Новая ведь рубашка!»
  Такого поворота событий не ожидал, наверное, никто - включая даже меня. С перепугу удар получился на славу, хоть я и никогда не занимался боксом. Прямо как в кино: с характерным шлепком вперемешку с хрустом.
  В помещении на несколько секунд воцарилась полная тишина. Даже Серёга вылез из своего укрытия посмотреть, что же произошло.
   Мужик, державший Марину, посмотрел на меня и, не теряя достоинства, злобно заорал:
- Толян! Ты чо там вошкаешься! Спускайся вниз, у нас тут бунт на корабле!
  Отпустив её, он выпрямился и с угрожающим видом пошёл на меня:
- Вы чо творите, козлы! Мы же вас ща тут резать будем! Ты хоть знаешь, на кого ты руку поднял, сучара?!
- Ну откуда мне знать, вы же так и не представились,- тяжело дыша, ответил я. – А Толян твой пока не сможет подойти, он там немного занят. Так что давай, мужик, не обостряй, а то я тебе сейчас всю рожу разобью!- с этими словами, я взял его за грудки и с силой притянул к себе, готовый в любую секунду треснуть ему головой в пятак.
   Он явно был в замешательстве. Подождав ещё несколько секунд, я оттолкнул его в сторону и подошёл к Игорю.
- Ну ты как, деньги-то на месте?
  Не ответив мне, Игорь поднялся и с разворота залепил своему обидчику ногой в пах. Тот, скорчившись от боли, встал в позу прачки рядом с лежавшим на полу своим товарищем.
- Да вроде бы не успели забрать, сейчас узнаю.
  Марины на месте уже не было и, подняв куртку, он быстро вышел на улицу.
   Я решил, что задерживаться здесь мне тоже не было никакого резона и, забрав у Серёги свою одежду, я поспешил на выход.
  На улице уже никого не было. Я огляделся по сторонам и быстрым шагом пошёл к дому.
  Вечером позвонил Игорь:
- Спасибо тебе, Коль! Ты уж извини, что так получилось. Просто у Маринки началась такая истерика, что я еле её догнал. Теперь она вообще из дома боится выходить.
«Да пошёл ты в жопу вместе со своей Маринкой!»- подумал я, но промолчал.
- Слушай! Я же там остался должен за столик. Может, ты передашь им деньги, я тебе их сегодня занесу?
- Давай, передам,- безразличным тоном ответил я. - Мы уже созванивались с барменом, я сказал ему, чтобы он не беспокоился за деньги.
- Ага, спасибо. А то я так переживал…. А что это за люди-то были? Ты их раньше видел?-  как будто невзначай спросил он.
- Да нет, конечно, гастролёры залётные!
- А что же теперь будет?
- Да ничего не будет! Получили за дело, так что всё, поезд ушёл!
   Несколько дней, мы ждали этих «орлов». Гена рассказал: когда они уходили, то чуть ли ни клятвенно пообещали вернуться и поставить здесь всех раком. А что касается меня, то тут, пожалуй, даже бумага не стерпит того, что они грозились со мной сделать. Но они больше так и не появились.
  После этого случая местные братки стали приглашать меня на всякие стрелки-разборки, полагая, что теперь я примкнул к их стройным рядам. Но мне, честно говоря, всё это несколько претило, хотя поначалу я всё же ездил с ними, особо не вникая: кто прав, кто виноват…. В общем, Ленка была права – добром это не кончится.


9.

