Агеенко М. И. Не забыть никогда

Воспоминания о войне Агеенко Марии Игнатьевны, уроженки города Могилева.

О Великой Отечественной войне вспоминать тяжело и больно. Но это необходимо  прежде всего молодому поколению, ведь не так уж редко раздаются голоса, что немцы были чуть ли не освободителями нашего народа, которые несли благополучие и цивилизацию. Я видела эту  «цивилизацию» своими глазами и хорошо понимаю, что мы нужны были немецко-фашистским оккупантам только как рабы, чтобы трудиться на захваченных ими землях, а все, по их мнению, «лишние» люди подлежали физическому уничтожению. Не случайно нацисты держали нас в холоде, голоде и смертельном страхе.

В 1941 г. мне было 10 лет. Война застала меня в пионерском лагере в д.Салтановка недалеко от Могилева.  Нам, детям, не сообщили о войне, радио выключили и на весь день уводили в лес. На 3-й день пришли автобусы и нас увезли в Могилев. Дома от матери я узнала о войне, и что отца мобилизовали в армию. В ту же ночь нас страшно и беспощадно бомбили немецкие самолеты (с 25 на 26 июня). Погибло много мирных жителей. Наутро мама с тремя детьми – я, сестренка 2,5 года и братик 5 лет – пошла в городское отделение милиции. Оттуда нас на грузовых машинах повезли в сторону Орши. По дороге нас остановили и сказали, что  Орша уже захвачена немцами. Из машины нас высадили, и мы пешком пошли обратно в Могилев. Было очень жарко и голодно. По дороге нас периодически обстреливали и бомбили немецкие самолеты. Добирались мы около 10 дней.

Могилев долго и упорно оборонялся. Практически непрерывно город обстреливала немецкая артиллерия: рушились и горели здания, гибли люди. Все наши соседи, а среди них было много евреев, объединились и вместе прятались в дворовых подвалах по ул.Виленской (сейчас – ул.Лазаренко). После жестоких боев немцы ворвались в город. У нас во дворе они убили несколько советских солдат и одного из соседей. Потом нас выгнали из квартир, сказав, что они заминированы. В нашем районе немцы устроили еврейское гетто, они согнали туда всех евреев и заставили их пришить на верхнюю одежду шестиконечные звезды. Вскоре всех евреев вывезли в район д.Пашково и там расстреляли. Мы, имея из имущества только одежду, поселились в брошенных квартирах по ул.Большая Гражданская.

Судьба жителей Могилева фашистов не интересовала. Они все время выискивали коммунистов, комиссаров, командиров Красной армии и их семьи, чтобы расправиться с ними. 1-2 раза в неделю они насильно сгоняли людей на Советскую площадь и заставляли смотреть на казнь через повешение людей, которых они объявляли коммунистами, подпольщиками, партизанами. Немцы и полицейские кричали во время проведения казней, что «так будет со всеми, кто укрывает партизан», обзывали нас «русскими свиньями».  Школы не работали. Вскоре начались угоны в Германию трудоспособной молодежи, на которую немцы устраивали облавы  на улицах и рынках. Женщин выгоняли на строительство укреплений, рытье окопов, расчистку улиц города от снега.

Трижды моя жизнь висела на волоске. Однажды, когда я стояла в очереди за хлебом, ко мне подошел немец, схватил за шиворот и потащил из очереди с криками «Юде!Юде!». Я была черненькая, с большими глазами, и он решил, что я еврейка. Меня спасли женщины из очереди, они начали кричать немцу, что я русская, а меня заставили перекреститься перед немцем. И он оставил меня в покое…

Второй раз я попала в облаву на рынке. Спаслась я так: залезла в собачью будку (я была очень худенькая), и спряталась там за собаку. Всех, кого немцы переловили тогда, отправили в Германию. В третий раз меня спасли мои брат и сестра. Мама была на работах, а немец хотел изнасиловать меня. Брат с сестрой подняли громкий крик, и немец оставил меня в покое. Немцы часто использовали для своих утех беззащитных детей, которых некому было защитить: отцы на фронте, а матери рыли окопы.

На второй год оккупации, когда уже многие умерли от холода, голода и болезней,  нам выдали хлебные карточки: по 50г. в день на ребенка, и по 100г. на взрослого. Хлеб выпекался из отрубей и картошки, очередь за ним мы занимали с ночи. Чтобы как-то прожить, мы продавали вещи, собирали лебеду, крапиву, ботву свеклы, щавель; перекапывали поля в поисках оставшейся картошки. Дров почти не было, поэтому зимой очень мерзли. Чтобы хоть немного согреться, ходили разбирать заборы, брошенные дома, квартиры. Немцев это не интересовало. От голода у нас, детей, постоянно были фурункулезы, чесотка, золотуха, вшивость. Бани не было, мыла не было. Мылись в тазиках – «ночевках», а в воду насыпали золу от сгоревших дров.

Когда наши войска  начали штурм Могилева, мы – около 50 человек – собрались в блиндаже во дворе школы №16. Периодически к нам забегали немцы, они кричали, размахивая оружием, угрожали. Мы думали, что они нас забросают гранатами. А нам так хотелось дожить до освобождения Могилева!

И вот утром 28 июня 1944г. мы услышали долгожданное «ура!», вышли из блиндажа, увидели советских солдат, обнимали и целовали их - радость была неописуемая! Все ликовали! Омрачало нашу радость только осознание горьких потерь, ведь на войне погибли мой отец и два дяди. И так было в практически каждой семье…

Пережив ужасы войны, не раз повидав ее ужасные последствия, я решила посвятить себя медицине, чтобы лечить людей, помогать им в тяжелых ситуациях. Моя мечта сбылась, я 47 лет отработала врачом. Начала с эпидемиолога, потом – участковый врач, педиатр, и на пенсию ушла с должности главного педиатра Могилевского облздравотдела. Несмотря на преклонные годы, варварство нацизма я не забуду никогда. И День Победы  навсегда остался для меня самым светлым и радостным праздником!



*Запись и литобработка текста - Ворошень А.П.


Рецензии
Андрей. Честные и справедливые свидетельства о войне - это самое важное, что еще можно сделать в наше время, в нашей жизни. Спасибо. Катерина

Екатерина Адасова   12.02.2013 10:07     Заявить о нарушении
Вы правы, Екатерина и Вам спасибо за понимание.

Андрей Ворошень   12.02.2013 12:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.