Из дневника десятиклассницы

Из дневника десятиклассницы.
Все просто по Бунину, оказывается я такая испорченная, просто дрянь. И совсем не подозревала, что способна на такое. Может это на мне написано, ведь американские моряки подошли к нам сразу, едва мы оказались в пределах видимости. С Зойкой то понятно, она телка сдобная, на нее с восьмого класса взрослые мужики пялятся. А я в обморок чуть не свалилась, когда этот негр мне улыбнулся. Он вроде бы и не совсем негр, просто слишком темный, наверное смесь. А лицо очень даже симпатичное, не говоря уже о росте и спортивной фигуре. Конечно, лучше бы был белый парень, как у Зойки, но ничего не попишешь, если стопроцентный янки не отрывает взгляда от ее роскошных титек.  А с другой стороны я совсем не планировала ничего такого, обыкновенный выход в город, отдохнуть, заодно поглазеть на американских матросов и домой. И коли такое знакомство случилось, не стоит паниковать, пройдемся по центру, пообщаемся на ломанном английском и все. Я так думала, так планировала, но все опять испортила подружка, исчезнув куда то со своим красавцем. Скорее всего повезла на бабушкину квартиру, которая сейчас пустует. Могла бы и нас с этим негром взять, в трехкомнатной всем места хватит. Еще подруга называется, до сих пор не рассказала, как у нее с этим янки было. Я правда тоже своими шокирующими подробностями с ней не делилась, но она и не интересовалась. Оставшись одна с американцем, я просто не знала, что мне делать. Но он оказался парнем общительным, все что то лопотал, я ничего не понимала, а он очень мило все время улыбался. Так бы и попрощались через часик, сказав друг другу гуд бай, но Том просто затащил меня в кафе – мороженное, где и просидели до темноты. Он оказался совсем не жадным, чего я только не перепробовала, начав с мороженного, закончив пирожными и кофе с коньяком. По форме он простой матрос, а долларов целая пачка, такая толстенная, увидев которую официантка чуть на улыбки не изошлась, вся просто лучилась любовью и счастьем. Но Том, к его чести, на нее внимания не обращал, с меня глаз не спускал. Кофе и коньяк так разогрели, что я сразу же после кафешки со своим черным кавалером не распрощалась. Вот и дошли гулящим шажком сначала до набережной, а потом так же не спеша убрели в ее дальний конец, где темнота и совсем никого. Себе то я могу признаться, мне уже интересно было, чем это наша прогулка закончится. Поцелует ли меня Том своими, такими рельефными губами. В душе я конечно на это надеялась, ведь его рука уже нежно сползла с моей талии не бедро. А что меня здорово прикалывало, это запах, не думала, что негры могут так приятно пахнуть. Потом как специально нашлась лавочка у самой воды, и тут же я оказалась на его коленях. Что поделаешь, если попала в сильные мужские руки, а поцелуи в шею и везде совсем даже не плохо. Я и не заметила, как Том расстегнул лифчик, и уже страстно шарит под кофточкой, разминая мои упругие «шарики». Вот только под юбку не разрешила, сжала крепко ноги, захватим ими подол юбки. Его горячие губы, уже жадно целовали грудь, заставляя меня замирать от этого. Знает, как девушку завести, у меня уже  и ноги ослабели. Но из последних сил я не пустила его руку, как она не старалась втиснуться между ляжек. И вот тут это самое и случилось. Даже писать стыдно. Том осторожно ссадил меня с колен на скамейку, я подумала было, что все закончилось. Начала уже лифчик в порядок приводить, когда мой кавалер, стоявший в метре от меня спиной, вдруг повернулся. Я просто обомлела, из его расстегнутых белых брюк вывалилось такое, что я просто не могла отвести глаз, смотрела как загипнотизированная. Это было такое большое и толстое, наверное в два раза больше чем у Лехи физрука из лагеря. Пока я цепенела, не соображая, что к чему, этот негр взял мои руки и просто прижал ладошками к этому такому горячему. Я держалась за это, чувствуя его твердость, и уже сама не хотела отпускать. И совсем не противилась, когда горячая рука оказалась там, куда я ее так усердно не пускала. Мой низ просто горел, и я уже была готова на все, просто страх еще удерживал покориться этой силе и раздвинуть ноги как можно шире. Мне просто не верилось, что это, такое большое, сможет в меня войти. Но уже через мгновение, мои ноги оказались на его плечах, и это уперлось в мой горячий и мокрый низ. Он скользил по верху, и совсем кажется не хотел внутрь. И я уже, просто обмирая от стыда, помогала руками, прицеливая точно, но он не мог войти, просто не хватало твердости. Еще две – три попытки, и я поняла, ничего не выйдет, надо что то делать. И как можно решительней, ведь и сил уже не было терпеть. Негр радостно понял меня, когда я вновь оказалась сидящей перед ним. Он так нежно улыбался, стоя передо мной, почти упираясь в лицо этим, таким внушительным, но уже совсем не твердым. Тихо шепчет, мол бэби гуд, когда лаская это руками, я придала ему немного твердости, которой все равно не хватит для настоящего дела. И этот гад ласково гладит мои щеки, и все это, глянцево - \ черное, уже почти упирается мне в лицо, которое я кажется вижу в этом зеркальном блеске. Я не смогла это сделать. В первый вечер, у негра, это слишком. Но рукам волю дала. Все получилось отлично, хоть фирму открывай «Умелые ручки» и снова можно было повторить попытку. Я уже представляла, как он поведет себя там, внутри. Но увы, мечты помноженные на сексуальные труды, остались мечтами. Не успела ничего сообразить, как оказалась в этом противном и липком. Какая громадная доза вылилась на мою шею и грудь, я только успела отметить, что оно было белым. У негра и белое. И сразу все это повисло внушительно и роскошно, ясно давая понять, что вся моя суета была напрасной. А этот козел все гладит меня по голове, так же нежно приговаривая, вэри гуд бэби. И такая меня злоба взяла, что я не вытираясь от этого, громко брякнула на хорошем английском. Рашин полис Вери гуд. Бэби гоу ин полис. Негр мгновенно убрал свое, так неэффективно сработавшее орудие, взамен достав пачку долларов. А что ему еще оставалось делать с обиженной русской девочкой, которая твердит, как заведенная, что мол ее путь только в полицию. Он видно был наслышан про русскую полицию, потому как, не торгуясь, отдал мне все свои доллары, которые смягчили девичье сердце, и я отпустила бедного американского матроса. Зойка говорила, что их корабль еще три дня стоял в порту, но я думаю, что мой негр отсиживался на борту и носа на берег не казал. Хоть и не дорого ему обошлась русская девочка, но все же. Да и русской полиции скорее всего опасается. Понимает, что там бы его «подоили» покруче, чем я. Хотя в толстенной пачке оказалось всего пятьсот долларов. Середина была набита пятерками и десятками. Теперь я понимаю почему у нас с Америкой отношения не слаживаются, на себе испытала их хитрость. А вот Зойка все эти дни гасилась со своим стопроцентным янки, хвасталась дура, что «срубила» двести баксов. Знала бы сколько я за один раз получила. Что нас роднит, то это угнетенный у обоих вид. Видно американский паренек  у нее тоже не очень. Я то знаю, какой кобылкой она скачет после качественной работы. А так только финансовая радость. После такого отдыха, даже в школу что то не хочется, а еще целая неделя до последнего звонка.      


