Золото Инков. 3. В порту Севильи

К вечеру желающие попасть на корабль разбредались по прибрежным тавернам Севильи и я мог спокойно отвечать на письма. Тем временем прослышавшая про наше плавание севильская публика норовила проникнуть на корабль контрабандой. Одного мы обнаружили в бочке с апельсинами. Бедолага зарылся в них и, скрючившись, ждал отправки галеона к далеким легендарным берегам Эльдорадо. Маркес наладил ему пинка и тот кубарем скатился по трапу на причал, где он мог продолжать мечтать о золоте инков. Другой забрался в ящик с крупой и подобно крысе свил там нору-и его Маркес отправил назад к портовым шлюхам. Другой неслышно подогнав шлюп к борту галеона, пытался вскарабкаться на палубу. Его харя появилась в окне капитанской  каюты как раз в тот момент, когда мы с Веласкесом разбирали послания. Капитан отворил окно и так врезал охальнику в челюсть, что тот, отлетев на метр, плюхнулся в темные воды. И пока, склонившись над письмами мы читали, слышно было его фыкание, будто это был заплывший в гавань кашалот или морсакой чёрт, какими нас пугал преподобный Диего Таррега.

Откликнувшиеся писали о разном.
В ответ на моё послание идально Шёлковое Сердце:

"Вся жизнь наша и эта, и другая - сплошная притча. Капитан дал мне поручение набирать команду на галеон "Тореро", не желаешь ли ты прошвырнуться до Перу? Ведь, насколько мне не изменяет память, ты участвовал в Открытии Америки ещё в экспедиции самого дона Кристобали? *"

Идальго Шёлковое Сердце отписал:

"КОНЕШНО ЖЕЛАЮ!!!
Меня хлебОм не корми, дай попутешествовать!!
А уж до Перу тем более!!!
Я ж сын испанского гранда. Ради Испанской короны готов на всё, а уж на галеоне до Нового света...Всеми руками ЗА!"

"В таком случае,-писал я ему, - составте более или мнеее подробный отчёт о ваших путешествиях по континенту , открытому доном Кристобалем в прежних жизнях.(Вы упоминали об этом). Даже если это была морочь бесов, не бойтесь, ваш отчёт не попадёт в лапы священной инквизиции. Хотя отец Диего Таррега, который будет бдеть за нашими душами во время плавания, и лют в отношении еретиков..."
 
"Оу, это такой сумасшедший вертеп,-откликался он,шля письма с дороги,- что волосы могут встать дыбом у самых искушённых авантюристов. В первую свою жизнь я родился в семье шаманов в стране состоящей из каменных глыб и лишайников. Я не пожелал пить кровь оленя и меня сожгли на костре, после чего скормили моё тухлое мясо ракам. Потом я жил в деревне, что лежала на каком-то промёрзшем побережье среди суровых людей, что оставляли слабых младенцев в сугробах. Я родился с пороком, меня посадили на плот и пустили по воде. Семья тюленей вскормилиа меня, я попал на другой континент. В один год я приобрёл удивительную сопособность сохранять тепло даже если на улице минус сорок. Дальше вспомнить пока ничего не удаётся, голова расскалывается, мысли путаются, но я буду пытаться..."

"Мой дорогой друг Хосе,-писал в ответ на мои послания Юсуф ибн Селим,- да прибудет с тобой милость и благословение вашего Бога - коего прозываете вы сыном человеческим – на многие года! Спешу сообщить тебе, что копыта моего Быстронога высекая искры - сияющие подобно звёздам и гремя будто тысяча барабанов, простучали по мостовым славного портового града в коем прибывает качаемый на волнах корабль, прозываемый славным назвищем - «Тореро» кои устремится точно стрела к берегам далёким, таинством овеянным. Мыслю я, друг мой, скоро, скоро прервётся наше тягостное пребывание в бездействии об чём и прошу тебя отписаться. Ныне прибываю я под гостеприимным кровом весьма известного и уважаемого заведения «Святой Христофор» в ожидании Вашего ответа и дальнейших указаний. Особо прошу сообщить готовы ли стойла для моего Быстронога? В достатке ли сена? Овса? Выстлан ли пол яровой пшеницей? Так же вестно мне учинилось, что от солей морских превеликий ущерб учиняется благородной стали чья узорчатая есть истинная услада сердца. Прошу разуверь меня в моей тревоге.С почтением Юсуф ибн Салим.**"

"Так же вестно мне учинилось,-слал он цедульку в догон.- что от солей морских превеликий ущерб учиняется благородной стали чьи узорчатые покрова есть истинная услада сердца."

