Сашка. Первые знакомства

Городок назывался Звенигород. Он был столицею обширного Лесного воеводства, которое входило в состав сильного Муравского княжества. Которое ещё куда-то там входило. Кажется, в какой-то каганат. Сашка не запомнил точно. В замке на холме жил княжеский наместник, - воевода Чарнот. А жизнь была здесь – самая старинная. Совсем, будто в книжке, про Златку и Микаша! Сашка, узнав про такие дела, даже запрыгал от радости!
- Мама, теперь мы всегда будем жить тут?! – спросил он, сияя глазами от счастья.
Но мама, кажется, не разделяла его восторгов.
- Типичнейшее раннее средневековье, - с досадою сказала мама, глядя не на Сашку, а на отца. – Грязь, темнота, фанатизм  и невежество. Как же я не хотела, чтобы сын мой жил здесь! Здесь же нет ничего! Кем он будет?
- Он будет тем, кем должен быть.
- Вот именно… Должен…. Кому? Я совсем не хочу, чтобы он тоже стал одной из пешек вашего любимого хакана-императора!
- Князя, - мягко поправил отец. -  Лена… А ты что, хотела, чтобы он стал пешкой какого-нибудь сталелитейного магната? Или нефтяного короля?
- Там хоть цивилизация. Культура. А здесь?
- А тут тоже люди живут. И неплохо.
-Я представляю….
-А Саша ведь и мой сын тоже. И он родился здесь, в суварском крае. В нём – часть этой земли.
- Он не такой, как вы! Он здесь не сможет! Ему не место здесь!
-Ну, он уже большой. Пусть сам решает. Пусть поживёт у нас годик. Попривыкнет. Ведь всё равно, Дверь раньше не откроется. А не понравится, -что же, вернётесь обратно, туда. Удерживать не стану.
- Целый год….- вздохнула обречённо мама.
Мама с папой говорили не очень понятные взрослые слова. А Сашка к словам не очень и прислушивался. Он предпочитал смотреть. На маму и отца. Как они стоят, близко-близко, взявшись за руки. Как смотрят друг на друга. Сразу видно, что любят…. Даже непонятно, как прожили врозь столько лет. И Сашка тоже их любил обоих, сильно-сильно!
Отворилась дверь. Вошёл мальчишка, чуть постарше Сашки. Лохматый, в длинной серо-зелёной рубашке, похожей на какое-то платье. Поклонившись, взглянул на отца, с ожиданием.
- Чего тебе, отроче? – строго спросил тот.
- Мати вьсех зовёт ясти, - сказал тот негромко. – А йещо тебе, уйко, принесше писмо от воеводы.
Он отдал отцу какой-то свиток. Посмотрел с любопытством на Сашку, и вышел.
Воево-ода, - протянула мама. – Никак не привыкну. Что он пишет?
Отец развернул письмо, бегло проглядел.
- Ну, что. Известно… Велит завтра явиться к нему, вместе с сыном.
- Ой…
- Снова станет уговаривать, наверно, переходить к нему на службу. Всякие блага сулить. Он уже подъезжал, не единожды. «Будешь, - говорит, - не кузнецом, а главным оружничим воеводства».
- А ты, конечно, отказался.
- Оно заманчиво, конечно. Только мы ведь люди княжеские, путные. Я и сам не хочу ни куда из Пути уходить, да и князь такого не позволит.
За дверью была лестница, ведущая вниз, в сени. А там - другая дверь, - в комнату, где стоял большой стол, и пыхтела большая пузатая печка. Тут Сашка познакомился со всеми обитателями дома. С тётей Полиной, - папиной сестрой. С дядей Родионом, - её мужем. И с их сыновьями, - старшим, Кириллом, и меньшим, - Зарькой. Тем, что приносил письмо. С ним Сашка даже успел перекинуться парой словечек.
- Ты како, наш город уже видевши? Ся нравит?
- Ещё бы!
Здешнее наречие отличалось чуть-чуть от того языка, к которому Сашка привык. Но разобраться, что к чему, можно было без особого труда.
- Хощеши,  ве поидем послежде, аз тоу все покажу?
