Ну чего, сразу в морду-то?

Наглядишься, сегодня, наслушаешся. Сплошная полосоветня вокруг. Уж и у самого руки чешутся – кому бы пойти, морду набить. Хорошо, старый стал, не больно-то мослами помашешь. Спокойнее. Сиди, в окошко подглядывай, кто кого во дворе метелит. Свадьба если, или опять получку не дали. Суббота ж.

Пацаны от безделья маются – где на пиво взять? Давай нерусских мочить, они с деньгами. А те на коран плюнули, раз так. Тоже на грудь принять горазды стали, и понеслась-поехала. Вот тебе и межэтническая полосоветня.

Борис ваш, который не прав, первый с демократией замутил, с независимостью всеобщей – ВОзьмите, кОму скОлько влезет! Ну и взяли. Чего не взять, если дают. Царьки из-под земли полезли, как грибы после дождя, или как прыщи на немытой физиономии. Чпок-чпок, чпок-чпок. И все с претензией на значимость. Да все такие разные. В кулачке амбиции зажали, как Иван Грозный «Державу».

Дудаича чеченцы в президенты себе, единогласно. Был бы чеченом, и я бы за него. Загляденье мужик. Без булды. Стройный горец, подтянутый. Лётчик, генерал, и наш же, Советский. Ну и стань ему кунаком, себе в кунаки возьми. Сели под чинарой, рогами стукнулись, полными вина, анекдотами обменялись, ну и порешали, между делом, дела общие. Мужики же. Нет, блин. Амбициями по мордам, и нет Дудаича. И две полосоветни – одна за другой. До сих пор икается.

Вот и подумалось как-то – Что-то всё не так,ребята. И двадцать первый век на дворе, и цивилизовались, вроде – нанотехнологиями увлеклись, а чуть чего – сразу в морду. Может правда – пьём много?

Какая нация без дураков? Каждая своими богата. А дурак, он и в Африке дурак. Только нации тут при чём? Люди, как люди. Живут, добром не скудны, детей рожают, солнцу, небу радуются. Ты только их не колупай, не уськай к мордобою.

Это,  ведь, как с анекдотами. Злой? Тут тебе и драчка. Добрый – ржут всей компанией. Плевать, каких национальностей компания. И никого тебе мордобоя.

Помню, сижу как-то в Гаграх, зад об горячую галечку у моря отогреваю от Севера своего, дышу, аж до бронхита моего достаёт. Сумую в одиночестве. А рядом компания еврейская в прэф вистами перекидывается. Дядьки солидные, в панамках, женщины разноготались. Прислушался. Наши хлопцы, киевляне. Посунулся поближе – анекдоты трвят. Да как травят. Еврейский анекдот донести никому не дано, кроме настоящего еврея.Тут тебе и акцент, тут тебе и интонация и кураж. Я ржал вместе с ними, и над Саррой, и над Хаимом, да так, что и по соточке потом совместно уже, и до завтра еле распрощались. Вот я и догадался сам – плохой человек, злой и хитрый, как мы об этом наслышаны, так над собой смеяться никогда не сможет.

Или вон Чукча, родной человек. Ну, тупые, ну хитрые – об вагоны поезда головой бум-бум, ищет, который мягкий. Ха-ха-ха. А он, глазками-щёлочками на тебя весело сверкнёт и улыбается. Русский глаза таращит, понять не может – зачем у чукчи фуражка с четырьмя козырьками. Ну, передний – от солнца, ну задний, чтоб за шиворот не капало, а по бокам-то зачем? Смеётся Чукча – Это чтоб ты, Ваня, мне лапшу на уши не вешал.

Или вот «русак» кондовый. Анекдоты про себя взахлёб, и ржё-о-о-от, братию СНГовную тешит. Любят Ивана за что? Добрый, потому что. Зла не помнит, рубаха посконная навыпуск, грудь нараспашку – в какую «запазуху» каменья складывать? А и гармозу по деревне растягивает. А на околице рассядутся – любо поглядеть. И татарин здесь и башкирец. А девки, девки – ну ядрёны. Пойди разберись в тех ямочках-румяночках, русская ли, из мордвин?

– Ва-а-ань, а Вань? Как житуха-то? – Хреново, девки. – А чё так-то? – Так ведь и сам я Дурак, и жена у меня – Жаба. Хохочут гурьбой, по траве катаются,животы рвут. Ну, не любо ли?

Вот, а мы с брательником единоутробным по разным нациям разбежались. Я вот здесь – украинец незалежный, а он в Татарстане. Кем теперь числится? Им там, конечно, попроще – все в одном пучке – Россияне. Я вот другой нации, а ведь рОдные братья. И уськают нас одного на другого, и наши специалисты, да и у вас хватает. Терпеть ненавижу.

А ты возьми, да в истории нашей поковыряйся, если не дурак вовсе.  Загляни в корни наши. Да языки наши послушай. Мама-Мамо, Мать-Маты, Отец, Батя – Батько, Бог – Бог, Земля – Земля, Небо – Нэбо. Никак? Дак ведь и Самогон – Самогон, и Сало – Сало. Усекаешь?

Киев. Столица Украины, а ведь и мать городов Русских. Ша, ша, хлопцы! Кий, Щек и Хорив, что первый кол здесь вбили, и сестра их Лебедь, Лыбидь – по Украински, они какой нации? Поляне? Горяне? А может из Древлян? Чеши, чеши репу.   