     Через два дня мне позвонили из магазина, и заведующий заговорчески-тихим голосом сказал:
- Завтра привезут! До вечера я смогу придержать то, что вы просили – приезжайте,- и сразу повесил трубку.
   Я даже не успел спросить, сколько: один или два, и на всякий случай решил взять с собой всю сумму.
  «Ну хорошо, забрать из магазина –  это одно дело! А вот куда их ставить?» Я почему-то был уверен, что получится именно с двумя.
   Ни у кого из моих знакомых гаражей не было, и прежде чем просить кого-нибудь перегонять мотоциклы, надо определиться, куда перегонять.
   Весь вечер я ломал голову, обзвонил всех, кого можно было, но так ничего и не придумал. Гена жил в небольшой квартирке на четвёртом этаже без лифта, так что оставался один единственный вариант – тащить их к себе домой и ставить прямо в комнате.
  Свободного места в квартире совсем не было, и мне пришлось на время разобрать платяной шкаф, чтобы освободить для них угол.
  На следующий день Лена, придя с работы, сказала:
- Ну, теперь-то вы точно поедете!
В комнате сильно пахло бензином, а у стены стояли две новенькие «Явы».
- На чём вы их привезли?- спросила она.
- Своим ходом. Гена на мотоцикле, я на машине. Пришлось два раза ездить.
- А что Серёга?
- Во вторник приедет. Нашёл он прицеп… ржавый, правда, весь, и без тента, но всё же! Так что нужно будет какое-нибудь старое одеяло взять. Он у его соседа в гараже простоял лет семь, заваленный всяким хламом.  Во вторник получаем паспорта, и сразу едем. Гена с понедельника в отпуске.

  Серёга, как и договаривались, приехал во вторник под вечер.
  Уставший и злой, он ввалился в квартиру и с порога заявил:
- Не знаю, Колька, как мы поедем! Помпа сильно течёт, да ещё этот ящик сзади прыгает и скрипит, как сумасшедший, того и гляди развалится.
- Пустой  –  вот и прыгает,- сказал я,- загрузим его и поедет, как миленький, никуда не денется. Лишь бы колёса крутились. А с помпой всё равно ничего не сделать - запчастей-то нет! Придётся постоянно доливать воду в радиатор.
- Ах ты, умник!- взвился Серёга. – А я все пятьсот километров доливаю воду, доливаю, и думаю: а правильно ли я делаю?  Когда приеду, надо будет обязательно у Кольки спросить!
- Да, ладно тебе! Это же я от радости умничаю. Я ведь до последнего не верил, что всё получится! Знаешь, как бывает: стараешься, делаешь чего-нибудь, а потом бац –  где-то что-то не срастается и всё насмарку! А у нас пока: тьфу, тьфу, тьфу – всё нормально.
- Нормально, да не всё,- сказал Серёга. – Времени у меня совсем мало! Неделя, дней десять от силы. Если я прохлопаю этот рейс, потом сложно будет куда-нибудь воткнуться, так что давай, подумаем, как ехать и когда.
- Завтра с утра и поедем! Гена уже готов, он там всякой мелочи накупил на продажу: калькуляторы, игрушки всякие, водку – чтобы дорогу отбить. У меня шмотки собраны – носки, трусы, сигареты. Чего ещё мужику надо на неделю! А вот как ехать, давай прикинем: в основном, все едут через Чоп – это западная Украина. Потом Венгрия  –  и всё, ты уже в Югославии! Самая короткая дорога, а там….
  Серега, глядя на мотоциклы, прервал меня на полуслове:
- А номера-то где? Как это мы, интересно, без номеров через две границы на них проедем?!
  Мы оба молча уставились в угол, где стояли эти два красавца.
- Да-а…!- только и смог промямлить я.
Серёга легонько шлёпнул меня ладонью по лбу:
- Эх, ты! Комбинатор! Думай, чего теперь делать будем!
   Я был в полной растерянности. Ну надо же! Вроде бы всё предусмотрел, а самый, казалось бы, очевидный момент упустил из виду. Вот стоит только сказать, что всё нормально, как тут же всякие ляпсусы начинают вылезать!
   А ведь действительно, мотоцикл –  транспортное средство, и если ты едешь на нём, то оно обязательно должно состоять на учёте в ГАИ.  Если в стране у нас пока бардак, то на границе вот уже семьдесят лет полный порядок, и на дурачка там никак не проскочишь.
- Стоп! А если не ехать на них, а разобрать и везти, как запчасти? Серёга, как думаешь? Если раскидать всё вперемешку по разным углам, что-то в салон, что-то в прицеп! А? Может, прокатит?
- А если не прокатит?! Там ведь тоже не мальчики из пионерского лагеря работают. Это же комитет!
- Ага! А если ты поедешь мимо них верхом, то все дружно подумают что ты великий русский путешественник, покоряющий в апреле месяце Европу на мотоцикле, в джинсовом костюмчике и летних ботинках! Не смеши меня! Все всё прекрасно понимают, только прицепиться не к чему. А в этом случае ни пограничники, ни таможенники формально ничего не нарушают. И если повезёт, то запросто проедем! Мне кажется, это самый лучший для нас вариант.
- Ну тогда поехали через Молдавию, там же Ванька Гребенец живёт, помнишь такого? Он пришёл незадолго до твоего увольнения. Маленький такой, четвёртым работал.
- Да вроде бы помню. Правда, я его не очень хорошо знаю: так, пару раз в конторе виделись, да несколько раз в ресторане вместе сидели.
- Зато я его очень хорошо знаю! Мы вместе с ним три или четыре рейса отходили. Он после тебя года три ещё отработал, потом уволился и поехал к себе на родину, жениться. Он-то тебя очень хорошо помнит! Живёт, кстати, где-то недалеко от границы с Румынией.
- Ну так давай, поехали! Это вообще здорово! Во-первых: будет, где остановиться на денёк. Во-вторых: если какие заморочки начнутся, чем-нибудь поможет… А он сейчас на месте?
- Не знаю, надо звонить. У них там два телефона на всё село, так вот один из них, как он говорил, у его родственника.
- Давай номер, сейчас закажем разговор, и если он на месте, попросим чтобы через час он был у телефона.

