Не дай нам Бог сойти с ума!

Это слегка перефразированное высказывание А. С. Пушкина, пожалуй, никогда еще не было для России столь актуально, как сейчас. Да и ситуация в здравоохранении сложилась, прямо скажем, "не вселяющая оптимизма". Врачи давно бьют тревогу из-за нехватки элементарных лекарств. В больницах не хватает персонала, а тем, кто еще работает, платят... Впрочем, об этом уже говорено-переговорено, а все остается на том же месте. Разве что усугубилась перспектива эпидемии СПИДа и туберкулеза.
И за всеми этими проблемами как-то затерялась одна из самых страшных угроз - психические заболевания. Решив, по-видимому, раз и навсегда, что у нас "страна дураков", общество переключилось на другие проблемы.
Между прочим, напрасно. Когда еще велась статистика в психиатрии (сейчас ее просто нет), то около 25 процентов людей проявляли те или иные отклонения от нормы. Что примерно соответствовало мировому уровню, то есть по всему бывшему Советскому Союзу было официально зарегистрировано несколько миллионов душевнобольных. Стало ли их больше в России после распада "империи"?
Медики, в принципе, допускают, что число больных, то есть не людей с пограничными расстройствами, а действительно больных, в общем-то не увеличилось. Другое дело, что нынешняя жизнь выявляет и обостряет уже существовавшую патологию. Жил себе человек спокойно в раз и навсегда установленных рамках, пил время от времени успокоительное или снотворное (или просто выпивал по праздникам) и мог так существовать, не нуждаясь ни в какой медицинской помощи, до самого конца.
Но вдруг мир вокруг буквально перевернулся, человек потерял привычные ориентиры, сломался ритм жизни, и болезнь "выплеснулась" наружу. Мы как раз и наблюдаем сейчас результаты обострения уже существовавших подспудно недугов. И кажется, что мир сошел с ума, что вот-вот - и наступит действительно конец света, хаос, кошмар, перед которыми библейские ужасы покажутся невинными рождественскими сказочками. И спасение от этой перспективы видится только в одном: отключке сознания, добровольном безумии. И круг замыкается...
Даже, когда только читаешь уголовную хронику, становится скверно и страшно. Включаешь телевизор - еще хуже. Убийства, захват заложников, угоны самолетов, автобусов, пароходов. Да может ли нормальный человек, человек разумный, творить все эти пакости? А если все это - изощренное проявление сумасшествия, то куда смотрят психиатры?
А психиатры смотрят в текст принятого несколько лет тому назад закона. Потому что не приведи Господи этот самый закон нарушить: тюрьма гарантирована. Ибо даже обыкновенная беседа врача с пациентом может рассматриваться, как покушение на права личности, если пациент от беседы отказывается. А уж какие-то медикаменты…
Теоретически теперь лечение душевнобольных должно выглядеть так: заподозрили человека в "неадекватности поведения" - нужно немедленно обращаться… в суд. И вот если наш "самый гуманный в мире" решит, что лечить нужно, тогда, и только тогда - к психиатру. В общем, нашим судам делать решительно нечего, только решать медицинские вопросы. Еще немного - и аппендицит можно будет вырезать только после соответствующего решения людей в черных мантиях. Тоже ведь покушение на личность, причем с применением холодного оружия.
Я не сошла с ума. Я просто попыталась суммировать впечатление от нескольких бесед с врачами-психиатрами, которые еще пытаются заниматься своим делом. Впечатление, прямо скажу, оптимизма не внушающее, поскольку сами врачи уже находятся в полушаге от острого нервного расстройства.
-Закон, возможно, хорош, но не для России. Он защищает права личности, совершенно неадаптированной к окружающей среде, к реалиям. Да и ни один душевнобольной никогда себя таковым не признает, это же аксиома! Мы все сейчас ходим по лезвию ножа, по краю пропасти: один неверный шаг - и последуют такие неприятности, что мало не покажется.
-Хорошо, будем скрупулезно соблюдать закон. Тогда нужно запретить все эти комиссии, которые выдают справки шоферам, например. Понятно же, что все эти справки - совершенная липа, а в результате за руль садятся люди, которым и на велосипед-то садиться противопоказано. Это не преступление? Да это просто геноцид против всего населения!
