Вергилий

Публий Вергилий Марон  – самый прославленный поэт Древнего Рима - вышел из низов свободного населения Северной Италии. Он родился в 70 г. до Р.Х. Его отец, в прошлом  не то ремесленник, не то поденщик, сумел скопить денег и приобрести участок земли вблизи города Мантуи. Он очень серьезно относился к воспитанию сына и сумел дать ему хорошее образование. Сначала Вергилий учился в Кремоне, затем в Медиолануме – культурном центре Северной Италии, а в конце 50-х гг. I в. до Р.Х. переехал в Рим и совершенствовался здесь в риторике и других науках. Впрочем, адвокатская карьера, к которой Вергилия готовили с детства, ему не удалась. Он совершенно не обладал ораторскими дарованиями и только раз решился выступить перед судьями. Один из современников пишет, что Вергилий говорил  медленно и по манере речи «походил почти что на неученного». К тому же он отличался чрезвычайной застенчивостью. Внешность Вергилия также не отличалась изяществом: был он высокого роста, смуглый, с деревенским лицом.

С молодости Вергилий находился под большим влиянием эпикурейской философии. Эпикурейская проповедь ухода в частную жизнь и довольства малым оставила глубокий след на всем творчестве поэта. Бурные политические события, которые происходили на его глазах: гражданские войны, окончательное крушение республики и утверждение единоличной власти Октавиана Августа (http://www.proza.ru/2015/05/26/372), - лишь укрепили в нем эти настроения.

Идеалом тихой жизни проникнуто первое значительное  произведение Вергилия – его сборник «Буколики» (39 г. до Р.Х.), в котором он воспроизвел жанр пастушеских идиллий Феокрита (http://www.proza.ru/2011/08/09/209). В сборнике греческого поэта, изданном в I в. до Р.Х. насчитывалось десять чисто «буколических» произведений. Из такого же числа стихотворений, так называемых эклог, состоит сборник Вергилия. Созданный им идеальный мир аркадских пастухов свободен от всех тех пороков, которыми болело современное Вергилию римское общество, - от неумеренного стремления к богатству и наслаждениям, от жажды власти, от смут и кровопролития. Герои «Буколик» имеют все то, что составляет идеал эпикурейского счастья: тихую, простую жизнь на лоне природы, любовь и поэзию.

«Буколики» сразу выдвинули Вергилия в первый ряд римских поэтов. Вскоре он попал в круг Мецената, то есть ближайшее окружение властителя Италии Октавиана  (http://www.proza.ru/2012/12/16/1635). Октавиану и Меценату адресовано следующее произведение  Вергилия – дидактическая поэма «Георгики» («О земледелии») – самое совершенное произведение поэта. Вергилий работал над ней семь лет и закончил только в 29 г. до Р.Х. Поэма состоит из четырех книг: первая посвящена хлебопашеству, вторая – виноградарству, третья – скотоводству, четвертая – пчеловодству. Приступая к  работе, Вергилий тщательно ознакомился   с литературой вопроса и пользовался  разнообразными источниками. Но он отнюдь не стремился превращать свою поэму в специальный учебник для практических целей. Дидактическая задача Вергилия  состояла не столько в изложении агрономической дисциплины, сколько в проповеди нравственной ценности  земледельческого труда и в прославлении его радостей. Вся поэма построена в форме советов кому-то, кому поэт не дал ни имени, ни образа, ни характера. На место адресата мог поставить себя  любой из мелких свободных землевладельцев, собственными руками возделывавший свою землю.

Если в эклогах сельская жизнь изображена  с точки зрения доставляемого ею досуга, то в «Георгиках» раскрывается ее трудовая сторона. Поэт сознательно окутывает сельскую жизнь дымкой идеалистической утопии. В изображении Вергилия селянин  бессознательно достигает того же жизненного блаженства, которое эпикурейский мудрец находит на вершинах знания. Поскольку Вергилий ставил себе целью привлечь внимание читателей к сельскому хозяйству, он должен был постараться, чтобы книга была занимательной, и более того – подлинно поэтической. Искусство, с которым он добивается своей цели, показывает мастерство зрелого мастера. Вергилий не задерживает слишком долго внимание читателя на деловой, неизбежно прозаической дидактике. Он перебивает свое спокойное изложение то вопросом, то неожиданным обращением, то восклицанием. Изложение основ сельскохозяйственной науки постоянно прерывается занимательными отступлениями, разрастающимися порой до размеров вставных рассказов. Вергилий то обращается к жизни ливийских пастухов, то начинает разговор о скифах. Эти отступления, разнообразные и по содержанию, и по стилю, поднимают агрономическую, по сути, поэму на уровень высокой и величественной поэзии.

