Детство Пушкина 2 Ранние годы

Осень 1799 года Пушкины с детьми провели в сельце Михайловском под Псковом, в имении Осипа Абрамовича Ганнибала. В молодости отец Надежды Осиповны вёл бурную расточительную жизнь, следствием чего стал его разъезд с Марьей Алексеевной, при поддержке Ивана Абрамовича Ганнибала отсудившей у него дочь и имение Кобрино. С тех пор она видеть бывшего мужа не желала и в Михайловское не поехала.

Старый больной арап, на лице которого почти не осталось следов былой привлекательности, жил в своём маленьком, обременённом долгами сельце в одиночестве, покинутый всеми. Когда-то он жалел денег на воспитание единственной дочери, а теперь был искренне рад её приезду с зятем и внучатами. Он даже играл с резвой Оленькой, но угнаться за нею не мог: ноги у него давно уже болели и с трудом носили погрузневшее тело. Саша деду понравился: спокойный крепенький младенец, очень похожий на Ганнибалов. Правда, постепенно родовые чёрные волосики стали у мальчика вылезать и вместо них росли рыжеватые кудряшки, а глазки приобрели светло-голубой оттенок. Но это уже не имело значения. Несколько месяцев на свежем воздухе пошли малышу впрок: пухлые румяные щёчки стали видны с затылка.

Зимой в глухой деревне с маленькими детьми делать было нечего, и Пушкины перебрались в Петербург. Первые дни жили в доме Ивана Абрамовича Ганнибала, а потом сняли квартиру в Литейной части неподалёку от Юсуповского дворца. Хоть и был Иван Абрамович рад любимой крестнице и внучатым племянникам, но обременять его не захотели: старику-генералу нужен был покой. Вслед за молодыми в Петербург приехала и Марья Алексеевна. Большую часть лета семья провела в Кобрине, пока бабушка хлопотала о продаже этого имения.

В начале августа Пушкины вернулись в Петербург. Жизнь пошла своим чередом. Оленька, тоненькая, живая, похожая на мать, заметно вытянулась, начала бойко говорить, подражая взрослым. Надежда Осиповна научила её делать книксены – приветственные поклоны с приседанием. Дочкин лепет и старательные книксены умиляли отца и гостей дома. Саша, напротив, рос толстым и неуклюжим. Летом он начал ходить, неуверенно переваливаясь на полных ножках. На прогулках малыш хватался за нянину или бабушкину юбку и просился на ручки, дичась незнакомцев.

Гуляли дети обыкновенно в живописном Юсуповском саду. Здесь было где порезвиться: зелёные лужайки и широкие дорожки под сенью раскидистых деревьев. В большом пруду с круглым островком, на который вёл горбатый мостик, отражался красивый дворец с портиком на белых колоннах.

Хозяином дворца и сада был князь Николай Борисович Юсупов, человек государственный, дипломат и сенатор, любитель искусства и заядлый коллекционер. Пушкины поддерживали с ним доброе знакомство.

Однажды прохладным пасмурным днём в августе 1800 года няня Арина с Олей и Ульяна с Сашей, как обычно, вышли на прогулку в Юсуповский сад. Девочка играла со сверстниками, а малыш нехотя плёлся за своей няней. Неожиданно в конце аллеи показался невысокий очень важный господин в генеральском мундире, напудренном парике и большой треуголке. Он быстро шёл, опираясь на трость, в сопровождении свиты блестящих офицеров.

Расторопные нянюшки подозвали своих подопечных и почтительно отошли с ними в сторонку. Ульяна взяла Сашу на руки и встала рядом с Ариной. Так она чувствовала себя увереннее. Важный генерал стремительно приближался, оглядывая аллею властным пронзительным взглядом. Все склонили перед ним головы. Оля присела в глубоком книксене, как учили.

Поклонилась и Ульяна, не спуская Сашу с рук. Вдруг она почувствовала: кто-то подошёл к ним. Не успела няня испугаться, как тот самый генерал снял c малыша картуз и, отдавая ей, строго выговорил:
«Снимать шапку должно перед императором! Поняла?!»