-Получается, что государство теперь не доверяет психиатрам вообще. Раньше нас считали не врачами, а надзирателями, так теперь - поворот на 180 градусов, а в результате лишают больных возможности получить квалифицированную и своевременную помощь. Закон мешает и больному, и врачам, он должен быть более гибким в интересах самих больных.
-Для врачей предусмотрены самые настоящие карательные меры, начиная с прокурорского надзора над лечением. И прокурор вполне способен потребовать четырехлетнего срока заключения для психиатра, который - с прокурорской точки зрения - превышает  свои лечебные полномочия.
Это - высказывания рядовых врачей, которые меньше всего хотят, чтобы их имена хоть где-то упоминались. Но есть и официальная точка зрения, открыто высказанная, например Виктором ГУЛТДАНОМ, доктором наук, заведующим психологической лабораторией Московского областного центра социальной и судебной психиатрии:
- Рост тяжких преступлений, совершенных душевнобольными людьми, можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, либеральный закон о психиатрии пока не может принять само население. Человек, живший в тоталитарном государстве, привык к тому, что его сдерживают не внутренние рамки, а решетки на окнах лечебниц и правоохранительные органы. Наши подопечные должны научиться жить «на свободе».
Что же касается клиник, то их нищенское финансирование, отсутствие современных лекарств приводят к тому, что легкие заболевания прогрессируют и заканчиваются преступлениями. Опять же по-настоящему психические заболевания диагностируются в зрелом возрасте. И, к сожалению, не на профосмотрах, которые почти канули в прошлое, а после совершенного преступления.
И это еще не все. Та криминогенная обстановка, которая сложилась сейчас в России, довольно скоро покажется нам идиллией, если сбудется прогноз директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского академика Татьяны ДМИТРИЕВОЙ.
"К 2020 году психические расстройства с пятого места, которое они занимают сейчас среди других нарушений здоровья, могут подняться на второе, уступив первенство лишь сердечно-сосудистой патологии".
Впрочем, с точки зрения практикующих психиатров, в контингенте их подопечных преступников как было десять процентов, так и осталось. Зато неприкаянных типов, выделывающих руками замыслова¬тые фигуры, бормочущих или громко поющих песни собственного сочинения, сегодня можно встретить на любой улице столи¬цы или вагоне метро. Закон о психиатрии относится к обычным "городским сумасшед¬шим" вполне либерально. Ока¬заться в стационаре люди с нару¬шениями психического здоровья теперь могут только двумя путя¬ми - по собственному желанию или же став социально опасны¬ми. Во втором случае судьбу психически нездоровых граждан оп¬ределяет суд.
Настораживает другое. Сегод¬ня суды переполнены вовсе не заявлениями соседей, опасаю¬щихся жить рядом с сумасшед¬шим, который может их взор¬вать, затопить или поджечь по неосторожности. Дела об убий¬ствах, изнасилованиях, истязаниях стали основными в практике судебных психиатров. Людям больным сложнее приспособиться к окружающему миру, и они меняются вместе с ним. Становятся агрессивнее и жестче. А мир отвечает им взаимностью: отсутствием доступных лекарств, нищенскими пособиями по инвалидности, разрушенной системой диспансерного учета.
В судебной психиатрии сегодня появились преступления, которые не встречались раньше. Общее социальное напряжение провоцирует умственно неполноценных людей на жестокие поступки. Не так давно в Подмосковье пожилой мужчина, страдающий шизофренией, убил и сжег своего соседа. Ему показалось, что тот связался с террористами и готовит взрыв больницы. Задержанный милицией   убийца пребывал в полной уверенности, что сделал благо -  расправился с террористом. И это не единичный случай. После громких  терактов   или  преступлении,  констатируют  психиатры, среди душевнобольных появляются  «защитники человечества», которые борются со злом как умеют.
В общем, определенные социальные условия и факторы активизируют некоторые формы поведения психически больных. Посмотрите, практически любой политический митинг, хоть по телевизору, хоть "вживую" - вся симптоматика на лицах участников. Иногда по телевизору показывают сюжеты и покруче...
Женщина состоит на учете в психиатрическом диспансере, у нее наступает обострение, она выбрасывает собственного ребенка из окна, услышав "какие-то голоса" и… ее направляют на психиатрическую экспертизу. Воля ваша, что-то тут не так, на мой взгляд. Мать, посягнувшая на жизнь своего ребенка, ненормальная, как говорится, по определению...
