Дуракам закон не писан, ч. 1, главы 11 - 15

11.

  -  Ну что, ребята, наелись?  -  спросила Галя, убирая пустые тарелки со стола.
  -  Да! Спасибо, Галюня!  -  почти хором ответили мы.
  -  А откуда вы такие голодные едете-то?
  -  Из Ленинграда.
  -  А-а-а,  -  мечтательно протянула она.  -  Никогда не была. Говорят, очень красивый город.
   Гена сразу оживился:
  -  Так  приезжайте, Галенька, я вам телефончик напишу.
  -  Да куда я поеду!  -  с грустью в голосе сказала она.  -  А работать кто за меня будет?
  -  Ну, мы на обратном пути обязательно к вам заедем,  -  продолжал Гена.  -  Какой-нибудь сувенирчик из-за границы привезём. Уж очень нам здесь у вас понравилось!
  -  Давайте, ребята, всегда рады!
   Мы рассчитались, оставив хорошие чаевые, и, поблагодарив, вышли на улицу.

   Рядом с нашей машиной, преградив ей дорогу, наискосок стояла ярко-красная «девятка».  Возле неё со скучающим видом покуривали двое парней в спортивных костюмах.
  «Я так и думал,  -  промелькнуло у меня в голове.  -  Не зря этот юный следопыт крутился около прицепа!» 
    Увидев нас, из машины вышли ещё двое.
   -  Здорово, туристы! Вы чего это малышей обижаете?  -  один из них со свежим, розового цвета шрамом на щеке подошёл к нам. Я молча открыл капот и начал заливать воду в радиатор.
   -  Ну, чего молчите-то? Я к вам, по-моему, обращаюсь!
   -  А ты чего так машину поставил? Другого места не нашлось?  -  не поворачивая головы, спросил я.
   -  А мы у себя дома. Где хотим, там и ставим машину, понял? Я спрашиваю, вы чего руки распускаете?- в его интонации появились угрожающие нотки.
   Я закрыл капот и повернулся к нему:
  -  Прослушай, приятель! Эти ваши приколы я проходил ещё в начальных классах средней школы. Нам некогда  -  говори, чего надо?
  Рядом с кафе остановилось несколько машин с московскими номерами. Он воровато огляделся по сторонам и кивнул в сторону прицепа:
  -  Чего везёте?
  -  Ты же знаешь, что спрашиваешь?
  -  Ну да,  -  ухмыльнулся он.  -  Продайте один, мы вам нормально заплатим.
  -  Нормально  -  это как?  -  спросил я, соображая, что делать дальше.
  -  Ну-у… в общем, не обидим.
  -  Нет, ребята, мы не для того их везли за полторы тысячи километров, чтобы вам продавать. Так что извините,  -  сказал Серёга.  -  Ничего не получится.
  -  Ты не понял, дурагон! Вам люди деньги предлагают, а вы тут выё…тесь,  -  вступил в разговор ещё один, делая ударение на слове «деньги». -  Вы сейчас договоритесь, вообще всё заберём!
  -  Да погоди ты, Витёк,  -  перебил его первый.  -  Они же ребята неглупые, понимают, что с нами лучше не ссориться, да?  -  и он вопросительно посмотрел на меня. Я взял пустую канистру и попросил Гену сходить в кафе за водой. На сухом асфальте появилась тоненькая струйка воды, вытекающая из-под машины в районе двигателя. Этот, со шрамом, увидев её, улыбнулся:
  -  Ой, что это у вас  -  радиатор течёт? Это плохо! Это совсем плохо! Далеко вы на такой машине не уедете.
  -  Да они вообще могут не уехать отсюда!  -  не унимался второй.

