ЕВА ДУРА

Ева, как обычно, гуляла по саду. Время от времени она срывала попадающийся то на глаза, то под руку какой-нибудь плод (здесь можно закрыть глаза и представить себе гроздь винограда, размером с хорошего ягнёнка и саму виноградину с куриное яйцо), отирала его о свои длинные волосы и надкусывала. Сок стекал по её белоснежной шее и груди, оставляя живописные бороздки, которые всегда так нравились Адаму. Косточки и огрызки она выплёвывала или откидывала в густую траву. Всё было прекрасно и всё было знакомо. Всё было прекрасно знакомо.
Она дошла до самого дерева Запрета и уже, было, повернула обратно, чтобы идти будить дремавшего под фиговым деревом  Адама, как вдруг что-то прошелестело у неё прямо над головой. Или прошипело?..  Она  приподняла брови и подняла голову -  прямо на неё, не мигая, смотрел ползучий гад, обвивший своим тугим пёстрым телом то самое дерево. Он широко открыл свою пасть, выстрелил языком-молнией, и Ева с удивлением услышала, как из глубины его зияющей, как дыра, глотки вырвался шипяще - свистящий шепот: « А верно ли, что Бог сказал, чтобы вы не ели со всех деревьев в саду?» Ева растерянно хлопнула ресницами: «Н-н-ет…, мы можем со всех дерев есть, кроме того, на котором ты. Ни есть с него, ни прикасаться к нему мы не можем, дабы нам не умереть». «Не-е-е-т, не умрёте – прошипел  гад, - я же не умер. Только знает Бог, что в день, когда вы вкусите с него, ваши глаза откроются, и вы станете, как Бог, знающий, что такое добро и зло…». Гад бесшумно соскользнул с дерева и был таков, оставив Еву с широко открытыми глазами и ртом. «Ну, раз не умрём…», - промелькнуло у неё в голове, и она впервые в жизни неуверенно и впервые в жизни вообще приблизилась к дереву Познания  на расстояние вытянутой руки.  Что-то ей мешало, но она не могла понять, что именно. «Ну, должна же я, в конце концов, попробовать, что это за такие добро и зло, и какие они на вкус…», - она  протянула руку  и дотронулась до ствола. «Нет! Не умерла!», - радостно воскликнул голос где-то внутри. А уж она-то знала, что такое умереть. Однажды прямо у неё на руках умерла маленькая птичка. Тогда она смело сорвала превосходный на вид плод и откусила. «М-м-м!!! Вкусно! Какой необыкновенный! Может это и есть зло?.. А какое тогда на вкус добро?.. Сорву-ка  я ещё один…». Ева сорвала ещё один плод и надкусила и его. «Такой-же…» - хмыкнув, констатировала она. «Пойду, спрошу у Адама!». И она побежала к Адаму.

«Адам! Адам!», - Ева растолкала дремавшего Адама. «На-ка, попробуй!». Адам спросонья откусил протянутый Евой плод и хотел перевернуться на другой бок. «Нет, вот ещё один!», - она дала откусить ему от второго. «Вкусно…», - пробормотал Адам и свернулся калачиком. «Чувствуешь разницу?». «Да, никакой разницы…». «Вот и я думаю, что нет тут никакой  разницы между добром и злом…». «Что-о-о?!», - Адам подскочил, как ужаленный. «Ты это где взяла? Там?..», - он страшно начал вращать глазами. «Ну, да… - Ева была наивна и непосредственна, - гад сказал ничего не будет…». «Какой гад?!». «Ну, там!», - она неопределённо махнула в сторону дерева. « Ты бы хоть прикрылась чем…», - внезапно изрёк Адам, - да ещё извазюкалась вся…». У Евы задрожала нижняя губа, и вдруг прямо из глаз покатилась какая-то вода, да ещё попала в рот и оказалась такой противной! Она вся сжалась, присела на траву, снизу вверх посмотрела на Адама и вдруг покраснела. «Боже! Что это?! Щекам горячо, вода льётся, Адам какой-то…». Её мысли судорожно цеплялись одна за одну.
«Сорви мне листик», - жалобно попросила она. Адам сорвал большой фиговый лист, протянул ей и вдруг стыдливо прикрылся сам. «Вот, оно!..», - тихо проговорил он и вдруг надрывно крикнул: «Это всё ты! Дура!».  Ева такого слова не знала, но она поняла, что это что-то не то, и её лицо исказила гримаса, а вода уже не катилась, а лилась из глаз. «Какая ты…страш-ш-ная...», - тихо протянул Адам. И снова заорал: «И что я теперь Ему скажу?!».

Наступил вечер. Адам с Евой сидели в разных концах сада, и в голове у каждого творилось что-то невообразимое. Вдруг они услышали голос Отца. Он звал их. «Мы не можем к тебе выйти! Мы наги!», - крикнул Адам. «Кто тебе сказал это?», - тревожно спросил Отец. «Я сам знаю», - ответил Адам. «Не ел ли ты с дерева, с которого Я запретил тебе есть?», - в голосе Отца слышалась всё нарастающая тревога. «Ага…. Это всё она…. Та, которую Ты мне дал!», - зашёлся в истерике Адам. «И это всё, что ты мне можешь сказать?», - тихо спросил Отец. Но Адам так и не нашёл больше, что сказать своему Отцу.

Ах, если бы он раскаялся …




                (Картинка взята из интернета)


Рецензии
Опа, какая мысль! Для человека невежественного, ещё неискушенного - в прямом смысле - добро и зло имеют одинаковый вкус!
Надо хорошо потрудиться или хотя бы раз согрешить, чтобы понять, что творишь...
А до того человека, будь она хоть Евой, хоть кем, и винить-то нельзя!

Наталия Шайн-Ткаченко   22.01.2015 18:50     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Шайн!

Мыслей и впрямь может возникнуть много и самых разнообразных...

Чем и прекрасна литература - мы в силу индивидуальности своего восприятия порой откапываем в ней то, о чем сам автор и не догадывался))

Пока человек не знает закона - он не под законом, и для него действительно добро и зло могут иметь одинаковый вкус. Но если ему лично было сказано Главным Законодателем - "Нельзя!", то это "нельзя" и нужно рассматривать, как сам закон.
Нарушив его, нужно хотя бы извиниться. Не извинился - штраф..

С теплом и признательностью,

Лариса Хомутская   23.01.2015 10:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.