     Со звонком нам очень повезло. Иван как раз в это время находился в гостях у своего родственника, и нам его сразу позвали.
   Через пять минут мы уже точно знали, как и куда нам ехать. Серёга быстро записывал его точные координаты и названия населённых пунктов, через которые лучше всего добираться.
   Повесив трубку, Серёга сказал:
- Ну всё, нас ждут! Он так обрадовался, что мне почему-то кажется, одним денёчком мы не отделаемся. У них там винища в каждом дворе, как у нас воды в водопроводном кране, так что давай прямо с утра и поехали.

     В семь часов утра мы уже сидели на кухне и ждали, пока Ленка заварит кофе.
- Ну что, господа концессионеры! Денёк-то, смотрите, какой сегодня выдался - на небе ни тучки,- глядя в окно, сказала она. – На термометре уже десять градусов, так что днём совсем будет тепло.
     Спустя сорок минут всё было готово к отъезду. Оба мотоцикла аккуратно были уложены в прицеп, а сверху накрыты ярко-жёлтым полосатым одеялом. К сожалению, другого в доме не нашлось, так что со стороны вся эта конструкция напоминала цирковую кибитку времён бременских музыкантов.
- Ну всё, Серёга, пойдём по чашке кофе на дорожку и поехали, нам ещё Гену забирать, а это небольшой крюк.
    Часа полтора мы выбирались из города. То тут, то там у нас на пути образовывались дорожные пробки. Наконец, миновав аэропорт, мы выехали на Киевское шоссе.