  А тем временем официантка, стоявшая у окна, увидев Гену с канистрой, спросила, с тревогой в голосе:
  -  Чего они от вас хотят?
  -  Да хрен их знает! Продать просят кой-чего,- пробурчал Гена, занятый своими мыслями.
  -  Не связывайтесь вы с ними, ребята, это настоящие отморозки! Они тут постоянно ошиваются. У них и милиция-то местная вся куплена. То изобьют кого-нибудь, то ограбят. Так что подумайте! Они и нас одно время доставали, пока хозяин им платить не стал после того, как сожгли нам подсобку на заднем дворе.
  -  Ну ладно, Галенька, спасибо…. Пойду я. Может быть, ещё и увидимся,- как тот красноармеец, уходивший на фронт, торжественно попрощался он.
  Гена вышел из кафе и, укладывая канистру в багажник, полушёпотом спросил:
  -  Ну, что тут?
  -  Да ничего хорошего,  -  ответил я.  -  Съезжать как-то надо с этой темы. Нам сейчас эти тёрки абсолютно не нужны.
  -  А как съезжать-то?
  -  Пока не знаю. У тебя, Серёга, есть какие-нибудь мысли?
  -  Да послать их на хер, и всё! Не будут же они прямо здесь разводить эту бодягу  -  народу-то посмотри, сколько вокруг!
  -  Правильно, я тоже так думаю. Ну, а ты, Ген, чего скажешь?
  -  Ну, а я чего? Я как вы. Только Галька меня сейчас предупредила: отвязанные они напрочь  -  короче, местный рэкет, и ждать от них можно чего угодно. Они им даже какой-то сарай сожгли в своё время.
  -  Да-а, хорошего мало. Скорее всего, так просто они не отстанут,  - как будто разговаривая сам с собой, тихо сказал я.  – Но будем пробовать. В крайнем случае, устроим здесь драку. Я думаю, им это не очень-то  нужно: смотри, как они по сторонам озираются.
  В это время трое подошли к нам, четвёртый остался возле своей машины.
  -  Ну чего, парни, надумали?
  Серёга закрыл багажник, и, подойдя к прицепу, демонстративно стал поправлять одеяло.
  -  Чего тут думать-то? Мы же сказали  -  не продадим! О чём тут ещё базарить!
  -  Что, соскочить хотите?  -  с мерзкой улыбкой на роже произнёс второй.  -  Да мы…
  -  Убери машину!  -  перебил его я.  - А сами езжайте вон в деревню и там свекловодов разводите, понял?  -  я махнул рукой в сторону домиков, стоявших вдалеке от дороги.
  -  Ну, вот это вы зря,  -  назидательно произнёс первый.  -  Мы же хотели по-честному: половину вам, половину нам. А вы тут проблем, видимо, решили себе нажить?! Делиться не хотите!
  -  Ты мне, что ли, эти проблемы устроишь, баклан?!  -  со злостью спросил я, подойдя к нему поближе.  -  Ну, давай, рискни здоровьем! Я посмотрю, как это у тебя получится.
   Он внимательно посмотрел на меня, и, подумав несколько секунд, повернулся к стоявшему возле машины:
  -  Сань, заводи!
  «Неужели всё так просто?.. Да нет, вряд ли».
   Они все четверо как-то незаметно разошлись по сторонам. Один сел за руль. Двое, стоявших рядом, медленно обойдя нас с обеих сторон, встали возле прицепа, а четвёртый достал из багажника маленькую канистру, подошёл с другой стороны и хаотичными движениями стал поливать из неё прямо на одеяло. В воздухе резко запахло бензином. Человек со шрамом спокойно достал из кармана зажигалку и, улыбнувшись, сказал:
  -  Ну что, придурки, вот вам и проблемы!
    Мы стояли молча, как три полных идиота. Это был аргумент, причём очень серьёзный. Стоит ему чиркнуть зажигалкой  -  и через несколько секунд мы будем прыгать вокруг нашего прицепа, как детишки в пионерском лагере вокруг прощального костра. А они спокойно сядут в машину и уедут.
  «Вот ведь с-суки,  -  подумал я,  -  и дёргаться-то уже бесполезно, всё равно не успеешь ничего сделать».
  -  Эй, хорош дурковать!  Вы чего, совсем мозгами двинулись?  -  подался вперёд Серёга.
  -  А ну стой на месте, мудила! -  рявкнул один из них.  -  Это кто мозгами двинулся, а?  -  начал заводиться он.  -  Это, похоже, у вас с головой проблемы! Вы что, думаете, мы тут с вами шутим, что ли? Бакс, жги ты их, да поехали отсюда, а то вон уже зрители собираются  -  и он кивнул головой в сторону кафе. Там действительно собралось человек семь, с любопытством и опаской наблюдая за этой сценой.
  -  Ладно,  -  сказал я,  -  давай поговорим,  -  и взял Серёгу за рукав.  -  А то я смотрю, вы ребята лихие, напорите сейчас косяков, потом не поправить будет.
  Бакс, немного подумав, огляделся по сторонам и убрал зажигалку в карман:
  -  Сразу бы так, а то устроили тут бесплатный цирк для трудящихся,  -  и он самодовольно улыбнулся.      
   В этот момент я готов был его загрызть. «Ну ничего,  -  подумал я,  -  мы с тобой ещё потанцуем! Дайте только времени немного».
  -  Я  так думаю,  -  растягивая слова и глядя в сторону зевак, продолжал он.  -  Чего мы будем здесь тележить, народ развлекать? Километров через двадцать на трассе будет небольшая стоянка, там и порешаем наши вопросы. Поедете за нами. Только это, красавцы…  -  он сделал небольшую паузу,  -  не вздумайте по дороге гонки устраивать, на скорости-то оно ещё лучше гореть будет!  -  и он, улыбаясь, кивнул в сторону прицепа.
  «Сволочь!  -  выругался я про себя.  -  Дай только что-нибудь придумать, ты у меня кровью блевать будешь! Гнида!»
  -  Всё, поехали!  -  скомандовал он.
Подождав, пока мы сели в машину, «девятка» медленно выехала на шоссе.
  -  Ну, что делать-то будем?  -  спросил Серёга, трогаясь с места.
  -  Во-первых, старайся ехать как можно медленнее, нам нужно выиграть время,  - сказал я.
  -  Ублюдки!  -  выругался Гена.  -  Ну надо же, откуда они только взялись?
  -  Погоди ты, Ген, переживать потом будем, сейчас надо срочно что-нибудь придумать. У нас есть минут пятнадцать, от силы двадцать. Отдавать им мотоциклы, мужики, лично в мои планы никак не входит,  -  я умышленно замолчал:  возражений не последовало, лишь Гена печально констатировал: «Да-а, крепко они нас взяли в оборот».


12.

