Саночки

Я просыпаюсь, в комнате много света. Он исходит с улицы. Выглядываю в окно и вижу снег!
Он шел всю ночь, укрыл землю, дома, деревья. Станица вся в мягком, пушистом наряде. На улице тихо и светло. В комнату входит дедушка, а за ним шлейфом морозный воздух. В комнате тепло, в печке трещат дрова. Бабушка что-то готовит. Так уютно, что ничем не хочется нарушить это состояние.Это состояние счастья. Бабушка помогает мне умыться,заплетает косы и мы завтракаем.На круглом столе стоит свежеиспеченный хлеб, солонка с солью, сахарница с наколотыми кусочками сахара. Бабушка накладывает тыквенную кашу с пшеном. Я ее очень люблю, поэтому ем с удовольствием, не капризничаю.После этого начинается испытание - надо выпить стакан горячего молока с пенкой. Ох, как же я тогда не любила пенку!Но бабушка говорит, что кто пьет молоко с пенкой, у того будут румяные щечки. А сама отрезает мне кусок хлеба, намазывает его сливочным маслом, а сверху вишневым вареньем. Хлеб еще теплый, ноздреватый, пахучий, с корочкой, а варенье коричневое, густое(тогда варенье варили долго и накрывали плотной бумагой, перевязывая ленточкой ткани). Я преодолеваю свою нелюбовь и съедаю пенку, а затем быстро запиваю молоком.Конечно, мне очень хочется, чтобы щечки были румяными. После завтрака мне разрешают погулять на улице. А там... Дети повысыпали со своими саночками и катаются с горки! На меня одевают лифчик(безрукавочка на пуговках, к которой пришиты резиночки, что держат чулочки), сами чулочки, рейтузы, а сверху хлопчатобумажный костюм с начесом: курточка на "молнии" и шаровары; шерстяные носки, валенки с галошами,кроличью шубку и такую же шапку, варежки на резинке,связанные бабушкой,сверху шарф,также бабушкиной работы. И вот такой "колобок" выкатывается на улицу. Бегу, увязая в снегу, к Кольке, но его дома нет. Он со всеми на горке. Подхожу, ух ты!Ребятня один за другим съезжают с горки на санках и "дугах". "Дуги" делали из толстой арматуры, у них были два полозка и сама дуга. Держась за дугу, а ногами на полозках, старшие мальчишки лихо съезжали с горки. Колька ехал прямо на меня на своих санках, лежа на животе. Подъехал, встал, поздоровался. Его синие глаза сияли, на худеньком лице играл румянец. Пальтишко, как всегда, застегнуто неправильно, на шапке ухо торчит, штанина вылезла из валенка. Колька - лучший  мой дружок детства! Как я по тебе скучаю! Наша преданность, искренность, непосредственность, абсолютное доверие друг к другу, как мне этого не хватает!
 Колька спрашивает:"Аленка, а где твои санки?" и тут я понимаю, что санок у меня нет. Глядя на мое расстроенное лицо, Колька предлагает:" А давай кататься по очереди!" Я обрадованно соглашаюсь. И начинается... Я несусь с горки на животе, снег летит мне в лицо, бьет в глаза, забивается в нос и рот, но я ничего не замечаю, потому что ору от счастья и восторга! Теперь очередь Кольки. Так мы катаемся до обеда.Прибегаю домой и сразу к дедушке:"Дедушка, миленький, мне нужны саночки, пожалуйста!"Дедушка хитро улыбается и говорит бабушке:"Смотри, мать, какой у Аленки румянец, вот что значит пить молоко с пенками!" Но мне не до этого, мне нужны санки. И тут только замечаю, что бабушка сложила домотканную дорожку в три раза, прошила ее, а затем закрепила веревочку с двух сторон.- Ну вот тебе и санки!, говорит бабушка. Я смотрю и не понимаю, где санки?
Дедушка хитренько улыбается:"Завтра,к утру, будут у тебя саночки." Выходит во двор с половиком , выливает на него ведро воды и оставляет на морозе. Я по-прежнему ничего не понимаю. После обеда мы с Колькой опять катались по очереди, но , как только начало темнеть, бабушка позвала меня домой. Хоть и не очень хотелось уходить, но бабушке перечить я не могла. Снег вытряхивали отовсюду, но больше всего его было в валенках. На варежках застыли сосульки. С меня все поснимали и повесили сушить возле печки. Я села за стол и начала рисовать карандашами горку, детей, которые катаются на санках и себя изобразила на переднем плане, везущей за собой саночки. Дед похвалил рисунок и попросил почитать ему газету "Правда". Конечно, он лукавил, что плохо видит, очки-то у него были. Просто ему хотелось послушать как я читаю. Мне почти пять лет и я уже бегло читаю, что умиляет бабушку и дедушку и является предметом их гордости. Я читаю передовицу и то и дело спрашиваю у дедушки, что означает то или другое слово. В передовице много знакомых фамилий, но больше всего мне нравится Микоян. В кино, перед фильмом показывали киножурнал, где среди лидеров Коммунистической партии был и Анастас Иванович. Он мне чем-то напомнил папу и я запомнила фамилию. Как только я видела Микояна в газетах или фильмах, я сразу вспоминала папу. Я очень скучала по родителям. Мама была на сессии в МГУ, а папа работал посменно на шахте в Сталино. Поэтому я и гостила у дедушки с бабушкой.После ужина я еще поиграла со своими игрушками и легла спать. В детстве мне редко снились сны и я засыпала, как только голова прикасалась к подушке.Утром первый вопрос:" Где мои санки?" Бабушка строго напомнила, что прежде чем  идти гулять , надо привести себя в порядок и позавтракать. Я беспрекословно подчинилась. Наконец, я готова выйти на улицу. Опять задаю вопрос о санках. Дедушка вывел меня во двор и показал на домотканную дорожку. - Бери за веревочку и иди катайся! Слезы закипают на моих глазах. Эта дорожка - санки?!Да меня с нею засмеют! Дед понимает мою реакцию, берет за веревочку и дорожка легко скользит по снегу. Я удивленно смотрю. А дед идет к горке, садится на дорожку, держит впереди себя веревочку и очень быстро съезжает . К нему подбегают дети и с удивлением и завистью разглядывают. Таких "санок" ни у кого не было. Пока не наступила оттепель, я каталась на этих "саночках" и гордилась тем, что только у меня такие. А за это время дедушка сделал мне настоящие санки.Но те, первые, мне были дороже.


Рецензии