Статуя

СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

           Однажды, возвращаясь с работы, мужчина заглянул в музей. Он каждый день проходил мимо массивных дубовых дверей этого хранилища рукотворных произведений. Но в этот раз он решил зайти внутрь и погулять по галереям, убивая время и нежелание опять провести вечер в холостяцком доме.
           Картины, картины, скульптуры, артефакты… Все было тематически распределено по территории музея. В каждой зале были свои произведения, соответствующие своей эпохе, стилям. Вечерний полумрак и акценты искусственного освещения над каждым экспонатом для лучшего лицезрения. Музей как музей.
          
          Посетитель бессмысленно бродил по галереям, на мгновения останавливаясь возле  какого- нибудь  шедевра. Ему было скучно.  Его минимальные познания в искусстве не давали ему насладиться утонченными мазками, игрой теней и красок. Душевные порывы и муки творчества мастеров, вложивших какой-то смысл в свои произведения, ни как не могли наполнить  его мир эмоциями.

          Не получив обещанного удовольствия и окончательно разочаровавшись, посетитель доплелся до последнего зала. Он был совершенно пустой, ни одного экспоната. В глубине тускло освещенного помещения он увидел статую. Она одиноко стояла в углу, покрытая полумраком. Женская фигура, с которой видимо скульптор создавал свой шедевр, была обыкновенной и ни чем не выдающаяся. Голова была наклонена немного набок. Волосы легли каменными локонами на хрупкие острые плечи. Короткая туника чуть прикрывала бедра статуи. Протянутая вперед тонкая правая рука, с браслетами в несколько рядов, как бы просила остановиться и замереть возле нее. А может она так приглашала его или звала куда-то. Другая рука просто висела вдоль миниатюрного тела. Особенного примечательного и заслуживающего восторга ни в позе, ни в работе скульптора да и в самой статуе не было. Мраморное творение, наверное поэтому и стояло в глубине зала, чтобы не травмировать искушенных ценителей прекрасного своим несовершенством. Посетитель подошел ближе, чтобы напоследок разглядеть несчастную и найти в ней очередные изъяны, чтобы с чистой совестью отправиться домой. У ее ног, на постаменте была табличка с единственным словом «Ожидающая». Ни имени автора, ни время создания. Странное название, подумал он.

         Посетитель  внимательно осмотрел ее лицо, грустное и кажется задумчивое. Уголки губ как будто говорили что вот-вот и она улыбнется. Но глаза … глаза были наполнены такой неимоверной тоской, что предположение о намерении статуи улыбнуться тут же было отвергнуто. Как ни странно, но посетитель отдал все же должное мастеру за умение так искусно создать из камня мимолетную эмоцию той женщины… Он еще раз оглядел статую и пошел к выходу…

         Весь вечер и следующий день посетитель вспоминал эту статую. Думал о ней и гадал кто она такая и что значит ее взгляд и этот странный жест. Почему ее губы так и не решились на улыбку. Почему она «Ожидающая» и чего она ждет. Он с нетерпением ждал конца рабочего дня, чтобы опять сходить в этот музей и все выяснить.

       ... Он стоял возле нее опять. Уже внимательнее  изучал ее черты лица, мраморные мышцы ног, острые и неаппетитные коленки, тоненькие бугорки вен и жилок на каменном теле, раковинку маленьких ушей, складки как будто воздушной туники, прикрывающей маленькую грудь и каменные ягодицы. Тусклый свет от канделябров струился по статуе и обволакивал ее теплом. Недостаток освещения заставлял посетителя напрягать каждый раз зрение. Видимо так было задумано хозяином музея, чтобы посетители пытались разглядеть детально статую и задерживаться возле нее подольше. А может быть именно такой свет нужен был, чтобы зритель мог понять желание скульптора показать всю грусть и тоску, которую испытывал он и его шедевр в момент создания. В общем посетитель гадал о намерениях хозяина музея и скульптора. Но он не мог уже оторваться от этой статуи. В сердце что-то щемило и ныло. Каменная грусть статуи заползала в сердце посетителя и больно царапала его беззаботный ум. Желание прикоснуться к розовому мрамору и пожалеть статую, сказать ей, что не так все плохо и он здесь с ней, рядом стало невыносимым. Но веревочное ограждение мешало проявить свои чувства и посетитель молча продолжал ласкать взглядом свою избранницу.
      