   На улице погода начала заметно портиться, всё небо заволокло чёрными рваными тучами, кое-где на лобовом стекле стали появляться первые дождевые капли.
  -  Этого нам только не хватало,  -  тихо сказал Серёга.
   И без того напряжённую ситуацию усугубляло ещё и то, что дорога, по которой мы ехали, пошла сквозь густой, непроглядный лес. За окном в полумраке мелькали поросшие мхом и вьющимся плющом необъятные стволы деревьев, плотной стеной стоявшие по обе стороны от дороги. 
   «Да, весёленькое местечко, - подумал я.  - Прямо как в сказке про Кащея Бессмертного. Не хватает только Бабы-Яги верхом на метле и соловья-разбойника где-нибудь на дереве… Хотя с этим-то как раз всё в порядке»  -  я посмотрел на идущую впереди «девятку». Большая сова, напуганная шумом машин, плавно взмахивая крыльями, перелетела через дорогу и скрылась в верхушках огромных елей. Мы невольно переглянулись.
    В моей голове давно уже роились мысли, отдалённо походившие на план действий, оставалось теперь слепить всё это буйство фантазии в единое целое. Времени действительно оставалось совсем мало, «девятка» в любой момент могла свернуть на стоянку, и тогда придётся что-то предпринимать, а вот что? Здесь нужна хотя бы какая-то договорённость между собой. И, нарушив молчание, я начал размышлять вслух:
  -  Ну, допустим, мы не остановимся и поедем дальше. Во-первых: оторваться мы от них не сможем, это понятно, а во-вторых: долго  не проедем из-за помпы, километров через сто пятьдесят закипим; и, наконец, в-третьих, они нас просто сожгут прямо на ходу…  И повторим мы с вами, друзья, подвиг лётчика Гастелло,  -  попытался пошутить я, но мой юмор почему-то никто не оценил, и я продолжил.  -  Значит, этот вариант отпадает. Второй вариант: мы останавливаемся, выходим из машины и начинаем с ними бодаться.
  -  Ну, это глупо,  -  спокойно сказал Серёга.  -  Во-первых, их больше, во-вторых, они сейчас у себя в машине тоже не кроссворды отгадывают, а наверняка прикидывают разные ситуации, и уж этот вариант, я думаю, они просчитали в первую очередь. А, учитывая то, что они полные отморозки, оставаться здесь, в глухом лесу, с пробитой башкой что-то не очень хочется.
  -  Согласен,  -  кивнул я.
  -  А тем более,  - продолжил он,  -  при любом раскладе, что мешает любому из них в суматохе поджечь нас, и тогда, я думаю, нам будет уже не до драки. А если уж и заводить было эту возню, то никак не в лесу, а по крайней мере там, у кафе, где полно народу. И вода, если что, под рукой.
  -  Ну, а ты чего думаешь?  -  спросил я у Гены.
  -  Буром переть на них бесполезно, Серёга прав,  -  ответил он.  -  Их надо как-то запутать.
  -  Правильно!  -  перебил я его. Мои мысли стали постепенно выстраиваться в более или менее логическую цепь.  -  Задурить их как-то  -  это раз, вывести машину из строя, чтобы мы смогли от них оторваться  -  это два! Значит, так: допустим, кто-то из нас включает дурака и с ними якобы пытается договориться. Второй заливает воду в радиатор и садится за руль, делая вид, что проверяет что-то в машине, готовый в любой момент дёрнуть с места. Ну, а третий под любым предлогом подходит к их машине и режет им колёса!
  Выпалив всё это скороговоркой и понимая, что времени остаётся совсем в обрез, я потёр ладонью лоб:
  -  Всё! Давайте ещё раз! Серёга, у тебя есть в инструментах что-нибудь острое?
  -  Есть  -  там, в маленькой сумочке. Ген, достань!
   Перегнувшись через заднее сиденье, Гена достал небольшую сумку и, порывшись в ней, извлёк шило, сделанное из напильника.
   -  Во! То, что надо!  - от волнения почти истерично взвизгнул я и выхватил у него из рук заточенный напильник.      
-  Теперь так: ты, Серёга, заливаешь воду, садишься за руль и очень внимательно смотришь за мной. Я начинаю с ними тереть. Ну, а ты, Гена, демонстративно бежишь в кусты, делая вид, что вот-вот обоссышься… только не очень далеко,- я посмотрел на него, изобразив на своей физиономии вымученную улыбку,- и ждёшь удобного момента. Как только мне удастся отвлечь внимание всех четверых на себя, незаметно подходишь к машине и колешь два колеса. Только обязательно два, иначе всё теряет смысл: поставить запаску  -  дело пяти минут. После этого, не привлекая к себе никакого внимания, идёшь к нашей машине, открываешь пассажирскую дверь и стоишь, якобы разговаривая с Серёгой, готовый в любую секунду сесть в неё. Ну, а я всё это время буду сечь за вами.  -  Серёга!  -  я сделал небольшую паузу, глядя на него.  -  Теперь самое главное. Здесь ошибаться уже нельзя! Иначе наживём мы, мягко выражаясь, на свою задницу большие неприятности. Когда у Гены будет всё готово и он подойдёт к тебе, смотри внимательно за мной. Как только у меня появится возможность отойти от них в сторону прицепа хотя бы на метр, трогайся с места, только не очень резко. А то ведь, сам понимаешь, я могу и не поспеть за вами,  -  я почесал затылок.  -  Вот, пожалуй, и всё: только так, мне кажется, мы сможем отделаться от них,- закончил я тараторить и вернул Гене шило. - Ну что, согласны?
  -  А может быть, попробовать с ними договориться?  -  жалобно спросил Гена, держа заточенный напильник обеими руками, как церковную свечку на похоронах.
  -  Да нет, Колька прав,  -  задумчиво произнёс Серёга.  -  Не для переговоров они нас сюда тащили. Я думаю, с их стороны вообще сейчас всё будет очень жёстко. Так что это действительно, пожалуй, единственный выход из положения. Давайте попробуем, хуже уже не будет! Нам изначально не стоило с ними сюда ехать. Скорее всего, на понт они нас взяли там, у кафе. А теперь хер знает, что у них на уме!..  Короче говоря, мы сами мудаки, что попёрлись сюда с ними,  -  подытожил он.
  -  Ну, и что теперь?  -  тихо спросил я, глядя перед собой.
  -  Да ничего!  - повысил голос Серёга.  -  Разруливать теперь как-то надо, вот чего!
  Нервы были у всех на пределе.
  -  Послушай, мне ведь тоже всё это не очень-то нравится!
  -  Эй, стоп, мужики,  -  спокойным голосом сказал Гена. -  Нам только ругани сейчас не хватает. Делаем, как решили. Если пойдёт что не так  - определимся по ходу, на месте. Я только вот чего хотел…  А вдруг у меня не получится? Может, я за руль?
  -  Да пойми ты, Ген!  Вот за рулём-то как раз у тебя может и не получиться. Ты, конечно, не обижайся, но тут хотя бы маломальский опыт нужен.  А то заглохнешь, не дай бог, или ещё чего. А потом… это Серёгина машина  -  он её, как облупленную, знает, так что пусть уж лучше он. А твоя задача  -  выбрать удобный момент и ткнуть вот этой железкой в колесо, вот и всё!- просюсюкал я таким тоном, как будто Гена от рождения страдал болезнью Дауна и речь сейчас шла о том, чтобы иголочкой проткнуть воздушный шарик ради смеха.
  -  Ладно.  Похоже, приехали.

