Я - женщина!

    



Поводом к воспоминаниям послужило письмо  мамы. Она уже несколько лет живет в городе своего детства, но все еще поддерживает связь с местом, куда забросил ее послевоенный голод, и где родились и выросли я и моя старшая сестра. В том письме была страшная и волнующая меня новость, умер Николай. Его тело нашли в охотничьем домике, добраться к которому можно только на лодке, проплыв против течения нашей таежной речки более пяти километров.
Николай был первой моей любовью. Я помню каждую нашу встречу, особенно первую.



…Мне семнадцать, возраст, когда к своей внешности относишься особенно требовательно; даже один непослушный волосок может удержать у зеркала довольно долгое время. Мы с подружками договорились встретиться у клуба. Там шел  премьерный показ «Вия».

Наконец я добилась того, чем осталась довольна. Подмигнув сама себе, отправилась на свидание. Чтобы не нарушить образ созданный в зеркале, шла медленно, высоко подняв голову, и в кино опоздала. В зал впорхнула, а на экране уже идут титры. Замерла у дверей в ожидании, когда глаза привыкнут к темноте, и можно будет увидеть место, оставленное для меня девчонками.

Чья-то твердая рука прикоснулась ко мне: «Садись, здесь свободно». С детства я боюсь, но люблю все, что вызывает всплеск адреналина. Когда мертвая панночка поднялась из гроба, я в страхе невольно прижалась к соседу.
«Я тебя знаю, - шепнул он в темноте, - ты - дочь нашего врача - Лена. Можно мне проводить тебя?»  Увлеченная сюжетом, не ответила, но только в острые моменты стала прижиматься сильнее.

Закончился фильм. Когда в зале вспыхнул свет, мы повернулись лицом друг к другу. Передо мной были серые глаза и темные веснушки на носу, потом ослепительная улыбка и взгляд первого мужчины, смотревшего на меня…как на женщину.

Узнавала все постепенно: ему двадцать семь, летчик, был женат, после развода перевелся сюда, поселок нравится.
 В округе нормальных дорог не было, вся связь с большой землей осуществлялась по воздуху. Поэтому недалеко от поселка был небольшой аэродром. «Кукурузник» на двенадцать мест да два вертолета – вот и все летное хозяйство. Они возили пассажиров и почту, они же на случай пожара облетали тайгу. А каждый четверг с одной из машин на летное поле опускались разноцветные парашюты.

Чем больше узнавала Николая, тем больше тянуло меня к нему. Когда о нас заговорили в поселке, он пришел к родителям. Но в ответ категоричное: «Никаких разговоров на эту тему. Нет и еще раз нет». Как нет, если остановиться уже невозможно, и начались тайные встречи. Услышав в окошко стук от брошенного им камешка, я тут же находила причину выскочить из дома: это или забрать из почтового ящика газету, или покормить собаку, или закрыть скрипящую калитку, или отнести подружке какую-нибудь тетрадь, или… И все это для того, чтобы за стенами летней кухни с разбегу упасть в его объятия, прижаться и поцеловать. Сказать и услышать в ответ короткую фразу: «Люблю» Люблю! Люблю!»

Это потом, много лет спустя, сидя в обнимку с мамой, я спросила ее: «Мамочка, ну почему?»
- Мы думали о твоем будущем, о твоем образовании. Хотя если честно, дочка, мне Николай нравился.

А тогда поселок встал на нашем пути. Все спасали меня, глупую девчонку, от взрослого мужчины. Часами я слушала воспитательные разговоры подруг, их мам, учителей, сердобольных соседок о том, что может из этого получится...

Все уроки позади. У нас выпускной. Меня вызывают из школы. Я выбегаю на крыльцо и просто тону в букетище таежных саранок. В одно мгновение мой нос и белоснежное платье становятся от цветочной пыльцы рыжими. А Николай в парадной форме, чеканя шаг перед крыльцом, как перед правительственной трибуной, отдает мне честь.

Но моей маме уже сообщили, и она за руку уводит меня с «пьедестала».
Из добрых побуждений родители торопились, и на следующий день я улетала поступать в институт.


- Прости меня, мамочка, но сейчас я расскажу то, о чем все эти годы молчала. Николай стоял на краю взлетного поля, и самолет у его ног остановился. Я еще два дня оставалась в поселке, летала на вертолете над крышей нашего  дома, визжа от страха, от восторга, от ощущения неограниченной полнейшей свободы.

Уехав, поселилась в городе студентов. Сама стала одной из них. Я уже почувствовала свою женскую силу. Вокруг меня появились поклонники, мне посвящали стихи, дарили цветы и милые безделушки. Мой летчик приехал неожиданно. В его руках была огромная сумка всякой вкуснятины. Щедро угощал он всех моих подружек. Но то ощущение восторга от общения с ним, которое было дома, куда-то исчезло…

После четвертого курса, соскучившись  по маме и папе, я приехала в поселок. Тогда-то и произошла наша последняя встреча. Николай увез меня в тайгу, в далекий охотничий домик. Мне до сих пор время от времени снятся огромные звезды над глухой тайгой. Вернувшись, я нашла измученных бессонной ночью и неизвестностью своих родителей. Эта ночь могла решить все, да она и решила – мы расстались, но в душе осталось щемящее чувство потери.

Когда Николай услышал, что мои родители собрались уезжать из поселка, и я уже никогда не вернусь туда, то пришел к ним в гости. Он попросил разрешения выкопать в нашем палисаднике рябинку: «Она будет напоминать мне о Лене».

Окончив институт, я вышла замуж. Сразу после государственных экзаменов мы сыграли с моим избранником веселую студенческую свадьбу. В браке я очень счастлива, но всю свою жизнь благодарна Николаю за то, что на пороге моей взрослой жизни, он не подрезал мне крылья, а научил свободно и высоко летать.

                На фото - героиня.
Продолжение - http://www.proza.ru/2011/01/11/648


Рецензии
Тепло написано, по-доброму. Просто и трогательно.

Роза Исеева   05.11.2019 20:50     Заявить о нарушении
На это произведение написано 134 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.