Ведьмина гора

 Приказ войскам Юго-Восточного фронта № 213 от 03.11.1919 г. Саратов.
 
(На фото свастика красноармейцев)

Приложение к приказу войскам Юго-Восточного фронта с. г. №213
Описание
Ромб размером 15 х 11 сантиметров из красного сукна. В верхнем углу пятиконечная звезда, в центре — венок, в середине которого "люнгтн" с надписью "Р. С. Ф. С. Р.". Диаметр звезды — 15 мм, венка 6 см, размер "люнгтн" — 27 мм, буква — 6 мм.
Знак для командного и административного состава вышит золотом и серебром и для красноармейцев трафаретный.
Звезда, "люнгтн" и лента венка вышиты золотом (для красноармейцев — желтой краской), самый венок и надпись — серебром (для красноармейцев — белой краской).

Подробнее: на "Википедии" и  http://www.kommersant.ru/doc/17338




"В ту туманную, лунную ночь,
  Злой и страшный, как огненный пращ...
  Завернув душу в кожаный плащ,
  Я бежал, что бы сердцу помочь!"
       Из письма А. Мордашёву.               

               


1 глава. ГОН .



   Они бежали ... Стая собак, приняла бы всё это, за гон. Стая волков, решила бы - обложили флажками. Невысокий крепыш, в чёрном коммуфляже, резко развернулся  к здоровенному детине, но прокричал для всех: - ПАХАН, БЕЙ ПЕРВЫМ! ЧУРКИ ТЕБЯ УВИДЯТ, ОБДРИЩУТСЯ! - Толпа, вытолкнула новобранца скинхеда вперёд.

- Не сцы, Паша, Русские  круче всех!

Треснул воздух, волна бойцов упала как цунами: стеклянные палатки, лопались мыльными пузырями, прохожие и «курчавые» гости столицы, нервной тараканьей трусцой метнулись в метро. В самом пекле побоища, моложавая бабуля с двумя абсолютно новыми кастрюлями,  гыгыкала:
       
- Я, Маскхву посля войны адстроила, шо, для етих тварёв чарнажопых? Бейте, хлапцы, атродья чурекская! - размахнувшись, в экстазе задела кастрюлей, чернокоммуфляжного  борца за нацию. " Хлапец ", так саданул пенсионерке - скинхедке, что очухалась она, только в подземном переходе, и  тогда поняла, какой головокружительный бобслей, исполнила на своих кастрюлях.

  - Во, тварюги хвашисткия! Пошто, мьрязь, защитняце  Маскхвы тавар абхкарябили, людёв нявинных забижають? Во, Путин Валодька  вас всех угомонить в сартире! Усё прехзяденту отпишу!!!

    В толпе, выныривающих из метро горожан, спешил домой профессор, биохимик Семён Исаакович, мечтающий создать анти шоковый препарат, моментального действия. Его изощрённый ум, продолжал решать формулы и уравнения. Люди, лавой огибали машущую кастрюлями бабушку, антифашистку. Профессора, тонущего в своих вычислениях, вынесло прямо на бабушкин-«Абхкарябанный тавар». Рухнув, вместе с металлической товаркой на мраморный пол, Семён  Исаакович прозрел!  «Чудодейственное зелье», яркой формулой, высветилось у него в голове.

- Это, спасёт миллионы!!! - вскакивая, прокричал он, уже успевшей возненавидеть его бобслеистке. - Простите великодушно, давайте я, вам, помогу.
С улицы донеслись звуки далёкой сирены, в переход ворвалась бритоголовая молодёжь. Невысокий крепыш, подлетел к старушке.
- Чё за проблемы... Мать!?
  Путистка, криво улыбнувшись, скосившись в сторону учёного, прошипела:

- Да, вот, падла  жидовская, товар искхарябал. миллионами хвалився, Сталина отравили - Молчали бы, чаво кохзыряять. Убить мало «пархатого»! Всю страну распрохдали!
- Русские, не продаются! Ну, чё старый, хочешь возместить ущерб? - крепыш двинул плечом. Чёрное кольцо сжалось, из старого дерматинового дипломата, полетели пробирки, смешиваясь с темно - красным, синяя вакцина, становилась загадочным лиловым, так и не успевшим никого спасти - лекарством.

   Плыли красные облака. Зло, гудели моторы громадных  бомбардировщиков, помахивая свастиками на крыльях. "Война! Неужели... Война?"
Гул нарастал, меняя диапазон и тональность. Паша вскочил сонно, посмотрел на телефон, гудящий мелодию, мигающий разноцветными огоньками... в полусне поднял трубку и сразу же, вспомнил вчерашний погром .

- Куда мотать, у меня нет дачи ? Ты чё, Короткий, я здесь не при делах ... Какая ментура?
Да я этого профессора в глаза не видел. Да мы наверху колбасили чёрных. Не будут разбираться?
  Ты же прогонял, менты за нас. Старуха правозащитника, свидетель, в суде от еврейской  диаспоры?
Ну и где спрятаться? Знаешь, у меня родаки есть, в одной глухомани - поездом долго, на моторе пять шесть часов. Да ты чего? Днём с огнём - ищи свищи. Там своих переловить не могут ... Ты, меня за лоха не держишь, точно я в списках? Вроде, вступил недавно...



2 глава.  В ЯМУ.


 
  "Джип", напористо прижимал мелкие, отечественные машинки к обочине,  обгоняя, рвался к лесному, бесконечному горизонту. Короткий, вёл машину агрессивно и нагло:
   - " Фатер " свои колёса зажал, пришлось " мутер " постращать: МОСАД - САМОСАД, еврейской расправой ... Как, спецом по ящику  избитых айзиков  показали, - якобы нас всех найдут, засудят ... Тут же, джип дала, тут - же!

Смотри, ГАИ! А, втюхивал про глухомань. Я удивлялся, как у ментов фуряги с затылка не сдувает. Теперь пробило, - чуб тракториста мешает ...
Тормозит ... Бабла хочет срубить, по лёгкому. Дадим соточку, пусть подавится ...
 
- ГУТЕН ТАГ, ГЕР МАЙОР! ... Запрещённого, ничего нет... По местам боевой славы, отцов и дедов ... Экскурс ... Машина  понравилась?...
Мерин, он и в Африке - Мерин... Ха - ха - ха - ...
Слишком сытая ... Ха - ха - ха - ...
В Москве, все такие ... У ментов ещё покруче ...
Все жить хотят ... Да-да ... И,  вам тоже, спасибо! ...

Это же надо? Смотри, денег взял, сразу, как брат родной. Пахан,  далеко ещё до " фатер лянда "? Кстати, у тебя чё, там за родня, близкая или так себе?

   - А, то! Мама от туда родом, дед там похоронен, прадед там погиб, когда с фаш..., с немцами, сражался. Вот, смотри, сейчас мост будет. Здесь, его танк подбили, он в реку свалился.
 
  -  Да,  у немцев всё классное было: и форма, и оружие, и идеи ... Если бы не зима и америкашки ...
Ты, Паш, не переживай. Твоего ГРОСФАТЕРА коммуняки одурманили, вот он и полез за зря ...
Тогда никто не знал, что коммунистов евреи придумали, декабристов - французские жидомасоны вывели: они от испанского короля к Робеспьеру во Францию смылись.
А когда мы наполеоновскую шайку моченули Александр их к нам и приволок. Я уже не говорю про революцию и Ельцина.
 
   - Короткий, а ты уверен, что сам русский, у тебя то же волосы не светлые? Я думаю, если покопаться в генах, у каждого можно найти кое - что, даже у испанского короля, да и у самого Гитлера.
 
   - Дело не в генах, а в способе мышления. Они, живут за счёт других, - всё поделили, стали нефтяниками и банкирами, устроили приватизацию, захватили заводы ... Они, что, когда – ни будь этим владели?

Почему, им достались самые доходные места? Они, что, больше  всех работали? Почему, не досталось другим? Чем, ты и твои родители хуже? Они, если что, в Израиль смоются, а нам куда бежать? Нас, наши правители обманули и бросили ... Где, русские  нужны?

Страна, как проститутка, в дешёвом борделе корчится, народ от безысходности  спился и проворовался. За, это твои предки погибли? Такую жизнь, они мечтали построить, воюя под  Троцко - ленинскими, еврейскими комиссарами.

Европейцы, не дураки, они сразу - "КАПИТУЛЛИРЕН ". Смотри,  как  живут, и у нас всё на халяву покупают.

   - Ты вроде тоже, неплохо живёшь.… Тот же евроремонт, три раза в год за границей отдыхаешь, зелёные водятся, а не работаешь, одет цивильно, все фирменное. Откуда? Ты же вроде не еврей и не европеец? Короткий, ну признайся ...

   - Занудил, шутник...
Я ему идеи движения толкаю, а он мне про частности. Знаешь, Павлуша, наша организация не любит сомневающихся: сегодня ты в жидовское ИГО не веришь, завтра чурок начнешь жалеть.
               

-Короткий, кончай базар! Ты, же знаешь, я чёрных не буду щадить. Они, брату в Чечне ножом ... Ну, в общем, ты в ... курсе...по телевизору, день и ночь крутили ...

Смотри, красота какая, какие места ... Вот, за это и стоило воевать!