13.

   Впереди идущая «девятка» показала правый поворот и плавно стала притормаживать. Машина свернула на стоянку и остановилась посередине площадки.  «Уже неплохо!  -  мелькнуло у меня в голове.  -  Остановись они на выезде, перекрыв нам дорогу, весь наш план рухнул бы, как карточный домик. Об этом, кстати, я даже и не подумал».  От этой мысли по телу пробежал лёгкий, омерзительный мандраж. Всего предусмотреть за столь короткое время невозможно, так что здесь они нам здорово подыграли. Значит, они абсолютно уверены, что дело уже сделано, и я моментально переиграл план своих действий. Серёга проехал слева от них метра на четыре вперёд и остановился.
  -  Ну, с богом, мужики!  -  трясущимися руками я прикурил сигарету, открыл дверь и вышел из машины. На улице сгущались сумерки. Всё небо заволокло тучами, и лишь заунывное уханье какой-то лесной птицы нарушало тревожную тишину.
   Я огляделся по сторонам. Стоянка представляла собой не что иное, как бесформенную лесную полянку, окаймлённую со всех сторон густой, непролазной чащей. «Идеальное место для разборок- подумал я.   - Здесь, если что, не найдут, наверное, никогда». От этой мысли неприятный холодок пробежал у меня по спине, превратив лёгкую дрожь в нервную судорогу.  Я попытался взять себя в руки и медленно направился в сторону своих оппонентов. Те, в свою очередь, вышли из машины, разминая конечности, как в спортзале перед тренировкой, тем самым явно демонстрируя свои намерения. Трое из них расположились с левой стороны от своей машины, что меня вполне устраивало. Зато четвёртый, встал с противоположной  -  как раз там, куда со стороны леса незаметно должен был подойти Гена.
  -  Ну что, парни, деньги-то приготовили?  -  с дурацкой улыбкой на лице спросил я, подойдя к ним.  -  Переругались мы, конечно, из-за вас. Не знаю теперь, как дальше поедем,  -  и, слегка мотнув головой, идиотски хихикнул.  -  Эти два мудака,  -  кивнул я в сторону своей машины,  -  боятся, что вы нормально не заплатите, так что вы уж извините, давайте определимся, а то меня потом живьём сожрут!  -  и я заискивающе посмотрел на одного их них.
   Все дружно повернули головы. Серёга со злостью захлопнул капот и швырнул канистру в машину. Гена смешно переминался с ноги на ногу, вертел головой, прикидывая, в какую сторону ему лучше рвануть.
     Не почувствовав никакого подвоха, они опять переключили внимание на меня.
  -  Видишь ли, уважаемый,  -  обращаясь ко мне, как к законченному дебилу, и покручивая пуговицу на моей джинсовой куртке, издевательским тоном сказал Бакс,  -  вы отняли у нас слишком много времени, мы вообще должны были ехать в другую сторону. По вашей вине у нас сорвалась очень важная встреча, мы попали на бабки  -  так что извини, придётся компенсировать,- выдал он полный набор дежурных бандитских претензий.
  Краем глаза я заметил, как Гена зашёл за дерево метрах в пяти от их машины. На него никто не обратил внимания.
  -  Так я и говорю: пожалуйста, забирайте, только давайте с ценой определимся, а то нам тоже некогда,  -  продолжал дурковать я.  Серёга уже сидел на корточках возле машины, держась одной рукой за руль и, делая вид, что заглядывает под торпеду, внимательно следил за нами.  Бакс посмотрел на меня в упор и, подойдя ближе, вполсилы ткнул меня кулаком под ребро.
  -  Хватит дураком прикидываться,  -  зашипел он,  -  Не заставляй нас брать грех на душу!
  Я  скорчил страдальческую гримасу и наигранно схватился за бок:
  -  Ребята, вы чего? Я же сказал, что мы согласны, давайте деньги и забирайте.   
Я заметил, как Серёга на мгновение дёрнулся, но затем остался на своём месте. «Молодец,  -  подумал я, – хватило ума не ввязываться».
   Всю картину портил четвёртый урод, стоявший у машины со стороны леса. Гена, по всей видимости, уже готов был выйти, и теперь ждал удобного момента. У меня вертелось в голове: как же выманить этого барана поближе к себе, чтобы дать Гене возможность подойти  к машине?
   Ситуацию неожиданно разрядил он сам.
  -  Ты чо, дятел, ещё не понял, куда ты попал?!  -  вылупив глаза, крикнул он.
  -  Да всё он понимает,  -  ощерился Бакс.  – Только время зачем-то тянет.  И, как будто о чём-то догадываясь, медленно огляделся вокруг. У меня похолодело внутри. Если они срубят фишку и вычислят нас, будет совсем плохо.
  -  Да сам ты дятел!!  -  заорал я,  -  Чего ты там тявкаешь?! Не видишь, мы тут разговариваем! Ты меня ещё там, у кафе достал: «Да вы отсюда вообще не уедете», «да куда ты попал!»  -  передразнил я его интонацию.  -  Стой там на месте и заткнись, понял?..  Урод!
   Это сработало. Он подпрыгнул, как ошпаренный, как будто его укусили за жопу и, подбежав ко мне, с силой ударил меня в лицо. Хоть я и был готов к такому повороту событий и уклониться от удара даже не пытался, но получать по морде, скажу откровенно, всегда неприятно. Из глаз у меня посыпались разноцветные искры, а из разбитой губы хлынула кровь, заливая одежду. Я закрыл лицо руками, и, получив тут же сильный удар ногой в живот, упал на карачки.
  - Ну что, мудень, теперь ты понял, куда попал?  -  спросил Витёк, взяв меня за волосы. Я поднял голову. Все четверо были рядом, готовые в любой момент продолжить экзекуцию.
  -  Ах ты, с-сука,  -  замычал я, и, взяв его левой рукой за куртку, потянул вниз, как будто пытаясь сказать ему пару ласковых на ушко. Несколько секунд он упирался, но, получив незаметный и резкий удар локтем под колено, рухнул на меня сверху. Он, видимо, даже не понял, почему упал, и, сцепившись, мы стали кататься по земле.
    «Ну, Гена, сучок, если ты ещё не вышел, завтра убью  -  подумал я».
   Мне было важно создать видимость сумбурной возни, но поскольку из-за машины ничего не было видно, я продолжал пыхтеть и ругаться, кувыркаясь в пыли. Наконец, спустя минуты полторы, я увидел Генины ноги, удаляющиеся в сторону нашей машины. «Интересно, получилось или нет?»  В любом случае дальше продолжаться это не могло. Ещё немного  -  и они врубились бы, что всё это лажа.
   Получив напоследок удар ноги по почкам и убедившись, что Гена уже возле машины, я резко и с силой провёл болевой приём на руку. Раздался неприятный хруст, Витёк взвизгнул и тут же обмяк. «Болевой шок  -  видимо, я сломал ему руку».
Быстро поднявшись на ноги и тяжело дыша, я, как ни в чем, ни бывало, начал отряхиваться, краем глаза поглядывая за прицепом. Гена медленно сел в машину, оставив при этом открытой дверь. Бакс, как затравленный зверь, видимо, догадавшись, что происходит, внимательно посмотрел в сторону нашей машины, затем на Витька.
  -  Ах вы, черти!  -  злобно зарычал он.  -  Отвалить решили? Вот хер вы угадали,  -  и, сунув руку за пазуху, достал… пистолет.  -  Я же предупреждал, не доводите до греха! А вы тут дуру валяете. Не врубаюсь я что-то: неужели за эти железки башки своей не жалко?!   -  он передёрнул затвор и направил ствол мне в живот.  -  А ну разматывай свои верёвки, чего стоишь, как приколоченный?!


14.