- Хощу, поидем!
Позавтракали. Сашка впервые в жизни ел такую вкусную горячую кашу, такой большой деревянной ложкой. Ему это нравилось. Нравилось сидеть за большим деревянным столом, вместе с мамой, с отцом, и с другими вновь обретёнными родственниками. Ему было хорошо, уютно и спокойно здесь.
Зато вот Зарька, сидевший рядом с ним, был явно чем-то растревожен. И, кажется, не зря.
- Елизар! – голос Зарькиного отца был строг. Зарька вздрогнул, и уронил под стол ложку. Замер, втянув голову в плечи.
- Елизар, ты не помниши, кто вчера по улице полночи шастал, да ещё и поленницу возле забора развалил?
Зарька чуточку оттаял. Но беспокоиться не перестал.
- Аз нечаянно….
- И очень хорошо, что не нарочно. Сложиши всё там, как было. Сразу же, как с конюшней ся управиши. Порку ты, понятно, заработал, но если всё сделаеши быстро….
Зарька осмелился толкнуть легонько локтем Сашку, и бросить на того красноречивый, полный отчаяния, взгляд.
«Помоги! Одному мне никак не управиться!»
Кажется, Зарькин отец уловил его взгляд.
- А ты, Саша, можеши сделати доброе дело? Помоги этому олуху, а то он ся прокопает до вечера.
Сашка обернулся к маме, - за разрешением. Но ответил отец.
- Правильно. Если не болеешь, то и незачем бездельничать. Ва вместе скорее всё сделаете. А потом в город сходим. Надо тебя приодеть, чтобы выглядел, как подобает. Да и показать там, что к чему.
Едва Сашка допил молоко из большой глиняной кружки, как Зарька торопливо дёрнул его за рукав.
- Побежали, скорее!
Из сеней другая дверь, напротив, прямиком вела в мастерскую-кузницу.
- Вот, здесь отец и Кирилка работают. И я тоже, - сказал Зарька с заметной гордостью.
Сашка шагнул внутрь и с любопытством огляделся. Всё вокруг было завлекательно и интересно. И закопченные стены, и большая наковальня, и блестящие клещи и молоты, и пузатая печка в углу…. Одно было плохо, - сильно пахло застарелым дымом. Сашка сразу начал задыхаться. Такая у него была досадная особенность, подхваченная прошлою зимой, после сильной ангины. Дыма он не переносил совсем! Зарька взглянул на него, и торопливо вытолкнул наружу. В другую дверь. Во двор.
Во дворе, мощенном досками, было солнечно и тепло. Совсем, как летом. Сашка, отдышавшись, с виноватостью взглянул на Зарьку.
- Ништо, ещё привыкнешь, - утешил тот. – Тимка вон, тоже…. Пойдём, конюшню покажу.
Первый, кого Сашка увидел в конюшне, был Конь! Серый с пятнами, с короткой чёрной гривой и умными глазами. Сашка замер на месте, и даже дышать перестал. О таком он полжизни мечтал! Настоящий, живой конь!
- Какой красивый!
- Ты что, лошадей не видал? – хмыкнул Зарька.
- Так вот, вживую, не видел! Только по телевизору. И в книжке ещё…
- Что? У тебя есть книжка?! – изумился Зарька. – Ты, может, и читать умеешь?
- Умею, конечно. А что? – спросил Сашка рассеянно, не отрывая взгляда от коня.
- Книжку… покажешь?
- Ладно. А можно мне его погладить?
- Ну, ясно, - вздохнул понимающе Зарька. – Такой же лошадник. Ва с Тимкой, как две капельки, похожие… Его Пятнашем зовут. Хочешь, научу, как его нужно чистить? Он смирный, не тронет.
- Хочу!
В конюшне управились быстро. А с дровами пришлось повозиться. Высокая, до верхушки забора, поленница оказалась обрушена вся, когда Зарька свалился с неё, возвращаясь домой поздно ночью. Через забор. Пока работали, Сашка то и дело поглядывал украдкой на Зарьку. Любопытно было, - какой же он, всё-таки, человек из «грязного средневековья» (как сказала мама). Зарька ненамного старше Сашки, а вон, уже умеет в кузнице работать, как большой! А читать и писать не умеет! Зато с конём Пятнашем умеет разговаривать! И Сашку этому, немного, научил!