По окончанию «Георгиг» Вергилий приступил к самому значительному из своих произведений – к большой эпической поэме о легендарном родоначальнике римлян – Энее. Замысел ее был одобрен Октавианом Августом, полагавшим, что, раз римский народ не имеет своей «Илиады», нужно заполнить недостойный великой нации вакуум и дать римлянам их национальную эпопею. Задача была не из легких. Работая, над «Буколиками» Вергилий вступил в соперничество с Феокритом. Взявшись за «Георгики», он шел по стопам другого великого грека Гесиода (http://www.proza.ru/2009/12/02/215). Теперь ему предстояло бросить вызов самому Гомеру (http://www.proza.ru/2010/01/12/250).

По сообщению античного биографа, Вергилий обдумал предварительный план поэмы и составил ее краткое содержание  в прозе, разделив материал на 12 книг; затем он стал разрабатывать отдельные эпизоды, выделенные из плана, нередко оставляя те или иные части незавершенными до окончательной редакции всего произведения. Прошло несколько лет, прежде чем он счел возможным  прочитать Августу некоторые более или менее законченные  книги. В 19 г. до Р.Х. «Энеида» считалась вчерне готовой, и автор предназначил еще три года на ее отделку, с тем, чтобы провести остаток жизни в философских занятиях. Смерть нарушила эти планы. Возвращаясь из поездки по Греции, Вергилий заболел и 21 сентября 19 г. до Р.Х. умер. Перед смертью он хотел сжечь свою незаконченную поэму, но Август воспротивился  исполнению этой последней воли и поручил друзьям поэта издать «Энеиду».

Сюжет поэмы распадается на две части: в первых шести книгах Эней странствует, в следующих шести – он воюет в Италии. Первая половина поэмы тематически близка к «Одиссее», вторая – к «Илиаде». Повествование начинается с последних скитаний Энея, когда ураган относит его корабли к берегам Ливии, и предшествующие события даны как рассказ героя о своих приключениях. Он обнимает 2-ю и 3-ю книги. Из них 2-я книга посвящена  падению Трои, а 3-я – скитаниям оставшихся в живых троянцев.  4-я книга принадлежит к наиболее сильным и патетическим частям «Энеиды». Она повествует о любви к Энею карфагенской царицы Дидоны. С самого начала она имеет в себе трагический привкус. Еще прежде царица связала себя обетом  верности покойному  мужу. Борьба между чувством и долгом, победа чувства и любовное безумие – первый акт ее трагедии. Наконец, во время грозы, которая застигла Дидону и Энея на охоте, они прячутся в пещере и отдаются своей страсти. Эней мог бы стать царем в Карфагене, но судьба предназначила ему иное – он должен плыть в Италию. Дидона не может вынести разлуки. После отплытия троянцев она восходит на костер и пронзает себя мечом, некогда подаренным ей Энеем…

Очень интересна так же 6-я книга. Проплывая вдоль берегов Италии, Эней делает остановку  у города Кумы, где находился вход в преисподнюю. Эней спускается в царство мертвых и встречается там с умершим отцом  Анхисом. Отец показывает герою  будущих деятелей Рима, носителей его военной и гражданской славы. Описание подземного царства, по которому Эней проходит, сопровождаемый кумской сивиллой,  принадлежит к лучшим страницам мировой поэзии.