               
    Воздух, прозрачный до синевы, слепил тёплыми июльскими  лучами. Изумрудный сосновый лес, наползая тенями на дорогу, растворял прохладцей  перегретый под солнцем  асфальт.
Спуски и подъёмы раскрывали, казалось, бесконечные поля, пахнущие медуницей и ромашками; птицы подныривали вдоль дороги  маленькими самолётиками; стайки бабочек - капустниц белыми цветами порхали над травой.

Дорога пошла вверх, круто приняла вправо и вынырнула над колоссальным воронкообразным ландшафтом, внутри которого, виднелся город.
               
- Если здесь остановиться и крикнуть, услышим тройное эхо. Кстати,  никто так и не узнал из-за чего такой эффект. Одним словом - какая- то аномалия. Говорят «Ведьмина гора».

Вечерком с девчонками приедем, покричим. Слышь, Короткий! Ты что кричать  будешь -  бей жидов..?



3 Глава  "Игде - Я" ?



 
 
       "Джип" нырнул, как ужаленный трутень в улей небольшого городка. Короткий, сигналил на шмыгающих через дорогу зачухонных горожан и приговаривал :

- Смотри вот "они» - твои разговорчики про справедливость, вот посмотри хотя бы на этого Кента, да у него даже трусов не осталось в штанах спит. Споили суки народ до конца, а сами в золотые унитазы срут!

Здесь, что все такие, ну дырища, теперь верю не "разводил" Павлуша... десь, не только нас не найдут, здесь все себя потеряли! Неужели так по всей стране? Мраки, хоть один продвинутый или трезвый найдется? Смотри бюсты, это коммунистам наваяли. Смотри, смотри  Ленин к ним лицом повёрнут, а чё памятники к памятникам!!! - ПППОЕХАЛЛИ! Посмотрим! ЛЛЮБЛЛЮ, я эти заморохи!!!...

  "Джип",  на московский манер заскочил на тротуар и покатил по аллее. Павел, ещё не привыкший к таким крутым действиям бритоголовых собратьев прохрипел:

  - Короткий, ты в своём уме, это же аллея ГЕРОЕВ!!!... Может, выйдем...Ну ТОРМОЗИ ...тормози... слышь!!!...
   
  -Да... тормози!? - АЛЛЕЯ говоришь, а это что, опять синагога?.. Или я сплю... это ещё, что за еврейские проделки?
 
Машина подъехала к четырём беломраморным колонам с перекладиной наверху. На всех плитах золотом поблёскивали фамилии партизан и расстрелянных немцами евреев.

-ТАК -ТАК- ТАК-ТАК -выскакивая из машины взвыл Короткий - Цыля... Изя... Моисей... Хая... Либенсон... Шнейдер... Гольдман... Исаак... Фима... Ты смотри, Жертвы Фашизма - А!!!А, где наши жертвы  Русские, - прописанны? У нас, что одни неизвестные солдаты?! Почему их жертвы сюда к Героям пристроили, поближе к вечному газовому огню? Им, что от этого теплее?

   Ну, чё молчишь правнучек погибшего Героя?.. Что? Дошло до тебя, что Русских даже и в гробу в жопу загоняют?... Да думал здесь отдохну Павлик - так нет, еврюки, везде свой порядок навели...

   Да, если наши жертвы,  - написать на каменьях, всех Кавказских гор не хватит!!!...

Ладно, не кисни, про брата вспомнил… его имя, точно никогда не напишут, тем более здесь... Но мы, всё исправим, поехали к родне...

    Короткий оглянулся, вокруг уже успела собраться толпа свободных и нищих граждан России. Они смотрели поблекшими, измученными глазами, на громадную иностранную машину, горящую чёрным лаком у потухшего вечного огня. Самые смелые прислонились к колоннам покуривая и поплёвывая на асфальт.               
               
  - Что народ? - тихо и странно прошипел Короткий - Безмолвствуешь?...
А Россию, топят, жгут и обворовывают!...В Вас убили гордость и достоинство...
Все кому не лень, приватизировали созданное и построенное Вами!!!
Кучка, наглых и жадных евреев правит Россией!!! Пользуется тем, что создавали, Наши отцы и деды...
       Оратор, вскочил на подножку Мерседеса - Гелентвагена, как Ленин на бронепоезд, посмотрел на Павла, продолжил.
  - Прадеды и братья умирали и умирают ни за что! А Диктаторы от демократии, купаются в золоте и деньгах!!!

   Услышав про деньги от толпы отделился и подплыл к машине посиневшей - зелёный алконавт.
"Умирающе" посмотрел на молодого "Фюрера», поднял над головой пустую бутылку из под водки и завопил:

  - Нарёд хоча зрэлищу с хлебмам! -  и уже тише  -  Хлапец дай на пузырь, мы щас с рабятами ету яврейскую канхструхцыю в маменты рязберём, на трахтуары-к хатам.

Но, сделка не успела состояться: вдоль дороги просигналив остановился милицейский  Уазик. Два молодых вооружённых автоматами милиционера подошли к Гелентвагену:

   -Здравствуйте рабяты! Из Израилю приехали, прэдков навястить? - Короткий, медленно покрылся красно-синими пятнами под стать алкашу, кстати уже потихоньку ковыряющему чёрным ногтём мраморные прожилки памятника.

  - Как там у вас с арабами, никак не памиретеся? - продолжал милиционер - Да, жарковато в Израилю стало ... Наши явреи зря туды смылися, шо вам здеся не живётся? Ну можа климат крепковато посуровче, зато с нами весялее ... Хы ... хы ...!

Эй Витюха, ты шо монумент колупаешь, хош прикладом по челюсти!? Так, кыш все отсюды, дайтя рабятам поскарбить..! Ладно хлапцы памянайте прэдкав, а мы паехали. - " НАША СЛУЖБА ЗАМАРЫЛА ДО КАНЦА ... ХА..ХА.! В Израилю «наших» встретите, привет перядайтя от Мишина, пущай в гости прикатывають ... Другу детства маяму - Бахрову Сямёну ... Дурачок, чаго укатив на чужбину!?

     Паша молча сел в машину, включил радио. Пел Капзон: "Не думай о секундах свысока! Наступит время...".
Короткий завёл мотор, выключил приёмник, заикаясь спросил:
  - ПППашшуля, у тебя закккурить не найдётся..?  Ннет.. Нну и не стоит начинать ... - сказав, рванул на задней передаче джип, задымились колёса, взмыла к небу испуганная стая воробьёв - ППахан, здесь есть магазин лакокккрасосочных товаров или что - нибудь в этом р - р - роде?
               
       Из магазина " Хозтовары " Короткий вынес два больших пакета с красной и чёрной краской. Бросил в багажник:

- Так - то вот, "Каждому своё" -  " Жить стало лучше, жить стало веселее! ". Краски раскраски, посмотрим в другом цвете на историческое наследие.  Скажи, я, что действительно на еврея похож или мусора прикалывались? Ну, чё молчишь!? Ладно, где твои лесные братья живут?
 

               
4.Глава. "РОДНЯ".


               
       Через громадный деревянный жёлтого цвета забор виднелась крыша добротного дома, на самом острие  восседал с топором в руке интеллигентного вида мужчина. Посмеиваясь в бороду и усы, то ли тёплому солнышку, то ли своему положению всадника крыши, мягко спросил:- Откуда и куда путь держите,  «надежда» России?

   Павел попытался открыть рот, но так и не успел: приятный человек, помахивая топориком, продолжал " вещать " для стоявших  у ворот гостей:

- Вижу путь далёкий, избрали вы детки, да видимо нелёгкий, пыльный и ухабистый,  рассердила вас дороженька? А на что серчать то: веточка в лесу обидится, если снег её надломит? Нет? И вы обиду спрячьте, сердца раскройте, Господь праведный путь и укажет; а пока не укажет - блуждать будете. Ищите детки дорогу, ох ищите!

  Ищите и обрящите... Жалко занят делом, я бы слез, да помог, ан нельзя Господь осерчает, что крыша протекает!

- Паш, у твоей родни, у всех крыша подтекает, или только у этого зодчего!? Ты, его тормозни, я с голоду подыхаю. -  Короткий, двинулся к воротам, не дождавшись Пашенного ответа, дёрнул за створку: -Слышь, чё, " Христосик "? Спустись с небес, открой родне Иерусалим!


 Бородатый плотник, мило улыбнувшись, повеселел от такого сравнения, воспел:

- Чудную, благую весть, слышу с «полей моих». Каждый входящий, брат мой, но не каждый входящий, друг мой. Вы, голуби  летите, везде ждут вас, открыты врата мира для вас! Вам, ли не знать того!
       Не тратьте силушку свою, понапрасну. Сила наша, как водица, прохудится сосуд,  истечёт кровушкой. Дух, ослабнет, воля покинет, как безумный ветер, в поле блуждать станет!
      А врата, здесь ни причём, крыша вот, поважнее. А, так бы я спустился да помог... Почему бы, братьям своим не помочь, коль нужду испытывают?! " Неисповедимы пути Господни " и нет в том вины вашей, что на свет белый народились, да передо мной предстали.
      Врата мои закрыты, зато, сердце распахнуто. Жаль, крыша покоя не даёт, так бы понёс благую весть по миру тленному, в каждую душу, вошла бы идея божья!