    Машинка шла на удивление бодро, несмотря на болтавшийся сзади гружёный прицеп. Правда, останавливаться приходилось примерно через каждые сто километров, чтобы долить воды в радиатор, но это было даже кстати. Одеяло от ветра постоянно выбивалось из под верёвок, издавая  на скорости довольно неприятные хлопающие звуки. Да и вообще, проверить в очередной раз всё это сооружение было не лишним.
   После Пскова нам удалось обменять у дальнобойщиков бутылку водки на восемьдесят литров солярки.
- Вот чем хорош дизелёк,- сказал я. – Если так и дальше пойдёт, за пару пузырей до самой Молдавии доедем.
   Ближе к вечеру мы были уже в Белоруссии. На улице моросил мелкий дождь, и наше красивое одеяло превратилось в грязную мокрую тряпку. Погода явно нас не баловала. Всю ночь и половину следующего дня дождь не прекращался ни на минуту. Машину приходилось вести почти вслепую. Всё дело в том, что ещё ночью наши стеклоочистители практически перестали работать. Пауза между каждым взмахом была настолько длинной, что всем казалось : ну, вот и всё! Однако, немного передохнув, они, жалобно скрипя и подёргиваясь, медленно ползли по лобовому стеклу, как будто отдавая последнюю дань своему хозяину.
   А сам хозяин, злющий, как собака, курил одну за другой и крыл всё это дело трёхэтажным матом:
- Вот сука какая! Ну надо же, в самый неподходящий момент! Задолбала! Всё, вернёмся, продам её к ё… матери! Сколько можно с ней ковыряться!
- Да хватит тебе, Серёга, на неё бухтеть! Хорошая, хорошая машинка,- я погладил рукой по торпеде. – Чего ты хотел-то! Ведь не девочка уже, скажи спасибо, что остальное всё работает.
- Сплюнь,- буркнул Серёга.
- Вот доберёмся до Югославии, купим моторчик на щётки и сальник для помпы. Наверняка у них там разборки есть, как в Европе.
- Не знаю, может быть, и есть.
  С этими словами он взял пепельницу, полную окурков, и стал вытряхивать её за борт.
  Снаружи что-то звякнуло. Я посмотрел на Серёгу: он сидел с каменным лицом, желваки играли на его скулах.
- Купим моторчик, сальник и …пепельницу,- загробным голосом сказал он.
  Я заржал как умалишённый.
- Останови машину,- сквозь смех, выдавил я,- давай попробуем найти её.
  Проехав метров тридцать, Серёга остановился.
- Чего встали-то?- подал голос с заднего сиденья Гена.
- Да спи, Ген, у нас тут небольшая проблемка, Серёга пепельницу вместе с хабариками выкинул, сейчас поедем.
  - У-у, бля,- промычал Гена и повернулся на другой бок.
    Минут через десять Серёга вернулся, весь мокрый, зажав в руке кусок пластмасски:
- Смотри, Коль, по ней уже раз пять успели проехать, хорошо хоть крышка осталась,- улыбаясь, проговорил он,- приклеим ее, чтобы дырки не было видно, и всё!
   Вот в этом Серёга был весь: заводится с полтычка  – и отходит за три секунды.
   - Давай-ка я поведу, садись отдохни.
   Мы поменялись местами и двинули дальше.
   Во второй половине дня дождь прекратился, и сквозь рваные тучи стало проглядывать весеннее солнышко. Ехать стало намного легче, и мы прибавили скорость.
  Серёга, бубня себе что-то под нос, внимательно изучал атлас.
- Километров через двести начнутся Карпаты, а там и до Молдавии рукой подать. Плохо, что по горам ночью поедем,- наконец подал голос он.
- Заправляться пора,- глядя на датчик, сказал я. - Если в ближайшее время не найдём каких-нибудь трактористов, придётся на заправку заезжать, а то обсохнем.
- Да и пожрать бы уже не мешало,- раздалось сзади.
  Километров через десять мы увидели вереницу машин, стоявших вдоль обочины. Проехав ещё метров пятьдесят, мы свернули на заправку и встали у колонки с дизельным топливом.
  Перед нами было всего несколько грузовиков. Люди с нескрываемым любопытством смотрели на нас из своих автомобилей. Несколько человек вышли из машин и направились в нашу сторону, видимо, полагая, что мы хотим заправиться без очереди.
В то время и в больших-то городах люди слабо себе представляли, что на солярке, кроме МАЗов, КАМАзов и тракторов, могут ездить ещё и легковушки, а что уж говорить об украинской глубинке.
- Ну вы шо, самые умные?!- начал сходу здоровенный усатый мужик. – Попробуйте только суньтесь – вообшэ отсюда не уедете! Совсем уже москали ох…ли!
  Я вышел из машины и, улыбнувшись, обратился к нему:
- Подожди, братишка, ты не переживай… Мы ведь…
- А чего мне переживать,- перебив меня на полуслове и продолжая напирать, рыкнул он. – Это вы сейчас будете переживать, когда без колёс останетесь!
  Улыбка медленно сползла с моего лица.
– Послушай, старичок!- немного повысив голос, произнёс я. - Ты дома так, с тёщей будешь разговаривать, понял?!- я сделал шаг в его сторону. - Чего ты разорался-то как потерпевший?! Чем это, интересно, мы тебе помешали?
  Серёга, давно привыкший к таким раскладам, с улыбкой поспешил к нам:
- Мужики, да не волнуйтесь вы, у нас дизель! Так что мы для вас не конкуренты…
  Усатый на секунду задумался и начал бубнить себе под нос:
- Всё равно вставайте в очередь, а то херня какая-то получается! Мы уже полтора часа тут жопу парим, а эти…  - но, видимо, сообразив, что несёт полную ахинею, запнулся на полуслове и задал уже совсем идиотский вопрос:
– И что, она у вас прямо так на солярке и ездит?
- Прямо так и ездит,- ответил ему Серёга.
- Ну, не знаю… всё равно всё это неправильно,- продолжал ворчать мужик, ковыляя в сторону своей машины.

