Как Маша Ваньку валяла

         Маша проснулась  в отличном настроении. Она прыжком слетела с кровати и покралась на цыпочках на кухню.
        Смотрит,  бабушка у окна сидит, вяжет. А сама себе под нос нашептывает: «Двадцать один, двадцать два», - петли считает. Маша – раз! Ладошками бабушке глаза и закрыла. Вместе с очками.
- Маша, пусти! Уколешься! У меня же спицы в руках!
А Маша хохочет заливается. А бабушка ей:
- Ну, хватит Ваньку-то валять. Что ты скачешь, как коза на веревке?
- Какого такого Ваньку?
- Да такого, Ваньку-дурачка.  Глянь, что ты натворила, егоза. Я же петельки из-за тебя со спицы упустила.Теперь надо все сначала начинать. Э-эх! Лучше бы села, посмотрела, глядишь - научилась бы носочки-то вязать лучше бабушки. Как хорошо-то!
- Да ну,- отвечает Маша, - это скучно!  Это только старушки вяжут, а девочки – нет.
Обиделась бабушка на Машу, а виду не подала. Вздохнула только.
- Чтож с тобой поделать, говорит, - пойди тогда деду помоги. Вон он, во дворе, удочки налаживает на вечерний клев. Видишь, лесочка у него запуталась. У тебя пальчики тоненькие, глазки зоркие, ты быстро справишься, а ему трудно.
- Ладно, ладно, - говорит, помогу.
Маша взвилась пружиной и прыг –поскок - вот она уже и в саду. Глядь - дедушка сидит, сопит, сосредоточился. На спичечный коробок леску наматывает. Подкралась Маша сзади, как гавкнет деду прямо в ухо:
- Гав!
- Ой!
Дед от страха подпрыгнул даже и леску из рук выронил. А Маша – цап! И давай помогать, мотать, из лесочной  путаницы кончик вытягивать.
- Ой, ой! Не надо так, Машенька, затянешь! Мне тогда вовек не распутать. Разве так можно? Надо потихоньку, полегоньку, аккуратненько.
- Да брось ты эти удочки, деда, пошли по деревьям полазаем, а?
- Во-во. Мне с моим ревматизмом  только на дерево  залезть и осталось. Кхе-кхе-кхе! – засмеялся дед. -  Нет, Машенька. У меня уж ножки не те. Пойдем-ка лучше с тобой на речку. Сядем рядышком, хорошо! Комарики поют, камышики шуршат, я тебе самую легкую удочку закину, бамбуковую.
- Я червяков боюсь. Они тянучие, – надулась Маша.
- А я сам тебе червячка наживлю, а ты будешь с рыбками играть, с карасиками, окуньками. Идет?
- Нет, не идет, - сказала Маша,- это скучно – рыбу ловить. Мне охота бегать, прыгать, скакать, кувыркаться!
   Маша схватила деда за карман пиджака и ну тянуть:
- Дед, ну вставай! Погоняйся за мной, - канючит.
А карман-то - трак! И порвался.
- И-их! – огорчился дед, - занялась бы ты делом каким, что ли. Пойди с ребятами поиграй. Во-о-он они пошли на детскую площадку. Все лучше, чем дурачка-то валять. Только смотри, это все до разу. Вот ему надоест, гляди! Проучит он тебя.
- Кто? – шепотом спросила Маша.
- Ванька-то, дурак.
  У Маши глаза округлились и мороз по спине прошел. А дед закурил папироску, дым рукой в сторону отогнал,  а сам так смотрит с прищуром - и не поймешь, шутит он или правду говорит.
     Шутит, решила Маша и – шмыг за калитку, только ее и видели. Скачет вдоль по улице, вдруг смотрит – Вовка с Колькой на лавочке в какую-то новую игру играют. Сидят, лбами в друг друга уперлись и не дышат. Только моргают. И Маше знаки делают, чтоб не шумела. Только было Маша рот раскрыла, чтоб спросить, что это они делают, а ребята ей:
- Не мешай! Иди, иди себе, куда шла. Не видишь, мы в шахматы играем!
- Да вы играть-то не умеете. Вот как надо!
Подскочила она к Вовке да как даст щелбана его королю, тот и полетел в кусты вверх тормашками и полвойска Колькиного повалил с грохотом.
- Да ты что?!- закричали друзья-шахматисты,- да мы тебе, да мы тебя! И кинулись за Машей, чтоб накостылять ей. Да куда там. Маша уже на яблоне. Сидит и дразнится:
- Бе-бе-бе!
- Ну, и сиди там до ночи, блей, сколько влезет. Пошли, к нам в сад, Колян, по новой сразимся.
Ребята собрали шахматы и ушли. Маша еще немножко посидела на дереве, на всякий случай, и стала слезать. А сама думает: «Не хотите со мной играть – вам же хуже. Вы сейчас у меня умрете от зависти.»
   Прибежала Маша домой, схватила за руль велосипед, выкатила на улицу и, оседлав его лихо,  помчалась к Вовкиной даче.   Пролетая мимо притихших над шахматной доской ребят, Маша отчаянно задергала велосипедный звонок, загоготала и как можно противнее проблеяла:
- Бе-е-е!
- Да оставь ты нас в покое! Сколько можно дурака валять! – крикнул с сердцах Вовка.
    Только Маша набрала побольше воздуха, чтоб снова громко бекнуть, как вдруг под колесо ей шмыгнула соседская рыжая кошка. Маша от неожиданности поджала ножки, бросила велосипедный руль, зажмурилась и упала в придорожную траву.