  - Короткий, да оставь, оставь ты в покое ворота, поехали, - садясь в машину, позвал Паша - не пустит он нас, " Куркуль " конченный. Здесь, храм недавно расписывали, так он себя Христом нарисовал, а жену и детей своих с родителями, святыми изобразил. Заводи!
      На рынке купим мясо, в лес сгоняем, у лесника Василия шашлык поджарим ... Там, речка рядом, курган, весь город, как на ладони, красота!
- Вот Иуда, за падло, что не в Москве, по ушам мне проехался своей еврейской идеологией, я бы ему показал, как крыши делают!

-Какой же он еврей, он же родня мне, троюродный брат, по матери?

-Сам говорил, в каждом можно, чего нибудь раскопать. Вдруг и в вашем роду, кто нибудь затесался, типа Бориса Абрамовича? Сладко поёт, да жёстко стелет. Топориком, хрясть с крыши, под пение вечных псалмов, там и узнаешь, правду о своём родстве. Ну чё? Шучу я, шучу....
     Сегодня ночью, я так пошучу и повеселюсь, что все бездомные собаки на вой изойдутся! Утром, у всего городишки, крыша потечёт, от моих художеств! Я, им устрою, поминки» наших евреев». Вон рынок, беги за мясом, жрать охота. Боюсь, сам охотится начну.

               
5. Глава "ЖАРЬ ПО ЧЁРНОМУ".
 
               
    Затарившись продуктами, похрустывая  яблоками, поехали к леснику. На выезде из города, обалдели от вида панорамы,  лесных бесконечных ковров. В безумной мерцающей дымке,, сверкал купол церкви, увенчанный крестом.

          Подъезжая к мосту, остановились у танка "Т-34"гордо вздёрнувшего дуло орудия. На облупившемся, бетонном постаменте, грязным суриком, кто-то намалевал. - "Ни..то не ..абы..  ни что,....забыто!  1941-...945   Вечна..  ..лава."

Подошли поближе, люки танка, козырьками прикрываясь от солнца, из подлобья всматривались в посетителей, - «Вдруг у них пилы по металлу, или молотки? Что бы, отбить, оставшийся кое-где на постаменте, гранит". Но, тёплые руки коснулись брони, застонала сталь, от боли прожитой войны. Превозмогая тяжесть воспоминаний, орудие запело, заманив в себя ветерок, "Броня крепка и танки наши, быстры".


До самой сторожки молчали. Проехав через пролесок, мимо забора из жердин, въехали во двор лесника. Громадный, в два этажа рубленый дом, словно Илья Муромец, возвышался над лесом. По не вытоптанному мху, здоровый кабелина, гонял выскользнувшего из загона кабанчика.

  – Цезарь! - позвал Павел-Ко мне, иди ко мне! - собака развернувшись, на все сто восемьдесят градусов, чуть не рухнув, прыгнула на друга детства. Виляя хвостом, прижимая длинные уши, овчарка попискивая, танцевала вокруг, стараясь лизнуть Пашино лицо.
    Увернутся, было невозможно. Весь обласканный собачьей слюной, смеясь и прыгая будто ребёнок, оттаскивая за щёки собачью морду, он, не заметил, как подошёл дед Василий. Лесник засмеялся, отзывая овчарку:
                -Иди, гоняй хрюшу, совсем гостей замучил, своею любовью! Господи, хотя бы посигналили, машина тихая. Я, то собрался по угодью, за грибами прошвырнуться. Слышу, Цезарь скулит, вот и вернулся.
       Ну, что на отдых прикатили? Родни дома нет, у меня оставайтесь. Баньку протоплю, самогончик - первачок имеется... Куря, зарежу, давайте в дом. Здесь половчее, чем в городе?

  -Че, правда, то, правда! - выдавил Короткий, доставая сумки из багажника, мысленно поедая телят, поросят, курей и все грибы, ещё не собранные дедом Василием. - В городе, ни крыши, ни дома, ни бани, одни памятники.
 
   Русская баня по «чёрному», представляла собой,  рубленную из сосны избу. Внутри, скамьи, вдоль стен, маленькие окна, похожие на амбразуры дзота. В центре, каменная открытая печь с валунами наверху.
 
      В жестяном корыте, холодная вода, возле печи цинкованный бак, горячей. Тесаные брёвна, ослепили чёрным налётом вековой сажи. Дубовые веники, хлестали безжалостно молодую кожу, выколачивая шестисоткилометровую, дорожную усталость.

        Всё, улетучилось- плохое настроение, тревоги, чувство голода, далекие страхи. Всё слетело, вместе с листвой от веников. Покрывшись красными пятнами, обмотавшись полотенцами, выскочили на улицу. Елово-сосновый коктейль, пьянил не хуже самогона. Воздух, волшебным нектаром, затекал в каждую клеточку, щекотал чудесными запахами ноздри. Лесник, хозяйничал у вкопанного в землю стола.

     - Что? Поддали жару басурмане? Теперь, промойте мозги. Ещё по одной первачка, я огурчиков притаранил, шашлык ваш поспел. Хорошая закусь, можно и выпить.
               
 Короткого, никогда в жизни не пившего самогон, опьянили необузданные заводской фильтрацией, спирты. Побелев и разулыбавшись, от непонятного состояния, он сметал со стола пищу, как  московская снегоуборочная машина. Достав малосольных  огурцов, лесник придвинул их к Короткому.

      - Не торопись, ежь спокойнее. Лесная жизнь, спокойствия, размеренности требует, как природа. Дыши, медленно, смотри быстро, двигайся мягко на звериный манер...
       
Лес, суеты не любит, живет своими законами, а законы нужно исполнять. Земля эта, израненная! Раны её, долго заживать будут! Народ здесь шальной, исстрадавшийся! Фашист, его не сломил, а какая силища у немца была,…а то-то?
      
 До сих пор, по лесу идёшь да приглядываешься....То, винтовочка у сосёнки, прислоненная, То, каска рогатая валяется, а то и блиндаж потайной со скелетами… Так-то вот.… Здесь, дивизия «СС» располагалась, фрицы партизан, боялись пуще Сталина.
      Жизнь идёт, всё забывается. Мир изменился... У людей отобрали идеи, цели, веру, как хочешь, так и живи. Вместо своих героев, появились заморские, это получается, мы ни на, что неспособны, что ли? Где же были их герои, когда мы, чуть ли не голыми руками, фрицев давили? Европу очистили... Адольфа, в его тысячелетнем Рейхе, пеплом по ветру пустили.

    Ждали они... Ждали, пока мы русские, грязную работу сделаем! А сейчас, по их фильмам, да книжкам, получается войну, они выиграли?

     Павел засмеялся.
    - Да, это уж точно, «голливудской туфты» посмотришь, мозги раком станут. Скоро, Юрия Гагарина, запишут, в первые американские космонавты.

     Короткий, положив огрызок огурца, посмотрел на Пашу:

    - Кстати, в Интернет,  на файлах была информация о том, что  германия во время войны, уже имела пилотируемые ракеты. Просто, их космонавт сгорел, на подлёте к Нью-Йорку. Получается, что в космос, первыми вышли немцы. А, америкашки и русские... Мы, прибрали к рукам их разработки.

 Дед Василий, обрадовавшись дискуссии, расставил стаканчики, налил ещё по одной, продолжил:

    - Дело не в нациях ребята. Дело в идеях, блуждающих среди этих наций, и в том кто толкает эти идеи. В каждом человеке, заложено,  хоть в чём то, быть выше других.
     Для таланта это, как топливо для ракеты, для серости разной, возможность подняться над толпой. Стать кумиром, вершителем судеб, править и распределять, при этом приворовывать.

 Всю вину, за голод, холод, безработицу, смерть, всегда  можно свалить на придуманного врага народа. А, они и есть самые главные враги, эти «серые вершители». Для них то, как раз нация и не имеет значения, главное, что бы эта нация воплощала их идею.

 Ленин, ради всех угнетённых уничтожал и угнетал. Наполеон, для республики мира и свободы, развязал мировую войну. Гитлер, создавая сверхчеловека, миллионы человек, превратил в пепел. Коммунисты и Сталин, убивали за коммунизм, американцы убивают за демократию...

    Ветерок, зашумев листвой маленьких осин, холодом скользнул, по плечам разгорячённых баней ребят. Короткий поежившись, взял рюмку с самогоном.

  - Мне эта идейная туфта вообще по барабану. Я знаю, выживает сильный, слюнявые давно, по помойкам якшаются. Мы, должны взять ту общественную формулу, которая принесёт, реальные перемены для наших, чужие пусть сами решают, чё им ловоче. Америкашки, вообще полный отпад. Их, все ненавидят, но терпят. Почему?.. Да, потому, что гнут своё и всё им до балды. Но, вот когда, золотой кайф  сверх бабла обломается, посмотрим! - Куда, их "национальная идея" или "национальные интересы",  завёрнутые в полосато -  звёздный матрац - выплывут? Найдётся ли, новая Америка? Или новый Колумб? А, Адольф Гитлер, сам никого в пепел не превращал. Своих, в отличии от коммунистов, в ГУЛАГах не расстреливал. С Россией стал воевать ,что бы избавить её, от еврейских Комисаров. Потом и ваш Сталин, понял, откуда ноги растут. Да поздно, они его успели отравить.  Сейчас их внуки, банкиры, газовики - нефтяники, кличку себе присобачили, "новИе рРрусскиЕ".