           ...Каждый день на протяжении года посетитель приходил к своей статуе. Разговаривал с ней мысленно. Ласкал ее взглядом. Он восхищался теперь ее совершенством и благодарил мастера за такой подарок. Благодаря ему он смог почувствовать и познать прекрасное и трепетное желание мастера видимо изваять статую своей тоски и одиночества. Необыкновенное чувство, посетившее теперь посетителя, росло и крепло в сердце. Он уже не мог спокойно спать и бодрствовать не проходила ни дня,  что бы он не думал  об этой прекрасной статуе. Вся его жизнь превратилась в ежедневный поход в музей и поиск ответа на единственный вопрос – почему она грустит. Желание видеть ее каждый день было уже наваждением. Друзья начали замечать за ним странности и безудержную вдруг любовь к искусству. Его замкнутость и вечное ковыряние интернета в поисках любой информации об авторе и статуе, пугало их. Уезжая в командировки, посетитель теперь с нетерпением ждал возвращения в свой город и встречи с любимой. Она ему снилась. Снилась живой и настоящей. Нежно ласкала его, запускала тонкие пальца в его жесткий ежик. Целовала и … улыбалась. Она не грустила в его снах и не была холодной. Как  они были счастливы вместе… в этих снах.

            Однажды, когда он в очередной раз замер возле статуи, к нему подошел смотритель музея.

            - Уважаемый, вы каждый день приходите к этой статуе как к любимой женщине. Я тронут вашими чувствами к ней,- сказал старичок, заглядывая в глаза посетителю,- Если вы хотите я могу позволить вам подойти ближе и прикоснуться к ней, - он снял с крючка бархатную перевязь и открыл путь посетителю в предмету вожделения.

            От такого подарка у него перехватило дух и еще пару минут он стоял как вкопанный. Дождавшись, когда смотритель оставит его наедине со статуей, он подошел ближе. Прикосновение к розовому камню было трепетным. От неожиданной возможности потрогать статую счастьем переполнило его сердце. Мрамор был теплым! Посетитель даже почувствовал как пульсируют ее вены и как-то подозрительно вздрогнули ее веки. Нет, показалось наверное, подумал он. Ощущение какого-то дыхания живого существа этой каменной женщине испугало посетителя. Он отошел на пару шагов и убедился, что это все та же статуя. Желание еще и еще  раз прикасаться к ней, вернуло его на интимную дистанцию. Кажется статуя сейчас улыбалась все же. Ему улыбалась! Вот-вот ее протянутая вперед рука ляжет ему на голову и погладит… нежно, с любовью….

            Посетитель уже не мог жить без нее и сходил с ума, если его командировки разлучали их.

            Как-то смотритель остановил его у выхода и с серьезным лицом сказал, что ночами, ему кажется статуя плачет. Посетитель, конечно, тоже считал себя уже свихнувшимся на статуе, но подобное заявление  смотрителя показалось ему через чур сверхъестественным.

            В одно из очередных посещений к нему подошел сам хозяин музея и заговорил.

            - Здравствуйте. Я с уважением отношусь к вашей любви к искусству и именно к этому экспонату. Понимаю ваше влечение, - тепло улыбнулся он, - У меня к вам предложение. Вчера умер наш смотритель музея и я хочу вам предложить его должность. Зарплата конечно не велика, но у вас будет возможность быть с ней всегда рядом.
Предложение явно удивило посетителя. Такое предложение покоробило его самолюбие. Его успешная карьера и не плохой доход позволяли ему жить в свое удовольствие. И менять это на возможность быть дольше и каждый день рядом с каменным изваянием он никак не мог. Не сумасшедший же он. Его любовь к статуе была не настолько безумна, чтобы отказываться от жизненных удовольствий и насущных потребностей. Посетитель вежливо отказался и пошел домой.

             Прошел еще год. Год ежедневных посещений музея и трепетных взглядов и прикосновений к этому  рукотворному совершенству. В очередной раз разглядывая статую, посетитель не заметил как возле него опять оказался хозяин музея.