Да? А вот специалисты-психиатры так не считают. Точнее, думают, что так было раньше. Лет 30-40 тому назад женщина, оставлявшая ребенка в роддоме, как правило, оказывалась умственно неполноценной. А сейчас это, - увы, все чаще и чаще поступок вполне нормальных женщин. Бросают в родильных домах, оставляют на вокзалах, в скверах, продают за бутылку водки. 90 процентов воспитанников детских домов вовсе не сироты. Зато у большинства из них наблюдается деформация психики.
 А это - основной резерв грядущего криминального взрыва, о котором и предупреждают специалисты. По оценкам медиков, уровень дебильности в стране достиг критического уровня - 18 процентов. По той же статистике 61 процент малолетних правонарушителей страдают отклонениями в психике, таким же недугом отмечены четверо из пяти совершивших убийство.
Добавим, что подавляющее большинство анонимно опрошенных выпускников училищ и техникумов не считают позорной профессию проститутки, а ради нескольких тысяч долларов готовы на любое преступление. Появилась целая генерация подростков "без понятия", проще говоря, "отморозков", которые, отнюдь, не страдают от своей ущербности. Это общество, которое, в общем-то, их "воспитало" на примерах Бата и Бевиса и черепашек Ниндзя, страдает от них. Точнее, только начинает страдать, но параллельно принимает закон, защищающий их личности. Кто только защитит впоследствии общество от них?
Ну, хорошо хоть то, что суровость российских законов компенсируется их невыполнением, иначе лечением душевнобольных уже давно занялись бы судебные приставы и исполнители. Но ситуация, конечно, интересная: в не слишком нормальной стране запугать врачей-психиатров до полусмерти. И чем - Законом о психиатрической помощи! О котором, кстати, мало кто слышал: только врачи, пациенты и их родственники. Заинтересованные, одним словом, лица. А уж текст видели наверняка считанные граждане, поскольку получить этот документ для ознакомления достаточно сложно, если, конечно, вы не врач-психиатр.
Честно говоря, при чтении этого замечательного документа хочется встать по стойке смирно, не дожидаясь исполнения любого Государственного Гимна. Разве можно не соглашаться с его посылом, что отсутствие должного законодательного регулирования психиатрической помощи подрывает наш государственный престиж?! Именно оно, отсутствие, и попирает так нагло права и свободы российского гражданина. Наверное, в Страсбурге не знали, что у нас такой Закон уже есть, потому чуть было и не выставили Россию за пределы цивилизованного сообщества.
А в Законе, между прочим, черным по белому обозначены все права психически нездоровых граждан. В нем предусмотрено уважение прав и свобод, не говоря уже про почтительное отношение к личности, как таковой, разъяснение всех нюансов общения с должностными лицами, лечение на мировом уровне комфорта и социальных норм... Один бы день так пожить! Ладно, пусть начинают с душевнобольных, глядишь и до здоровых дело дойдет. Или все свихнемся. В любом случае эти пункты имеют полное право на существование.
Что касается пункта, говорящего об ответственности должностных лиц, допустивших нарушение прав и свобод психически больных, то в принципе понятно, почему и зачем он возник. Ряд наших современных политических деятелей в свое время прошел через серьезнейшие испытания советской принудительной психиатрии и не может допустить,  чтобы это как-то влияло на их настоящее и будущее. Так что понятно и с этой точки зрения, что закон о психиатрической помощи в нашем "суверенном дурдоме" нужен. Хотя бы для поддержания внутреннего порядка. Не к койкам же всех привязывать, в самом деле!
Ну, допустим, врачи - люди в какой-то степени заинтересованные в пересмотре закона,  жестко регламентирующего их профессиональную деятельность. Кому понравится постоянно работать под угрозой уголовной статьи? Но вот еще одна точка зрения, так сказать, с другой стороны:
"К вам обращаются общественные организации, объединяющие семьи душевнобольных. Мы объединились с тем, чтобы посильно помогать друг другу в общей беде, поскольку получить жизненно необходимую помощь от отечественного здравоохранения становится все труднее и проблематичнее. Особенно осложнилось положение и душевнобольных, и их родственников с введением в действие Закона РФ "О психиатрической помощи...".
В общих чертах - это гуманный и разумный Закон, но никаких механизмов контроля за его выполнением не предусмотрено.
