Бабы говорят

                Б А Б Ы     Г О В О Р Я Т

     В летний выходной, с самого утра отец в гараж засобирался.
     - Папа, я тоже хочу с тобой поехать.
     - Правильно-правильно, сынок! Коля, возьми его с собой, я буду в доме убирать, стирать, обед варить, а ему что дама делать? Он мужик, пускай к железкам привыкает.
     - Тогда нам не помешает взять с собой парочку бутербродов, а чай мы в гараже вскипятим.
     Так Алёша весь субботний день с отцом в гараже провёл. Помогал делать какие-то неотложные дела. К ним соседи по гаражу заходили. Мужики шутили, смеялись, рассказывали всякие истории. Алёша не очень к ним прислушивался, но на одну фразу дядьки Василия, всё же обратил внимание только потому, что она часто повторялась. Когда дядька хотел принизить чьи-то доводы, чвыркал слюной сквозь редкие зубы и называл услышанные слова «бабкиными советами» или,  похохатывая говорил, дескать «бабы говорят». Стало быть - это слушать не обязательно.
     Дома Алёша, подражая дядьке Василию, повторил его слова. Бабушка насторожённо посмотрела на него, но ничего не сказала. Поужинали, и каждый занялся своим делом. В комнату к Алёше вошла бабушка.
     - Можно к тебе?
     - Конечно, можно. Садитесь в кресло, бабушка.
     - Алёша, ты меня сегодня немного огорчил.
     Мальчик округлил глаза. Бабушка объяснила:
     - Ты неуважительно отозвался о женщинах, особенно о бабушках. Почему?
     - Так дядя Василий говорил… Я думал, что так хорошо говорить, - смущённо пролепетал Алёша.
     - Взрослые люди тоже разные бывают. Я не хочу сказать, что дядя Василий плохой человек, но некоторые его привычки перенимать не нужно. А что касается бабушек, людей много повидавших на своём веку, мудрых женщин, перенесших на своих плечах все тяготы жизни, заметь, намного тяжелее и печальнее, чем в кино нам показывают, и при этом ещё хотят предостеречь вас, только вступающих на дорогу жизни, это самый человечный порыв души. И не важно, последуешь её совету или нет, поблагодарить человека нужно обязательно. Умный человек просто не станет насмехаться над людьми, особенно над пожилыми старушками, которые в то же время являются чьими-то матерями…А хочешь, я тебе сказку расскажу?
     - Конечно, хочу! Только мама будет ругать. Скажет: время спать ложиться.
     - А ты ложись. Я кресло поближе придвину. Буду рассказывать тебе, пока не уснёшь. Устал, поди, сегодня?
     - Немножко.
     - Ну, так, вот. В давние времена, в одном княжестве, в красивом каменном дворце, в палатах убранных коврами, жили князь с княгинею и было у них два сына. Один, немного моложе тебя, а другой – совсем маленький, в люлечке посапывал. Княгиня дома, за детьми приглядывала, хозяйство вела, а у князя своих дел возами не перевозить. А главная его забота – не допустить ворога землю родную топтать, люд простой обижать, их нажитое добро грабить. Иной раз дороги так далеко уводили князя от своей семьи, что он неделями и на свой порог не ступал. Вот, однажды, слез он с коня, сел на травку передохнуть. Добрые воины кулеш варят и о доме своём, о матушке родимой вспоминают. И ему матушка вспомнилась. А следом жена любимая и сыночки. Задумался он и не заметил, как к нему стал приближаться пёс шелудивый. Да не так, как обычно подходят к человеку голодные собаки, в надежде получить в подарок кость или сухарик.  Этот всё по кругу ходит, зубы щерит, и явно что-то недоброе затевает.
     - Ах ты, мерзкая тварь! Да я тебя сейчас…
     Воин выхватил вострую саблю, взмахнул ею, но собака отскочила, и он успел ей только левое ухо отсечь. Однако метившая впиться в горло князю собака, только слегка оцарапала его клыками. Тут и другие воины подоспели, но чёрная собака, как сквозь землю провалилась.
     Через пару дней все забыли об этом злоключении, но князю с того самого дня плохо спалось. А уснёт – всё собака чёрная снится. Злобно рычит, наброситься хочет. Да если б только это, маленькая царапина гноиться стала. Дальше, хуже. Князь велел домой поворачивать. В светлицу его уже воины на руках внесли. Помаявшись в жару пару деньков, светлый князь покинул этот мир.
     О том, как матушка убивалась по сыну, как плакала молодая вдова на могиле мужа, тут и рассказывать не за чем. Горе людское словами не обскажешь.  И всё же надо его пересилить и дальше жить, доделывать то, что князь не успел доделать.