А Володя, предок наш общий, Ясно солнышко, с какого такого бодуна Русью Киевской нас, потомство своё, нарёк. Представь себе – Киевская Украина. Не знал, не ведал предок наш славный про страну такую, не пришло время. Теперь глянь, благодарный потомок, на гравюры старинные. Чего это вдруг дружина Святославова, идучи в Царьград с «дружеским визитом», взяла да и обрилась под ноль, только на маковке пучки оставили, да за ухи, залихватски так, заправили. Что за стиляги такие? Да и на штандартах своих чего намалевали. Вроде трезубец царя морского. А ты вглядись, вглядись. Ёлы-палы. А это ж Сокол в атаке, аж свист в ушах. При чём Сокол-то?  То-то и оно. Рюрик, предок наш общий, имя своё имел от варяжского – Рури, Сокол по-ихнему. И на знамени его сокол изображен был, а не браконьерская снасть Нептунова – трезуб. 

И Данила Галицкий, если вспомнить дела давние, Руси Киевской не чурался – одна же кровь, славянская. Это уж потом, вечные кореша наши, поляки с литовцами, исполосовали Русь Киевскую, на кол попересажали, пока не получили, на что нарывались. И появилась тогда, в шестнадцатом веке страна, Украина. А от какого же корня, спрошу вас. От славянского – край. А чего окраина-то? Дак ведь Руси, опять же. Только, Москву-то кто заложил? Юра Долгорукий. Кто таков? Наш хлопец, киевский. Вот как, корнями, сплелась история наша.

Это уж потом, таскали Украину потными ручонками австро-венгры. А ведь и гетманство украинское, до того, польская шляхта высидела. Не будь шляхетный Вишневецкий жлобом и до баб молодых охочим, как бы назывался сегодня правый берег Днепра. Кто знает? Мазепа тоже к Папе Римскому благоволил, ходят слухи.

Такая вот история наша, тяжёлая, кровавая, но наша, общая. А коли история у нас общая, корни общие, чего бы и не жить сО-Об-ща. Нет. Никите в голову стукнуло Крым у Росси оттяпать. Бог с ним – братья же. А тут Борису, который не прав, в Беловежскую Пущу квакнуть приспичило. Пошутили алкоголики. Вот и стал Севастополь, городом украинской славы – боль и морока бесконечная, зато наша, общая.

Живём вот теперь, не братьями, так хоть не врагами. А кому-то надо, аж чешется у них. К нашему президенту бывшему советником Борис Ефимович пришёлся. Бывший Ельцинский хлопчик, из реформаторов, младо. Он уж и с грузинским акцентом. В России под зад получил, теперь вот уськает наших – Путин кака, Украину газом душит. –  Киселёв такой, с той же, видать, отметиной в заду, интеллигентненько так, к украинскому политбомонду – Не боитесь русских болельщиков на вашем чемпионате? Очень они вас, украинцев не любят. – Ну не падла?

Мало нам своих, которых на «наци» заклинино. Уже и на горшке, видать, русофобией исходят. Жирик у вас подъелдыкивает – великий русский, Вольфович. Волкович. То ему сапоги в Индийском Океане мыть взбредёт, то Крым назад отнять. Орёт, глядеть смешно. За Русских стыдно.

А я скажу вам, славяне, украинца от русского поди отличи. И русые они, и голубоглазые. Ну да – и чернобровые, и черноглазые. Даром что ли за море, к туркам наведывались, хулиганили. У донских, вон, тоже теперь половина чернявых. В том ли дело? Поют в Сибири «Галю», а посреди Украины «Рябину», и как поют. И петь будут, как бы не кочевряжились наши национальносвидоми. Щоб йим грэць. А чтоб поверили, я расскажу вам, как умеют посмеяться над собой Украинцы. Вышиванки нараспашку.

Иванэ, ты знаеш, як москали называють пыво? – Як? – Пи-и-и-и-во. – Повбывав бы.

Иванэ, а знаеш, як москали называють борщ? – Як? – Пе-е-е-ервое. – Повбывав бы.

Заходит в купе поезда на границе пограничник. В купе четыре негра. Пограничник, принюхивается, озирается – Хлопци, шо горило?

На станции в купе заходит негритянка с малышом на руках. Дородная украинка к ребёнку – Тю-тю-тю, яка гарна дытына. – Поворачивается к подруге – Галю, дывысь, такэ малэ, а вже чорне.

В поезде дальнего следования украинец и белорус, готовятся к трапезе. Разворачивают тормозки с едой. У дного бутерброд с салом, и у другого. Белорус сразу за дело, откусывает, жуёт. Украинец внимательно бутерброд оглядел, хлеб в рот аккуратно проталкивает, а сало носом сдвигает и тихо так – Тикай, бо зъйим. –   Так и съел хлеб. Сало аккуратно в тряпочку завернул. Белорус ехал без сала, а украинцу хватило до конца пути.

И у нас Иван, и у вас, и парни оба весёлые, и добра каждому не занимать. Сядем, по гранчачку оковитой под сало, посмеёмся над собой, да громко так – Ма-а-а-руся, раз, два, три калина, чернявая дивчина. В саду ягоду рвала.

Ну, а нас с братом чего по нациям делить – рОдные мы.


Рецензии
Спасибо Леонид...! Во многом с тобой не соглашусь, но спорить не стану.
Время действительно наступило такое, что надо что-то решать...!
Удачи тебе...! Жму руку...!

Пилипенко Сергей Андреевич   31.07.2011 18:40     Заявить о нарушении
Спорить, Серёга, порой и полезно. Главное, чтоб не в морду сразу. А вот как решать, после того как эти дудаки нарешали? То-то и оно... С уважением.

Леонид Школьный   01.08.2011 23:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.