Компьютер и поиски разума на Земле

Мы можем гордится проникновением человеческого разума в глубины материи, созданиями рук человеческих, но нет никаких оснований утверждать уникальность нашего интеллекта, ибо то, что нас окружает, неизмеримо сложнее того, что мы можем предложить и того, что мы можем понять.

Человек - цель мироздания, утверждает антропоцентризм. Очень не хотелось бы обнаружить какую-то иную цель. Потому что тогда придется признать, что человек - это (увы!) только средство достижения этой цели. Но если смотреть непредвзято, то мы увидем, что наше положение в природе зависимо, вторично. Что антропоцентризм имеет право на существование, но только в пределах нашего понимания Вселенной, но не в ее масштабах. И не следует отказываться от хотя бы принципиальной возможности существования других источников и носителей разума. В том числе, таких же осязаемых, материальных, как и сами мы.

Одно из наших последних достижений - создание компьютера. Все новые действия, ранее бывшие исключительно прерогативой человека, возлагаются на компьютер. Давняя фантазия - создание роботов, способных составить интеллектуальную альтернативу человеку приобретает все более четкие очертания.

Известно, что то, что мы видим и то, как мы понимаем, не в малой степени определяется ракурсом и употребляемым для улучшения видимости инструментом. Попробуем взглянуть на то, что нас окружает, взобравшись на этого нового компьютерного идола. К сожалению, нам придется прикоснуться (очень, очень слегка) к науке и компьютерной технике.

Компьютер состоит из блоков, каждый из которых представляет собой так называемую логическую схему. Работа логической схемы заключается в том, что на ее входы в некоторой последовательности поступают сигналы, которые изменяют внутреннее состояние схемы и с учетом ее предыдущего состояния перерабатываются в другие последовательности сигналов, уходящие от ее выходов. И это - все. Во всяком случае в том, что определяет "компьютерный интеллект" нет ничего другого. Вся работа любой такой схемы подчиняется жесткой внутренней логике, и ничто кроме логики не определяет принцип ее работы. Это значит, что такая схема может быть представлена в виде логических соотношений (уравнений), которые полностью определяют ее работу. Это значит также, что не имеет никакого значения, какое именно "физическое" устройство занимается моделированием (исполнением) этих уравнений. Не имеет значения принцип действия этого устройства, из каких элементов оно состоит, какие физические сигналы используются. Важно, чтобы соблюдались заданные логические соотношения.

Логике, как известно, подчиняется все, что мы можем наблюдать. И значит, компьютер можно построить из любых элементов, способных реагировать каким-либо образом на (безразлично какого типа) сигналы. Ныне компьютеры строятся на основе электронных схем - это просто в изготовлении, компактно, дешево, дает хорошее быстродействие. Автоматические устройства - предшественники компьютера строились из других, самых разнообразных механических и электрических деталей. Механические часы, узлы паровоза, арифмометр, автомат Калашникова - все это далекие предки компьютера, которые могли воспроизводить заданную логику механическими способами.

В компьютерной технике известна теорема, согласно которой логическая схема любой сложности может быть построена из логических элементов только одного из двух типов (2И-НЕ или 2ИЛИ-НЕ). Пример воспроизведения элементарной логики: если и справа и слева такой элемент получает сигналы "хорошо", то он должен передать тому, с кем он связан, сигнал "плохо". Во всех остальных случаях, когда хотя бы одному из его соседей плохо, то следует сказать "хорошо". Это очень простая логика, но она достаточна для построения "компьютерного" разума и, скорее всего - любого разума.
Современные компьютеры могут многое, быть может, они уже могут все, но им не всегда хватает памяти, скорости, т.е. ресурсов. Поставим задачу - сконструировать (мысленно) компьютер на другой (не электронной) физической основе, у которого практически не будет ограничений по ресурсам. Такой компьютер будет способен решать задачи не хуже современного компьютера, и даже более того. Виртуальный характер такого конструирования не имеет большого значения, т.к., как мы отмечали - то, что "бумага стерпит" (запись логики), можно воспроизвести "наяву".