     Вот, год, другой минул. Занемогла свекровь. Не так старость силы отняла, как тяжёлая утрата сердечко надорвала. Почуяла смертушку старушка, подозвала к себе невестушку, велела ей наклониться и в самое ухо стала ей говорить.
     - Теперь на твои руки оставляю Богом данную землю, а на ней люд простой. Не обижай людей, себя блюди, сынов на ноги поднимай. А совсем худо станет, накинь на плечи тот платок, в котором я по большим праздникам в церковь хожу, и отправляйся в горы. Ангелу Хранителю молись! Он тебя приведёт к тому месту, где вход в пещеру, издали с сердцем человеческим сходство имеет. С великой осторожностью иди, под ноги гляди. То не простая пещера. В ней, глубоко под землёй, от лютых холодов гады шипучие прячутся. Тебе в неё входить не нужно. Подойди так, чтоб тебя с пещеры видно было, стань на колени и жди. Выйдет древний мудрец. Ему всё, без утайки и расскажи. Мудрец советом тебя одарит. Но, ежели распутством своим княжество до беды доведёшь, прочь прогонит. Тогда – беда… Гляди же, не впускай в сердце своё отчаяние. Оставайся с Богом. А мне пора…
     Осталась одна-одинёшенька молодая княгиня. Что ни день – новые одолевают заботы. А тут ещё стали люди жаловаться ей на болезнь невиданную, до сего дня не слыханную. Дескать, людей косит и страшный урожай собирает. Особенно детушек малых не щадит. Много повидавшие знахари только руками разводят. Никакими травами, никакими заговорами не могут беде помочь.
     Как не берегла княгиня сынов своих, но смертушка всё же вырвала из её рук старшего сына. Похоронила его княгиня и, прямо с кладбища, в скорбном платке своей свекрови, в горы пошла. Долго шла, спотыкалась от усталости и на валившегося горя, а того больше от бессилия. Когда идти стало невмочь, на коленях поползла. И так изнемогла, что не заметила, как впала в беспамятство. Сколько пребывала между жизнью и смертью, никто про это не ведает. Только очнулась она от шелеста. То ли листва шелестит, то ли старик беззубым ртом говорит.
     - Собери силы свои, открой глазоньки. Слушай и запоминай слова мои.
     Княгиня с трудом разлепила веки. Видит, перед нею стоит согбенный старик. На нём рубаха – белей белого. А в руке – посох не посох, живая волшебная ветвь. На нём листы растут, яблоки зреют, и всё в короткий срок. А на самом верху – три колоска: ржаной, пшеничный и ячменный. Зёрна осыпаются, но до земли не долетают. Ветер подхватывает и уносит.
     «Вот бы мне, хоть единое зёрнышко! Я б его в поле посеяла. Оголодал мой народ, ослаб от горя и болезни…» - подумала княгиня, но от великой слабости и слова вымолвить не смогла.
     - Знаю я горе твоё, мать народа своего. В селениях твоих люди мрут от болезни до селе не ведомой. Вернёшься домой, вели камнями забить человека нищего, непотребного, в лохмотья одетого. Лицо его с козьей бородкой и колючими глазками, точно как у разъярённой кошки. А то, что от него останется, предайте огню. Иди же.
     «Как же я дойду?..» - подумала несчастная княгиня, и глаза от усталости сами закрылись. В тот же миг она оказалась у ворот своего замка. Заметили её люди, обступили. Она им в точности и передала слова мудреца. В тот же день разнеслась молва во все стороны великого княжества. Отыскали таки люди злобного нищего. Камнями выместили на нём свою боль. Забили до смерти проклятого. А когда камни разгребли, удивились. На земле лежала собака с отсечённым левым ухом. Кровь с её пасти текла чёрная, дурно пахнущая. Целую ночь над телом той собаки жгли костёр. А как все угольки перегорели, поднялся ветер и унёс пепел неведомо куда. Потом с утра до вечера дождь лил. Омыл землю. Всё живое в рос пошло. Даже засыхающие деревья зацвели.
     Княгиня достала свой платочек, видит – уголочек на узелок завязанный.  Развязала его, а там ржаное зёрнышко.
     Ранним утром, взяла она на руки своего маленького сына и отправилась в поле чистое. Вырыла ямку и, как только  солнышко выглянуло из-за края земли, велела сыну бросить в ямку зёрнышко. Вот, с той самой минуты всё в том княжестве налаживаться стало. Те, кто болел – выздоровели. Стали поле пахать, дома строить, детей рожать. Добрые люди княгинюшку свою добрым словом поминали, всячески ей помогали, а она, за свою покойную свекровь свечку поставила. А всем молодым людям повелела от родителей своих мудрость перенимать, ибо старый человек дурное не присоветует.

                4 февраля 2010 года.


Рецензии