Советский фильм Светлый путь

                Kиностудия «Мосфильм», 1940 год.

                Режиссер – Г. Александров

      «Светлый путь» - это фильм о том, как неграмотная домработница Таня, движимая любовью к инженеру ткацкой фабрики Алексею Лебедеву, сначала становится ткачихой-многостаночницей, затем - инженером, и наконец - депутатом Верховного Совета.
Танин «светлый путь» – типичный случай созидательной любви или сублимации, когда социальные или моральные ограничения заставляют индивида подавлять свои любовные чувства, но они однако находят  выход (сублимируются) в профессиональной деятельности.
       
    Проявлять свое чувство к Лебедеву открыто Тане, по-видимому, мешают ее самокритичность (внутренний конфликт между ее «Я» и «сверх-Я»), а также откровенно лесбиянское поведения окружающих ее особ женского пола. Что касается лесбиянства, то центральная роль здесь, конечно, принадлежит секретарю парткома Марии Сергеевне Прониной.  Это она помогает Тане поступить в вечернюю школу, и устраивает ее работать на ткацкую фабрику.         

     То, что Пронина тяготеет к однополой любви довольно-таки очевидно. Иначе как тогда объяснить те элегантные букетики цветов, которые она так любит преподносить Тане, и ее попытку однажды поцеловать Таню, предваренную словами: «Что-то я давно никого не целовала!»? Однако дело до поцелуя не доходит - Пронину отпугивает, появившийся невесть откуда, человек с фотокамерой. Тоска по однополой любви также отчетливо слышится  в куплетах, исполняемых девушками  - подружками Тани по общежитию,: «Не ходи ко мне Никита - не буди девичью кровь. Твое сердце будто сито – в нем не держится любовь». Что можно понимать только так: женское сердце способно любить, мужское – нет, со всеми вытекающими из этого последствиями.
    
   Хотя Таня не такая, как ее подружки, попытка инженера Лебедева поцеловать ее в новогоднюю ночь производит неожиданный эффект – девушка начинает рыдать, причитая: «Он меня поцеловал-л-л-л»! Такая реакция в данном случае закономерна. Она - результат повышенной требовательности к себе (сильное «сверх-Я» подавляет слабое «Я»), а также той атмосферы однополой любви, которая окружает Таню. Оба эти фактора загоняют Танину любовь глубоко внутрь. Однако ее чувство находит выход. На пике повсеместного стахановского движения оно сублимируется в деятельность ткачихи-многостаночницы. Бесспорной удачей фильма является эпизод, показывающий как именно и во что сублимируется Танина любовь.


    Комната общежития. Время зА полночь. Подруг нет. Полуодетая Таня сидит на кровати и читает «Справочник молодого ткача», держа в руке очень похожий на фаллос предмет; это челнок - самая важная деталь ткацкого станка. Вдруг ее что-то осеняет – видимо, у нее в сознании завершается формирование той схемы, благодаря которой она теперь сможет легко обслуживать  шестнадцать ткацких станков одновременно! Крепко зажатый в руке челнок страстно подносится к пылающей щеке, что приводит Таню в состояние крайнего возбуждения. Она начинает декламировать, как бы заклиная, следующие слова: «Сердце бьется, бьется, бьется и добьется своего!» В этот  момент ее застают вернувшиеся домой подруги, которые буквально остолбенивают в дверях – настолько сильно Танино возбуждение. А одна из подруг, Маруся, даже произносит: «Психичка!» Тем временем «психичка» начинает метаться по комнате, словно у нее приступ маниакального психоза, а затем бросается к телефону, чтобы немедленно оповестить Пронину о своем открытии. Естественно, что она получает одобрение на партийном уровне, но встречает сопротивление на уровне руководства фабрики – в лице директора-ретрограда. Интересно, что на домашнем письменном столе директора-ретрограда челнок ткацкого станка - никчемная штуковина, в то время как в Таниной руке  он - орудие производства.
   
     Таким образом, любовь Тани к инженеру Алексею Лебедеву сублимируется в деятельность ткачихи-многостаночницы и   получает добро со стороны самой высокой моральной инстанции – партии. Конфликту между «Я» и «сверх-Я» приходит конец. Лебедев уходит на второй план, так как Таня теперь входит во вкус многостаночной деятельности, одержимая вдруг ставшей навязчивой для нее идеей постоянного увеличения количества обслуживаемых станков. Вполне возможно, что сублимировавшееся любовное чувство пробудило у нее что-то вроде нимфомании, которая собственно и стала проявляться под видом выше указанной навязчивой идеи, - как нельзя лучше соответствующей ее профессиональной деятельности.
    
    Конец фильма – встреча Тани и Алексея на Олимпе трудовой славы –  Выставке Достижений Сельского Хозяйства, где Таня, инженер и депутат Верховного Совета, должна выступать перед съехавшимися отовсюду выдающимися деятелями соцтруда. Таня, пройдя «светлым путем», на который ее вывела любовь к Алексею, достигла своей цели: выучилась на инженера, прославилась и даже стала депутатом Верховного Совета. Далее она пойдет по тому же пути, но уже не одна, а вместе с Алексеем. Правда, стоя под занесенными над ними серпом и молотом знаменитых мухинских «Рабочего и колхозницы», они общаются уже не как влюбленные, а как коллеги или товарищи по борьбе. Что поделаешь - на то она и сублимация!
      
     И последнее. В фильме есть один интересный персонаж – годовалый мальчик Миша, сын хозяйки, у которой Таня в начале фильма служит домработницей. Но он не просто Миша, а Михаил Сергеевич – тезка Михаила Сергеевича Горбачева. Миша из фильма всего на годик старше реального Михаила Сергеевича, который тоже имеет отношение к «светлому пути» - и не к одному, а, как минимум, к двум.
                Fin


Рецензии