             - Молодой человек, мое сердце разрывается от мысли как вы страдаете и мучаете себя. Я думаю, эта статуя была создана именно для вас,- помолчав мгновение он продолжил,-  Я принял решение продать ее вам. Конечно, я не могу продать ее ниже прейскуранта, но на мелкую уступку я готов. Например рассрочка.
Не скрывая удивления, посетитель поинтересовался ценой и ужаснулся. Цена была грандиозная для него. Даже стабильный доход и некоторые сбережения не могли покрыть и половину заявленной стоимости. Хотя можно было и взять у друзей в долг. Но хозяину он сказал, что подумает день, другой.

              Вернувшись домой посетитель не мог выбросить из головы предложение хозяина музея и до утра размышлял над неожиданным дорогим  счастьем. Конечно он знал, что этот музей иногда проводит распродажу и обновляет коллекцию. Экспонаты менялись – переставлялись, появлялись новые. Но за все время его посещений никто не позарился на его любимую статую и это успокаивало его. Она продолжала стоять на том же месте и ждала его каждый день. Она только его и ничья больше. С этим ни чего нельзя поделать, он ревновал и признавал в очередной раз, что безумно влюблен в камень. Он вдруг понял, что его любовь безрассудна - он выглядит как минимум смешным.
Если он выкупит статую и привезет ее в свой дом, то ее даже поставить будет некуда. Она прекрасна и должна занять самое лучшее место в его холостяцком жилище. Но в лучшем месте уже стоит раритетный стол девятнадцатого века и его деть не куда. Дальний угол холла был свободен, но туда все бросают взгляд вскользь и ее они даже не заметят. А он хотел бы похвалиться своим приобретением. Да и заказанный по интернету антикварный комод уже застолбил этот угол. Установить статую на улице, в садике? Нет! Это же не уважение к ней. Она достойна лучшего места. Дожди и ветра сыграют с ней злую шутку, он этого не переживет.

            И вообще перспектива того, что он каждый день будет стряхивать с нее пыль, натирать до блеска ее округлости как-то не очень  радовала его. Это погубит всю романтичность их отношений. Желание быть с ней и видеть каждый день боролись с чисто практическими стереотипами холостяка. Он подумал, что будет чувствовать себя виноватым, если оставит ее одну и уйдет с друзьями играть в гольф или пить пиво. Чувство вины будет мучить его и если он захочет поехать в отпуск или командировку, оставив ее в холодном одиночестве. А если друзья захотят потрогать его совершенство. Эту мысль он вообще провернул с отвращением и искренней ревностью. Никто не может прикасаться к ней кроме него, любящего и заботливого.

            Деньги все же не проблема и он мог, затянув пояс на год, купить женщину своей мечты, пусть и мраморную. Но нахождение ее в бытовых условиях явно терзало душу эстета. Он боялся, что она скоро надоест ему и будет просто очередным домашним экспонатом в скромной жилище начинающего коллекционера. Ведь вполне нормально каждый день приходить в музей постоять рядом с ней и возвращаться домой, одухотворенным и с любящим сердцем.  Разве это мало для статуи. Она должна быть горда его преданностью и любовью к ней. И нет разницы, где и как они будут находиться. Ежедневные свидания в музее это естественно для такой пары влюбленных.  Он будет чаще приходить и дольше быть с ней. Но купить и забрать ее к себе он не решился. Бесконечная любовь к ней и страх разочароваться в своей избраннице  и себе терзали его до самого утра.

          ... Он продолжал посещать музей и больше обычного посвящать молчаливой и не взаимной, как ему казалось любви. Хозяин музея больше его не беспокоил дикими предложениями и только на приветствие грустно ему улыбался.

            Прошло еще полгода так же в восхищении и абсолютной любви к прекрасному творению неизвестного скульптора.