Дед Василий замер с не выпитой рюмкой самогона.

   -Ребята, вы, чем там в Москве занимаетесь? Павел, твои мозги тоже свастикой перекрутило? Да, твой дед, мальчишкой, в партизанах, первым героем был.

 Эсэсовцы, поймали, штыками прокололи суставы-стопы, на шею письмо привязали с гранатой, заставили голым в тридцатиградусный мороз, к своим идти.

 А, прадед танкист, вон на горе, танк его красуется. Один, рванул спасать местных евреев, когда гестаповцы к реке расстреливать их повели… подбили… погиб... но многие убежали…спас, значит!

      Больные души у вас, ребятки... Занять их вам нечем, вот и цепляете чуму эту, коричневую... Эх время, время, что же ты с нашими детьми творишь?..

   Сумерки, нежной ультрамариновой дымкой, замерцали над верхушками сосен. Сквозь лёгкие перистые облака, загадочной улыбкой, светилась луна. Паша, вздохнув, залпом выпил.

   - Хотел бы я, там оказаться, там, в том времени...

   - Я, тоже не прочь... - усмехнувшись, Короткий напевая, побрёл к бане.
               
   - Идите, идите поддайте духу, души и отойдут.

 Василий, посмотрел на мерцающее звёздами небо. Над курганом, плыл жёлтый шар, словно скат в глубинах океана.- Да, хорош первачок, перебрал маненько или недобрал? - Шар, завис над домом, словно волшебный фонарь. Лесник, выпил ещё рюмку, шар медленно поплыл обратно за курган и исчез.- Ну, вот точно, недопить хуже, чем перепить! - Засмеялся он, и стал прибирать со стола. - А то, разлетались тут, всякие... Туда-сюда, туда-сюда.


                6.Глава. "КРЕСТИНА". 


      
          Второй заход в баню, отрезвил ребят и вернул силы. Переодевшись во всё чистое, рванули в город, на местных посмотреть и себя показать.
 Подкатили, к одному из  многочисленных баров, больше похожих на пивнушки для скота. Короткий, поставил машину, прямо у входа.

  - Ну,  Пахан, веди, посмотрим, на «Великую русскую молодёжь». Чем, здесь травят, демократическое будущее России? - Мерседес, крякнул сигнализацией, хозяин поправил на чёрных джинсах, ремень с фашистской пряжкой.  Бодро взбежал по ступенькам бара, под ласковым  названием - «Кристина».

Павел, возвышался над кружившими в центре вакханалии, исполнительницами «сельского стриптиза». Дым, застилал всё пространство пивнушки. За ближайшим столиком, пятнадцати-тринадцати летние девочки, запивали водку пивом.
 
     Мимо остолбеневшего Короткого, пролетел  зблёвывая и рыгая на ходу, белый от перепоя  паренёк. Протаранив дверь, он приземлился на ступеньках Кристины.

 Расталкивая пьяных, как двухметровый медведь сухой валежник, Павел, подошёл к стойке бара. Витрина, ломилась, от водочного пойла с разными этикетками, названия, поражали воображение:

 - «Партизанская», «Брянская партизанская», «Партизанский привал», «Партизанский родник» и Т.Д и Т.Д и Т….

    -У вас, чё водку партизаны производят? - спросил Короткий уставшую от каждодневного вдыхания перегара барменшу.

   - Пачаму жа? - Хмуро улыбнувшись, ответила барменша, с деревенским прононсом. - Дилектар, сам не дурак, привозить, як панадобится. Вам, ехать в лес не прядётся, у нас не кончится никогда. Тем боляя, День Победы над хвашистом! Сами кумекайтя, запас должён быть? Шо, пить будетя, хлопчаки?


     Пить, не стали. Заказали чаю, присели в уголке. Гремела музыка, разговаривать было невозможно. Попивая чай, ребята посмеивались, над пьяным беспределом гуляющей молодёжи. 

    Принявшая не менее пол-литра, юная особа, активно избивала своего «бой-френда» курино - страусиной ногой. Два, невероятно толстых, обрюзгших «джентльмена», признавались друг другу в вечной любви и дружбе.

    Окончательно упившись, рухнул под стол молодой парень. Падая, он «уронил» скамью  «Аля Русь», с почти "трезвыми" девчушками. Вылетев в середину зала, под ноги «активных стриптизёрш», "девчушки" сильно обиделись.  Почему-то, именно на « стриптизерш», а не на пьяного паренька. К восхищению, скучающей по углам публики, короткая словесная перепалка, переросла в «красивый» тайский бокс.

    «Стриптизёрши», намного проигрывающие в весе «девчушкам», окончательно обнажившись, махали длинными ногами, не хуже балерин «Большого театра». Толпа встала, стала было делать ставки, но к всеобщему разочарованию, два появившихся милиционера, растащили «боксёров» по разным углам.
         На прощание  «девчушка» супер тяжёлого веса,  все-таки успела  «хукануть» одной «стриптизёрше»!  Та, перелетев через весь зал, оказалась на столе, у приезжих гостей.

Ребята, помогли худенькой девушке подняться, вывели на улицу. Достав из машины аптечку, прижгли йодом и заклеили пластырем, рассеченную бровь.

     Подошел один из милиционеров. Им, оказался друг, эмигрировавшего в Израиль Бахрова, сержант Мишин.

   - Гляжу знакомыя всё лица!... Гаварил вам рабяты, шо у нас здеся, весялея!
 Ну, чаго Светка, мало табе вчарашняга ? Шо у вас, «башни» поснасило, ти што?

Можа тябя в бальницу сдать, на лячення?.... Больша в «Кристину», не пущу!Дуй до хаты, иначе матке тваей, всё далажу! Шо значит, баишся адна итить?...А як, раньша хадила? ...Братик провожал... Ну, сейчас яго, в тюряге выгуливають, допроважався. Работать не хватала время!
    
    -За чё работать - то, за гроши? Чё, ты к ней привязался? У тебя чё других дел нет, или чё? - вступился за Свету Короткий, переживший шок. - Может она, в чём - то и виновата, но главных виновников, не в этом городе надо искать!

     Сержант Мишин, умудрённый  милицейской философией, отреагировал на редкость рассудительно и беззлобно.

   - Ну, раз вы такия вумняки, тагды и тараньте яе дамой! Шо едитя?.. Ну, тогда и я с вами. Штоб, всё честь по чести, як у вас там в Израилю. Садись, Светка! Да, ета машина, так машина, во машина, не наш «Уазик»! Во, немцы паскуды,  умеють же делать! Всё як у людёв, усё!

    - Пппашуля, ПоппПроси его, п п пусть п п помолчит, пп пусть луч ч чше дд дороггу пп подддскажет!  «Сссусанин» сссамоучка! - Опять со злости,  начал заикаться Короткий.

    - Я, Мишин, завуть Вовкой, как Путина! Рябяты в отделе, медведём кличут, как партию нашу. А ты, хлопчик "бедный", смотрю заика?...

Госпади, тады тармази!...Да, тармази жа!!!Выходи, быстрея...Этаж, «Ведьмина гора»! Чуть, не проскачили. Здеся, трайноя эха!Поарёшь и усё, як рукой снимя. Ари, и желания загадай. Дружок твой, тож нихай пакрячить! У вас там свято, в  Израилю, да больно многа желающих исцелится. А ,сдеся просторы, свобода, красота и эхо ей богу красота! КРАСОТА!!! КРАСОТА!!! КРАСОТА!!! АСОТА!!! СОТА!!! ОТА!!! ТА-ТА!!! ТА-ТА!!! ТА-ТА!!! ТА!!! ТА!!! ТА! А! А! А! а! а! а!

     …Все, замерли... Внимательно вглядываясь, в красивое, покрытое звёздами небо, увенчанное, яркой лунной. Словно, хотели увидеть, «ей богу», увидеть слова, превратившиеся в тройную красоту.

       Красоту, парящую над бездонным пространством, сонного города, где- то, там внизу мигающего одинокими фонарями. Красоту, пролетающую над беснующимися в барах, парнями и девчатами.

       Пролетающую, над спящими в своих кроватках детьми, и их, уставшими за день родителями. Может быть, она, Красота, своей звуковой волной, сделает их жизнь лучше, добрее и по настоящему веселей.

        Эхо, покружив в небесах, затихло, в четырёх стоящих на «Ведьминой горе» душах, непроизвольно, загадывающих свои желания. Самое прекрасное в человеке желания! Можно сказать, двигатель прогресса... Самое страшное в человеке, желания...
        Свершение всех человеческих желаний, разорвёт нашу несчастную планетку и испепелит её, миллионы раз. Лишь, одинокая, никому не нужная луна, будет лить свой холодный свет, на пыль наших желаний.

   Внезапно, луна отделилась от звёздных небес и поплыла, по направлению к пёстрой компании. Все, изумились настолько, что никто не успел испугаться. Невероятность увиденного, пригвоздила к месту.
    
   Жёлтый шар, разделился на четыре себе подобных, из каждого клонированного шара, вынырнув, вспыхнули и поплыли в сторону к стоящим в оцепенении, светящиеся неоном диски света.
   Подплыв к людям, световые диски, зависли у них над головами. Всё вокруг заискрилось, перед глазами мелькали феерические тени, зазнобило от внезапного, пахнущего эфиром холода.

