Старая фотография

Перебирая книги, я случайно наткнулся на старую пожелтевшую фотографию на которой Министр внутренних  дел СССР Щелоков Николай Анисимович  держит в руках какую-то бумагу и возмущенно что-то говорит.

Это случилось в конце семидесятых. Один из опорных пунктов общественного порядка города Минска победил во всесоюзных соревнованиях. Белорусская милиция в те времена была на высоте. И это не случайно. Первым начальником Минской милиции был ни кто иной, как легендарный Михаил Фрунзе!

Для вручения наград и переходящего знамени из Москвы приехала многочисленная делегация во главе  с  Щелоковым. Их встречали все наши генералы. Я попал на эту встречу в качестве фотографа, будучи экспертом – нас, часто привлекали для фотосъемок.
Всех повезли на опорный пункт-победитель.  Людей набралось  много. Столько генералов вместе я никогда не видел. Вокруг крутились многочисленные фотокорреспонденты  из газет и журналов с импортными фотоаппаратами. Но, я со своим широкопленочным «Салютом», совсем не потерялся на их фоне.

Опорный пункт располагался в трехкомнатной квартире  на первом этаже жилого дома. Разместить там всю делегацию  - было невозможно. Я, имея опыт фотосъемок в помещениях – осмотр любой квартирной кражи начинается с этого, решил, что мне там делать нечего.
И тут я заметил моложавого высокого, красивого генерал-лейтенанта. Он также остался на улице. Генерал был без головного убора, набриолиненные волосы отсвечивали на солнце синевой. Он спокойно достал пачку импортных сигарет и закурил.

«Дай-ка я его сфотографирую» - подумал я и пристроился в метрах пяти от него. Ко мне присоединился мой коллега Иван Фисько . Если я был простой фотолюбитель, то Иван работал профессионально – снимал в цвете. Его фотографии печатались в журналах на цветных разворотах.

Генерал-лейтенант заметил,  что его снимают, достал сигарету изо рта  и изрек:
-Снимайте, снимайте, а негативы не спешите выбрасывать. Они вам еще пригодятся.
Мне бы тогда прислушаться  к совету этого симпатичного генерала. Но, когда в молодости мы внимаем чужим наставлениям? Так в лету канули мои фотографии с мамой первого космонавта – Анной Тимофеевной Гагариной, с Петром Климуком, с метрополитом  Московским и всея Руси и со многими другими  известными людьми.  Упущенные возможности не возвращаются!

Когда делегация вышла из опорного пункта, журналисты попросили всех стать, чтобы сделать коллективный снимок.  Щелоков – небольшого роста седенький мужчина с большими звездами на погонах  генерала армии расположился в центре. Он был прост и вежлив. Заметив, как мы суетимся со своими аппаратами,  сказал:
-Не спешите, мы постоим, нам не тяжело.

Дальше по плану было посещение режимного завода имени Ленина. На завод меня подвез на служебной волге Чергинец Николай Иванович – заместитель начальника управления. Он меня знал хорошо, так как часто привлекал для фотосъемки то делегаций, то космонавтов,  то фотографировать в разных ракурсах еще незаконченные скульптуры в мастерской у скульптора Ивана Мисько.
Я спросил:
-Николай Иванович, а кто этот молодой генерал-лейтенант?
Чергинец  рассмеялся:
-Не имей сто баранов, а женись как Чурбанов. Зятек Брежнева! Сорок один год, а уже генерал-лейтенант.

Завод работал на оборонку, и туда пропустили из фотографов только меня и еще одного корреспондента. Щелокова повели в просторный кабинет генерального директора завода.  Наверное, времени было мало, поэтому генералы даже не разделись.

Было заметно, что директор сильно волновался, когда рассказывал гостям о своем производстве. Щелоков спокойно слушал и по ходу выступления задал пару вопросов. Затем директор стал говорить о том, как они борятся
 с нарушителями трудовой дисциплины. Он с гордостью показал пропуск на предприятие размером с большой лист бумаги:
-Такие пропуска мы даем нарушителям! Чтобы все видели на проходной, что это нарушитель.
Щелоков мгновенно оживился и попросил передать ему пропуск. Он внимательно прочитал все надписи на нем и негромко сказал:
-Красный карандаш есть?

Возникла небольшая суета у стола директора – пока искали красный карандаш. Щелоков несколькими взмахами перечеркнул пропуск и с раздражением сказал:
-Сколько человек ходит с таким пропуском?
В гробовой тишине на директора было жалко смотреть. Наконец обескураженный директор выдавил из себя :
-Ни одного человека. Все увольняются.
Уже мягче министр продолжил:
-Это же нарушение закона! Ладно,  мы в тридцатые годы были малограмотные  -  проводили показательные «похороны» прогульщиков и тунеядцев. Но, Вы то?! Все образованные и творите такое безобразие! Прекратить эту практику немедленно.

Справа от Щелокова сидел Чурбанов и улыбался. За то недолгое время, что я видел их вместе, у меня сложилось впечатление, что Чурбанов смотрел на своего непосредственного начальника как-то снисходительно, сверху вниз.

Вот такая нехитрая история, в которой Николай Анисимович мне очень понравился. А когда умер Брежнев – в Москве начался передел власти. Чурбанова посадили. Щелоков – застрелился. Когда я услышал об этом, мне стало, искренне, жаль старого генерала.

Сейчас другие времена. Я не знаю, что должно произойти, чтобы генерал пустил пулю себе в лоб. Столько преступлений совершается в стране, столько преступлений совершают люди в милицейских погонах – но Московские генералы от милиции сидят в своих креслах непоколебимо. С первого марта милиции не будет.  Она перерождается в полицию. И уже генералы от полиции будут стоять на страже законности и порядка.

 Дай то Бог, чтобы у них получилось.


Рецензии
Иногда кажется, что лучше диктатура, чем нынешний беспредел!.. Поскольку трудно понять, чего больше принесла Свобода - радости или горя...

С Наступающим Вас!...

Сениф   31.12.2018 07:56     Заявить о нарушении
Согласен на все сто!
С новым годом! Пусть перемены в новом году будут во благо наших народов!

Евгений Боровицкий   31.12.2018 10:21   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.