  Как ни странно, при виде оружия, направленного на меня, я не испытал абсолютно никаких эмоций. Мне почему-то стало совершенно безразлично, что будет дальше. Видимо, от усталости и эмоционального перенапряжения во мне напрочь атрофировалось чувство опасности.
  -  Убери ты свою пукалку, дурачок,  -  с трудом шевеля разбитой губой, сказал я, и сделал шаг в его сторону.
   Раздался выстрел. Пуля с омерзительным визгом прошла в сантиметрах двадцати от моего уха. Это подействовало отрезвляюще. 
    «А ведь они действительно отморозки! Ещё, чего доброго, завалят»,  -  пронеслось у меня в голове.
  -  Ладно, ладно, успокойся,  - сказал я, выставив руки вперёд.
   Серёга был уже рядом:
  -  Всё, мужики, хорош! Забирайте вы его на хер, и разбежались.
  Витёк сидел на земле, прислонившись к своей машине и, слегка покачиваясь, стонал от боли. Остальные, стоя чуть поодаль, внимательно наблюдали, как мы колупаемся с узлами.
  -  Надо Гену позвать,  -  тихо сказал Серёга.
  -  Не надо, сами управимся, пусть сидит в машине,  -  видимо, на что-то ещё надеясь, шёпотом ответил я.
   Наконец, освободив прицеп от верёвок, Серёга откинул одеяло. Меня как будто ножом резануло по сердцу. Сколько трудов и нервов стоило, чтобы привезти эти мотоциклы сюда, не говоря уже о деньгах, тем более не своих, которые ещё предстоит отдавать! Перед глазами встала родная комната в родительской квартире, разобранный шкаф, Ленка, смеющаяся и сидящая в ночной пижаме верхом на мотоцикле, весело помахивая мне рукой. Вспомнились её печальные, полные тревоги глаза перед нашим отъездом.  Мы оба стояли и молча смотрели на наши мотоциклы, как будто прощаясь с ними.
  - Ну, что встали? Давай, выгружай оба!  -  раздалось сзади,  -  и валите отсюда в свой сраный Питер, ваше путешествие закончилось!
  На меня вдруг накатила такая безудержная злоба, что я готов был их разорвать.
  -  У Гены-то всё получилось?  -  тихо спросил я.
  -  Да, но что теперь это меняет?  -  почти шёпотом ответил Серёга.
  -  Очень даже меняет,  -  упрямым тоном сказал я и показал взглядом на ржавую монтировку, лежавшую в углу у самого бортика. – Садись в машину и будь готов в любую секунду.
  Серёга хотел было что-то возразить, но его перебил раздавшийся сзади окрик:
  -  Чо вы там шушукаетесь? Давайте по-быстрому сгружайте!
  Я повернул голову и безразличным тоном сказал:
  -  Да ладно, не гони ты, тут инструмент нужен, крепёж перекусить.
  И обращаясь к Серёге:
  - Сходи, там в бардачке плоскогубцы должны быть.
  - Ага, и машину заглуши!  -  крикнул Бакс.
  Серёга мельком взглянул на меня и молча пошёл к машине. Я протянул руку и попытался незаметно взять монтировку, но она, пролежав, очевидно, на этом месте не один год, настолько приржавела к полику, что, с трудом просунув палец с торца, я чуть было не оторвал себе ноготь, прежде чем она поддалась. Наконец, взяв её в руку и собравшись с духом, я повернул голову и обратился к Баксу:
   -  Ну, сам посмотри, чего мы тут навертели. Без кусачек не обойтись!
  Стоя в полусогнутой позе, я держал руки внутри прицепа, и думал только об одном: «подойдёт или не подойдёт?» Сердце бешено колотилось, готовое в любую секунду выскочить наружу, от напряжения меня всего колбасило, как припадочного. Наконец, немного подумав, Бакс медленно двинулся ко мне, держа пистолет наготове.
  -  Ну, чего там?
  -  Да вот,  -  спокойно сказал я, - сам посмотри.
   Подпустив его ближе, я резко выпрямился и с разворота залепил ему монтировкой по запястью в надежде выбить оружие. Пистолет бабочкой выпорхнул у него из руки и, описав в воздухе замысловатую дугу, брякнулся где-то между нашей машиной и прицепом. Бакс взвыл от боли и, сунув руку между колен, согнулся в три погибели. Остальные двое дёрнулись в мою сторону, но в это время Серёга, наблюдавший за нами в зеркало, надавил на газ, и машина сорвалась с места. Я устремился за ней, но почувствовал, как один из бандитов уцепился мне за куртку и с силой потянул назад, пытаясь завалить меня на землю. Я развернулся, чтобы освободиться от захвата, но, потеряв равновесие, упал на колени и тут же получил увесистый удар по уху. У меня мелькнула мысль: «сейчас они поднимут волыну, и тогда нам конец! Больше, они разговаривать с нами не станут». Собравшись с силами, я наотмашь рубанул его монтировкой по ногам и, вскочив, побежал за машиной.
   Всё это произошло за считаные секунды, но мне они показались вечностью. Силы были почти на исходе и, с трудом добежав до  прицепа, я ласточкой нырнул в него прямо на ходу, сильно ударившись боком о какую-то торчащую железку. От боли у меня перехватило дыхание. Серёга резко прибавил скорость, и мы вылетели на трассу. На наше счастье, на дороге не оказалось попутных машин, иначе аварии было бы не избежать. Я лежал, уткнувшись мордой в колесо мотоцикла и думал лишь об одном: «только бы не начали стрелять! Для пули борт прицепа, да и вся машина  -  как листок бумажки».
   Немного отдышавшись, я медленно приподнял голову и посмотрел назад. Погони не было.
   Неужели получилось?
   «Молодец, Гена  -  сделал всё, как надо!»
   Я аккуратно повернулся на другой бок и чуть не вскрикнул от боли. «По всей видимости, у меня сломано ребро, - подумал я,- в лучшем случае  сильный ушиб, это не считая разбитой губы, оттопыренного уха, разодранного в кровь пальца и напрочь испорченной одежды».
   «Да, неплохо пообедали!» -  усмехнулся я про себя.