На Зарьке длинная рубашка, до колен. С зелёными продольными полосками. Изрядно полинявшая и старая. С короткими, по локоть, рукавами, и узким пояском, концы которого свисают до коленок. А на ногах – большие рыжие ботинки.
«Брр! Что, здесь все вот так «средневеково» одеваются?! – подумал Сашка с содроганием в душе. – Мне тоже такое придётся носить?! Отец ведь намекал!» 
Ещё у Зарьки было скуластое обветренное лицо, и длинные нечесаные волосы, соломенного цвета. Они сейчас торчали во все стороны из-под круглой шапки, которую Зарька прихватил в мастерской Из Сашкиных знакомых похожий вид был лишь у всяких двоечников, у скейтбордистов, и прочей уличной шпаны, которую Сашка тихо презирал, и обходил стороною. Выходит, этот Зарька – тоже из таких?
На волосах у Зарьки, возле правого уха, висела большая сосновая шишка (как показалось Сашке). Зелёная, с длинными полупрозрачными чешуйками, похожими на крылышки. Те слабо искрились на солнце – красными, зелёными, золотыми искрами. Шишка изредка попискивала, как маленький зверёк, и ещё от неё вкусно пахло малиновым вареньем…. Интересная штука! А для чего она? И у Кирилла тоже есть такие. Сашка её ещё утром заметил, а спросить решился лишь сейчас.
- Это что у тебя? Что за шишечка?
- Совка, конечно! – сильно удивился Зарька. – Ты разве не знаешь?
- Не. У нас таких игрушек нету.
- Это не игрушка. Это вроде отличительного знака. Или награды. За совкость. Они у многих есть. Кто сколько совок заработает,  тому и доля будет, - по заслугам.
- Это как?
- По разному… Тех, кто к двенадцати годам две совки заимеет, их непременно заберут в Лесную службу. Так давно повелось. Только там служба такая… Тяжёлая очень. Запросто можно пропасть. Зато, если выдержишь всё, до конца, обязательно известным человеком станешь. Как воевода Чарнот, например. Или как твой отец. Я вот, говорят, не очень совкий, - доверчиво признался Зарька. – Вернее, совкий, только не в ту сторону, в какую надо…. Поэтому и совка лишь одна. Меня в Лесную службу не возьмут….
В этот миг на крыльцо вышел Зарькин отец. Он сурово нахмурился.
- Елизар!
Зарька уронил полено себе на ногу.
- Елизар, ты вчера брал из укладки браслет?
- Я…. брал…. Я поносить….
- Нашёл игрушку! Почему не положил назад?
- Я…. Потерял…. – прошептал чуть слышно Зарька, глядя себе под ноги.
Отец только крякнул с досады.
- Что ж, вечером получишь, за всё сразу.
Зарька вздрогнул и, кажется, заплакал.
- Закончишь с дровами, и отправляйся, ищи, где потерял. Если к вечеру не сыщешь, - получишь вдвое.
Отец Зарькин ушёл. Зарька посмотрел на Сашку мокрыми несчастными глазами.
- Ну вот, я говорил…. Что совкий не в ту сторону…. Всегда со мной такое. Хоть из дома беги…..
Сашка чувствовал, что нужно что-нибудь сказать. В ответ на такую Зарькину доверчивость. Но не успел. В ворота громко постучали, послышался весёлый, звонкий голос:
- Хозяин, открывай!
- Ой, это же сам Крабат! – обрадовался Зарька, и метнулся к воротам, - открывать.
