Тайна

               



        Бродя по Риге, я зашел в римско-католический костел Скорбящей Богоматери. В сумрачном пространстве храма приглушенно звучал орган; в вышине под сводами над алтарем вспыхивало витражом круглое окно, освещая Распятого.
         Я смотрел на Христа.
         Звучал Бах, возвышая душу. И не хотелось ни смирения, ни страданий! Напротив. Хотелось поднять голову, распрямить плечи, полюбить свою судьбу, свое неповторимое «я». И было непонятно: почему Тот, кто сам был духовной скалой, одобряет духовную нищету, говоря: «блаженны нищие духом...», - а церковь, созвучно этой таинственной фразе, призывает смирить гордость. Непостижимая тайна!
          - Но почему? Почему я должен смирить свою гордость? – спрашивал я отца Николая, настоятеля Петропавловской церкви в нашем городе. - Высокомерие - это я понимаю. Но гордость? Ведь Христос не ощущал себя  «принадлежащим земле». Он был далек от суеты. Страшно было бы его представить бегающим в офис, если перенести Его в наш век. Он жил духовной жизнью. В то время, как люди вокруг него суетились, утопали в поте лица своего ради семьи, ради родителей, детей... Как Он мог одобрять духовную нищету!
       - Нехорошо, если небо закрыто от взоров души житейскими делами, - охал отец Николай. - Ведь она, гордыня-то, заставляет человека думать только о будущем. И напрочь губит сиюминутошное. Не дает увидеть мир божий, и возрадоваться каждой минуте. От того и не видит человек нерукотворного храма... 
         Но его ответ не удовлетворил меня.  И я продолжал мучиться безответным вопросом. Но как-то раз в Литву приехал из Алтайского края мой старый друг Михаил Попенко. Он держали путь во Францию, где должна была состояться презентация его книги «Плащ крестоносца: история рыцаря, не сумевшего стать монахом»,переведенной на французский язык. И решил навестить меня. Энциклопедически образованный человек, к тому же обладающий феноменальной памятью, он превосходно разбирался в тонкостях различных вероучений. И мы подолгу беседовали о Лао Цзы, о Будде и о Христе.
       Однажды, под вечер, мы сидели на старинном католическом кладбище и, беседуя о том, о сем, пили красное вино. Сгущались осенние сумерки. Невольно, находясь среди могил, крестов и памятников, заговорили о жизни и смерти, о Боге и Сатане. И я высказал предположение, что Сатана, создание Бога, низвергнутый Творцом на землю за гордыню, - это лишь метафора, иначе Бог давно бы победил свое детище, если бы Он этого Сам захотел. Но Сатана Ему почему-то нужен!
       - Почему? – спрашивал я Михаила.
       Пребывая в прекрасном расположении духа, он помалкивал, что-то мурлыкая себе в усы.
       - Что такое «блаженны нищие духом»? – меж тем горячился я. – Вот, например, Авиценна, говорит, что самый несчастный человек в мире – это человек нищий духом. А Христос призывает – склоняйте ниже головы, изничтожьте себя в любви к ближнему, свою судьбу, свою гордость, превратитесь в пыль. Зачем? Стоп! - озаренный внезапной мыслью, хлопнул я себя по лбу. - Слушай, а, может, этим самым он говорит и совершенно обратное? Поднимите, мол, головы, полюбите дальнего, распрямите плечи...
       – Э, куда тебя занесло, - улыбнулся, наконец, Михаил. – Утверждать, что Христос призывает к противоположному это неправильно. Говоря, «блаженны нищие духом» - он, собственно, ни к чему не призывает. Ибо призыв – есть прямое изречение, но Христос полон тайны. Недоговоренности. А вот глубокомыслие далеко не всегда полезно для души. И даже вредно.
      - Как это? – взвился я.
      - У Бога работ много, - отпил Михаил из бутылки и передал ее мне. - Кто-то пишет книги, кто-то строит храмы и монастыри, а кто-то проповедует Слово Божие. И не надо пытаться все понять. Зачем? Как смертный ум может постичь замысел бессмертного Творца?
          - Думаю, что никак, - ответил я, подумав.
   И будто гора свалилась с моей души.
          - То-то и оно, дружище. И он прочитал из Ли Бо:

И если хочешь ты средь хаоса земного
                Миг счастья и покоя обрести,
 Кувшин прохладного вина лишь выпей
                И мясом жареным немного закуси... –
       
        - А почему бы и нет?
         - Вот и я о том же, - поддержал меня Михаил.   
       И мы направились в бар с русски названием «Губерния». Нам подали кувшин с пивом, а на закуску –  вареное свиное ухо, обильно посыпанное красным перцем. Выпив «за простые земные радости», мы стали подпевать битлам, звучащим в баре. Нам было хорошо.


Рецензии
интересные размышления. удачи в творчестве.

Александр Михельман   02.01.2012 10:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр! Удачи Вам и новых прорывов в литературе. С уважением.

Евгений Русских   02.01.2012 11:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.