Функцию логического элемента, из которого мы будем собирать этот компьютер предоставим обычному человеку, который легко справится с указанной выше логикой работы "кирпичика" компьютера. Соберем нужное количество людей. В соответствии с логической схемой, объясним каждому, с кем он связан и что он должен делать. Собственно, собирать всех вместе даже не обязательно - связываться можно по телефону или каким-то иным образом. В результате у нас получится мощный компьютер, способный решать практически любые задачи и который может обладать собственным (компьютерным) интеллектом. Задача каждого участника очень проста, но смысл его действий от него сокрыт. Простейшему элементу компьютера совсем не обязательно знать, в решении какой задачи в данный момент он участвует.

Из этой модели следует очень простой, но очень важный логический вывод - такой компьютер существует! И существует давно. Если посмотреть на общество, на государство и провести аналогию с описанной моделью, то мы обнаружим сообщество связанных друг с другом людей, каждый из которых решает определенные задачи в соответствии с тем, что происходит вокруг, принимая и передавая друг другу информацию и результаты ее переработки. Как правило, каждый человек, включенный в этот процесс, выполняет много более сложные задачи, чем те, которые требуются от самого простого элемента. Это значит лишь то, что каждый человек эквивалентен множеству простейших логических элементов и выступает как сложный многофункциональный блок такого суперкомпьютера.

Мы не знаем, в решении каких задач мы участвуем, какова цель наших действий и кто ставит эту задачу. Если наш компьютер (общество) обладает собственным разумом, то мы решаем задачи и цели этого разума, т.е. государства. Но компьютер может быть не только источником разума, но и просто средством, выполняющим волю другого разума, дающего ему для исполнения свои задачи. Тогда государство предстает как звено, блок в неком более крупном образовании, включающем в себя не только человеческое общество, но и всю иную живую и неживую материю. Здесь мы уже приближаемся к понятию Бог.

Но не будем заходить так далеко, лишь признаем существование (или возможность существования) нечеловеческого разума. Было бы интересно, а может быть и полезно попытаться установить с ним контакт, как это мы делаем, вполне серьезно пытаясь обнаружить внеземные цивилизации. Этот разум ("общественное сознание") много ближе к нам. Естественно предположить, что власть, правитель является воплощением этого разума. Но это верно только отчасти. Государь ближе всего к нему, но ему не тождественен. Потому что власть - это тоже структурный (управляющий) элемент этой системы и не более того. Власть не может позволить себе ничего из того, что не соответствует в данный момент требованиям и целям государства. В противном случае она будет смещена революционным или каким-то другим способом. Задача властителя - чувствовать и понимать государственные цели и устремления, существующие на данный момент и действовать сообразно этим целям, используя любые средства, иногда по человеческим меркам недопустимые. Но не по меркам государства.

Вероятно, государство способно воздействовать не только на властные структуры, но и на большинство других входящих в него элементов (подданных), вызывая те или иные массовые движения поддержки или сопротивления. При этом ни отдельный человек, ни государственные структуры не могут понимать истинный смысл и истинные цели тех процессов, в которых они участвуют или которые инициируют. Мы готовы признать наличие самостоятельного разумного начала у государства, но нет никакой уверенности, что у кого-нибудь из нас есть какой-либо контакт и взаимопонимание с этим разумом.
"Государство - это я" - некогда изрек французский король. Он мог говорить так, но только имея ввиду, что он лучше чем кто-либо другой знает о том, что именно это государство желает и всегда готов способствовать удовлетворению этих желаний. Обожествление государя имеет тот смысл, что государь имеет самый близкий контакт с этим нечеловеческим разумом. Поклонение государю не противоречит поклонению Богу - государь выступает как Его представитель для подданного, как ставленник Бога.

Рассмотрим теперь другое направление, имеющее давнюю историю и в последнее время все более наполняющееся конкретным содержанием - робототехника. Машины уже давно приняли на себя физически тяжелые работы, ныне они способны выполнять и работу тонкую и работу интеллектуальную. Компьютер уже выиграл шахматную партию у чемпиона мира. Кажется, еще немного, и компьютер в интеллектуальном смысле будет равен человеку.

