Гримасы советской эротики

 

Николай Иванович приезжал в наш город из соседнего Липецка проводить пуско-наладочные работы систем автоматики. Системы базировались на базе ЭВМ третьего поколения, которые занимали площадь не менее 60-70 квадратных метров, такой вот ноутбук максимально увеличенный. Подобные системы с ЭВМ внедрялись по решению союзного правительства по всем ключевым отраслям народного хозяйства на самых передовых заводах. И внедрялись более-менее успешно, по крайней мере приемные комиссии их принимали, и не фиктивно. У нас же данная система работать не могла ввиду глубоких технических проблем, нерешенных для нашей отрасли в то время. Но на данное направление были выделены и освоены деньги, а денег при Советской власти на ветер не бросали. То есть система должна была быть принята. Но она не работала и мы ее не принимали ввиду упрямого характера и принципиальности нашего директора. Он был по государственному прав не принимая то, что не работает, а министерство давило его чтобы заработало то, что не работало. То есть надо было подписать акт приемки. Но директор наш министерство не слушал и может быть потому дожил и досидел в своем кресле при полном здравии до настоящего времени. Институты, пуско-наладочные организации что-то дорабатывали, что-то изменяли и процесс переливания из пустого в порожнее тянулся годами.
Наладчики сидели в командировках месяцами, возвращаясь к женам и семьям лишь для переоформления командировок. Без семейной эротики молодым мужикам было неуютно, вдалеке от родных стен дышалось легко, и каждый чувствовал себя лихим и удачливым в любви парнем. Удача улыбалась каждому по разному: от легкого флирта до смены партнера по жизни.
Николаю Ивановичу было в районе пятидесяти, почти в два раза больше нашего среднего возраста и нам он казался почти стариком, взявшим свое от жизни. И уважая его жизненный опыт и возраст, тем не менее над ним постоянно подтрунивали на женскую тему.
Но он дал многим фору, сначала подженившись на воспитательнице общежития, где жил во время командировок, а позже соединив с ней узами брака. В то время он устроился удобнее всех. В Липецк он ехал к семье, и в нашем городе проживал также на семейном положении. Его начальство, узнав о его шашнях, всерьез обвинило его в корыстном умысле, связав комфортность командировочного бытия и длительное нерешение проблем по существу. Обидные для него обвинения у нас вызывали гомерический смех и давали новые поводы для шуток.
Занимавшийся в молодости спортом, он смотрелся и теперь мощно с густым, сильным, грубым голосом. На наши шуточки парировал с видом слона из басни, смотря как на мелочь, не видевшую жизни.
В минуты откровений за рюмкой чая и чего-то покрепче рассказывал байки из своей молодости на темы, в печати в то время не освещавшихся.
«- Лысеть я начал рано. И была в то время популярна некая биологическая жидкость от полысения. Ну где же ее взять? В московской аптеке спросил у молодой красавицы аптекарши:
- Девушка, у Вас биологическая жидкость есть?
На что она с сарказмом ответила, смерив меня с головы до ног: у меня-то есть…
А на подобные шутки я обидчив и переживаю позже.
Вообще же женщины мне всегда доверяли самые сокровенные свои тайны. И узнав, что я еду в командировку в Москву, соседка попросила:
- Коль, будет время, купи мне презервативы…
И мы с другом в столице завернули  аптеку. Презервативы в провинции всегда были в дефиците и подходя к окну просчитал потребность: Люське двести штук, себе тоже… Друг за мной потянулся, жене тоже задумал вопрос безопасности решить.
В аптеке за окошком молодая дивчина, народу никого и я смело спрашиваю:
- Девушка, мне презервативов четыреста штук…
Та, удивленно глянув на меня, зарумянилась и убежала в подсобку. Проходит минута, две… из подсобки выглядывает другая девчушка, и хихикнув, исчезает. Через еще пару минут та же история, но с другой девчушкой. За мной уже собирается народ. Наконец выходит из-за той же двери пожилая дородная матрона с огромной картонной коробкой в руках и внушительно начинает отсчитывать: два, четыре, шесть… двадцать… сто… двести…
И так все четыреста. Норма упаковки резинового изделия № 1 (так презерватив тогда официально называли) была две штуки.
После этого случая я и потерял остаток своих волос.»
На агрегате, где вели наладку специалисты Н. И., работала молодая разведенка Тая. Она вызывала интерес у ребят, охотно шла на контакт, шутливые диалоги. На какую-то двусмысленную фразу резко отмахнулась:
- Да ну вас, связываться с вами… из-за двух секунд… и все…
На что Николай Иванович с азартным  напором, насупившись, подбирая слова, выдал знаковую фразу:
- А знаешь.. а знаешь… а знаешь, дорогуша, бывали моменты, что вообще не доносил…
………………………………………………………………………………….
Вспоминаю добро Николая Ивановича, когда приходит на ум прожитое…
Вспоминаю и тогда, когда смотрю телевизор. Мое поколение обыденное слово «презерватив» до сих пор вслух коряво произносит…
И впрямь нас Советская власть какими-то недоделанными в свет выпустила, что ли?


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.