Глядь, а перед ней человечек стоит. Личико плаксивое морщит. Сам маленький, не больше ладошки. В рубашечке, в порточках сереньких и шапочка простая такая на макушке, вязаная. И пальчиком ей грязненьким грозит. Села Маша, на ушибленную коленку дует. Глаза протерла - нет, не исчез человечек.
- Ты кто?- спрашивает Маша.
- Я-то? Я Ванюшка-дурачок. Сколько можно меня валять, на мне уже живого места нету. Посмотри, что ты со мной сделала?! Как я на глаза людям покажусь - у меня вон, все штанишки грязные, рубашка порвана, коленки ободраны.
- А я тут при чем? – дернула плечиком Маша.
- Ах, ты еще и не при чем...Все. Лопнуло мое терпение. Отныне запрещаю тебе, неумехе,  меня валять, поняла?
- А я все равно буду! – рассмеялась Маша и показала Ваньке язык:
- Бе-е-е!
- Ай-яй-яй! А я ведь и обидеться могу. И наказать могу.
- Ой-ой! Испугал. Боюсь-боюсь, - съязвила она, отряхнулась, и вытянула из канавы велосипед со свернутым рулем.
- Ах так?! – рассердился человечек, - так вот тебе мое слово. Будешь теперь только «бе-бе-бе» говорить. А все остальные слова забудешь. И пока за ум не возьмешься, пока делу не научишься, будешь бе-бекать.
Сказал и исчез. А шапочка его вязаная осталась. Удивилась Маша. Взяла шапочку, в кармашек положила.
     Примчались Колька с Вовкой, а за ними и машин дедушка пришел. Стал Машу отряхивать, со всех сторон осматривать, и спрашивает:
- Как же так вышло, Машенька, а?
- Да это я бе-бе, сама виновата, я бе-бе ...
- Бежала?
- Бе-е..
- Зачем ты опять дразнишься?
Заплакала Маша, а сказать толком ничего не может.
Колька говорит:
- Это она не нарочно.
- Ну-ну, - пожалел ее  дед, - успокойся.
  Пришли они домой. Ребята молчат, уши красные, ну, думают, и им сейчас влетит. Бабушка Машеньку умыла, а Кольке с Вовкой налила чайку с вареньем.
Маша все ей решила  рассказать. Только рот раскрыла – опять та же песня:
- Б-бе, бе...
    Бабушка никак понять ее не может:
- Беленького хлебушка тебе может, горбушечку? С вареньицем?
Маша головой мотает, мол, нет, не хочу.
Дед себя по коленям как хлопнет, как закричит:
- Берег! Я понял! Точно! Велик свой  у речки забыла!
Маша руками на него замахала, мол, нет же, не то!
- Дед, ты ведь сам его в гараж поставил. Окстись!- засмеялась бабушка.
Вовка говорит:
- Белье? Берлога? Беседка? Берет? Билет в кино? Или на танцы? Белочка?   
- Я, не бе-бу-бу! Ой! Бе-бе...боль...
- Где больно? Ох, ссадина!– подпрыгнула бабушка и потянулась за зеленкой к аптечке.
 Тут Маша не выдержала, взяла простой карандаш, тетрадку, и написала большими квадратными буквами: «ПРОСТИТЕ МЕНЯ! Я БОЛЬШЕ ТАК НЕ БУДУ!»
А бабушка, дедушка, Вовка и Колька спрашивают:
- Чего ты больше не будешь ТАК?
«Ваньку валять!» 
   И написала Маша как с человечком познакомилась, и как, и  за что он на нее рассердился. Поставила она точку и бабушке показала.
- Да... С Ванькой шутки плохи. Он терпит – терпит, а потом раз! И надоест ему прощать. Я многих встречала людей, которых Ванька-то наказал. Вон, наш дворник. Знаешь? Довалялся дурака. Теперь такие слова приговаривает, хоть святых выноси. Берись-ка ты, девонька, за ум, а то так и будешь всю жизнь козой блеять.
    Испугалась Маша. Шапочку Ванькину отряхнула,  постирала и повесила на малиновый кустик сохнуть. Потом взяла иголку, нитки, ножнички и принялась новую одежку ему шить. Лоскутиков у бабушки много, шей - не хочу! Штанишки сшила. Красивенькие, с кармашками. За рубашечку принялась. И ребята рядышком в саду устроились, играют.Красота!
Ванька из-под елки на Машу все смотрел, любовался. Пощупал шапочку – долго ли ей еще сохнуть. Потом сорвал, кряхтя, листик подорожника, закинул его за спину и понес ссадины да синяки лечить, те, что от машиных дуракаваляний ему, бедолаге, сегодня достались.
  А вечером Маша отнесла обновку на то самое место, где утром с Ванькой повстречалась. А он тут как тут. Надел новые штанишки, рубашечку красненькую, подпоясался, приосанился, и так ему наряд по душе пришелся, что он даже языком прищелкнул.
Улыбнулся Ванька хитренько, пальчиком  погрозил изумленной     Маше,  топнул ножкой и исчез. Только пыльное облачко поднялось и тихо растаяло.
Чудеса-а-а...
А Маша побежала домой, дедов карман на место пришивать и учиться вязать носочки.
      


Рецензии
Интересная сказка. Жизненная.

Олег Варяжский   07.05.2011 22:51     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.