Пушкин и женщины! Ах, обмануть меня не трудно!

На фото картина Ильи Ефимовича Репина
 Пушкин читает свою поэму…


          Идея этого небольшого эссе состоит  в том, чтобы
немного вникнуть и прочувствовать переживания Пушкина в 1826 году по отношению
к  некоторым дамам, в которых он влюбился,  но они отвергли его.
            Период для Пушкина сложный.  Восстание гвардейских полков на Сенатской площади в Петербурге. Из бывших на Сенатской площади декабристов Пушкин  знал И. И. Пущина, В. К. Кюхельбекера, К. Ф. Рылеева, П. К. Каховского, А. И. Якубовича, А. А. Бестужева и М. А. Бестужева.
         Роман с крепостной девушкой Ольгой Михайловной Калашниковой  и не нужный, неудобный Пушкину будущий ребенок от крестьянки.  Работа над "Евгением Онегиным".   Казнь декабристов П. И. Пестеля, К. Ф. Рылеева, П. Г. Каховского, С. И. Муравьева-Апостола и М. П. Бестужева-Рюмина.
            Установление Пушкину диагноза  « варикоз»   (На нижних оконечностях, а в особенности на правой голени, повсеместное расширение кровевозвратных жил.)  Смерть Александра  Первого и восшествие на престол  Николая Первого.

Начну со стихотворения современного поэта 
Дмитрия  Ксурь, 
 написанное в подражание  Пушкину А.С.

Ах, обмануть меня не трудно,
Я сам обманываться рад.
Люблю балы, где многолюдно,
Но скучен царский мне парад.

Стремлюсь туда, где девы, шумно,
Я жив лишь тем, что рядом вы.
Люблю я вас в душе безумно,
А вы к поэту холодны.

Я трепет сердца нервно прячу,
Когда вы на балу в шелках.
Я ни чего для вас не значу,
Судьба моя в твоих руках.

Ты благородна и красива.
Но муж твой старый  идиот.
Я вижу, с ним ты не счастлива,
На службе он гнетёт народ.

Я вас люблю, я вас жалею,
Быть рядом с ветхим стариком?
И в мыслях о свиданье млею,
В беседке в парке над ставком.

Придите, сжальтесь на  до мною,
Не надо больших мне наград.
В сетях я ваших с головою,
Но этой западне я рад!

Вот оригинальное стихотворение.

Пушкин Александр Сергеевич.

ПРИЗНАНИЕ

К АЛЕКСАНДРЕ ИВАНОВНЕ ОСИПОВОЙ

Я вас люблю — хоть я бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам...
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно,— я зеваю;
При вас мне грустно,— я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!
Когда я слышу из гостиной
Ваш легкий шаг, иль платья шум,
Иль голос девственный, невинный,
Я вдруг теряю весь свой ум.
Вы улыбнетесь — мне отрада;
Вы отвернетесь — мне тоска;
За день мучения — награда
Мне ваша бледная рука.
Когда за пяльцами прилежно
Сидите вы, склонясь небрежно,
Глаза и кудри опустя,—
Я в умиленье, молча, нежно
Любуюсь вами, как дитя!..
Сказать ли вам мое несчастье,
Мою ревнивую печаль,
Когда гулять, порой, в ненастье,
Вы собираетеся вдаль?
И ваши слезы в одиночку,
И речи в уголку вдвоем,
И путешествие в Опочку,
И фортепьяно вечерком?..
Алина! сжальтесь надо мною.
Не смею требовать любви:
Быть может, за грехи мои,
Мой ангел, я любви не стою!
Но притворитесь! Этот взгляд
Всё может выразить так чудно!
Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!

1826.

 Интересна последовательность написания Пушкином стихотворений
после признания Осиповой.


Не нашел Александр Сергеевич отклика в душе
у Осиповой, не напоила она его любовью и
вот он сразу томимый духовной,
а может любовной  жаждой
пишет "Пророка."

ПРОРОК

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, -
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, -
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
"Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей".

Пожег он глаголами и существительными сердца и ума людей,
надеюсь пожарную команду не пришлось вызывать
и пишет к Тимашевой, и можно сказать дерзит
"Я пил отраву в вашем взоре,"

К. А. ТИМАШЕВОЙ

Я видел вас, я их читал,
Сии прелестные созданья,
Где ваши томные мечтанья
Боготворят свой идеал.
Я пил отраву в вашем взоре,
В душой исполненных чертах,
И в вашем милом разговоре,
И в ваших пламенных стихах;
Соперницы запретной розы
Блажен бессмертный идеал...
Стократ блажен, кто вам внушал
Не много рифм и много прозы.

Разумеется дева была глуха к духовной жажде поэта.
И конечно в минуты тяжелейшего душевного кризиса
куда все идут? Правильно! Конечно к маме или няне.
Жены в 1826 году у Пушкина еще не было, да если бы и была,
что она могла понять в любовных,
душевных треугольниках талантливого мужа?