Боже мой! Да это сам государь Павел Петрович! Сердце у няни так и оборвалось. Она не могла вымолвить ни слова и долго не решалась поднять голову, а когда, наконец, осмелилась и взглянула вслед, император был уже далеко. Он шёл не оборачиваясь и чётко печатая шаг, окружённый своей свитой. Саша прижался к няне, заплакал и никак не мог остановиться. Ульяна вспомнила о безотказном успокоительном средстве, припасённом у неё в кармане. Она достала сушку и протянула малышу. Мальчик тотчас угомонился и захрустел угощением. Няня надела ему картуз.

« Ох, и угораздило же нас! – посетовала Арина. – Государь-то император очами так и сверкал, как тебе выговаривал! Ну, да мы с печалью, а Господь с милостью. Пронесло, слава Богу! Пошли уж до дому, какое теперь гулянье».

Саша по малолетству своему встречи с Павлом I не запомнил, но живо представлял её в подробностях, слушая  рассказы нянюшки.

Поздней осенью 1800 года Пушкины всем семейством переехали в Москву: жизнь здесь была дешевле, да и родни больше. Имение Кобрино, что в 50 верстах от Петербурга, Надежда Осиповна продала, подписав вольную всей семье Арины Родионовны Яковлевой, по мужу Матвеевой, Олиной няни и кормилицы. Сама няня получила вольную ещё в 1799 году, хотя и упорно отказывалась от этой милости. Своих господ ни она, ни её родные не покинули и продолжали им служить верой и правдой долгие годы.

В конце декабря 1800 года окончательно переехала в Москву и Марья Алексеевна Ганнибал. В квартире Пушкиных на Чистых прудах по вечерам снова стали собираться друзья и родственники. Непременно приходил старший брат главы семьи Василий Львович Пушкин, известный стихотворец, сёстры Анна и Лиза, неплохо игравшие на фортепиано, заходили историк и писатель Николай Михайлович Карамзин, молодой поэт Василий Андреевич Жуковский, баснописец Иван Иванович Дмитриев. Хозяева и гости читали стихи, басни, музицировали, пели романсы, иногда разыгрывали домашние пьески, обсуждали последние новости – и литературные, и политические, и светские.

Одним зимним вечером в гостиной Пушкиных было особенно оживлённо. Юная прелестная француженка Адель Першерон де Муши виртуозно играла сонату Моцарта. И как только она могла извлекать столь божественные звуки из стареньких ганнибаловских клавикордов?! Все были так увлечены её исполнением, что никто не заметил, как дверь гостиной приоткрылась и тихо вошёл полуторагодовалый Саша. Музыка разбудила и завлекла его. Обычно боязливый, малыш забыл о своём страхе и босиком, в одной рубашечке потопал на пленившие его звуки. Он стоял, прижавшись к двери, и заворожённо слушал.

Адель, взяв последний аккорд, опустила на клавиши изящные руки. Все зааплодировали.
 - Браво! Фора! - восхищённо воскликнул Сергей Львович.
 - Браво! - поддержала его Надежда Осиповна. Ревниво поглядывая на мужа, она приподнялась и тут в изумлении заметила сына у двери.
- Сашенька! Проснулся! – удивлённо воскликнула она и направилась к малышу.

Марья Алексеевна сидела ближе к двери и, опередив дочь, которая ждала третьего ребёнка, взяла Сашу на руки. Почувствовав к себе внимание, мальчик застеснялся и уткнулся носом в бабушкино плечо. Мать пощупала у него ножку, которая показалась ей холодной.
- Ульяшка! – сердито прикрикнула она. – Ах, соня! Простудишь Сашку!
Встревоженная няня с заспанными глазами сразу показалась в дверях. Очнувшись и не найдя мальчика в кроватке, она и сама поспешила в гостиную.
- Простите, барыня, не доглядела. Уж так хорошо Сашенька спал, я и прикорнула. Простите Христа ради!
- Ладно, иди. Да смотри у меня! – строго наказала Марья Алексеевна, передавая мальчика няне. Ульяна понесла его в спальню, воркующим голосом напевая колыбельную:

     Баю-бай, баю-бай,
     Спи, наш Саша, засыпай.
     Гули-гули-гуленьки
     Сели Саше в люленьку,
     Стали люленьку качать,
     Стали Сашу величать:
     Баю-бай, баю-бай,
     Спи, наш птенчик, засыпай,
     Будем мы тебя качать,
     Сладкий сон оберегать.
     Скоро малыш крепко уснул…

На следующий год Сергей Львович снял более просторный двухэтажный каменный дом у Николая Борисовича Юсупова в Огородной слободе, на Хомутовке, поближе к своей хворающей матери Ольге Васильевне. Из окон открывался чудный вид на стоящие рядом княжеские каменные палаты, когда-то принадлежавшие дьяку Алексею Волкову, но уже давно перешедшие к Юсуповым. Это был старинный московский терем с узорным красным крыльцом, фигурными арками, расписными палатами и окошками домиком. Прямо сказочный пряничный дворец! Через улицу напротив дворца Николай Борисович выстроил трёхэтажный каменный дом для светских приёмов. Вокруг по его приказу разбили роскошный сад, который благодарные москвичи нарекли Юсуповым. Сюда выходили няни и бабушка Марья Алексеевна на прогулки с Олей, Сашей и новорождённым Николенькой, появившимся на свет 24 марта 1801 года. Гуляли с ними и дети Арины Родионовны: 13-летняя Марьюшка и Стёпка, Олин ровесник и молочный брат.

Московский Юсупов сад был совсем не таким, как петербургский. Вместо романтических пейзажей здесь ровные аллеи, цветники, купы причудливо постриженных деревьев и кустов, гроты и беседки. В саду звенели многочисленные фонтаны. Мощный раскидистый дуб обвивала золочёная цепь. По ней в сухую погоду пускался механический пушистый кот со сверкающими глазами, сконструированный голландскими мастерами. Чудесный кот ещё и напевал что-то непонятное. Он поражал Сашино воображение, казался ему огромным, загадочным. А как ему хотелось узнать, о чём мурлычет котище! Но голландского языка никто из окружающих, увы, не понимал.

В три года Саша всё ещё был тучным неуклюжим мальчуганом. Подвижные игры он не любил. Это приводило Надежду Осиповну в отчаяние. «У всех дети как дети, а наш - увалень и дикарь!» - сетовала она. Мать пыталась заставить ленивого ребёнка бегать, но тщетно. Даже Оленька и Стёпка не могли его расшевелить. Саша любил долго рассматривать статуи, фонтаны, а то и просто букашек-таракашек на песке, травинках и листочках.

14 октября 1802 года няни, как обычно, вывели детей на прогулку в Юсупов сад. Фонтаны уже не работали, дворники сметали с дорожек последнюю листву, садовники укрывали цветники в ожидании первого снега. В саду было светло, аллеи с облетевшими деревьями казались длиннее обычного. Николенька, худенький полуторагодовалый мальчик, похожий лицом на старшую сестру, играл в мячик со своей няней. Оленька, Стёпка и Марьюшка затеяли игру в пятнашки, за ними со звонким лаем носилась Омфала. Саша сидел на скамейке возле Ульяны. Сначала он разглядывал подобранный им кленовый листок, уже побуревший и похожий на большую раскрытую ладонь в тёмной перчатке, а потом его привлекла статуя Осени в образе прекрасной девушки с венком из плодов и листьев.

Было около двух часов пополудни. Вдруг Омфала прижалась к земле и заскулила. Марьюшка первой подоспела к собачке, думая, что та поранилась об острый камешек. И тут земля качнулась! Саше показалось, что статуи и деревья падают. От испуга он закрыл лицо ладошками. Потом был ещё толчок послабее, и всё стихло. Саша заплакал. Николенька не удержался на ножках, упал и тоже заплакал. И другие дети перепугались, и нянюшки, но больше землетрясение не повторилось.

Ох, и пересудов о нём было по Москве! Впрочем, ничего страшного не случилось. Дома даже посуда не побилась. В Московской комиссариатской комиссии, где десятый месяц служил Сергей Львович по казначейским делам и бухгалтерии, тоже всё оказалось в порядке. Лишь в одном доме на Хомутовке треснула стенка в погребе. И только-то! Но маленькому Саше Пушкину это землетрясение запомнилось на всю жизнь.


     Рисунок Анастасии Шуховой, 12 лет.

