Я не звезда

    -Ого, что-то она сегодня рано, обычно моя маман, возвращается далеко за полночь…может быть, сегодняшняя жертва шоу-бизнеса сорвалась, а скорее всего очень быстро подсела на крючок. Я посмотрела в окно, которое осветили фары новенького «Вольво»…Мама вышла с очередным товарищем, которому пообещала, что на завтра он проснется «звездой»…

    Моя мать достаточно известный музыкальный продюсер, раскрутила несколько мальчиков, которые щедро расплачивались с ней своим молодым телом, а она вновь чувствовала себя желанной и всесильной. Мы с ней общались мало, потому что ее звездная жизнь меня, как-то не привлекала, а она в свою очередь не интересовалась моими увлечениями. Простые слова приветствия…и так пару брошенных фраз, когда она уходила на очередную вечеринку. Мне было все равно…хотя я, может, пыталась себе внушить, что мне все равно. Отца я никогда не видела, только кучу небылиц выслушала с самого детства о его мистических исчезновениях. То он был летчиком и бесследно пропал, где-то под Харьковом, то он спрыгнул с парашюта и по всему видимому, так и не долетел до пункта назначения, короче к тринадцати годам мне уже было смешно слушать очередную легенду, и больше я о нем ничего не спрашивала. Из нормальных родственников был у меня только дед. Веселый дядька без претензий на жизнь, который считал, что нужно брать от жизни все и именно сейчас. Мы могли часами с ним сидеть и болтать о чем угодно, пусть это будет даже переход головастика к взрослой рыбине. Бабушка улетела в теплую страну на очередной отпуск, да так больше и не вернулась, но каждый год посылает открытки к моему дню рождению, которые приходят, почему-то за два месяца  раньше. Видимо, бабушка просто забыла, когда я родилась. Дед погоревал, да и плюнул прямо на их семейное фото, больше он так и не женился.