В результате на сегодняшний день многие положения Закона просто не работают. Вот только один пример: стало очень трудно, а то и практически невозможно поместить больного с обострением в стационар. В наших семьях хорошо знают, что, как правило, больные в остром состоянии не хотят ложиться в больницу. Врач неотложной психиатрической помощи (если удастся ее вызвать), услышав это, говорит, что не может нарушать права человека. И с этим спокойно уезжает, оставляя больного в тяжелом состоянии, а родственников - в отчаянии...
Совет родственников душевно¬больных Фонда "Душа человека".
Я могу понять родных душевнобольного, который не отдает себе отчета в своих поступках. Но иногда и врачи не могут с ходу определить, насколько серьезен приступ. Но, кстати, чтобы облегчить жизнь врачам-психиатрам, закон четко указывает, в каких случаях пациента можно сдавать в "дурку", а в каких - Боже сохрани! Следовательно, врачи все-таки могут госпитализировать опасного для окружающих человека, не боясь при этом угодить под суд? Но особенно не расслабляйтесь, потому что в том же Законе есть статья под "нехорошим" номером:
Цитирую:
"Статья 13. Принудительные меры медицинского характера
1) Принудительные меры медицинского характера применяются по решению суда в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, по основаниям и в порядке, установленным Уголовным кодексом РСФСР и Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР.
2) Принудительные меры медицинского характера осуществляются в психиатрических учреждениях органов здравоохранения.
Лица, помещенные в психиатрический стационар по решению суда о применении принудительных мер медицинского характера, признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в психиатрическом стационаре и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию или на пенсию на общих основаниях".
То есть если псих вырезал половину улицы или изнасиловал десяток-другой женщин и попался,  тогда его можно даже не спрашивать, согласен ли он лечиться, а смело волочить в психушку... на экспертизу. А если он просто делает жизнь окружающих невыносимой, то это еще не повод для каких-либо мер. До поры, до времени... И примеров тому масса.
Основная забота о психически неполноценных легла на плечи их родных и близких. Круг общения больных, как правило, ограничен стенами дома и небольшим  количеством знакомых. Именно они, по статистике, становятся основной группой риска. Бабушка, стоящая на учете в психоневрологическом диспансере, задушила      двухлетнюю внучку; психически нездоровый муж зарезал жену; мать решила, что в сына вселился бес, и изгоняла его с помощью тридцати ножевых ударов. В милицейских сводках такие преступления можно встретить ежедневно. В большинстве случаев убийцы были под кайфом или выпивши. После принятия нового либерального закона о психиатрии, выпустившего многих пациентов психушек на свободу, их количество на улицах столицы увеличилось во много раз. Одновременно резко возросло число совершенных ими тяжких преступлений.
Наркотики и алкоголь уже сами по себе дурманят рассудок, а у людей нездоровых и в общем-то безобидных, могут вызвать полное помутнение рассудка с кровавым концом. Этой жуткой «бытовухи» гораздо больше, чем злодейств, совершенных маньяками, число которых стабильно почти во все времена и лишь косвенно зависит от социальных условий. Но даже маньяков нельзя с ходу объявить невменяемыми: закон не позволяет. Хотя…
Читаешь очередное "чистосердечное признание" насильника, убийцы и понимаешь, что, сточки зрения мирного обывателя, он - псих, притом опасный. С точки зрения закона... подозреваемый, нуждающийся в экспертизе. С точки зрения врачей... Впрочем, кто ее на самом деле спрашивает, если речь не идет об экспертизе?
Врачи-психиатры жалуются на то, что при малейших проблесках рассудка их пациенты начинают... строчить жалобы во все инстанции, клеймя "палачей в белых халатах", а очевидного психопата даже валерьянкой принудительно накормить нельзя. Не жалуются только те, кто находится в конфликте в законом вообще. В последнее время любой мало-мальски уважающий себя "крутой" носит в кармане справку о... психиатрическом заболевании. Причем у некоторых оно действительно есть, а у кого нет... Почему обязательно покупают? Могут и подарить заботливые коллеги. И не только коллеги.
