Асфиксия. Глава 12

Химик Альфред Нобель, подаривший человечеству динамит и учредивший премии своего имени, не переваривал математиков. Один из них, не помню уж, кто именно, увел у него женщину и в силу этого обстоятельства самая престижная по сей день в мире награда математикам не присуждается. Это я к чему. Андре Жид*  полвека назад выдал миру универсальную формулу сущности людского сообщества, написав:  «Что касается меня, то я считаю, что на свете есть только одна  вещь еще более презренная и еще более отвратительная, чем человек, -  это множество людей. Никакая система доказательств не убедит меня, что при соединении гнусных компонентов должно получиться отменное целое». Ему дали Нобеля за литературное творчество. Была бы премия за математику, могли дать за одну  только эту аксиому.
 
Для меня лично она как алгоритм к собственным наблюдениям.
Каждый будний день, ровно в одиннадцать утра наступает наконец, сакральный  момент всенародной и общенациональной эротики. Начинается трансляция из зала заседаний парламента, где большинство и меньшинство, позиция и оппозиция, разные там фракции и отдельные говнюки мажоритарии будут теперь в течение всего дня орально трахать друг друга, обвиняя во всех мыслимых и не мыслимых грехах. Хорошая собралась компания: спикер – клинический идиот, вице-спикер – самая настоящая дырка в заднице, председатель комиссии по чрезвычайному положению – вор, насильник и убийца. Да и остальные молодцы – импотенты, проститутки и сбежавшие пациенты психбольниц с врожденной психологией далеких предков, выходящих из своих пещер лишь на тропы клановых войн. Лучше держаться подальше от этой скверны с ее ритуальной словесной оргией. Но как?

Вся эта телевизионная блевотина – уменьшенный в масштабе групповой портрет нашего общества, включая меня самого. А если воспарить к Солнцу и взглянуть на мир глазами Всевышнего, то можно узреть себе подобное в любом уголке всей нашей планеты. Планеты, модель которой в виде глобуса поразила меня в детстве своим совершенством. Продолжая размышлять на данную тему, следует прийти к выводу, что земной шар - это большой отстойник, заполненный в основном одной гадостью, именуемой человечеством. Кажется, именно проблема гармонизации гнусной человеческой породы увлекла в свое время весьма обиженного на всех математиков г-на Нобеля и навела на мысль решения ее путем сокращения численности населения. В итоге он изобрел свой динамит.


* * *



На проспекте у вычурного строения с колоннами -цитадели  академиков, я решил немного отдохнуть. Возможно, сила притяжения этого здания была мощнее земной и влекла меня к себе осознанием того, что именно здесь раз в неделю собирали президиум самые светлые умы отечественной науки. Ученые, динамита не изобретавшие, однако овладевшие мертвыми языками и написавшие книгу о том, как они учились по ним читать самостоятельно. Доказавшие, что Кура не впадает в Черное море. Сделавшие еще массу планетарных открытий. 

Теперь на месте парковки автомашин научного бомонда здесь обитали какие-то небритые мужчины, торговавшие домашней утварью и бывшими в употреблении  книгами, которые никто не покупал, а старушка предлагала прохожим купить пирожки  с картонной коробки, которую держала в протянутых руках, точно просила милостыню. Кем-то брошенная или забытая на ступеньках храма науки  газета привлекла мое внимание тем, что на нее можно было присесть, что я и сделал. Посидел, глядя по сторонам на вечно куда-то спешащий люд, и вспомнил, что однажды, когда еще только начиналась наша эпиталама с  М.Ц., вот здесь же, почти на этом самом месте меня, счастливого и безмятежного, остановила цыганка. Взяла мою руку, повернула ладонью вверх, рассмотрела ее, потом взглянула в лицо и, даже не попросив денег, сказала: «пока ты счастлив, вокруг тебя будет много друзей, но когда настанут смутные дни, ты будешь одинок».   Не знаю, почему я вдруг вспомнил ее, но, глядя на старушку с пирожками и продавцов книг в комплекте с чайными сервизами, подумал: что за мотивация может быть у человека, оказавшегося в потемках беспросветной нищеты? Терпение – единственное лекарство для бедных. Вдруг мне стало стыдно. Стыдно за то, что не можешь помочь нуждающимся, совестно, что одет, обут и относительно сыт, чего не могут позволить себе другие.
 
