На обочине

                Быть на волосок от смерти и остаться живым –
                это ли не счастье?!

     Говорят: жизнь прожить – не поле перейти. Дескать, проще простого поле перейти. Только, как бы быстро человек ни шёл, впереди него Судьба идёт и путь ему кажет. И не свернуть и не обойти намеченные испытания. Даже билет на экзамене вытянешь именно тот, на который именно Она тебе укажет. Для чего Ей это надо? А для того, что у каждого человека особая миссия на земле… Да ещё, чтоб человек понял то, чего раньше не понимал. Потом и кровью приобрёл свой жизненный опыт.
     Всё я это понимаю, но вот то, что со мной происходило, и зачем это было нужно, хоть убей, не пойму.
     То, что я трижды тонула и жива по сию пору – это раз. Чуть табун лошадей не затоптал, и ничего.
     В тот год я в девятом классе училась в соседнем селе в средней школе. Уже со школы шла домой полевой дорогой. Уставшая, голодная. (В те годы в школе не кормили). Одно хорошо – земля подмёрзла, за сапогами не тащится. Вокруг никого. Только далеко в поле трактор землю на зябь пашет. Особо где ступить не выбирала, шла серединой дороги. Засмотрелась на трактор и, само так получилось, что ноги сами вынесли меня на обочину. Вдруг, как из-под земли, тройка белых лошадей промчалась мимо меня. Возница мельком глянул на меня, облаял матерным словом и умчался.
     Со страху у меня ноги подкосились, я села прямо, где стояла. Стресс вырвался наружу громким рыданием. Что и говорить, тройку лошадей, к тому же белых, я видела впервые. Дорога узкая, для пары лошадей. Даже на обочине я чудом осталась жива. Потом только узнала, что это новый председатель колхоза, за большую цену выменял этих лошадей. Но управлять тройкой ещё уметь надо. А в нашем селе, да и в соседних сёлах, на двуколках от веку ездили. К тому же кони молодые…
     Поразило и то, что меня облаяли погаными словами. Пятнадцатилетнюю девчушку! В моём селе, если кто и позволял себе так выразиться, то слова имели под собой основание и шли по прямому назначению. Люди попусту словами не бросались…
     Трактор допахал полосу до дороги, остановился. Тракторист соскочил на мягкую землю и подошёл ко мне. Что он мне говорил, этого за давностью лет я уже не помню. Помню только, как он мне протянул баклажку с водой. Я попыталась пить из горлышка, но зубы стучали о металлический край, и вода текла по подбородку. Тогда он вынул из кармана яблоко. Яблоко пахло соляркой и табаком. Но, когда я его надкусила, изнутри плода запахло домом, чем-то привычным. Я ела яблоко и потихоньку успокаивалась. Всё реже сотрясали тело всхлипы. Тракторист похлопал меня по плечу и вернулся к своему трактору. Я помахала ему рукой и через огороды побежала домой.
     Вечером домой вернулась мама с фермы. Обняла меня и заплакала. Ей кто-то уже успел рассказать. Бабушка, успокаивая нас обеих, сказала, что на обочину меня мой Ангел Хранитель вывел. «Ты Богу живая нужна». А мне казалось, что кроме мамы и бабушки я больше никому не нужна…

                Январь 2011 года.


Рецензии
«Ты Богу живая нужна». А мне казалось, что кроме мамы и бабушки я больше никому не нужна… СПАСИБО.
За подобными истинами я хожу на страничку Георгия Весны http://proza.ru/avtor/prisno

Наталья Еремеева   01.03.2012 14:44     Заявить о нарушении
Спасибо Вам за прочтение и за подсказку!!!
С началом весны Вас! Успехов и здоровья!!!

Анна Боднарук   01.03.2012 15:04   Заявить о нарушении