10.

  Залив полный бак, мы подъехали к маленькому деревянному домику с надписью «Харчiвня». Внутри всё было по-домашнему: чистые скатерти, приятная музыка. На каждом столе  -  вазочка со свежесрезанными ветками, покрытыми молодыми листиками. И запах, умопомрачительный запах какой-то вкуснятины. За соседним столиком двое мужиков, смачно чавкая, наяривали что-то из глиняных горшочков, чмокая и покачивая головой после каждой съеденной ложки. Смотреть на всё это безобразие не было никаких сил, и мы все трое, как по команде, лихорадочно глотая слюни, уткнулись в меню.
  -  Ну, хлопчики, придумали, що будэтэ исты?  -  спросила красивая пышногрудая официантка, слегка покачивая бёдрами.
  -  Да, придумали! Всего и побольше!  -  ответил Гена и, подняв голову, запнулся на полуслове.  -  Ух ты! Вот это да-а…! Его маленькие глазки в мгновенье ока стали масляно-похотливыми, а рыжие усы оттопырились, как у африканского таракана. - Всё, мужики! Я дальше никуда не поеду. Я остаюсь! Ну как можно уехать от такой красоты? Заберёте меня на обратном пути,- начал балагурить он.
    Девушка смущённо улыбнулась:
  -  Давайте, мальчики, заказывайте, мне работать надо.
  Пока она записывала в блокнотик наши пожелания, Гена всё не унимался:
  -  Да я бы такой всю жизнь в постель завтрак приносил, а по вечерам мыл бы посуду и выносил мусор. А вы замужем? Только не говорите «да», а то я сейчас вот этой вилкой проткну своё большое и доброе сердце. И моя смерть будет на вашей совести!
  -  Ну, зачем же такие жертвы, живите себе на здоровье,  -  улыбаясь, ответила она.  - Я не замужем.
  -  А как вас зовут? А то неудобно как-то: «вы» да «вы»,- Гена ёрзал на стуле, как будто у него сильно чесалась задница.
  -  Зовут меня Галя,  -  чуть ли не по  слогам сказала она, и, закончив с нашим заказом, кокетливо виляя попой, пошла на кухню.
  -  Вот это девка!  -  смачно растягивая слова, промурлыкал Гена.  -  Покувыркаться бы с ней недельку!- покачивая головой, он мечтательно закатил глаза кверху.
  -  Ты пойди сначала рожу сполосни, кувыркальщик, а потом будешь с девчонками заигрывать,  -  с улыбкой сказал я.
  -  Да вы на себя-то посмотрите!  -  заржал Гена.  – По вам давно уже кусок мыла с зубной щёткой плачут.  -  А то сидят тут, два умника!
  -  Да, помыться действительно не мешало бы,  - сказал Серёга.  -  Пойду-ка я проверю, что у них тут с умывальником.
  -  Кафешка-то, похоже, частная: смотри, как всё цивильно,  -  с тоской в голосе произнёс Гена, видимо, включая в понятие цивильности и официантку Галю,  -  всё у них тут чистенько, музычка приятная, не то, что в некоторых столовках, где от одного только запаха блевать тянет... Слушай, Коль, попробую-ка я у неё адресок взять, а? Чем чёрт не шутит? А может быть, это судьба,  -  подперев ладонью щёку, продолжал Гена.  -  Вдруг когда-нибудь и попаду сюда?