В распахнувшиеся створки ворот лихо ворвались трое верховых. Заполнили собою дворик, вмиг сделавшийся тесным. Двое тут же и спешились, третий же пронёсся к самому крыльцу. Словно огненный вихрь пролетел. Молодой, красивый всадник в нарядном зелёном кафтане с малиновым оплечьем, под багряным плащом, небрежно брошенном на плечи,  похожий на настоящего сказочного витязя, он сразу же привлёк внимание застывшего в восторге Сашки. Он, и ещё его конь. Огненно-рыжий, как жаркое пламя, тонконогий, с красивой белой звёздочкой во лбу, он игриво приплясывал под всадником и, кажется, косился озорным глазом на Сашку. Всадник спрыгнул с коня, звякнув шпорами. И огненное чудо тут же ухватили за уздечку двое мальчишек в зелёном. Большие, старше Зарьки. Наверное, оруженосцы витязя. Повели в конюшню. Зарька кинулся им помогать. Сашка провожал коня влюблёнными глазами. И совсем позабыл про того, кто приехал на нём.
- Что, нравится мой Рахш? – витязь незаметно подошёл, положил Сашке руку на плечо, глядел приветливо. И изучающе.
- Ещё бы! – сипло выдохнул Сашка.
- Ты, стало быть, и есть тот самый Сашка, сын Андреев?
- Да….
- Похож!
С крыльца, тем временем, сбежал Зарькин отец. Поклонился почтительно гостю.
- Добро пожаловать, боярин Венко!
Тот ответил уважительным поклоном, что-то негромко сказал. Сашкин папка, выйдя на крыльцо, тоже хотел поклониться, но боярин Венко сам взбежал к нему, радостно обнял за плечи.
- Брось ты эти шуточки с поклонами, Андрей! Рассказывай лучше, как съездил. Сына, вижу, привёз? А Елена?….
- Тоже, - ответил отец.
- Уу-у… Ну давай, хвались сыном. – Гость обернулся к Сашке, махнул ему рукою. –  Подойди!
Сашка подошёл. Гость приветливо взъерошил ему волосы.
- Большой совсем. Я ж его крохою помню….- он опять прошёлся по Сашке пытливым взглядом. – Вроде, неплохой мальчишка получился. Похож на Тимку.
- Ну, может быть, - сказал отец. – Вот, Саша, познакомься. Это Венко Корибут, путный боярин и самый удачливый воин во всём воеводстве.
- А это Андрей, - ухмыльнулся в ответ Венко Корибут. – Мой названный брат, и учитель во всём, с детских лет. Он меня сто раз спасал от разных бед. Ты слушайся его, и верь, он человек надёжный.
- Ну, пойдёмте в дом.
Вошли. И сразу же встретились с мамой. Венко просиял.
- Уй ты!… Слава Иисусу Христу! Елена Станиславовна, ты всё такая же красавица, как прежде! Вот везёт же Андрею!
- И ты здоров будь, Венко, - тепло ответила мама. – Гляжу, ты подрос, большим человеком стал.
- Да уж куда больше, - фыркнул весело Венко.
Взрослые продолжили негромкий разговор. А Сашка отошёл в сторонку. Присел на лавку, наблюдая. Вошёл оруженосец, - парнишка лет четырнадцати, стройный, красивый, с четырьмя сверкающими совками в золотистых волосах. С увесистым мешком в руках.
- Вильша, ставь его на стол, - распорядился Венко.
Оруженосец так и сделал. Затем поклонился хозяевам, и молча отошёл к двери, сел рядом с Сашкой, на лавку. Сашке он понравился. Сразу можно было в нём заметить культурного человека. Появился Зарька. Тоже сел на кончик лавки, рядом с Вильшей, и они о чём-то зашептались.
Венко обернулся к хозяину.
- Тут Снежка, супруга моя, гостинцы сестре шлёт.
- Снежка? – весело удивилась мама.
- Да, - кивнул ей отец, улыбаясь в усы. – Выдал родитель наш девчонку за этого молодца. Как раз перед тем, как он в бояре выскочил. Уже лет пять тому…. Венко на руках её носит, пылинки сдувает….
- И есть за что! – с любовью отозвался Венко. – Взгляни, Елена Станиславовна, здесь и для тебя подарочек имеется.
Взрослые опять начали какой-то свой непонятный разговор. Кажется, Венко о чём-то просил у отца. Тот недовольно нахмурился.