15.

   Слегка приподнявшись на локте, я посмотрел вперёд. Гена через заднее стекло глядел на меня. Мы встретились глазами, и он закричал:
- Ну, как ты?
Из-за шума езды и грохота прицепа я его не слышал, но понял по губам.
- Да нормально всё,  -  тихо сказал я и, подняв вверх большой палец, улыбнулся.    
   Километров через пять машина стала притормаживать. Я высунул голову и осмотрелся.
   На дороге всё было спокойно. За это время мы обогнали пару грузовиков, какой-то «москвичонок», и несколько машин пронеслось нам навстречу.
   Серёга остановился, прижавшись к обочине, и я медленно стал выбираться из прицепа. Состояние у меня было, мягко говоря, на троечку с минусом. Каждое движение давалось с большим трудом, как будто меня только что пропустили через мясорубку, и затем из всего этого месива вылепили заново.
   -  Молодец, Колька, здорово всё получилось!  -  и, широко улыбаясь, Гена хлопнул меня по плечу. В этот момент мне показалось, что я столкнулся с паровозом: всё тело пронзила острая боль, в ушах зазвенело, а перед глазами поплыли зелёные круги.
  -  Не надо меня сейчас трогать, Гена,  -  еле шевеля разбитой губой, промычал я,  -  у меня, похоже, ребро сломано.
  -  Давай-ка я посмотрю, что у тебя там,  -  протянул руку Серёга.
  -  Не надо. Сейчас не время. Мужики, расслабляться-то пока рановато! Давайте приведём здесь всё в порядок  -  и поехали.
   На улице уже совсем стемнело, и кое-как, почти наощупь примотав верёвками одеяло, мы двинулись дальше.
   Настроение было приподнятое. Ещё бы: выкрутиться из такой сложной ситуации практически без потерь, не считая моей разбитой морды, не надеялся, наверное, никто из нас.
  -  Теперь, мужики, главное  - не нарваться на них снова,  -  ворочаясь на заднем сидении, сказал я.  -  Что им стоит остановить кого-нибудь и просто отобрать запаску. Я думаю, чтобы встретиться с нами ещё раз, они сейчас пойдут на что угодно! Второй раз тёрки они с нами разводить уже не будут. Пушка-то у них осталась! Так что мне кажется, с этой трассы надо по-быстрому сворачивать.
  Гена достал атлас и, бубня себе под нос, стал водить пальцем по карте.
  -  Ну вот, километров через тридцать можно будет повернуть налево, потом так, так, так… ну, в общем, километров двести лишних намотаем  -  подытожил он. 
  -  Как говорится, для бешеной собаки двести километров не крюк,  -  сказал Серёга.  -  А так мы на свою жопу приключений можем намотать, так что я сворачиваю!
   В это время сзади появилась машина и несколько раз мигнула нам дальним светом.
  -  Твою мать!  -  выругался Серёга.  -  Если это они, что делать будем?
  -  Ну, не останавливаться  -  это точно!  -  я посмотрел назад.
  Машина действительно на большой скорости, постоянно сигналя, приближалась к нам.
  -  Ген, а ты точно всё сделал, как договаривались?  -  не поворачивая головы, спросил я.  -  Что-то уж очень быстро они нас догнали.
  -  Нет, я пошутил!  -  огрызнулся Гена.  -  Как будто я не с вами сейчас еду в машине, а сижу дома на диване у телевизора. И вообще, что ты тут раскомандовался?
  -  Ну, хватит вам, нашли время!..  А не приходило вам в голову, что помимо запаски, у них могла ещё и камера лишняя оказаться? Колесо перебортировать, как два пальца обоссать, за несколько минут можно.
  -  Да, вот это в голову нам не пришло,- язвительным тоном проворчал я. - А также не пришло в голову и то, что у них сейчас на крыше пулемёт может оказаться, а сзади противотанковая пушка на колёсиках!  Короче, Серёга, как только они поравняются с нами, тормози, а то, чего доброго, шмалять начнут.
  Машина, идущая сзади, почти догнав нас, показала левый поворот и пошла на обгон. Серёга, выждав несколько секунд, резко нажал на тормоз.
Бежевая «Волга», пару раз бибикнув, пролетела мимо, показав нам удаляющиеся в темноте габариты. От резкого торможения тяжёлый прицеп повело в сторону, и Серёга с трудом выровнял машину. Мы вздохнули с облегчением. Во-первых потому, что попутная машина оказалась бежевой «Волгой», а не красной «девяткой», во-вторых, что не кувыркнулись прямо здесь вместе с прицепом после таких манёвров.
    Немного придя в себя и плавно набирая скорость, Серёга заорал, ударив кулаком об руль:
  -  Ну чего этому пидору надо-то было, чего он сигналил, мудила?!
  -  Наверное, у нас там опять что-нибудь болтается,  -  предположил Гена.  -  Видимо, в темноте и впопыхах верёвки плохо закрепили.
  Минут через десять появился дорожный указатель с названиями населённых пунктов, где второстепенная дорога уходила налево. Свернув на неё, мы проехали ещё километров пятнадцать и остановились в первой же деревне под уличным фонарём. Верёвка действительно развязалась, и многострадальное одеяло волочилось по асфальту. Водрузив его на место и тщательно закрепив, мы поехали дальше.
   Обстановка в машине заметно разрядилась. Забыв о недавних неприятностях, мы весело болтали о всякой чепухе. Сначала Гена рассказал, как он, прячась за деревом в ожидании удобного момента, провалился по пояс в какую-то яму и поначалу никак не мог из неё выбраться. Но как только началась заварушка и меня стали волтузить, он сам не понял, как оказался возле машины, стоя на четвереньках. Затем Серёга признался: не появись Гена ещё с минуту или две, он обязательно бы вмешался.
  -  Ну не мог я больше смотреть, как тебя ногами пинают! Да и вообще, роль вы мне отвели, надо признаться, самую почётную: сиди и смотри, как вас там мудохают!  -  кипятился Серёга.
   Потом  -  как он чуть было не сорвался с места в то время, как я разговаривал с Баксом, не видя из-за моей спины, что тот направил на меня пистолет. Лишь после того, как раздался выстрел, он понял, что чуть не облажался.
  -  Да-а, весело бы было,  -  морщась от боли, сквозь смех выдавил я.  -  Если бы ты тогда поехал, мне ничего не оставалось бы, как рвать когти за вами, и тогда этот ублюдок прострелил бы мне задницу…  Спасибо тебе, Серёга, спасибо, дружище! Ну, а если серьёзно, мужики, мы просто молодцы! Каждый сделал своё дело, как планировали. Трахнули мы этих козлов по полной программе, в самой, можно сказать, извращённой форме!
  -  Жаль, что помяли они тебя немного,  -  сказал Серёга,  -  а так совсем бы всё хорошо было.
  Я аккуратно потрогал разбитую губу:
  -  Да ладно, заживёт, что теперь  -  повеситься? Вот шмотки жалко. Как я теперь дальше таким поросёнком поеду? Кровь, по-моему, не отстирывается.
  -  Ничего,  -  ответил Серёга и протянул мне сигарету,  -  на, подыми. До Ивана доедем, там разберёмся. Если что  -  его разденем! Нам теперь главное  -  до него добраться без приключений.
  -  Да уж, приключений, пожалуй, на сегодня хватит,  -  сонным голосом сказал я и затушил почти целую сигарету. На меня вдруг навалилась такая усталость, что, повернувшись на другой бок и послушав пару анекдотов в исполнении Гены, я незаметно для себя погрузился в сон.