Отчаяние - это осознание собственной беспомощности, бессилия. Хочется затеряться, раствориться в этой дурацкой массе, исчезнуть если не совсем, то посредством какой-то сублимации стать совершенно другим лицом, никому в этом городе не известным, поменять внешность, паспорт, квартиру и зажить иной жизнью. Можно сделаться на время слепым, чтобы не видеть ничего вокруг. Ходить в темных очках, с собакой-поводырем и читать книги по шрифту Брайля. Или оглохнуть. Превратиться в глухонемого и общаться с другими на этом неведомом языке жестов, как женщина в выпуске телевизионных новостей с сурдопереводом. А может, лучше броситься в воду, но не для того, чтобы утонуть, а чтобы река вынесла тебя в бескрайный океан, а его волны занесли туда, где ты никогда еще не бывал. Скажем, к берегам  Нового света, где в свое время оказался и мореплаватель Христофор Колумб. Для начала попасть во Флориду, где можно было бы прыгнуть с парашютом в воскресенье на пару с какой-нибудь вдовой. После – в Индиану, прокатиться в автомобиле с девушкой «без чулок и носок»  младше 17 лет. Затем посетить Солт-Лейк-Сити, поохотиться на китов, которых там нет и никогда не было. И наконец отправиться в Нью-Йорк на аудиенцию с Бутросом Бутрос-Гали,**  посоветовать ему, чтобы он с целью снятия международной  напряженности пригласил в штат Кентукки шизоида с пердуном, и в знак примирения уговорил их принять ванну вдвоем.

Чтобы как-то отвлечь себя от идиотской  рефлексии, я вырвал пару листов из газеты, на которой сидел, и приступил к их  изучению. Там было помещено объявление частного лица о желании иметь рядом проститутку с имиджем гейши. «Молодой англичанин, изучающий русский язык, ищет красивую, стройную, разговорчивую, раскованную женщину от 18 до 35 лет, чтобы практиковаться в русском и хорошо проводить время. Заинтересованных прошу прислать фото с сопроводительным письмом». Был указан адрес и фамилия, почему-то грузинская.
 
Я продолжил экскурс по колонкам  печатного органа. Далее, как бы в продолжение английской темы следовала просто необходимая читателям этой газеты информация. «Лондон. Минимальная цена однокомнатной квартиры с центральным отоплением - 80 тысяч фунтов стерлингов. Самые фешенебельные районы: Найтсбридж, Кенсингтон, Майфэйр, Риджент-парк, Хэмпстед, Челси».

Я стал читать дальше: «Европейские кинодивы: Жюли Кристи, Жаклин Биссет, Шарлота Рэмплинг, Изабелл Аджани, Грета Скаччи, Ирэн Жакоб чувствуют себя на экране тем удобнее, чем меньше на них надето. Они, в отличие от своих американских подруг, охотно сбрасывают свои туалеты, оставаясь в чем мать родила».
 
За тонким психологическим наблюдением следовало почти что эссе:
«Трагический случай у парламента.
Наследие прошлых лет – барельефы на историко-революционные темы, в изобилии украшающие стены и портик бывшего Института марксизма-ленинизма, по всей видимости, не выдержав новых демократических веяний, приходят в негодность. Один из барельефов с изображением вождя мирового пролетариата сорвался с 20 метровой высоты и угодил прямо в 17 летнюю девушку, проходившую на днях по проспекту Руставели. Несчастная скончалась на месте. Насколько нам известно, барельеф оставался  последним каменным изваянием Ленина в Грузии. На сей раз Ильич был низвергнут злым роком».
Я бросил читать и двинулся от цитадели отцов-академиков далее.



                Продолжение: http://proza.ru/2010/12/12/190

___________
*Французский писатель, лауреат Нобелевской премии 1947 г.
**Генеральный секретарь ООН в 1992-96 гг.


Рецензии
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.