Музыкальные истории 1953-1960

Эстрадная музыка была всегда рядом. У отца был хороший слух. Он любил музыку слушать, немного играл на семиструнной гитаре, любил петь. В ряду необходимых для него предметов были радиоприемник, патефон и гитара.

Патефонные пластинки крутили часто дома, а у соседки тети Маруси еще чаще. Она жила вместе со своей мамой (баба Шура) и братом в соседней комнате нашей квартиры. Я бывал у них часто. Тетя Маруся была девушкой веселой, любила детей. Не знаю, как сложилась жизнь этих людей, но лет через десять я узнал, что ее брат, будучи на военной службе, застрелился.

В то время (примерно 1953 - 1954 год) была популярна песня "Голубка". Я ее часто слышал, запомнил слова, и под веселое одобрение взрослых напевал: "Когда из Гаваны своей отплыл я в даль ...".

Из 50-х годов запомнилось:

- "Мишка" ("Ты весь день сегодня ходишь хмурый, даже глаз не хочешь поднимать...")
- "Красная розочка" ("Каждый день в окно я смотрю, как ты ходишь по саду...")
- "Пчела" ("Раз пчела в теплый день весной свой пчелиный покинув рой..."
- "Валенки" (Ой ты Коля, Коля-Николай, сиди дома, не гуляй!...)

Список может быть достаточно большой. Песня из кинофильма  "Бродяга" почему-то запомнилась исключительно в дворовой интерпретации. "Вишневый сад" - также ("Зачем Хрущев, тебе Вишневый сад, там кукуруза не растет")

 

Очень популярен был Рашид Бейбутов. Один из его "хитов" держался несколько лет:

Воды арыка текут, как живые, переливаясь, звеня и маня.
Возле арыка внезапно впервые глянули эти глаза на меня.

         В небе светят звезды золотые.
         Ярче звезд горят ... (не помню).
         Только у любимой могут быть такие
         Необыкновенные глаза...

Позже всеобщую популярность имела песня "Подмосковные вечера", которую, конечно, подпевали не иначе как со словами "Ленинградские вечера". Классика была не знакома. Она часто звучала по радио, но этот "заунывный фон" никак не радовал. Детям нравилась экспрессивная "Кукорача". ("Не к лицу мне быть ревнивой и бодливой как коза. Лучше я твоей красотке выцарапаю глаза...")

Мне нравился певец Глеб Романов. Он запомнился тем, что песни его (или его исполнение) не были обычные, по-советски понятные. В них (для меня) оставалась какая-то непостижимая тайна. Быть может просто потому, что он часто пел песни (через куплет) на двух языках - на русском и на каком-то другом, таинственно-незнакомом. Лет через восемь, изучая в школе немецкий язык, по памяти, сохранившей набор незнакомых звуков, я вдруг понял, что они означают: "Domino, Domino, warum traurig so deine Augen...". (Отчего же глаза твои так печальны...). Следующий куплет (по-русски) звучал иначе - "Нет счастливее нас в этом зале..." Другие фонемы память не сохранила, но может быть и дальше здесь русский оптимизм того времени, перемежала немецкая печаль.

10.11.08


Рецензии
Как хорошо Вы, Олег, многое запомнили. У меня тоже в моих воспоминаниях
"Бакена. Моё детство" кое-что из этого есть, но дело в том, что я рос в
сибирском селе, а там цивилизация заметно отставала. Я и телик-то увидел
впервые в армии в 1966 году. Ваши воспоминания интересны.
С уважением - Леонид

Леонид Маслов   17.12.2010 02:18     Заявить о нарушении
Спасибо за хорошие слова.
Мне говорили о том, что жизнь в Москве и Ленинграде в то время сильно отличалась от всего остального не только советского, но и российского пространства, да и сейчас это так. Служба в армии при всех ее (мягко говоря) странностях имела нечто положительное - она перемешивала культуры самых разных регионов. Тогда я не еще видел Советский союз за пределами Ленинградской области. В армии через своих сослуживцев я узнал его достаточно близко. Впрочем, он оказалась таким же многоликим, как и Ленинград.

По поводу воспоминаний. К сожалению, моя память сохранила только события, участником которых был я сам. Я не могу, как это получается у Вас, записать то, что когда-то слышал. Помню только эпизоды с интересными рассказами, их направление и то впечатление, которые они оставляли. Но не остались подробности или законченные сюжеты, без чего изложение не имеет смысла. Сожалею, что в свое время, "по горячим следам" не записал. Самые далекие утраченные истории относятся к 70-ым годам 19 века. Сейчас я "пристаю" к своим знакомым, особенно старшего возраста наговорить на диктофон какие-нибудь эпизоды из своей жизни. Меня спрашивают - Какие?, я отвечаю - Любые. Меня спрашивают - Зачем? Я что-то отвечаю, но, кажется, не очень убедительно.

Олег Ханов   17.12.2010 16:09   Заявить о нарушении