БП

             – Ну, ты чего, кривомордая квакалка, пристала? Портьеру ей, видите ли, повесить приспичило…
             Мантулово, конечно, дрянь, поскольку  вынуждает кочевряжиться, балансируя на тубаретке и  мнить, что ты сам не дерьмо, когда не в такт молотком по пальцам попадаешь, приструячивая гвозди в шкуру стены, мать её. Да и голова у меня сейчас, как у вола, и все кажется мала, епть! Болит-ноет-болит-ноет…  А всё потому, как скупо и нехотя держу в себе телесные силы, одолжая этой драной сучаре свои пустые надежды. 
             Смотрю в телек на задрота в галстуке – удавил бы за его умственное расточительство перед смотрящими массами пролетарского народа:
            – Тебе, паря, смешно, а мне-то не очень.  Короче, протягиваю руку, кладу ее на плечо этой жопомордой выпердёжнице и говорю: 
            – Обождь, кикимора, до завтрева, сделаю … не дави шаблон ... тихо ... оставь меня, оставь!
            А она мне:
            – Ой, вот только не надо мне совать свою сморщенную пипетку! Ты, внатуре, что  гондон на четверть напяленный, я вижу. Так что – вперед, за дело!..
            Вообще-то я эти голоса тупо3,14здные коллекционирую, ну, т.е. складирую их во внутрянке своей душевной, значит. Они, надо полагать, расхищают мою неопрятную чувственность, что ли. И имена все ихние как бы про себя повторяю: они, значит, привкус свой особый имеют. Но эта крикунья ртом откуда-то из своей стихоблудной круговерти скороговоркой выдавливает:
          – Ты, говнодел, лучше расскажи своим друганам очередной баян про дручок свой, который уж сколько раз отрекался от порева в моей пелотке! 
          И тут, эта лярва, ровно двустопным амфибрахием заявляет:
         – Не от этой стенки гвоздь,
дай шуруп!
          А я - этой прошмандовке и тоже в рифму, ну, типа утюгом да под рёбра, вот бы мой полный тезка заценил, но дискантом:
        – Молоток в окошко брось
звонко. «Хруп!!!»
         Только эта синюшная рвота спину свою выгибает, да моргалы закатывает, когда я произношу 3 знака, которые отображают мое негодующее восклицание. И еще ее бляццкий оскал – хоть сейчас прям в сапогах дрючило вправляй. Вот стерва! Мутит меня. Протаптываю колею на кухню, а там, бля: штормит; обозреваю по пути иконы, шитые покрова, кресты реликварные, нательные, энколпионы; однако, отшвыривает меня в сторону  иконостаса; торопливо перешагиваю через складень; смотрю в окно: что за хрень? Опять этот расхристанный ворох богослужебной утвари. 
         Ну, и что с того, что я уже столько лет, не считая зим, и все – "ас"? И кого это  я, сиповка старая, позорю? Сколько их, асов в Отечестве перебывало: и Грибоедов, и  Даргомыжский, и народный социалист Зарудный, и песенник Зацепин, и актер нутра Лазарев, и Шурик Демьяненко…
         И этот, который самый из  виршетварных, ну, как бы за меня, козлобородый,  рихтует:
         – Вон на улице алкаш
в бороде
закрутил, босой, вираж:
быть беде…
         Конечно, ВРЯ не лишен инвалидностей, которые раздражают педерастов с девиативным поведением, расклеивающих на гаражных воротах объяву в части своих анальных переживаний.  Я же лишь на  вербальном уровне отражаю обобщенную  ментальность настоящих пацанов. А отсутствие необходимых слов кажется мне весьма подозрительным. Хотя есть у меня за пазухой иррациональная надежда, что, ежели четко определить требуемые понятия, то слова, их обозначающие, обязательно да появятся. Назло недоделанной половине  человечества. Так что, пацаны, я «побежду!»
         Щас цокну в пасть этому бабскому цуцику, глотну гидроколбаски с под крана, пока из этой вагины многоликое причастие извергается, и похерачу огородами во двор. Может там пацаны пивком разговляются, гляди и мне накапают? 
         А ты что, наблюдатель сторонний,  мозг решил мне падрачить,  делать нефиг, да? А секёшь ли ты пафос по вопросу отображения иллюзии длящегося времени? А? … Нет, не угадал, падло, не угадал: чтобы изобразить движение,  необходимо многократно совокуплять дружка с дружкой разнополые контуры предмета! Так что вынь какашку изо рта и почисть зубы, воняет:
        – Мощный импульс в Мгвт –
невысок.
– Что из двух прочней: асфальт
иль висок?
          Проскильзнул в калидор. Да потс с ними, с тапками. Не слипнуться – мороз во дворе нонче. И вниз, только вниз, на свежак. И вообще, могу продать за бесплатно совет абстиненту:  когда чешешь по трезвяне свои кукути, смотри, чтоб они в яичницу не превратились. Так что, пацаны, чао свобода! Я – с вами! Короче:
        – Вставь пропеллер молотку
в фюзеляж,
а потом по холодку
в темя вмажь!!!


Рецензии