16. Инстинкт. Дежа вю. Раздвоение

  Не хотелось в компании мужиков вновь показаться на глаза. Все равно на чьи глаза. От опушки ушел к реке и уже потом к дому. Вроде удалось. Пока спал два часа, попадья забила очищенной рыбой морозильную камеру. Улучил момент, и в то время, когда Николай тарахтел ложкой, наталкивая щеки, ушел со спиннингом к речке. Окуни явно забастовали. Отбросил спиннинг и лежа на своей старой лежанке из камыша, курил. Смотреть на течение этой речки можно бесконечно. Еще раздумывал -  входить в воду или нет, когда на противоположном берегу мелькнула крыша белого внедорожника. Что ж, когда-то нужно переплыть эту речку. Вода уже холодная, освежающей ее язык не повернется назвать. От холода даже челюсти сводит. Повернуть обратно? Поздно. Догреб до половины и вновь увидел ее, входящую в воду. Аска приветливо махнула рукой и молча, без традиционных бабских визгов поплыла на встречу. Может показалось, но вода рядом с ней теплее. Теплее – не значит теплая. С ее стороны берег красивый и гораздо комфортнее. Заросли ивняка на песке прикрывают и от ветра, и от глаз.
  Она принесла термос, сигареты, плед и полотенце.
  Так бывает. Повторяются жизненные ситуации. Когда-то было уже. Лет тридцать, если включить перемотку памяти. Тогда над немноголюдным диким пляжем небо в считанные минуты потемнело и разразилось грозой. Отдыхающие с визгами и суетными криками разбежались. Лишь двое, накрывшись второй подстилкой и сдутым надувным матрасом, лежали, курили и смотрели, как августовский ливень хлещет по морской глади, взбивает комочками пляжный песок. Такое трудно забыть. Теперь почти так же. Только дождя не хватает для полноты ощущений.
  - Я для тебя работенку подыскала, - Аска вылила в стаканчик остатки остывающего чая.
  - Что за работенка?
  - Помнишь, ты рассказывал про бассейн с водопадом? Моя подруга хочет такой бассейн. У нее сад большой и практически пустой. Ничего не выращивает. Две елки и три яблони, да и те одичали. Все травой заросло. Мы там иногда шашлыки жарим и картошку печем.
  - Для водопада и облицовки камень нужен. Здесь мне ничего такого не попадалось.
  - Ой, да не проблема. Камень купим. Закажу - привезут, хоть с Урала, хоть из Петрозаводска. У нас тоже где-то гранит есть, только я его в виде щебня видела.
  Одна фраза меня сразу насторожила: «Закажу - привезут». Аска, ты то здесь при чем? Снова за свое?
  Что-то дрогнуло внутри и сдавило в груди. Обратно плыл и не обращал внимания ни на холод, ни на расстояние.
  - Неужто передумал? – Эскулапыч сидел на коряге и скептически рассматривал брошенные на берегу снасти.
  - Ага, зов природы, - зубы начинали цокотать, приходилось экономить на словах.
  - Инстинкт, - заключил Эскулапыч и хмыкнул, - Заказчик приезжал.
  - Ругался? – не имея под рукой полотенца, я яростно растирался тельняшкой.
  - Нет. Молча осмотрел все и уехал. Писульку написал, оставил на верстаке.
  - Значит, еще выскажется. Я сам виноват – много прохлаждаюсь. Нужно поднапрячься.
  - Сошлись на творческий кризис.
  - Творческий кризис, - я не стал завязывать шнурки, впрыгнул в кроссовки и быстро собравшись стал взбираться на обрыв, - Творческий кризис и алкоголизм, уважаемый Эскулапыч, это как родные братья. Нет уж, врать ему не стану. И оправдываться не хочу. Ты его знаешь. Не тот это мужик.
  - Наверное, ты прав. Повинную голову…
  - Вот, вот. Повинную, - с высоты берега я оглянулся, белого «пепелаца» на противоположном берегу уже не было.
  - Ну да, а тут я еще со своими, как ты говоришь – заморочками.
  - А что ты? Помощь моя нужна?
  - Да, вроде того.
  - Ну, давай рассказывай.
  - Да что рассказывать? Показывать нужно.
  Мы дошли по тропе до того места, где доктор оставил рюкзак и два мешка.
  - Снова бутылки? Вот же ж неугомонный. Куда тебе столько?
  - А вот про них и речь, - пока Эскулапыч впрягался в рюкзак, я подхватил один из мешков.
  - Вроде на огороде поливать уже нечего.
  - Тут другое, - доктор шел позади, и мне приходилось все время оглядываться, - Есть у меня навязчивое желание – плот сделать.
  - Плот? – я включил поисковик в мозгу, стараясь вспомнить где уже слышал о плотах из пластиковых бутылок.
  - Ну не совсем, что б плот. Паром. Переправу на тот берег.
  Я изумленно остановился. Мысленно уже рисовал эскиз. Ведь было уже. После того, как острова на Днепре увидел, меня долго не оставляла мысль сделать плавучий остров. Помнится, даже зарисовки по теме делал.
  - Она, переправа не так, что бы нужна была в том месте. Очень уж мне хочется завершить задуманное.
  - Эх, знали бы вы, уважаемый доктор, как мне по душе всякие такие авантюры.
  Лицо Эскулапыча расползлось в улыбке. Мы стояли посреди тропинки – два легкомысленных и неисправимых романтика. Два человека, профукавших жизнь в угоду личным амбициям. Двое, получавших удовольствие от того, на что тратили время, о цене которого даже не задумывались.

  «Пожалуй, придется разрываться между работой и прихотями» - думал я, подвешивая лампу – переноску к балке веранды, - Работать по ночам мне не в первой». Голова была занята мыслями о предстоящей работе и о просьбе Эскулапыча. Я вошел в раж и совсем забыл о записке, оставленной заказчиком на верстаке.


Рецензии