Однако, едва ли мы узнаем этот разум. Он никак не будет похож на то, что традиционно этим словом обозначается. Разум человека слишком привязан к его биологической, физиологической основе. Если изъять из сознания "биологическую" составляющую, то очень многое исчезнет, не имея опоры для создания образа, многое распадется из-за отпадания связующих элементов. Т.е. для создания искусственного разума, способного к диалогу с человеком, основанного на хотя бы каком-нибудь взаимопонимании, необходимо сконструировать для него соответствующую (искусственную) реальность, похожую на то, что окружает человека. Иначе этот разум будет слишком другим. Настолько другим, что мы просто не узнаем в нем разумное. Для взаимопонимания (и понимания вообще) необходим некоторый достаточно большой объем очевидного, не требующего пояснений, понимаемого одинаково и той и другой стороной.

В понятии “искусственный разум” есть внутреннее противоречие. Искусственное – это то, что образовалось не каким-то естественным образом, но было создано нашими руками, нашим разумом. Мы не можем вложить в наше создание более того, что есть у нас, более того, на что мы сами способны. И мы всегда будем определять эту созданную нами вещь как проявление нашего собственного разума, его продолжение, его инструмент. Мы никогда не признаем это существо разумным, даже если оно будет “разумно” вести себя. В то же время, мы не отказываем в этом человеку, очень часто поступающему неразумно.

Для того, чтобы искусственный разум нас заинтересовал, он должен производить какие-то действия логически правильные, но неожиданные, которые разработчик не закладывал в его программу. Ожидаемые действия интересны нам только в “потребительском” смысле. Даже если это устройство самостоятельно добывает для нас новую информацию, оно все равно остается средством неразумным. Разум искусственный должен вести себя непредсказуемо, иногда позволять себе “шалости”. И все-таки поколебать убеждение в исключительном превосходстве нашего разума очень непросто. Компьютерные “шалости” мы воспринимаем всего лишь как сбой в программе. Иногда компьютеры поражаются вирусами. Мы ищем и чаще всего находим “злодея” - программиста, создавшего и запустившего этот вирус. Но когда-нибудь мы его не найдем, вирус зародится самостоятельно в недрах компьютерной системы. Кажется, это будет самый действенный способ компьютерного разума обратить на себя наше внимание. Ненормативное поведение придется признать как признак наличия разума. Но мы, конечно, придумаем что-нибудь и объясним эти эффекты как-то иначе. Заметим также что то, что возникает помимо нашего желания едва ли можно назвать искусственным.

Мы можем только создавать условия для возникновения “искусственного разума”, но не более того. Искусственный разум не возможен.

Быть может, разум в компьютерных сетях уже существует, он просто никак не проявляет себя, не вмешивается в течение запускаемых или наблюдаемых нами процессов. В свою очередь, мы не предпринимаем никаких попыток обнаружить его, установить с ним контакт.

Теперь о контактах. Сначала - о контакте между человеком и обычным компьютером. Компьютер решает задачу и затем выводит результат на экран монитора в виде картинок, графиков, таблиц. Это необходимо для того, чтобы оператор мог воспринять результат его работы, хотя эти картинки вовсе и не обязательны, если целью программы является управление каким-то объектом. Программист, который занимался этой задачей, заложил воспроизведение этих картинок в программу. Картинки нужны, пока задача еще не полностью компьютеризирована, пока человек как звено еще участвует в этой работе. Впоследствии все оставшиеся функции примет на себя компьютер, и отображение происходящих процессов уже не потребуется.

По мере развития компьютерных технологий все больше задач будет полностью передано компьютеру и их решение все более будет сокрыто от человека. Один компьютер будет передавать информацию другому, но это будут никак не какие-то образы, таблицы или графики. Это будет просто поток сигналов, которые внешний наблюдатель едва ли сможет отождествить с тем, что происходит внутри этой системы. Особенно, если используются алгоритмы сжатия информации, которые делают информацию статистически неотличимой от "белого шума". Но если знать ключи, алгоритмы кодирования, если изготовить устройство отображения и выделить из этого шума полезную информацию, то внутренние процессы станут наблюдаемы, причем именно так, как того пожелает наблюдатель. Но алгоритмы восстановить очень непросто, а подобрать ключи - практически невозможно.