- Вот досада! Я ведь хотел город сыну показать. И познакомить его кое с чем.
- Так с этим Вильша, вон, гораздо лучше справится. Как, сделаешь? – спросил Венко у оруженосца. – Пока мы тут….
Вильша быстро встал с лавки. Он так же, как чуть раньше Венко, ощупал Сашку цепким и пытливым взглядом. Гораздо пристальней, чем Венко. Сашка даже поёжился.
- Конечно, сделаю. Мы с ним вот, - кивнул он на Зарьку. – И всё покажем, что и как, и на орехи заработаем…
- Только не перестарайтесь там, с орехами, - усмехнулся Венко.
- Александр, оденься потеплее.
- Ну, ма-а! Ну, не холодно, же! – взвыл Сашка.

За воротами была длинная кривая улица, между серых заборов. Мощённая каменной плиткою, по весеннему грязная. Она вела в ту сторону, где возвышались купола. Сашка сразу принялся глазеть по сторонам, - на удивительный город, словно сошедший с картины про древнюю жизнь. На дома, на людей. Людей было много. Мужчин и женщин, молодых и старых. Все шли куда-то, или что-то делали. Вот, разбрызгивая грязь, проехала телега. Её вскачь обогнали двое верховых. Навстречу пробежала стайка ребятишек. Смех, разговоры, крики…. У Сашки, от такого изобилия новых впечатлений даже закружилась голова. Всё было здесь чужое, незнакомое. Непривычный говор, непривычная одежда, вся окружающая жизнь.
 Как эта жизнь устроена, помог разобраться Вильша. Объяснил, для начала, что такие рубашки, как у Зарьки, называются «пелёски». А расцветка их зависит от того, где человек родился, где живёт. И кто он сам, - какое место занимает в этой жизни. Так одеваются все почти местные жители.
- А у наших мальчишек считается даже неприличным одеваться как-нибудь иначе. Ты имей в виду!
Сам он одет был в пёстрый кафтанчик, в расцветке которого преобладали алые, зелёные и белые оттенки. В точности, как у отца, - вспомнил Сашка, - и у боярина Венко. Кафтанчик был  слегка потёртый, выцветший, но всё равно красивый и нарядный, какой и подобает для оруженосца столь славного витязя, как Венко! На поясе – короткий меч в красивых ножнах. Сашка только лишь сейчас его заметил. Он с восхищением смотрел на юного оруженосца. Зарька рядом с Вильшей как-то сразу поблек, потерялся. На ногах у Вильши – мягкие сапожки, до колен. В сапогах были и другие многие прохожие. Но не все. Кто – в башмаках, как Зарька. Некоторые – даже в лаптях. А кое-кто – и вовсе босиком.  Особенно мальчишки, Сашкиного возраста, и младше.
А на самого на Сашку, в его «неприличном» наряде, сразу стали обращать внимание, коситься, разглядывать, - откуда такой взялся? Сашка сразу засмущался и внутренне съёжился. Вильша это заметил.
- Ничего, сейчас в лавку зайдём, приоденем тебя, как подобает. А после уж поищем Зарькину пропажу.

Зарька не потерял свой браслет, который «одолжил» у родителей. Он его проиграл. В кости. Одному парню. Большому, вроде Вильши.
- Он не из наших, не из путных, - вздохнул Зарька. – И глаза у него колючие…
- И ты с таким связался? О чём думал?
- Ну, - вздохнул Зарька снова. – У него три совки. Свистят, словно сурки. Красиво так. Я думал…. Его поэтому, наверно, все Сурком зовут….
- Сурком?! – нахмурился Вильша. Его собственные совки вдруг раздражённо зашипели, как  стая котов.
- Ну, да. Он обещал мне одну вещь…. Если я выиграю.
- А в результате ты не выиграл, а проиграл, конечно.
- Я ему много чего проиграл. Мы давно уже…. – с тоскою сказал Зарька.
- Вот чучело! Сразу видно, одна совка! Как он хоть выглядит, этот твой Сурок?
- Ну, он такой…. В пёстром плаще ходит. Белобрысый. У него родинка на щеке.