"Юсуф, ибн,-скрипел я гусиным пером по пергаменту поде мигающей свечи,- ждем тебя с капитаном Веласкесом. Быстроног твой не останется без сена. Тут мы обсенокосились намедни. Просто въехали в первую попавшую деревеньку подле Севильи и за несколько золотых  огребли, и сена, и овса и кой-какой снеди.Не осталось ни песо. И ждем тебя с пиастрами. К тому же здесь и девушки покладисты. Проснулся рано утром на сеновале с дородной пастушкой, правда ночью морочала она меня , заставляя катать себя на загривке до ближайшей мельницы и таскать мешки с мукой на корабль влёт при полной луне. Благо опочивал в гамаке преподобный Таррега, а то б не одобрил-как пить дать. Насчёт морской соли -не сумлевайси. Мы тут жиром карабельных крыс (а они поистине жирны) взялись смазывать все оружие. Это снадобье с успехом приготовляет свирепый Маркес.Он им смазывает заодно и свои старые раны.Ждём."


-Ну а к ацтеком -то его как занесло?- недоумённо поднял брови Веласкес, под впечатленией оглашённой преписки.- Из далекой Сибири? Н-да. Но в любом случае егоопыт очень полезен для нас в нашем путешествии ведь мы отправляемся еще дальше, в глубь Американского континента- в Перу. В Андах -ледники, не жарко...А он не боится холода...

Не успел он это произнести, как во дверях в сопровождении Маркеса и Куэли появился боагообразный юноша в начищенной до блкеска кирасе и доспехах рыцаря. Кираса правда сидела на нем как медный тазик на идальго из Ламанчи,а шпага волочилась по полу.

-Да где я только не был!- задорно прозвенел  голос юноши в ответ на вопрос капитана.- Но что печально, я всегда умирал мученеческой смертью... Карма может?
То пираты забивали в гроб и бросали в воду. То индейцы отрезали плоть, пока я не умирал от потери крови. Я об это могу легко говорить, потому, что всё это пережил и смирился. Душа ведь не чувствует боли от увечий тела*...

Но оказывается это было только видение, за которым последовало истинное явление доблестного паладина, который к тому же обладает способностью высылать перед собою миражи фантомы.

Дверь с грохотом отворилась ударясь о косяк, как крыло подбитого альбатроса, и, покачивась, тихо поскрипывает. (Входит Юсуф – внешность на Ваш вкус)
- Что за порядки царят на сём благословенном судне?- рявкнул мужественный витязь, глаза его сверкали, голоос гремел, так что заметалось пламя свечи. Не успел я вступить на трап как на меня набросился странный человечек в черном балахоне и дурацком колпаке и принялся вопить что-то о еретиках и кострах. Что это я спрашиваю? Как смел этот червь, этот сын помойной свиньи чьи предки явно влачили дни в хлеву ничтожнейшего из смертных, прикасаться ко мне, потомку Магрибских и Аксумитских калифов!**

- О, мой старый друг, - говорю я ему (объятья, поцелуи, похлопывания по плечу) - Как давно мы не виделись! Сколько лет прошло с тех пор как мы расстались на поле скорби у стен Хартума.Пленен вашими объятьми, друг! Разделим наше путешествие!


-Хм! Сие весьма спорно, - произнес из угла каюты преподобный Таррега, он там постоянно восседал в фрнцузском  резном кресле с подлокотниками в виде горгулий, сам похожий в свете пламени свечи на химеру Нотр-Дам. -Как бы в блуд еретических учений вам юноша не впасть...


Соавторы новеллы

*Шёлковое Сердце 
http://www.proza.ru/avtor/mayers
** Алексей Коул
http://www.proza.ru/avtor/ravans


Рецензии
Акула мне в скулу, сто морских ежей под киль! Пусть во рту у меня вырастут коралловые полипы, нос превратится в Морского Чёрта, воскресший Билли Бонс треснет мне по башке первым подвернувшися табуретом. Пусть сам Флинт выпустит мне кишки в драки, но я готов отправиться за золотом инков. Выдайте мне карту- и я к вашим услугам, сэр!

Джон Сильвер 2   26.11.2010 11:59     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.