рядового СА

        Наша часть перебазировалась по воздуху в Калининградскую область. Нас солдат перевозили на вертолетах МИ-24.

       На аэродроме нашими соседями оказались истребители МИГ-21.

       В военном городке я впервые увидел остроконечные крыши, покрытые красной черепицей, это были немецкие казармы, извиняюсь наши. В казарме стена коридора была не прямой, как в обычных казармах, а с нишами. В нишах можно было укрываться от пуль и отстреливаться, в случае необходимости, но гитлеровцам это не помогло. Двери в помещениях казармы были установлены на петлях с косым разъемом. Когда эту дверь открываешь, она приподнимается, а потом сама закрывается, опускаясь под собственным весом.

        Перед казармой располагался открытый бассейн, старожилы рассказывали, что в нем купались немецкие солдаты. Нам купаться в бассейне не разрешали, он выполнял функцию декоративного водоема, то есть был украшением военного городка.

         Нас поселили на чердаке, который по размерам напоминал футбольное поле, да и высота помещения вполне позволила бы нам сыграть в футбол. В военном городке бал клуб и даже гражданское население. Охранялся военный городок чисто символически, на КПП останавливали только машину командира части для проверки документов. На военный аэродром по выходным врывались местные пацаны на мотоциклах «Ява», и начиналась погоня за нарушителями. Такие здесь были развлечения.

        Мы быстро обжились и начали знакомиться с местными достопримечательностями. За аэродромом располагались заброшенные сады, там росли слива, виноград. Между садами на лугу было много маленьких  кругленьких озерков. По лугу ходили длинноногие  аисты. Местные жители говорили, что раньше здесь были поля, под землей лежали керамические трубы дренажной системы. Когда пришли наши, то поля начали обрабатывать мощными тракторами «Кировцами» и применять глубокую вспашку, в результате дренажные трубы были поломаны и поля превратились в заболоченные луга.
Говорили, что раньше Кенигсберг был основной житницей Германии. Но луга то же хорошие, при здешнем климате с лугов берут два или три покоса травы.

         Мы базировались на аэродроме, где раньше стояли ассы Геринга. По одну сторону аэродрома располагался военный городок, где жили солдаты, по другую сторону городок для офицеров и гражданской прислуги. При советской власти все осталось примерно так же, только в военном городке еще стали проживать гражданские.

        При немцах, под взлетными полосами аэродрома были проложены трубы, по которым подавался теплый воздух из котельной. Взлетные полосы были сухими круглый год. На аэродроме при немцах были подземные ангары для самолетов и подземные мастерские по ремонту самолетов. При отступлении немцы затопили все подземные строения. Наши пытались откачать воду насосами, но ее уровень не понижался, сначала откачивалась пресная вода, потом шла соленая. Говорили, что есть тоннель соединяющий подземные сооружения с Балтийским морем.

       Местные солдаты рассказывали, что один солдат в лесу провалился в тоннель, долго шел и вышел на территории Польши.
       За аэродромом в лесу располагались немецкие окопы и блиндажи, в общем было где погулять в самоволке.

        Офицеры много рассказывали о Кенигсберге. В городе при немцах был водопровод из свинцовых труб, проблем с подачей воды не было. При советской власти свинцовые трубы поменяли на стальные, а они во влажном климате быстро ржавеют, идет постоянный ремонт.

          Рассказывали, как взрывали крепость, трещали дома рядом с крепостью, а она стояла.

         Военный госпиталь построили немцы в виде свастики, наши налепили пристроек, но летчики говорили, что с высоты видна свастика.

        Немцы отступали из Кенигсберга поспешно, много ценностей они спрятали на городском кладбище, рассказывали, что по ночам кладбище оцеплено и там идут раскопки.

        В Калининграде я был несколько раз, очень понравился зоопарк, он лучше Московского.

       В Калининграде я первый раз был в морском торговом порту, узнавал на счет возможности устроиться на работу, там меня поразили кучи мешков с арахисом, кофе, большое количество фруктов, это сильно впечатлило.

        Город понравился, хотелось в нем остаться, но когда в штабе дали билет на поезд до Москвы, все эти мысли улетучились. Осталось одно желание – домой.


Махов А.М.

            


Рецензии