  -  Пока ты сюда попадёшь, твоя Галя уже двадцать раз успеет замуж выйти и детишек целую кучу нарожает,  -  серьёзным тоном заявил я.  -  Девка-то действительно клёвая, так что думай!
  -  Чего думать-то?  -  уставился Гена на меня.
  -  Ну как  -  чего? Оставаться тебе надо. Хозяйство заведёшь, поросят будешь выращивать, работать устроишься куда-нибудь на ферму… дояром. А мы к тебе в гости будем приезжать горилки хохлятской попить, - и я опять улыбнулся.
  Увидев мою улыбку, Гена встрепенулся:
  -  Да пошёл ты!! Уже и помечтать не даст! Твоя фамилия случайно не Обломов?
   Вернулся Серёга:
  -  Да нормально там всё, надо сходить в машину за туалетными причиндалами. Пока жратву не принесли, хоть зубы почистить.
  Выйдя на улицу, мы увидели чумазого подростка лет тринадцати, который, бесцеремонно задрав одеяло, внимательно изучал содержимое нашего прицепа.
  -  Эй, дружище! Ты ничего не перепутал?
  Мальчишка от неожиданности резко отдёрнул руки и отошёл к машине, продолжая через окна заглядывать в салон. Серёга подошёл к нему:
  -  Мальчик, ты знаешь такую поговорку: «Любопытной Варваре на базаре нос оторвали»? Чего тебе здесь надо? Иди гуляй!
  Он посмотрел на Серёгу волчонком и со злостью в голосе процедил сквозь зубы:
  -  Смотри, как бы тебе самому нос не оторвали, коз-зёл!
  -  Чего-о-о?- от такой наглости Серёга чуть не подавился собственной слюной и, взяв его за шкирку, легонько оттолкнул от себя.  -  А ну вали отсюда, чтобы я тебя больше не видел, хмырёнок!
  Мальчик, как ни в чём ни бывало, не торопясь пошёл в сторону заправки.
  - Ну ох…ть можно, до чего молодёжь борзая пошла!  -  пыхтел Серёга.  -  Среди бела дня готовы в машину залезть.
  «Что-то тут не так»,  -  интуитивно я почувствовал какую-то опасность. 
  -  Погоди, Серёга, не нравится мне всё это. Давай-ка быстренько: поели  -  и валим отсюда.
  Приведя себя немного в порядок, мы сели за стол. У меня всё не выходил из головы этот любопытный юноша  -  уж как-то спокойно он ушёл. Обычно такие шпанята, отойдя на безопасное расстояние, начинают вякать чего-нибудь, кривляться, а этот как будто бы только и ждал, пока его толкнут.
   Через несколько минут появилась Галя с огромным подносом в руке.
  -  А вот и ваш заказик, мальчики. Приятного аппетита!
  На слове «заказик» она сделала еле заметное ударение, поскольку, когда составила все тарелки на стол, там практически не осталось свободного места. Поблагодарив её, мы быстро принялись за дело. Еда была очень вкусной, а главное  -  сытной. Заканчивая со вторым блюдом, я с тоской поглядывал на мясной салат и горку пирожков, дожидающихся своей очереди.


                Читать дальше:  http://www.proza.ru/2010/11/10/171


Рецензии
Все Ваши вещи превосходны. Николай! Я закончил 12й рассказ, будет время - забегите почитать.

Дмитрий Сухарев   18.11.2010 17:08     Заявить о нарушении