НЯНЕ

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
Ты под окном своей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.
Глядишь в забытые вороты
На черный отдаленный путь:
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь.
То чудится тебе...

Разумеется старушка не может успокоить поэта.
Нужно бежать из столицы в пустыню, глушь, деревню.
И Пушкин пишет белый стих, нет ни какой рифмы,
полная хандра и истощение поэтических сил.
Пушкин мечтает и фантазирует о приведении.
Только сказочная дева из его грёз может
успокоить его разочарование в женщинах.

Ах Осипова и Тимашева, зачем же вы так
поиздевались над Александром?

* * *

Как счастлив я, когда могу покинуть
Докучный шум столицы и двора
И убежать в пустынные дубровы,
На берега сих молчаливых вод.

О, скоро ли она со дна речного
Подымется, как рыбка золотая?

Как сладостно явление ее
Из тихих волн, при свете ночи лунной!
Опутана зелеными власами,
Она сидит на берегу крутом.
У стройных ног, как пена белых, волны
Ласкаются, сливаясь и журча.
Ее глаза то меркнут, то блистают,
Как на небе мерцающие звезды;
Дыханья нет из уст ее, но сколь
Пронзительно сих влажных синих уст
Прохладное лобзанье без дыханья,
Томительно и сладко - в летний зной
Холодный мед не столько сладок жажде.
Когда она игривыми перстами
Кудрей моих касается, тогда
Мгновенный хлад, как ужас, пробегает
Мне голову, и сердце громко бьется,
Томительно любовью замирая.
И в этот миг я рад оставить жизнь,
Хочу стонать и пить ее лобзанье -
А речь ее... Какие звуки могут
Сравниться с ней - младенца первый лепет,
Журчанье вод, иль майской шум небес,
Иль звонкие Бояна Славья гусли.

И удивительно, призрак, игра воображения,
успокоили Пушкина. И вот:

"Tel j'etais autrefois et tel je suis encor.
Каков я прежде был, таков и ныне я:
Беспечный, влюбчивый. Вы знаете, друзья,"

Грустновато,  но вполне жизнерадостно.

* * *

Tel j'etais autrefois et tel je suis encor.
Каков я прежде был, таков и ныне я:
Беспечный, влюбчивый. Вы знаете, друзья,
Могу ль на красоту взирать без умиленья,
Без робкой нежности и тайного волненья.
Уж мало ли любовь играла в жизни мной?
Уж мало ль бился я, как ястреб молодой,
В обманчивых сетях, раскинутых Кипридой,
А не исправленный стократною обидой,
Я новым идолам несу мои мольбы...
Чтобы не быть в сетях обманчивой судьбы,
Пью Чай и не веду бессмысленной борьбы

В завершение стихотворение
 Дмитрия Ксурь.
Болезнь любви не излечима? Пушкин! Кавказ!

Болезнь любви не излечима,
Мой друг позволь мне дать совет,
Ведь жизнь твоя, тобой творима,
Не будь, как мул дорожный слеп!

К чему страданья не земные,
Зачем тебе огонь души
Одной отдать, когда другие,
Ведь тоже очень хороши!

В плену волнений сокровенных,
Жить не для дела, а для грез?
И быть во власти дев надменных,
Коварных, женских, хитрых слез!

Скучать, коль рядом нет любимой.
Страдать, бессмысленной мечтой.
Жить как Пьеро с душой ранимой.
Подумай, ветреный герой!

Оставь все вздохи и сомненья,
Кавказ нас ждет, чечен не спит!
И конь, почуяв брань, в волненьи,
В конюшне без седла храпит!

Вперед к наградам, царской славе,
Мой друг, Москва не для гусар
Нас помнят шведы под Полтавой!
Турецких били янычар!

Ну что же киснуть здесь в столице?
Вперед на подвиги мой друг!
В бою мы будем веселиться!
Война зовет покорных слуг!

Стихотворение видимо  написано,
 под впечатлением известной фразы Пушкина:
"Болезнь любви неизлечима!"

Из лицейских стихотворений 1814-1822,
 печатавшиеся  Пушкиным в позднейшие годы.

НАДПИСЬ НА СТЕНЕ БОЛЬНИЦЫ

Вот здесь лежит больной студент;
Его судьба неумолима.
Несите прочь медикамент:
Болезнь любви неизлечима!

И в завершении хочу сказать.  Женщины, Женщины, Женщины!
Сколько от вас печалей и волнений. Но без вас нельзя!


Рецензии
Как хорошо, что без нас нельзя)) Спасибо!))

С улыбкой, я

Анна Снежина 2   12.01.2013 17:44     Заявить о нарушении
А мусульмане пьют не только чай...
Увы, и ах...

Но я вас поддерживаю в этом стремлении. И написала сказку - "О вреде зелена вина". Если интересно, то прочтите, она есть на моей страничке.

С уважением, я

Анна Снежина 2   12.01.2013 17:46   Заявить о нарушении