   - Ты пройдешь? Мы можем выпить по коктейлю на ночь. – Услышала я голос матери во дворе, мое окно было открыто, так что я все прекрасно слышала. Но тот парень, что с ней приехал, явно не хотел здесь ночевать. Он ей мило улыбнулся и сел в машину. Мама еще минут пять стояла и с удивленными глазами смотрела на отъезжающий автомобиль. Мне было смешно.
   Наутро я спустилась первая к завтраку. Тетя Маша - наша домработница, уже пекла мои любимые оладьи, которые судя по времени, я уже не успевала отведать.
- Тетя Маша…я клятвенно обещаю, что на ужин все съем! – Крикнула я в кухню.
- Опять будешь лопать эту отраву из «бистро?» Ты же знаешь, что у тебя больной желудок. – Но я уже ничего не ответила на эти традиционные порицания Тети Маши. Я бежала в университет – на воздух.
   Мне было тошно от того, что у всех в моих друзей были нормальные родители….кроме меня. Они  зарабатывали «свои кровные» на фабриках, предприятиях, общепитах…в моем окружении не было ни одного человека, который хоть как-то мог засветиться в глянцевых журналах – как супер-ребенок. Которому ничего не нужно было делать, а только клянчить у родителей деньги…и жить на полную катушку с вечно пьяным угаром в голове …я любила простых ребят. И сама старалась полностью изолировать себя от вечных московских тусовок, парней, которые смотрят на тебя как на пищу и главное – от растрат не мною заработанных денег.
   Вылетая из двери со скоростью болида на предварительных заездах, я столкнулась с тем товарищем, что вчера подвозил мою мать.
- Боюсь, что она еще спит, но вы можете, к ней присоединится. – С  сарказмом я кинула ему и помчалась дальше. Скоро должен был заехать ко мне мой друг Димка на своем мотоцикле.
- Вы дочь Маргариты? – Его голос меня пригвоздил на месте. Бывает такое в жизни, когда чей-то голос захватывает твой мозг и ты готов его слушать…слушать…слушать, видимо сегодня ночью я не обратила внимания…на эти томные интонации и какой-то умиляющей хрипотцы.
- Да! Но это, лишь, биологическая связь, в остальном я ничего общего с этой женщиной не имею, а этот дом моего деда, так что я живу здесь по наследству. – Я начала раскрывать подробности нашей семейной жизни, не понимая, зачем…какое ему дело, чей это дом и какие у нас отношения с матерью.
- Маргарита рассказывала, что вы с ней не особо дружны, но как я вижу, вы действительно с ней родны только по свидетельству о рождении. Раз она спит, а вы нет, то приглашаю вас на свою выставку. Я художник…может это и громко сказано, но картины покупают, значит, я не слишком завышаю свою самооценку. – Улыбнувшись, он открыл переднюю дверцу пассажирского сиденья, к которому, я как под гипнозом молча проследовала.  – Может он маньяк? Какого хрена я с ним еду? Димка сейчас весь газон перетопчет своим мотоциклом, когда поймет, что я уехала в неизвестном направлении, с неизвестным маньяком, имя которого я даже не удосужилась спросить.
- Виктория. – Назвав свое имя, я многозначительно на него посмотрела, ожидая услышать и его имя в ответ.
- Виктор. – О! Боже! Как он это сказал… О! Боже! Куда меня несет, я готова плясать чечетку на его капоте, чтобы он продолжал говорить и говорить…я полная идиотка! Еще и мать свою критикую, правильно говорят про эти яблоки…рано или поздно они все равно недалеко падают.
Дальше мы ехали молча. Я мысленно успокаивала себя, что действительно еду посмотреть на картины, а потом брошусь к первой маршрутке и бегом в универ, но сначала меня ждет разбор полетов с Димкой. Мы не особо, чтобы встречались, нам просто было комфортно друг с другом, но он, иногда, даже ревновал, а я в ответ только смеялась. Кому такое чучело понадобится, разве что в огород…ворон разгонять. У меня было к себе очень предвзятое мнение, особенно к своей внешности.
Он завел меня в какое-то одинокое  здание с кучей коридоров и на стенах этих коридоров я увидела потрясающие картины …все они были на социальную тематику. Тонущие люди в бокале вина, фотоаппарат, который сканирует легкие курильщика…я немного съежилась…от натуральности изображения всех этих людей в их вредных привычках…
- Страшно? – Я подпрыгнула от внезапности, когда он прошептал мне это прямо в ухо…
- Почему именно меня вы притащили сюда? Что больше желающих не нашлось? – Я смотрела на него и хотела, чтобы он сказал мне, что …а что он мне должен такого сказать, чтобы это было ясностью всего происходящего?
- Все желающие уже посетили мою выставку вчера. Я хотел пригласить Маргариту, потому что ей нужны свежие картины для клипа, те которые еще нигде не святились. А тут вы…мне, почему-то захотелось, чтобы вы оценили мою работу. Человек – со стороны…от вас больше услышишь правды, чем от светского бомонда и их запрограммированных фраз. – Будничная интонация, но сколько томности в его голосе, и я вновь почувствовала себя в кабинете психотерапевта под сеансом гипноза.
- Мне вон тот дядька беззубый совсем не понравился…и еще я больше люблю фотографии, черно-белые…в них лица настоящее. Но вы молодец! Все реалистично, хотя подобное часто можно встретить в интернете и в простой брошюрке даже в нашем университете. Это, что касается правды, а так, конечно…феноменально! Шикарно! Рука мастера!  - Мы оба рассмеялись.
    Все действительно было шикарно…мы гуляли с ним по улицам Москвы и не следили за временем, я даже пару раз согласилась на ресторан и ночной клуб, что обычно не делала раньше…я сидела в его мастерской и смотрела как он рисует…сидела тихо-тихо, чтобы ему не мешать, а потом мы пили кофе и говори обо всем на свете…даже про головастиков, которые потом превращаются во взрослую рыбину…пока, я не застала его в постели со своей матерью…
 