                Читать  дальше:  http://www.proza.ru/2010/11/10/172


Рецензии
Привет, Николай! Я по Вашей рекомендации (давнишней) сползал на страничку Александры Палей. Эта особа опубликовала действительно приличный труд-исследование о казино. Полагаю - в этом она пионер. Такого рода работ раньше не писалось. Или излагались некие казиношные "техники", или устраивались дебаты - нужны ли нам такие заведения.
К сожалению, я не смог прочитать весь труд ётушки Палей. Я прочёл лишь 10 глав (зато - добросовестно). После этого я устал, и мне наскучило. Японял, что меня излагаемые факты как-то не очень волнуют. И я задумался - а для чего тётушка Палей с таким знанием дела и даже пылом - всё это излагает? Что ею двигало? Кому она это всё адресовала? И я так себе и не смог ничего по этому поводу вразумительно ответить.
Мне даже почудилось, что тётушка как-то подспудно, между строк - пытается донести до властей или общества мысль о том, что казино - нужны и полезны (обществу и государству). А это вопрос очень спорный.
Нужно ведь постоянно готовить целые штаты занятых в этом бизнесе людей. А больше в жизни они - ни на что не годятся. Где может ещё пригодиться их опыт? На заводе? На стройке? Куда сейчас подастся сама тётушка Палей? Нет - я уверен, что чо-то из занятий она себе найдёт - финансовые пирамиды, обман вкладчиков, оффшоры, откаты... Я говорю о том, что проку от неё родине - никакого. Она все 17 лет просто жировала, как жируют и сейчас многие иные. И мне её не жаль, и она мне - не интересна.
Рецензию Вашу я прочёл. И посмотрел - тётушка Палей не отвечает очень многим. Не ответила она и мне. Заглядывайте.

Дмитрий Сухарев   27.11.2010 15:32     Заявить о нарушении
Привет, Дим! Эта «тётушка» довольно не дурна собой, хочу Вам заметить. А не отвечает она никому… да ей просто нечего людям возразить! Потому что очевидные факты неоспоримы. Ну, да бог ей судья.
Вы извините Дмитрий, я немного выпал из обоймы. Неделю был в секретной командировке (кроме жены никто не знал, где я нахожусь). Зато теперь, я непременно загляну к Вам. С наилучшими пожеланиями.

Николай Олейник-Псурцев   27.11.2010 16:38   Заявить о нарушении
Она жила (как я полааю) - где-то за Уралом, раз ездили опыт перенимать к нам - в Екатеринбург. Но точно город она ни разу не указала, так что можно только гадать (приблизительно) - что это. У нас в Свердлвске, как я понимаю, на бы не выжила. У нас этих казин было - как грязи. И все их хозяева находились друг с другом в непростых отношениях. Большинство из них полегло на фронтах империалистичеких войн.
Нет, Николай! Она отвечает (сами гляньте по рецензиям), но только "елейным". А на серьёзный разговор - не идёт.

Дмитрий Сухарев   27.11.2010 16:45   Заявить о нарушении