     Предыдущий рассказ здесь: http://proza.ru/2011/01/25/1496

     Следующий рассказ здесь: http://proza.ru/2011/01/25/1524


     Справочные разделы

Словарь редких слов  http://proza.ru/2011/02/05/1686
Географические названия http://proza.ru/2011/02/05/1692
Исторические лица http://proza.ru/2011/02/05/1697


Рецензии
Уважаемая Елена Николаевна!
С Рождеством Христовым!!!
До сих пор я думал, что образ Ученого Кота на золотой цепи из "Руслана и Людмилы" - это чистый плод фантазии Пушкина или же образ, навеянный сказками Арины Родионовны. Для меня стало настоящим откровением то, что я прочел в этой главе романа: оказывается и дуб существовал, и кот, и златая цепь и даже монологи кота можно было услышать, правда, на голландском языке! А, главное, Пушкин в самом деле в раннем детстве, в Юсуповском саду, видел и слышал весь этот аттракцион! Елена Николаевна, я этим просто сражен, и должен Вас поздравить с такой прекрасной находкой для романа! И еще раз поздравить с находкой очень талантливой юной художницы Анастасии Шуховой. Ее талант не слабее Нади Рушевой. И если искрометный характер рисунка Рушевой я бы назвал поэзией графики, то характер рисунка праправнучки великого автора шуховской телебашни я бы назвал добротной прозой графики. Все точно, основательно, мило, понятно, одухотворенно. Ведь настоящий талант, как и настоящая любовь, различимы с первого взгляда.

Иосиф Баскин   06.01.2012 23:04     Заявить о нарушении
С Рождеством Вас, Иосиф!
Что касается механического кота,то про него я нашла в описаниях аттракционов Юсупова сада. И няня рассказывала по кота тоже. Вообще, "кот учёный" - родной брат кота-баюна из русских сказок. Почему его сделали голландцы, не знаю. Скорее всего, Юсупов им заказал специально. А может, в их сказках есть подобный кот, ведь сказочные сюжеты разных народов перекликаются. Бова-королевич,например, французского происхождения. Я голландские сказки специально не изучала, поэтому точно происхождение аттракциона не могу определить. Но технически заводная игрушка с устройством вроде музыкальной шкатулки на 1-2 коротких фразы и катящаяся по цепочке на зубчатых колёсиках (я это так себе представляю), наверное, не очень сложна в изготовлении. Голландцы и датчане вообще были мастерами делать всякие механические игрушки.

Елена Николаевна Егорова   07.01.2012 19:56   Заявить о нарушении
Спасибо за пояснения, Елена Николаевна! Полностью с Вами согласен!

Иосиф Баскин   08.01.2012 00:38   Заявить о нарушении
Несколько слов про Настю Шухову. Её мастерство очень быстро растёт. Причём и в графике, и в живописи. Она работает во всех материалах, включая масло и темперу. Убедитесь, когда увидите иллюстрации к моим сказкам. К тому же девочка большая труженица. Но сейчас даже очень талантливым детям трудно пробиться. К поступлению в вуз помогу ей подготовить солидный, если не сказать уникальный, "портфолио" из целого рядя оформленных ею и вышедших в свет книг для детей и взрослых. В этом году договорилась о её первой персональной выставке в Доме Русского Зарубежья в центре Москвы в мае. Она к ней специально готовится. На выставке будут экспонированы иллюстрации к сказкам зарубежного автора Юрия Рейнгардта (поэтому и в ДРЗ - сказки есть на прозе.ру, я их издавала и немного редактировала) и несколько к моим сказкам,и к книге о детстве Пушкина несколько. Ну и, конечно, во всех коллективных детских выставках она звезда. Только школа забирает у неё массу работ, которые возвращаются обычно через пару лет. Поэтому ей пока сложно устроить другие персональные выставки - нужно рисовать для них отдельно, вне школьной программы. Да и учёба в средней школе занимает много времени. Настя ещё и круглая отличница, участница многих предметных олимпиад до районного уровня в Москве. Ей всё интересно, Она уже незаурядная личность, как в своё время была Надя Рушева.

Елена Николаевна Егорова   08.01.2012 01:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.