АДСКИЙ ГОРОД ДИТ.
(Из шестой книги «Энеиды»).
…Влево Эней поглядел: там, внизу, под кручей скалистой
Город раскинулся вширь, обведенный тройною стеною.
Огненный бурный поток вкруг твердыни Тартара мчится,
Мощной струей Флегетон увлекает гремучие камни.
Рядом ворота стоят на столпах адамантовых прочных:
Створы их сокрушить ни людская сила не может,
Ни оружье богов. На железной башне высокой
Днем и ночью сидит Тизифона в одежде кровавой,
Глаз не смыкая, она стережет преддверия Дита.
Слышался стон из-за стен и свист плетей беспощадных,
Лязг влекомых цепей и пронзительный скрежет железа.
Замер на месте Эней и прислушался к шуму в испуге.
«Дева, скажи, каковы обличья злодейства? Какие
Казни свершаются там? Что за гул долетает оттуда?»
Жрица в ответ отвечала:
«О вождь прославленный тевкров…
Кносский судья Радамант суровой правит державой;
Всех он казнит, заставляет он всех  в преступленьях сознаться,
Тайно содеянных там, наверху, где злодеи напрасно
Рады тому, что придет лишь по смерти срок искупленья…
Гидра огромная там, пятьдесят разинувши пастей,
Первый чертог сторожит. В глубину уходит настолько
Тартара темный провал, что вдвое до дна его дальше,
Чем от земли до небес, до высот эфирных Олимпа.
Там рожденных Землей титанов древнее племя
Корчится в муках на дне, низвергнуто молнией в бездну…
Те, кто при жизни враждой родных преследовал братьев,
Кто ударил отца, или был бесчестен с клиентом,
Или, богатства нажив, для себя лишь берег их и близким
Не уделял ничего (здесь таких бессчетные толпы)
Или убит был за то, что бесчестил брачное ложе,
Или восстать на царя дерзнул, изменяя присяге,
Казни здесь ждут. Но казни какой – узнать не пытайся;
Не вопрошай об участи их и о видах мучений.
Катят камни одни, у других распятое тело
К спицам прибито колес…»

В следующих книгах странствия сменяются войнами, где Эней становится своего рода Ахиллом. Царь Латин, правивший в Лации, узнает в пришельце Энее предназначенного оракулом  жениха своей дочери Лавинии  и дружелюбно принимает троянцев. Но еще прежде за Лавинию посватался царь рутулов Турн. Теперь он поднимает против пришельцев племена и народы Италии. Утратившие прежнюю родину троянцы должны с оружием в руках завоевать себе новую. С 9-ой книги начинаются военные действия. Они развиваются таким образом, что италийцы сначала одерживают победы. В отсутствии Энея Турн осаждает троянский лагерь. С возвращением царя (в 10-й книге) начинается ожесточенная битва, в которой троянцы начинают брать верх над своими врагами. 12-я книга посвящена единоборству Энея и Турна. Она построена по образцу единоборства Ахилла и Гектора. Эней убивает своего противника.

С формальной стороны «Энеида» представляет собой одно из наивысших достижений латинской поэзии. Сжатый, точеный стиль соединяется в ней  с совершенством плавного и звучного стиха. В эпоху Римской империи Вергилий был безоговорочно признан классиком. Не утратил он своего авторитета и в последующие века, когда литературные вкусы стали совсем иными. Христиане относились к нему с глубоким почтением. Чрезвычайно велико было его влияние на средневековую латинскую поэзию. Любимым поэтом оставался Вергилий так же  в эпохи Ренессанса и Классицизма.

Культура Древнего Рима   http://www.proza.ru/2010/07/27/1457

Шедевры мировой культуры http://www.proza.ru/2013/07/11/270


Рецензии
Иногда очень полезно не исполнить волю умирающего. Спасибо вам, Константин, за возможность еще раз прочитать хотя бы небольшой отрывок и вспомнить это замечательное произведение. Целиком, к стыду своему, я его так и не читала. Но еще не вечер...

Оксана Куправа   28.10.2016 19:16     Заявить о нарушении
С трудом могу представить ситуацию, которая подвигнет вас на то, чтобы "засесть" за Вергилия. Я дважды перечитывал том БВЛ, ему посвященный, и оба раза с некоторой скукой. Впрочем, он не такой скучный, как Гораций. Но им обоим далеко до Овидия. Вот поэт, которого я всегда читал с удовольствием.

Константин Рыжов   29.10.2016 05:10   Заявить о нарушении