О репутации

Тонуса на концерте не было никакого. Ну никакого! Вроде и спать Майка вовремя легла. Но если друзья - придурки, то надо это всё ж таки иметь в виду. И телефон на ночь - выключать.

В половине третьего раздался ночной звонок.
- Алё... Привет... я сплю...
- Ну как дела-то у тебя?
- Нормально... Я сплю, у меня завтра концерт, в девять вставать...
- А с личной жизнью как?
- Да потихоньку...
- Бросай всех, выходи за меня!
- Договорились... - сказала Майка, готовая купить сон любой ценой.
- Жду!

Вот так. Коротко и внятно. А что еще остается отвечать? Сбросишь вызов - как вместе работать потом? Все обидчивые...

Сон - как рукой сняло. До утра. Не потому, что предложение сделали, а потому что - разбудили.

На концерте была борьба с собой. Как Мюнхаузен тащил себя за волосы из болота, так Майка тащила себя и тащила, умирая и возрождаясь каждый миг - умирая от полного отсутствия физических сил и возрождаясь к жизни нечеловеческим усилием воли.

На столе стоял коньяк. В бутылочке в виде контрабаса. Ни одного глотка не сделала Майка, дабы не приучать себя к допингам. После концерта рассказала об этом коллегам - участникам концерта.

- Так это коньяк был? - удивились они. - А мы думали - духи!

Этой историей Майка через несколько дней делилась с подругой, заливаясь смехом.
- Вот, - с горечью прокомментировала та, - что значит репутация... А у меня если бы и духи были - решили бы, что коньяк!


Рецензии