   - Какого хрена я вас спрашиваю? Тебе что ли мальчиков своих мало? – Я ходила по комнате и орала на всю Россию, хотя даже на Аляске, наверное, меня было слышно. А две пары глаз выглядывали из-под одеяла и боялись шелохнуться. Первой решилась мать.
- Мы думали, что ты в университете задержишься. Я просто хотела, чтобы ты вылезла из своего болота…и посмотрела на мир другими глазами. Что есть искусство, музыка…люди, которые могут вознести тебя до небес. Ты можешь стать яркой личностью…а не еще одной из  шайки твоих бескультурных друзей, с которыми ты водишься. – Виктор молчал и старался на меня не смотреть.
  - Ты хочешь сказать, что ты его мне подложила в качестве гувернантки? Учителя – как себя раскрепостить и грести мамочкины деньги лопатой? Ты хотела из меня сделать такую же дрянь, как ты сама? А, ты чего молчишь? Я же влюбилась в тебя, как сериальная девка…Я Димку бросила ради тебя… человека, который любил меня такую, какая я есть…без всей этой лишней мишуры. Ну, ты и актер! Оскар тебе обеспечен! Да пошли вы! Оба! – Я выскочила во двор и начала орать, это был крик безумия, отчаяния…я больше ничего не могла делать, а только кричать…от собственного бессилия.
  В этот вечер я напилась. Сидя на трамвайной остановке, я пила дешевое пиво, потому что оно крепче и больше дает в голову, и курила сигареты – одну за другой…впервые в жизни. Я хотела рвать на себе одежду – в клочья. Хотела найти самый длинный гвоздь и молоток, чтобы от всей души вбить его в сердце своей матери…Виктора - я не хотела трогать…коврики, только топчут, больше с них нечего взять.
 
  Дед от инсульта... скончался на следующий день.

   После похорон, на которых мы с матерью не проронили ни слова, я ушла. На свою стипендию я договорилась с комендантом общаги при своем университете и с небольшим багажом перебралась туда. Мне было трудно…потому что, как не крути финансового я завесила от матери. Друзья от меня отвернулись, но все это было не так страшно, как смерть дедушки и предательство двух близких людей …которое мне было психологически тяжело пережить.

   Меня окунули в сточную канаву…но мы - «не будем зареветь!»

                Спустя пять лет…
   - Виктория, во-первых сразу же скажу, что ваша выставка уникальная! Черно-белые фотографии всегда останутся в моде, а во-вторых хотелось бы все-таки спросить – это же вторая ваша выставка и такой колоссальный успех, а как вы пережили первую? Ведь насколько известно прессе, все ваши работы были уничтожены вашей матерью, которая в день презентации пришла с баллончиком красной краски, и просто как вандал, превратила ваш труд в кровавое месиво…что это было? Месть…ревность…что? – Вот они современные журналисты…они перед самим интервью, уже статью написали и ответили, на все заданные, ими же вопросы…я умилялась.
- Климакс! Это когда молодые мальчики, уже даже за деньги отказываются с ней переспать…И вообще… строка - мать в свидетельстве о рождении…еще ни о чем не говорит. Звезды гаснут и на небосклоне появляются другие…вот это очень тяжело пережить, когда в тебе не нуждаются как в звездочете! Моя мать – жертва самой себя…ничего личного. – Я знала, что она это прочитает…знала, и моя душа пела от восторга и победы.
- Вы одиноки или собираетесь замуж? Просто прошла информация… - Я не дала закончить этой слишком самостоятельной журналистке.
- Я не одинока! Со мной всегда фотоаппарат…этот товарищ еще ни разу не подводил меня…только не пишите, что я с ним сплю…- Громко рассмеявшись, я развернулась и пошла к гостям.

   Вечером я вернусь в свою уютную и не слишком шикарную квартиру…где ждет меня мой Димка…который не любит всей этой суеты, публики…он всегда знает, что после работы…я буду принадлежать только ему…это то, чего мы хотели всегда…не быть со всеми…а только друг с другом.

                Я не звезда…я просто личный фонарик мужа.


Рецензии
Спасибо!
Доставили удовольствие.
Люблю, когда у молодых всё получается.
Последняя фраза - слов нет!

Василий Овчинников   07.09.2016 20:51     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.