  - Смотрите, «ОНИ» УЖЕ УЛЕТАЮТ, «ОНИ» нас, помыли, что ли, или постирали? - затараторила первой Светлана.
               
  -ГОСПАДИ, ЯЖА ЗАГАДАВ! УВИДЕТЬ… «ЕТИХ»...
  Й ИНА ПЛАНЕТЯНОВ!  ВО!ЕТА, ЖА НАДА…А…ВО ЧУМА! НУ, В АТДЕЛЕ, РАБЯТАМ РАССКАЖУ, ОЙ ЧУМААаа!!! - Мишин сел на асфальт.

  -Чё, кайф словил, желание сбылось, смотри на радостях, крышу сорвет? В ментовке твоей не поверят, скажут, гонишь, жахнул бы в них с автомата,  охотничьему трофею, сразу вера...ха..ха..- Весело подтрунивал, над сержантом Короткий.

  -ТЕБЯ «коротким», ЗА, ШТО КЛИЧУТ,-ЗА МАЗГИ? Да, этаж, НАШИ  БРАТЕЛЬНИКИ, ПА РАЗУМУ, Я ШО, ПАПУАС, ШОБ, на ЙИХ, охоту открывать? - Удивился страж порядка.

  -Правильно фишку поставил, молодец сержант, буксуй, не буксуй ты прав, охота ёщё не началась. Пахан тебе чё тоже поплохело, может «ОНИ» нам всем «мазги» ковырнули? Ну, чё молчишь, не пугай «братьёв» по разуму? - Потянул Пашу, за рукав Короткий.

  -Странно, у меня появилось ощущение, что всё изменилось, даже воздух по-другому пахнет. - Павел, прошёл по дороге немного вперёд. - Чувствуете, какой то неприятный запах появился?

  -Фонари погасли, в городе, по праздникам никогда фонари не гасят. - Света, глубоко вдохнула, как будто собралась нырнуть.
 
  -Фу, действительно воняет чем- то неприятным. -Подтвердил, Павел.
 
  -Демократы, обосрались по всей стране, вот Чубайс им свет и обрубил, что б их не видно было на девятое мая! - «День победы порохом пропах»! - Напевая Короткий пошёл к машине.

  -ПАМАГЛО! ЕЙ БОГУ ПАМАГЛО!!! Да меня дурня, щас и  толька даехала!  - Гукнул Мишин.

  -Ну, чё тебе «тама, ПАМАГЛО», тебе уже ничего не поможет... Миллл иционерушка «какой уродился, таков и получился», миллиционерчик .- Взвился Короткий.

  -Да, тябе жидёнок ПАМАГЛО! ДУРЕНЬ ты Ж, ЗАИКАВСЯ! Не в Израиле памагло, а ЗДЕСЯ У НАС!ЧУДА, ТАК ЧУДА, во ЧУДА! Рабятам в отделе расскажу, яй богу не поверять! ВО ЧУДА!

  -ТЫ, ты, ты, ты…с, С, с, С, с чего В, в, Взял, чттто я, ЕЕеврей!? Пппадла лягггавая!? - Словно поражённый стоп кадром, запыкал Короткий, и как не странно, стал вторить сержант.

  -Ннне пп паняв,Тттты шо а, а,аскарбив М, м, М, мення ПП при, и, исПпП испалнненниИ?

   Мишин и Короткий сошлись, как Челубей с Пересветом на Куликовом поле. Павел, втиснулся между ними, растолкнул в разные стороны
  -Да, хватит вам! Поехали, а то сейчас обоих, от заикания пролечу!

  -Ну! Ну! Ну,- Не унимался Мишин.- Я, при испалнении! А, ён што пазваляя! Са мною, такия хвокусы не прайдуть, тож мне К А П...ХЕР...Ф И Л Д!   

  -Ещё раз, назовешь меня евреем, пожалеешь, понял, «исполнитель воли народа»? День победы! Порохом пропах...- Короткий двинулся к машине.

  -Во я дурилка, точно, порохам, во чем пахня, порохам!- Совершил открытие Мишин.

  -Ребята мне страшно! - девушка, прижалась к Павлу, её дрожь в теле, передалась и ему. - Там, что - то движется… в лесу, видите, поехали отсюда. Вдруг, «ОНИ» нас заберут… для своих опытов, поехали ребята поскорее…ой, мамочки боюсь уже!

Внезапный страх Светы, овладел всеми. Позабыв о соре, запрыгнули в машину, помчались в поселок.

  -А я б, всё жа глянув шо тама ползая, среди сасён.-Пробурчал, терзая "Калашникова" сержант.

  -Ну, ну... «Место встречи, изменить нельзя». А, встреча на разделочном столе, у марсиан. За дорогой следи, «Сусанин», где твоя деревня, где твой дом родной?- Продолжал петь Короткий.

  -Сам кумекую, можа мы праскачили, указателя не было. Вон паварот, на лева давай крути. Во грязища ё маё, здесь жа асфальт быв ей богу, Светка скажи.

  -Посёлок то где, его, что тоже инопланетяне смыли. Лес деревья на месте, мамочка, там же и братья мои маленькие. Господи да здесь вообще ничего нет.- Потихоньку, стала завывать Света.
  -Ну, хватя разнылася. Хлапцы, телефон дайте, я в атдел звякну. Айлё…айлё…по-английски чевота…Америка …иль Израиль…яж по нямецки, трошки…во, «линия не может быть установлена»…   
  - Короткий, давай обратно в город, чё то здесь за аномалия? Света, не плач найдутся твои братья.- Подытожил Павел,и выглянул в окно. Недавно блестевший, как пасхальное яичко гелентваген по уши грязный мчался к городу. Вдруг началась песчаная дорога, проехали несколько километров, пошла булыжная мостовая. Показался мост, но он, почему- то стал деревянным.
               
               
               
7. Глава. КИНО - ДОМИНО.

               
   - Где моё што! Ты гляди на йих, зачем йим мост то, у йих шо бетону нема? С дароги асвальт злямзили. А, ета шо, за транспартныя средства? - Оперативно отреагировал на обстановку милиционер.

  -Сам виноват, кто загадал «йинопланетянов убачить»? Чё теперь ныть? Ух, ты это же немецкие тигры, у вас чё кино снимают?

     В сумерках от реки поднимался предрассветный туман. Вокруг танков и бронемашин копошились люди.
- Смотри-ка ты, и форма  на актерах. Молодцы наши хоть и не Голливуд, а денег не пожалели, всё как настоящее. Пахан, смотри, я же говорил, что у немцев всё классно было, если бы не.…Тормозят? Ну, приколы, ты смотри патруль «СС» - «КПСС»
 Короткий решил поразить актёров свободным владением немецкого языка:
 -…Гутен морген…Ха..ха…поздравляю, у вас прекрасные костюмы…Я и мои друзья, заблудились, что довольно просто, в этой брянской глухомани…Ха..ха..ха... Да ещё дороги и туман...да- да, дороги страшнее, чем партизаны…
Машина последней модели…
Да- да, конечно повышенной проходимости - «Сделано в Германии»
Мерседес, он и в  Африке Геллентваген…ха..ха..ха…
Вам спасибо, будем осторожны…ха..ха..ха... »Хайль Гитлер»!

Короткий рванул с места, демонстрируя, крутую немецкую машину.

– Обалдеть! Вы слышали, вы слышали, как он лобал по-немецки? Что,значит в образ вошли, по немецки шпрехают, как чистые бундес!! Ну, Мосфильм, ну молодцы! Классно, как настоящее всё!

  -Заткнись ты со сваим Масфильмам! Шо это с горадом случилось, где наш атдел, где пятиэтажки? - По своему, оценил кураж Короткого сержант.

  -А может это тоже декорации? - Предположил Павел.

  -Ребята смотрите «Кристина» тоже исчезла!- Практически оплакивала, "хлебное место" Света.

-«Кому Чаго, а мельнику ветяр». Тармазни вон два «актёра» ийдуть, как будто полицаи, пайду парасспрашу. 
Мишин выскочил из машины. В сером мундире, со всеми нашивками «МВД», с автоматом на перевес, в сложившихся декорациях, он мало походил на милиционера. Скорее всего, его можно было принять за бойца, неизвестного немецкого подразделения, даже за того же «Власовца».

-Рабят, не подскажите где щас атдел, а то всё жутко так  перяменилась, не можем найти?
-Новая власть и метёть по-новому. - Хитро прищурившись, просипел рыжий мужик и приподнял винтовку. - «Гэстапа» и «еС-Сэс» в школе, а вам што, вы Хто будете?

-Слышь чё, чё, ререз плечо,не слишком ли вы тут заигрались?- не выходя из машины, крикнул Короткий. - Задали вопрос, отвечай! 

Увидав злого, по военному коротко постриженного, в чёрной рубашке водителя, полицаи вздрогнули. Опустив карабин, рыжий виновато,  рабски улыбаясь, подошёл к машине.

-Извиняйте, так немецкий порядок жа. В карауле опять жа.

-Кто у вас режиссёр? Обалдеть, кайф, как классно отрепетировано всё.
 