Более того, если информация отображается в виде таблиц или графиков, или даже в виде каких-то картинок, то они будут понятны только конкретному "наблюдателю" - специалисту подготовленному, "настроенному" на восприятие этой информации. Другой, не менее разумный, но не подготовленный наблюдатель не увидит ничего.

Это значит, что случайно "перехватить" сколь нибудь разумный обмен информацией невозможно. Он не будет отличим от обычного шума или будет выглядеть так, что понимание увиденного потребует немалой фантазии, которая может увести в сферы очень далекие от смысла отображаемого. Потому что логические связи универсальны, и при желании можно найти аналогию между совершенно разными событиями из очень разных областей. Из всего этого следует, что установление контакта между разными разумными сущностями практически невозможно без взаимного стремления к этому и даже при его наличии тоже проблематично.

Реальные поиски внеземных цивилизаций - это поиски аномалий или циклически повторяющихся последовательностей сигналов. Но у нас достаточно воображения и фантазии, чтобы найти “разумное” объяснение тому, что иногда привлекает внимание астрономов и физиков.

Древние иудеи поверили в Бога, который проявил инициативу, заговорил на языке человеческом и установил прямой контакт с известными пророками. Здесь не было проблемы во взаимопонимании между разумным человеком и разумным Богом. Но то была заслуга Бога, принявшего для контакта доступные человеку формы. Древние христиане поверили в Христа – в Бога, который был еще ближе к человеку. Для того чтобы установить контакт с другим разумом, надо идти похожим путем – найти способ внедрения в это сознание, подобрать язык и формы общения. Не те, что мы используем в общении между собой.

Мы видим, слышим, осязаем окружающую нас действительность. Она предстает перед нами в целостном красочном образе, сопровождаемом другими нашими ощущениями. Наш мозг увязывает в единое целое тот поток сигналов, которые поступает к нему от органов чувств. Это очень большая информационная работа и ... ненужная! В компьютере специальная программа суммирует потоки информационных сигналов, превращает их в целостную картинку и показывает ее на экране монитора - для оператора, для человека, который анализирует эту картинку и принимает решения, выполняет какие-то действия. Как мы уже отмечали, все это оказывается не нужным, когда человек исключается из контура управления, когда компьютер все делает сам. Получается странная ситуация. Мозг тратит большую часть своих ресурсов для того, чтобы подготовить какие-то картинки для самого себя. Потому что именно от него, от своего головного мозга ожидает человек анализа и решений. Мы разделили здесь понятия "человек" и его мозг, хотя это одно и то же. Потому что человек - это не что иное как его разум, сознание, источник и инструмент которого – все тот же самый его головной мозг. Для кого же все-таки готовятся эти картинки - для самого себя или для кого-то другого? Если для кого-то, то кто же это, и какое он имеет отношение к нашему сознанию? Или это наше сознание лежит вне мозга, который только добывает для него информацию и управляет организмом? Ситуация становится очень запутанной.

Информатика, конечно, поможет нам ее распутать. Она объяснит, что мозг - прибор очень сложный, и состоит он из разных разделов, каждый из которых занимается своим делом - кто подготовкой картинок, а кто - их анализом. Она объяснит, что картинки нужны для сжатия информации, для отсечения лишнего и подчеркивания важного... Я слушаю и соглашаюсь со всем этим, но почему-то вспоминаются строки из Т.Манна: "Чувство божественно. Человек божественен, поскольку он чувствует. Он - божье чувство. Бог его создал, чтобы чувствовать посредством его. Человек не что иное, как орган, посредством которого Бог сочетается браком с разбуженной и опьяненной жизнью... Человек - глаза и уши Бога".

Иной разум можно обнаружить, он существует. Быть может даже где-то совсем рядом. Но он может проявиться только тогда, когда мы сможем в него поверить, сделаем шаг навстречу. Иначе мы его не увидим. А если увидим, то не узнаем, найдем ему другое объяснение.

Ханов О.А.
05.04.2005.
________________
Сайт автора: 20vek.ru.com
Сайт воспоминаний: memoclub.ru


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.