            Однажды он пришел как всегда в музей на свидание к ней. Но к искреннему удивлению  двери были закрыты. Подергав несколько раз дверь, посетитель испытал какую-то странную боль. Он интуитивно понял, что произошло что-то страшное и не поправимое. И боль в сердце это была боль потери. Потери очень важного и ценного, самого лучшего  и светлого во всей  его жизни. Он с остервенением начал опять дергать бронзовую ручку дубовой двери. Бил  ногами, кричал в пустоту, опять дергал ручку двери. Прохожие шарахались от чудика и крутили пальцами у виска. Ему было безразлична реакция окружающих, до него сейчас доходил весь ужас случившегося.

            Вдруг дверь щелкнула и открылась. На пороге стоял тот самый хозяин музея. Посетитель хотел оттолкнуть его со своего пути и бежать в ту залу. Но силы были не равными, хозяин заслонил собой дорогу к вожделенной статуе.

            - Молодой человек успокойтесь, - ледяным голосом проговорил хозяин музея,- музей закрыт, экспонаты распроданы.

            Его слова эхом доносились до посетителя. Он не мог понять смысл и опять попытался протаранить себе дорогу. «Экспонаты распроданы», «музей закрылся» - слова цеплялись за сознание посетителя и никак не могли уложиться в пазлы его воспаленного сознания. Он начал понимать, что уже такого привычно и желанного ритуала любви со статуей никогда не будет.

           -Что значит проданы…. А статуя ?... моя статуя?! Она тоже…. Кто? Как вы могли? Я люблю ее! Она нужна мне! Она же никому не была нужна кроме меня! Что вы наделали!- кричал посетитель, силясь скрыть свою боль и ужас.

            Хозяин музея молча смотрел на муки посетителя. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Оно лишь выражало презрение к посетителю. Ни жалости, ни сочувствия к страданиям влюбленного он явно не испытывал.

           - Судьба подарила вам любовь. Прекрасную хоть и странную. Но это все таки любовь. Дар и счастье, - неожиданно заговорил хозяин музея, - судьба давала вам два раза возможность быть рядом с любимой. И вы два раза отвергли эти шансы. А она ведь вас любила. Она ведь  плакала ночами и каждый день ждала именно вас…

             Замолчав он плеснул гневом в лицо посетителя и уже спокойнее сказал:

           - Статую купил человек, который приходил каждый день так же как и вы, но по утрам. Он беднее вас, но не сердцем…. Музей теперь закрыт и здесь с завтрашнего дня будет библиотека. Уходите,- отрезал он.

             Посетитель, слушая его, сжимался от ужаса и осознания свой ничтожности. Его предательство любви и мелочность теперь звуками голоса хозяина вливалось в его мысли. Он сел на парапет, схватив голову руками и беззвучно заплакал. Он больше никогда не увидит ее. Кто-то другой прикасается к ней сейчас. Кому-то другому, не ему, она дарит радость и свою божественную грусть. Хозяин музея подошел к нему и положил руку на плечо страдальца. Посетитель вздрогнул от холодного прикосновения и вдруг почувствовал, как его тело каменеет и наливается тяжестью. Попытавшись сделать движение, он понял что окаменел. Каменные мышцы замерли в мучительной боли. Лицо исказил горе и ужас потери.  Окаменел навсегда.

            - Эдвард, - крикнул в холл хозяин музея, - занесите с Филлом  этот экспонат в зал скульптур. Поставьте  на место, где была статуя «Ожидающей». Да, и не забудь заказать завтра бронзовую табличку… «Потерявший» пусть выгравируют.

            Мужчина захлопнул дверь за грузчиками. На двери дернулась и опустилась неприметная пластмассовая табличка:
               
                «МУЗЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЧУВСТВ»
                Работаем  круглосуточно. Вход  бесплатный.







                Грустный Шут
"Не отправленные письма. Кальб с мягким «к».

...я...могу сидеть тут с тобой.. и рассуждать..
.. что могу...тебя потерять..
... и что потеряем... вместе..
... но.. я так рассуждаю...пока.. ты со мной..
... а вот.. когда всерьез.. пойму.. что потерял..
...вот тут.. я взвою.. по..
.. настоящему.. по-звериному...
.. и все....все...что мешает сейчас прийти к тебе..
... покажется... пустяком...""

Трехлитровая банка. Дневник моего друга.
http://www.proza.ru/2011/05/18/368


Рецензии
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.