-Да-да там и комендатура тож, а курева не найдется, а то шваё пошмали всё?
Угостив полицаев-«актёров» американским Мальборо, поехали к школе, надеясь  выяснить до конца, что же происходит в городе. Серое трехэтажное здание стояло на горе. Вокруг по всему периметру, была обтянута колючая проволока, у ворот несколько дзотов и мешки с песком. Несмотря на ранний час, навстречу вышли два караульных в форме «СС». Из амбразуры ближайшего дзота в сторону Мерседеса повернул дуло крупнокалиберный пулемёт.
 Короткий жаждущий узнать фамилию  режиссёра выпрыгнул из машины, солдаты вздёрнули автоматы, побелев от такого «гостеприимного приёма» он замер на месте.

-Хальт! Аусвайс! Не двигаться буду стрелять! - Лицо высокорослого эсэсовца даже косвенно не походило на киношные образы Мосфильма или Голливуда.
 Второй часовой, стал обходить невиданное чудо немецкой техники с правой стороны. Через чёрную тонировку стёкол  невозможно было рассмотреть, есть ли кто нибудь внутри. Солдат, подойдя к двери, осторожно стал её открывать.

В это же время по обочине дороги,  скрипя всеми деталями, двигалась телега. Тощая лошадка еле тащила громадную скирду сена, наверху управляя, возлежал пьяный мужичёнко.

Поравнявшись с «КПП», он приподнял нечёсаную голову с красным прыщавым носом и кому- то, что- то крикнул.
Два караульных подрубленными деревьями рухнули на землю, в дзоте громыхнула граната. Открывавший дверь немец, поливая стёкла грязно бурой жидкостью, повис на ручке.
Короткого отбросило взрывной волной обратно к машине. Вокруг него, стреляя на ходу, бежали грязные люди, пчёлами  вылетающие из скирды с сеном. Дальние уцелевшие дзоты, злобно завывая, строчили из пулемётов.
 
Бежавший мимо паренёк сначала остановился, как будто наткнулся на не видимое препятствие, потом разрываемый конвульсиями стал падать. Вращаясь от боли, валяясь в пыли, беспомощно перебирая руками, он пытался затолкнуть обратно в живот вывалившиеся внутренности. Зацепившись за машину, привстал, несколько секунд и крупнокалиберные пули, прошив лакированную сталь, разнесли его голову.  Раздались новые взрывы, тут же замолчали дзоты. Подлетели запряженные лошадьми телеги. Новые бойцы ожесточённо врывались в здание Гестапо.

Непрекращающиеся глухие выстрелы  тонули во взрывах гранат. Все заволокло дымом и копотью, загорелось здание. Из бывшей школы вытаскивали полузамученных гестаповцами людей. Короткий придя в себя, пополз к машине, его едва не сташнившего от разбросанных кусков человеческих тел, Павел и Мишин затащили на заднее сиденье.

Сержант сдал  назад, помчался  по улице. Вслед удирающей  машине раздалось несколько выстрелов, одна из пуль влетела в салон, попав в панель над лазерным проигрывателем. Сплюнув, милиционер прибавил газу. По улицам метались перепуганные немцы. В проявившей всё вокруг утренней зорьке, чёрными столбами торчали трубы сгоревших домов.

«Вот те и, кино-домино» повторял сержант, петляя по неузнаваемым улицам, пытаясь выехать за город.

Показался железнодорожный переезд. Из окопа обложенного мешками с песком, торчали оружейные стволы. Мишин по привычке тормознул перед закрытым шлагбаумом. Над мешками показалась «рогатая» каска, переросшая в здорового, облачённого атрибутами фашисткой символики немца. Направив дуло автомата на кабину, осторожно приближаясь, он не без удивления рассматривал весь окровавленный, изрешеченный пулями Гелентваген.

-Будут стрелять, - просипел Павел - и теперь уж точно убьют, они все настоящие. На «Ведьминой горе» я загадал, что бы мы попали в это время.

-Не убьють, щас я с ними трохи «пошпрехаю», и мы отсюдова укатим, в наше время.

Милиционер  вышел из машины. Немец, увидев плохо знакомую форму и оружие, остановился, нацелил свой шмайстер на «странного солдата». Сержант вытянул руки вперёд, показывая, что он не прикасается к автомату. «Аусвайс, ваши документы» без особого доверия попросил немец.

Из за мешков вышел второй автоматчик. Его худое, пожелтевшее лицо, было покрыто мелкими шрамами. По-видимому, более опытный и хитрый он, не приближаясь к машине, держал её на прицеле.

- Я, я. Канешна-канешна… Аусвайс, так аусвайс… Нам вообщам, тут… Нада по заданию спешить… Арбайт вообщам. - Расстёгивая нашивной карман, на ломанном немецком «шпрэхав» Мишин.

-Вы что из карательного отряда «РОА»- «Власовцы», почему передвигаетесь одни без старшего офицера «СС» - Басил рогатый. Ограниченный в пределах школьной программы «языком», Мишин только догадывался, о чём его спрашивают.

 Поэтому, доставая удостоверение сержанта милиции патрульной постовой службы, кивал, произнося невнятно  «Я, я…Натюрлих…Я.Я.».
Еле успев прийти в себя, после бойни возле гестапо, увидев, как желчный фашист стал осторожно подходить к машине, Короткий затрясся. Он перелез через заднее сиденье в багажник джипа. Павел позвал его, он не отозвался.

-Сколько вас человек, кто там ещё в машине? - на ходу передёргивая затвор автомата, спрашивал немец.

Все остальное произошло настолько быстро, что Света и Паша в немом ужасе наблюдавшие за всем происходящим, даже не пригнулись под свистом пуль.

Мишин уже доставший и развернувший свой милицейский «аусвайс», показывая его в вытянутой руке, второй за рукоятку быстро приподнял облегченный «Калашников», стреляя и падая одновременно.
      Расстрелянный в упор, проверяющий документы автоматчик, стал пятиться и рухнул на шлагбаум. Развернувшемуся на выстрел желчному, милиционер выстрелил из под Мерседеса  в ноги. Из-за мешков «гавкнула» винтовка, сержант затих.
               
               Трясущиеся от страха, ребята опустились на пол кабины.

-Его убили!? - Вдруг по «бабски» заголосила Светлана. - Убиильлли…Ой..й..ёй..ёй..  мамочкиии…

-Кого убили, Мишина? -  раздался голос из багажника. - Вот сволочи, ну вы попомните русских! - щёлкнула задняя дверь, тут же засвистели пули.

Вывалившись на мокрую слизистую грязь, Короткий лихорадочно осмотрелся. Возле колеса справа лежал скрюченный, не успевший выстрелить, «опытный» солдат. С левой стороны  торчали ноги, в милицейских штанах.

Передёрнув затвор новенького армейского «АКАЭМА» он подполз к  мёртвому солдату, желчное лицо немца загадочно улыбалось.  Схватив убитого за поясной ремень, прикрывшись им как щитом, потащил его в сторону мешков.

Пули чавкали, разрывая труп. Несколько штук лихорадочно визжа, обрызгали грязью лицо.  Определив, откуда велась стрельба, как только появился винтовочный ствол, выстрелил. Длинная очередь, вспарывая мешок, подняла столб пыли, раздался крик, винтовка, поникнув, вывалилась наружу. Короткий привстал, его резко дёрнули за ноги. Одновременно в воздухе запели пули.
 
- Не дрыкайся, там ящо один! Лежи пастреливай патиху и не выпячивайся, а «Мы пайдём другим путём», паняв ты мяне? Кстати аткудава у тебе, Калаш взявся? Ну ладно…ета я так…патом разбярусь.… «Улыбаясь, то ли своему спасению, то ли  чудом воскресшему, Короткий только кивал.»

-«Капитулирен! Я не вооружён! Я выхожу,  сдаюсь, пожалуйста, не стреляйте!» - крикнули из окопа. Над мешками появилась белая тряпка, после небольшой паузы подняв руки, вверх вышел испуганный немец. Он медленно двигался на продолжающих лежать автоматчиков.
 
-Штейн!- крикнул Мишин, и обратился к Короткому - Скажи яму пускай  покажа ладони, можа у него лимонка.

Солдат остановился, слушая переводчика, внимательно наблюдал за стволами автоматов. На его вспотевшем от страха лице, голубые глаза молили о пощаде.

 - «Найн, найн! Я абсолютно не вооружён, меня заставили! У нас всеобщая мобилизация, я не фашист! Я не хочу умирать!»

Сержант встал, подошёл к солдату, достал наручники, защёлкнул их на руках пленного.
- Тебе «бунда-с» подфартило, вышку в России прикрыли, так та….Можа ты и не хвашист, но у нас по району разгуливать со стволами няльзя. Дажа,  у самого Гитлера изымем. «Гитлер капут»- виновато пробормотал солдат. - Давно «капут», Толька нам ат етага не стала лучше.  Тащи яго в кабину - понадобиться ящё. Паш памаги! Светка ну хватя ныть, живы жа все!



8.Глава . "НАШИ".



   - Вовочка что происходит, за что они в нас стреляли, что мы им сделали?- Светлана обхватила милиционера за грязный мундир.

 Подошёл Павел, отвёл в сторону девушку, стал успокаивать. Короткий собирая оружие, только сейчас заметил, что ранен. Чёрные штаны набухли, прилипая коржом к правой ноге. Он присел на корточки. Кость была не задета, пуля прошла ниже бедра на вылет. Ребята помогли остановить кровь, перебинтовали ногу.