- Да? – хмыкнул Вильша. – Ну, ничего….. Ты сколько ему должен?
- Нисколько, - сипло шепнул Зарька. – Он сказал, что мы теперь в расчёте. Сегодня ночью. Сказал, чтобы я больше не искал его….
- Ну, ничего. Найдём мы твоего беспутного Сурка. А там поглядим…. Сдаётся мне, я знаю этого  белобрысого с родинкой. Он  подлый вор и предатель! Во что он втянул тебя? Признавайся, давай!
- Ни во что….- буркнул Зарька, пряча глаза. Он, кажется, уже не рад был, что доверился Вильше.
- Ну, смотри.
За такими разговорами незаметно дошли до большой площади. Дальний край которой упирался в Замковую гору. А у ближнего стоял тот самый храм, с разноцветными куполами. Вблизи он выглядел ещё красивей, чем издалека, весь покрытый резными узорами. Здесь были фигурки людей, фантастические звери, птицы, цветы, деревья…. Глаз не оторвать.
Площадь вкруговую обступили купеческие лавки. И столы, с разложенным на них товаром. Здесь толпился народ. Вильша моментально углядел поблизости что-то интересное, и устремился туда. Зарька – следом за ним. А Сашке сказали чтоб не отставал.
Он всё-таки отстал. Всего на два шажка. И сразу же наткнулся на чужого мальчишку. Верней, тот сам закрыл ему дорогу. Одного с Сашкой возраста. В такой же дикарской одёжке, в какой здесь все ходят. Руки на поясе, локти расставлены, смотрит колюче-презрительно.
- Птенчик! – сказал, словно плюнул, мальчишка. Шагнул вплотную к Сашке, толкнул его плечом.
Сашка шарахнулся назад. Но позади стоял ещё один, такой же.
- Точно, птенчик! – и он тоже толкнул Сашку плечом.
Драться Сашка не любил. Мама всегда говорила, что это ниже достоинства культурного человека. И сейчас он лишь неловко взмахнул рукой.  В ответ его сразу размашисто стукнули  куда-то в ухо. Так сильно, что сразу зазвенело в голове, и всё перед глазами поплыло. Сашку стиснули с двух сторон, и два жёстких кулака  по очереди врезались ему в живот. Затем обидчики толкнули Сашку на землю. Прямо в уличную грязь! И разбежались, с победными воплями. Потому что вернулся Вильша.
Вильша, за шиворот, поднял Сашку на ноги.
- Утрись! Я говорил, не отставай.
У Сашки, от горечи и унижения, кривился рот.
- А чего они?...
- Не реви. Понятно, чего. Ты им не понравился. Выглядишь, словно чужак. А чужаков тут бьют. Вот и… А теперь ещё все будут думать, что ты слабак и трус. Не смог ответить им. Теперь всякий захочет ещё раз проверить.
Сашка опустил голову.
- Ну и пусть…. Сами дураки…. – шепнул он, чуть слышно.
- Ну, идём. Сейчас приоденем тебя по-человечески. И будешь выглядеть, как надо. А после сходим в одно место. Тебе там обязательно понравится!


Рецензии
Ах, Саша, как здорово, что Недопушкин дал мне ваши координаты. Всю жизнь проработав с детьми, люблю о них читать. Поэтому ваше фентези увлекло меня.

Галина Польняк   24.05.2011 09:21     Заявить о нарушении
Спасибо Недопушкину!
И Вам спасибо тоже!

Александр Соколов 7   24.05.2011 15:25   Заявить о нарушении
Я раньше фэнтези совсем не читала, а здесь столько талантливых авторов и так интересно пишут: начинаю читать- и не оторваться.
Спасибо!

Кира Крузис   11.06.2011 19:31   Заявить о нарушении
Я фэнтези с некоторых пор перестал читать, - надоело, одно и тоже. А "русское" - так и вовсе никогда не нравилось, за редким исключением. Но здесь, действительно, так много талантливых авторов! Вновь интерес просыпается!

Александр Соколов 7   12.06.2011 15:47   Заявить о нарушении