В июле прошлого года на заседании Координационного совета правоохранительных органов Дагестана произошел беспрецедентный случай: обсуждался используемый преступниками республики метод ухода от уголовной ответственности с помощью… психиатрических учреждений. Схема такова: совершившего преступление признают невменяемым, назначая принудительное лечение. После этого администрация психиатрического учреждения обращается в суд, утверждая, что в длительном лечении пациент не нуждается. Дальше возможны варианты: либо преступника выпускают из больницы практически официально, либо он сбегает, что не так уж и сложно.
"Невменяемость является обстоятельством, полностью устраняющим ответственность. В этом случае суд может вместо наказания назначить принудительное лечение в обычной клинике, специализированной или больнице с интенсивным наблюдением".
Лидер "казанцев" Ишин по кличке Федя Бешеный, расстрелянный вместе с Амираном Квантришвили в офисе МП "Водолей", имел три судимости и справку о психическом недуге. Это не помешало ему получить не только водительские права, но и охотничий билет и, соответственно, право на хранение ружья. Оперативники нашли и ствол, и документы во время обыска на квартире Ишина. Если бы нашли при жизни хозяина, то пришлось бы Феде Бешеному проходить психиатрическую экспертизу. Доставили бы его в надлежащее учреждение и... что бы произошло после этого?
Представьте ситуацию: человека, совершившего убийство, вооруженные милиционеры привозят в больницу, выгружают его там, говорят: "Веди себя хорошо" и уезжают, оставляя приблизительно на месяц под присмотром медбратьев и сестер, не вооруженных ничем, даже газовыми баллончиками, которыми пользуются женщины для отпугивания начинающих хулиганов. Странно, что обсуждение такой ситуации состоялось только в Дагестане, хотя, возможно, там просто произошла утечка информации.
Человека, совершившего тяжкое преступление или вовсе не тяжкое, но оставляющее сомнение во вменяемости совершившего его, по закону необходимо отправить на психиатрическую экспертизу. Если человек будет признан вменяемым, от ответит за совершенное по всей строгости закона, если нет - будет отправлен на принудительное лечение в спецучреждение, напоминающее строгостью правил и системой охранных мер тюрьму. Оттуда не убежишь.
В идеале психиатрическое освидетельствование людей, совершивших тяжкие преступления и находящихся под следствием, в таких строгих условиях и должно происходить - личности, опасные для общества, должны находиться под постоянным контролем. Но это в идеале. В реальности же происходит что-то непонятное и пугающее. Точнее, ситуация по сравнению с  недавним прошлым обернулась полной противоположностью: если раньше нормальных людей можно было посадить в сумасшедший дом, то теперь им там впору искать убежище.
Давайте разумно поговорим о психиатрии. Да, присноизвестный тоталитарный режим использовал ее в том числе и как одно из своих средств в идеологической борьбе. Нельзя же настолько самозабвенно копаться в прошлом, чтобы напрочь забыть не только о настоящем, но и о будущем. Больное общество просто не дойдет ни до каких "цивилизованных форм": оно погибнет по дороге. А уж душевнобольное общество...
Чтобы ощутить стремительный рост преступности, нет нужды обращаться к цифрам статистики или заглядывать в оперативные сводки милиции. Сегодня в России никто не чувствует себя в безопасности.
Суммарное число убийств только в Московском регионе за год перевалило трехтысячную отметку. Новый криминальный рекорд. Тюрьмы переполнены. Психиатрические лечебницы - тоже. А воз и ныне там. "Психи" становятся тяжелыми хрониками, поскольку денег и помещений на их лечение катастрофически не хватает. Преступники, проходящие "психиатрическую экспертизу", набираются сил для дальнейших "подвигов". И вот ведь что интересно: ни карманники, ни форточники, ни даже "медвежатники" отродясь под психов не "косили". Почему-то...
Лично мне кажется, что если бы убийц, насильников и маньяков лечили так, как когда-то "пользовали" наших диссидентов, то и уголовных преступников в стране резко поубавилось бы. Да, согласна, негуманно, жестоко, противоправно. Но...
Но подскажите тогда - как?!


Рецензии
Всё так.
Если вдруг у вас выдастся скучная минутка и нечем будет заняться (а вдруг!), загляните ко мне на страницу. "ЛППР - наш рулевой" - художественное произведение на эту тему.

Анатолий Комиссаренко   28.11.2011 20:36     Заявить о нарушении
Спасибо, обязательно загляну.

Светлана Бестужева-Лада   29.11.2011 00:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.