 Решили ехать обратно к «Ведьминой» горе. За руль сел сержант, хорошо знающий объездные пути. Павел вооружился «Шмайстером». Света отказалась даже прикасаться к оружию, ни то, что держать, а тем более стрелять.

Плача и что- то, невнятно бормоча, она, прижималась к Павлу. Машина, несмотря на все пробоины резво преодолевала лесные песчаные ухабы. Через полчаса подъехали к деревянному мосту. Остановились в нескольких километрах, Павел и Мишин отправились в разведку. Быстро вернулись обратно. На серых лицах, поселился страх.

Паша позвал Короткого, вместе они вытащили пленного из Мерседеса. Сержант стоял поодаль, поглядывая по сторонам.
   
-Потащим яго с собой, ты тож пайдешь, переводить нада жа каму та. Нага балить?

-Да чё нога, у вас как? Вы чё там увидали?

-Сам пабачишь, ни чаго не панять. Техники панагнали, шо та ж кумекают делать, а нам как проехать? Светка сиди, тиха, мы скора.

Дойдя до моста, залегли на краю обрыва над рекой. Спрятались под ивой в кустарнике. Всё действо было видно, как на ладони. Подъезды к мосту немцы прикрыли «Тиграми», мимо круглых бетонных дзотов гуськом тянулись бронемашины «Ганомаг».

Вбивая в землю флажки, вдоль реки по заливному зелёному лугу бегали солдаты. Офицер, сверкая лакированными сапогами, чинно прохаживаясь, что-то весело напевал. Вокруг зияющей чернотой свежее выкопанной  ямы, топтались, покуривая несколько полицаев.

Паша дернул Короткого за рукав.

-Спроси, чего они за ямы капают?

Ответ немца был простой: «Под орудия или танки. Вообще таких вещей он знать не может. Потому, что он простой солдат, а это войска «СС». Может быть, готовят какие то ловушки для партизан или ещё чего...»

- Где маё, што, да танки в етих ямах с дулами утонуть. Края опять жа крутыя… Или шо есля «Тигры» так прыгают, значит. Ну, кино. Вон на бронемашинах кого - то таранят, ни хрена не видать, во пылёту подняли.

-Возьми бинокль.- В вытянутой руке Короткого сверкал линзами, армейский бинокль последнего образца.

-Слушай Короткий, ты шо к нам в горад воевать прирулив? Откуда у тебя автомат, бинокаль… Можа ещё и гранатомёт в багажнике валяется?

-А ты откуда знаешь?- Короткий подозрительно посмотрел на Пашу.

-Ё маё, неужта у  тебе и «Муха» имеется? Где маё што! Ты хто ваабще будешь?... Ну ладно, ета, я так, не время сейчас, потом разбярусь.…Смотрите, людей выгружают! Так, так, так, так…Бабы, мужики, детишки…Старики, маладыя…Можа капать?

-Они без лопат…. раздевают…. Толкают в ямы…. А у этих, возле машин, чего они, рты проверяют? Ну, чё там Вова?

Мишин покраснев, молча отдал бинокль. Короткий посмотрев минуту,  изменившись в лице,  опустил голову в траву. Павел особенно долго рассматривал другой берег.
      
Ему показалось, что ото всей этой омерзительной толпы отползало в сторону моста, непонятное существо, толи раненная собака, толи какой то другой непонятный зверёк. Плачуще ревущая толпа, не обращала никакого внимания путающуюся под ногами, вываленную в пыли непонятную, взлохмаченную божью тварь. Вот она и отползала потихоньку, пока не оказалась на середине моста.

Привстав на четвереньки существо, оглянулось, собралось с силами, и всеми четырьмя конечностями засеменило в сторону леса. Павел пытался найти хоть что-то человеческое в лисьих повадках затравленного зверька.

 «Почему «человеческого», может это действительно собака или зверек, случайно попавший в человечьи разборки? Ему даже не хотелось верить в то, что он вдруг осознал, это была девочка, маленькая еврейская девочка, привстав с колен у самого края моста, она бросилась бежать в их сторону, к таким густым спасительным зарослям.

     Чёрные кудряшки порхали над побелевшим от пыли и страха лицом, всех четверых наблюдателей охватил страх, страх путал  мысли, наполнял голову непонятным шумом тревоги за ребёнка и за себя, смешивающимся с дикой яростной злостью на сволочей в чёрных кителях, которые успели заметить уползшую от расплаты жертву.

  Протарахтело несколько бесполезных автоматных очередей, пули из «шмайстера»,  не долетев даже до середины моста, словно прикормка для рыбы плюхнулись в воду. Беглянка, взвизгнув от страха, упав, покатилась прямо в кусты!
 
И тут же попала в руки к наблюдателям. Узрев перед собою пёструю компанию, завизжала, словно над ней уже свершился фашистский суд.

Мишин поймавший рёбёнка зажал ей ладонью рот, по отцовски нежно, пробасил:

- Ну хапя, хапя.… Успокойся мы свои, мы наши, наши вот это Павел я дядька Вовка, а это вот…- он указал на Короткого, но подумав со вздохом махнул рукой.

– Ну, успокойся, не надо бояться мы тебя не обидим.- Павел, ненадолго отвлёкшийся на девочку, стал снова рассматривать другой берег, там во всю кипела «работа».
      
Два эсэсовца отделившись от основной стаи, направились в сторону моста, но их грубо окликнул офицер, из всего сказанного ярко прозвучала фраза «партизанен». Остановившись, каратели внимательно осмотрели  кусты на другом берегу, потом стрельнули, осознав бесполезность своих действий, отправились по своим чёрным делам.
      
 В кустарнике шиповника с цветка на цветок перелетала пчела, под ногами важно скользили муравьи, демонстрируя не дюжинные акробатические способности, подпрыгивали кузнечики. Люди, случайно вторгшиеся в царство насекомых, застыли, словно восковые фигуры, их глаза не замечая происходящего, вокруг были устремлены, на самую страшную саранчу в мире поедавшую людей.

  -Господи они же.…У живых…Золотые зубы ищут…. рвут плоскозубцами.…У живых…Сволочи даже у женщин.…Что «фриц», этому  вас тоже лично Гитлер научил? Придти к нам и пытать, насиловать, убивать наших людей? Короткий, где твой «гранатомёт» лежит? 

Павел вскочил и побежал к машине. Короткий заковылял следом, таща за собою пленного. Мишин пригибаясь, понёс на руках обессилевшую от страха и боли девочку. Подойдя к джипу, оторопели, увидав лежащего на земле Пашу. 

Долго удивляться не пришлось, окружив их быстро разоружили невысокие люди в танковых шлемах. Ни слова не говоря, связали, затолкали кого в багажник, кого в салон, и с невиданной для лесных дорог прытью машина помчалась в дебри дремучего Брянского леса. Светлана плача беспрерывно повторяла:
 
  -«Мы свои, свои.… Это вот эти в нас стреляли… Это вот он немец… Мы испугались… Мы просто катались… никого не трогали… Они первыми стали стрелять…».

- Заткни её Гвоздь»- прохрипел напильником голос одного из танкистов, Гвоздь быстро взмахнув рукой выполнил команду, девушка на полу выдохе замолчала.

 Широкие колёса Мерседеса, раздираемые кореньями в разные стороны, подбрасывали нежную машину как мячик. Летая по багажнику из угла в угол, ребята только ухали. Немецкое «чудо» заскрипело, стало постукивать практически на каждой ямке. Совершив несколько головокружительных поворотов «джип», умирающе закряхтев, остановился.

  -Ну, всё мутер меня за тачку, кончит. - Прошипел Короткий рядом лежащему Мишину.
  -Думаешь кромя мамки, тябе здеся некому замочить.

Дверь багажника раскрылась,

- «РАЗГОВОРЧИКИ» -  милиционер получил страшный удар прикладом автомата «Пэ-Пэ-Ша» в голову. Оставляя  темный след на обивке, его выволокли за ноги.

 Остальных свалили кучей рядом с джипом. Спасённую еврейскую девочку, взяв, на руки подбежавший солдат, зло взглянул на валяющихся, на земле пленников, сплюнул, выругался и удалился в глубь лагеря.

Невысокие танкисты в черных камуфляжах, походили на деловитых муравьёв. Происходило всё тихо, быстро, без лишних слов и движений. Складывалось ощущение, что всё идёт по заранее отрепетированному сценарию.

Всех, растащили в разные стороны, привязали к деревьям. Милиционера облили водой, забинтовали голову. Дали попить, оставили в покое. Обходя по очереди остальных, методично избивали ногами. Тому, кто начинал кричать, били прикладом под дых, со словами «молчать ёп мать вашу, падлюки фашистские»  принимались обрабатывать следующего.

 Изрядно подустав, не дав проронить пленникам ни единого слова, присели перекурить на мягкий, сосновый шигель. Молча,  рассматривали вываленные из машины трофеи. Один самый беспокойный забрался в салон автомобиля, стал ковыряться в бардачке, включать кнопки на панели лазерного проигрывателя.