Рецензии
Добрый вечер, Виктор!

Своеобразно, конечно...
Не скажу, что супер художественно, но именно на дневник порочной и озабоченной десятиклассницы рассказец вполне имеет право претендовать.
Я тут прочёл гневные читательские рефлексии внизу. Не понимаю, от чего это народ так разволновался, заведясь, столь уж близко к сердцу принял?.. Легче бы пора воспринимать не очень эстетичные страницы нашей суровой действительности. Посмотрели бы внимательным взглядом, что творится вокруг!.. Сами же и виноваты, что такое продвинутое поколение воспитали...
А стыдиться и оправдываться вам нечего! Ну, разве что и вы, тоже принимая участие в воспитании своих детей, как и все, виноваты косвенно в распущенности молодняка...

С уважением,
Мореас Ф.

Мореас Фрост   27.06.2019 15:46     Заявить о нарушении
Спасибо за добрые слова. Спасибо за то, что видите нашу российскую действительность такой, какая она есть. Где то в начале девяностых во Владивосток зашел Штатовский военный корабль. На американских военных моряков, в белоснежной военной форме, наши девчонки просто вешались. Не давали им прохода. Был какой то массовый психоз женского населения города. Это и подвигло меня на написание рассказа. И это было единожды. Потом привыкли в Приморье к иностранцам. И вы очень и очень правы. Действительность в плане продажной любви намного жестче, суровей и циничней.

Виктор Бондарчук   29.06.2019 15:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.