И ничего, кроме правды...

       На разгоряченном летним солнцем асфальте колеса шелестели с каким-то, даже, звоном, очень похожим на пчелиный гул. Слева и справа от дороги мимо нас пролетали арбузные и огуречные плантации, а также поля с золотым подсолнечником и кукурузой. В машине, несмотря на включенную вентиляцию, было душно. Но когда вдоль дороги, по обе стороны, начинали тянуться длинные ряды вековых тенистых тополей, в салоне становилось, как-будто, прохладней…

       В машине, кроме меня, были жена и теща. Мы ехали в дальний поселок навестить наших старых друзей. Дорога была мне хорошо знакома, потому что по ней довольно часто приходилось ездить по служебным делам. В одном месте она, плавно изгибаясь влево, пересекала небольшой лесной массив, на выезде из которого расположилась вечно пустующая заправочная станция. Обычно, на этом участке дороги бывалые водители становились предельно внимательными. Они сбавляли скорость до ниже разрешенной, всем своим видом показывая окружающей природе, что им это место очень даже нравится, что они никуда не торопятся и вообще – «тише едешь – дело мастера боится»…

       Оставшийся путь до автозаправки водители проезжали в образцово-показательном режиме, как по Красной площади во время парада. И все потому, что иногда на заправочной дежурил в засаде экипаж ДПС. Весь участок дороги был им виден как на ладони, но сами патрульные и их машина, среди заправочных сегментов, оставались незаметными. Если засады не было, водители вздыхали с облегчением и, жалея о потерянных секундах, давили «тапку в пол», чтобы наверстать упущенное время. И внимательно следили, не просигналит ли встречная о затаившихся впереди охотниках на «водительскую дичь»…

       Моя ВАЗовская «пятерочка» влетела в этот лесной массив на традиционных 120-ти… Супруга с тещей без умолку щебетали о чем-то своем, женском, и как обычно, бесконечно важном, не давая мне сосредоточиться на моментах предстоящей встречи с друзьями. Но я корректно помалкивал, проявляя мужскую выдержку, сдерживая в себе временами находящие эмоции…

       Мы его догнали очень быстро… «Беларусь» весь ощетинился торчащими в разные стороны навесными приспособлениями и неторопливо кряхтел в попутном направлении… Встречная была свободна… Разделительная стала сплошной… Жена и теща, с чего-то вдруг, подняли тональность беседы…

       Я напряженно вглядывался в летевший мне навстречу частокол бензоколонок, а в голове проносилось – «Быть… или не быть… Обгонять… не обгонять… Чему быть… не миновать…» – Тут жена меня начала о чем-то спрашивать… А рядом с АЗС приветливо улыбалась плакатная дева – «Добро пожаловать!» Тут внутри меня кто-то шепнул – «Быть... Кто не рискует… тот… шампанское… не пи-и-и-ёт»… – В последнюю секунду, не сбавляя скорости, «переложил» руль влево-вправо, лихо уворачиваясь от летящих навстречу тракторных железок и как-то эластично энергично обогнал грохочущий трактор… Закончил обгон метрах в двадцати от автозаправки…

       М-м-да… Иногда и внутренний голос ошибается… Он появился мгновенно, «как тать в нощи», и показав жезлом  на обочину начал делать им «солнце»… Так быстро затормозить я, конечно, не мог… Остановился, где смог. Достаю документы. Жена с тещей тихо сидят, глаза испуганные…

       Выхожу из машины и иду навстречу инспектору. И тут меня такой «псих» накрыл! На самого себя! «Иди-о-от! Ведь знал же, знал… Эх, ну как же это… Ну, бл-и-ин… со сметаной!! Лоханулся… Влип… Твою дивизию… Превышение скорости… Обгон в не положенном… Пересечение сплошной…  И где?! На самом виду!!! Нате вам… начальник… На блюдечке… С голубой каёмочкой! Ну-у, бл-и-и-и-ин!!!».

       Подхожу к инспектору, весь из себя злой и взъерошенный, протягиваю ему документы…  «Наруша-а-ем…» – пропел он и показал жезлом в сторону притаившейся в глубине площадки патрульной машины – мол, рули туда… И вдруг я, неожиданно для себя, показывая рукой на свою машину, заорал: «У меня… там… жена… И теща… Вместе! Вдвоем!! Достали!!!» Инспектор замер… Задумчиво посмотрел на меня… На мою машину… Снова на меня… И, козырнув, вернул документы… Опешив от неожиданности я только и смог, прижав руку к сердцу, проникновенно сказать: – «Спасибо, брат! Дай Бог тебе здоровья и всего к нему остального…» Он в ответ только «палкой» махнул в сторону дороги – езжай, мол…

       В машине жена допытывалась: – «Почему он отпустил? Ты что ему сказал?»  – «Правду» – «Какую правду?» – «Золотую…  И ничего, кроме правды…  Что вас везу! Что вы у меня здесь вместе, вдвоем… Видно и он вас уважает, родимых наших…» 
 
Дополнения и изменения 18.12.17.


Рецензии
Геннадий, ну прелесть, ну молодец!!! Читаю, как будто там в машине еду. Даже нет, я бы бледней мир вокруг воспринимала. Даже забыла, что сама я женщина. Рассказы Ваши слушала так иной раз мороз по коже пробирал от глубины сопереживания, а тут такая концовка, что невольно в ладоши хлопнула! Ну, видно, правда глубоко достали женские секреты!!! А инспектор-то, инспектор молодец!

Ольген Би   30.01.2017 19:14     Заявить о нарушении
Ольга! Огромное Вам Спасибо за такой горячий отклик! Очень тронуло Ваше сопереживание описанной ситуации и искренность Вашей оценки моих литературных стараний! Все описываемое - это подаренный судьбой непредсказуемый, не спланированный заранее экспромт взаимоотношений участников дорожного движения. Мне только и осталось, ничего не придумывая, описать в точности все, как оно и было на самом деле... Дорога есть дорога! Она и не такие сюжеты может подбросить...

Геннадий Обрезков   30.01.2017 23:07   Заявить о нарушении
Мой муж был Геннадий и он мог вот так же красочно рассказать о своих жизненных ситуациях, наблюдениях. Он был моими глазами мира, хоть мы и не расставались в буднях. Встретились поздно и очень спешили побыть рядом оставшееся время. Потому и дорожили друг другом и ссор избегали. Люди к нам приезжали оттаивать душой и учиться переносить все жизненные трудности. Но писать он так не умел!!!

Ольген Би   31.01.2017 04:28   Заявить о нарушении
На это произведение написана 41 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.