 Лесную благодать разорвал лающий крик «Рамштайна». «Тяжёлый метал» бухая из двухсотваттных динамиков, выбросил на землю обомлевшего танкиста. Вскочив на ноги со страшным выражением лица, он выпустил автоматную очередь по Си - Ди проигрывателю, мигнувшему на прощание чудесными огоньками. Немецкий певец захлебнулся, икнул и замолчал.

…Из замаскированного лапами сосновых веток Т-34 лязгнув люком, вылез здоровяк с перебинтованными руками. Присев на башне танка осмотрелся, его заинтересовала не грязная изрешечённая пулями авто-коробочка, а пленные. Вскочившие танкисты подошли помочь командиру спустится с танка. Но, он сам быстро спрыгнул, несмотря на явно нездоровый вид.
 
- Что за шум, а драки нету? Чего это ещё за отребья?

-Товарищ комбат, взята моторизованная разведгруппа…. У моста возле «Ведьминой горы»…. Проводим дознание….. Проверку спец. автомобиля и снаряжения - без вашего приказа не начинали.

-Правильно нечего поперёк батьки в пекло лезть. Гвоздик, а ты чего там, в кабине ковырялся?

-Так она эта, шум, я ну.… Не знаю, светилось! Думал мина. Да-да…. Фрицы ловкачи…. на ети, штуковины. Среагировал…. Эта быстро, пальнул – нечаянно, страшно….стало. 
-Советский танкист не должен бояться, тем более палить по, чём зря. Патронов под обрез, а ты по этой скорлупе шмалишь.

-Винтарей вон ета, куча цельная, боекомплекты, да всяких яких навалом. Не знамо шо и почём, зачем?

Экипаж двинулся вслед за командиром к трофеям.  Рядом  с кучей  вываленных из машины вещей,   с завязанным ртом лежала Светлана. Словно она и была самый главный трофей. Командир приказал снять повязку.

-Ответишь честно на все вопросы, умрёшь быстро.
 
-Мамочки.…А можно… я тогда не буду…. отвечать?
Я только десятый класс заканчиваю.…У меня брата старшего…. в тюрягу посадили, отец водкой отравился,…
Мама тоже пьёт…. Работать, негде… денег нет. Ещё два братика маленьких…пять и шесть.…
Если я, чего там с кем… там побуду, ну ночь… так, мне дадут чего…. Так я на них и потрачу….

-Во шлюха фашистская! Ты не жалобь нас! В глаза смотри товарищу майору, поняла, и не вой, а то опять под дых получишь.

-Гвоздик, помолчи, мы же не фрицы какие, что бы людей терзать. Пусть девчушка сама всё расскажет. Откуда, с кем и куда? Явки, имена- пароли?

-А, самое главное – зачем, товарищ комбат? – Просипел командир развед взвода. - Зачем им ребятёночек понадобился, может быть, как приманка. «Они», там ползали - возле реки, наблюдали из - за кустов. Вон  бинокль ихний валяется.
-Вы их обыскали?

-Нет, товарищ комбат не успели…

-Не успели!? Да может быть всё наоборот, ОНИ приманка!? Может по вашим следам, каратели идут!? Гвоздик, Бирюков марш в дозор по периметру!

-Есть  в дозор по п.…при…пи… мепру... так его, раз так, товарищ комбат!

-Зайчик, обыщи их с ног до головы, ПОНЯЛ старшина, с НОГ до ГОЛОВЫ!? Каждый клочок бумаги, что бы лежал здесь на плащ палатке – ПОНЯЛ!?

-Так точно понял, товарищ майор, как не понять когда приказано. - Выкрикивал на ходу обомлевший от страха старшина. 

-Ну что красавица, подумала, чем порадуешь? Прятать в твоём платьице, что бы то ни было бессмысленно- голая почти, срам видать. Не плачь, НЕ ПЛАЧЬ!- обыскивать не стану. Спросить СПРОШУ,- КАКУЮ задачу перед вами поставили? КУДА пробирался отряд?

         Всё в этом мире, ещё недавно казавшееся выстроенным и понятным, превратилось для Светы в странный, несуразный сон. Болел ударенный прикладом автомата живот, но она привыкла к жестокости и хамству.

Её мир буквально был пропитан безудержной грубостью. Пошляки - дубаломы на Руси не переведутся никогда, а последние десятилетие для этой породы людей оказалось просто подарком.

Но всё происходящее сейчас, в этом времени - было другим. Никто никому не угрожал, не пугал все просто действовали как винтики, так же  слаженно и быстро, как в мясорубке или в какой - то другой жестокой машинке.

        А самое ужасное было в том, что тот, кто нажимал кнопки этой машины стоял перед Светланой. Высоченный, красивый с волевым подбородком, с голубыми глазами, проникающими  в самые потаённые уголки девичьей души. Словно холодная река, текущая в лазурное, весеннее небо. И не остановить, не сопротивляться не было ни духу, ни сил.

Впервые в жизни почувствовала она стыд перед мужчиной, за своё полуголое состояние. То, что всегда выставлялось напоказ, как особое преимущество, теперь пылало и зудело, щеки зарделись, на глаза накатил слезливый туман.

       СТЫДНО, ей было, СТЫДНО лежать вот так полуголой среди этих странных «озабоченных» чем - то другим, а не ею мужчин. Чего от неё хотят? Почему он так СМОТРИТ этот человек, как ОТЕЦ в детстве. Когда впервые она пришла под утро домой, вся растрепанная, ЛИШЁННАЯ девичьего сокровища? ДА, Отец тогда также смотрел на её ИЗМЯТУЮ одежду. Да, также СТЫД заполнял всё её существо, а потом что - то БОЛЬШЁЕ  сбило с ног, навалилось ТЁМНОЙ спасительной пеленой и ЕЩЁ что- то, ЧТО-ТО ещё…
 
       За ощущением стыда, исчез СТРАХ неминуемой смертельной опасности. СОЗНАНИЕ перешагнуло через незримый РУБЕЖ, Светлана тихо дёрнулась и замерла, её глаза покрылись «стеклянной плёнкой», на мраморно белом лице исчезли эмоции. Внезапный взрыв конвульсий потряс тело, словно внутри хрупкой девушки заработал отбойный молоток. Танкисты, оставив свои дела, уставились на выгнутую, в эпилептическом припадке девочку. Её русые волосы взвивались вместе с  сосновым шигелем, смягчающим удары головы о землю. Пузырясь желто, белая пена полилась изо рта.

       Паша взвыл, умоляя о помощи.  Просвещённый комбат дал указания, попросил закурить, взял забинтованными пальцами папиросу, покуривая, подошёл к привязанному к сосне Паше. Буквально одним взглядом подавив  истерику подростка, толи спросил, толи утверждал:

-Обычное дело, эпилептический припадок…Твоя девчушка, или как?

-Не трогайте её, мы и так вам всё расскажем, мы свои, мы русские…

-Русские говоришь, может, быть, может, быть.…Только вот насчёт «СВОИХ», сомненьетце берёт!…Ха..Ха..Х…Экипировочка то ваша, не наша, не похожи вы на «НАШИХ» - «СВОИХ»?! Давай мальцы рассказывайте правду, А?! Вы же понимаете, что мы не палачи, пытками заниматься нам некогда, да мы и не умеем - правда, Шкарубо,  старшина…! Шкарубо!?

- Так точно тов.… Комбат, правда, не палачи.…Так вроде ему мы по сопаткам дали уже, или еще, что, надобно довесить? Вы только прикажите…Шкуру издерём, да наизнанку вывернем…

-Ну, что же ты «Своих» то пугаешь старшина, как тебе не стыдно, они же почти мальчишки совсем? Им же, поди, больно будет...?

- Таких «СВОИХ» надо ещё было в зародышном зачатке давить, гнид буржуйских…падлав фашистских!

- Да, старшина…Учишь вас учишь, да толку мало…Мы не фашисты, шкуру сдирать не будем, а вот про «зачаток», может ты и прав…ладно рассказывай какие вы русские, да по короче.

- Я знаю, Вы не поверите, но мы … не отсюда, не из этих мест…
- Это уж точно, хрицы гнилопузыя, мать вас раз так…и т, д. Да и пахнут не по нашенски, вонюче…

- Шкарубо помолчи, дай гостю высказаться, давай паря, нам и так понятно, что вы не местные.

- Я имел в виду совсем другое, мы не из этого времени…мы…из будущего…мы из двадцать первого века…нас сюда забросили…иноплан...

- Ты хочешь сказать, что вы фашисты из будущего?

- Сучки поганыя во брешут, так брешут, да мы из вас весь гной павыдавливаем, вас не только в будущем дак и… в настающем не раскапають!

-ШКАРУБО, отставить вмешиваться в допрос! Дай выслушать гостя из будущего. Продолжайте мистер «Уэллс», да поподробнее не стесняйтесь.

- В это трудно поверить, даже нам самим, мы приехали из Москвы ….. в этот городок…… погостить и попали в аномальную зону, я понимаю, что это похоже на фантастику, но в это время нас перенесли инопланетяне. Если вы не верите…. то повнимательнее осмотрите наши вещи…там, в документах написано, откуда мы и кто.

- Так, так…если я правильно понял, в будущем Москва будет немецким городом?. Значит так, давайте всё по порядку. Ой, вы гости, господа, Вы откуда …

- Да куды, здоровеньки буллы? Угадав, чи - ни, товарищ комбат? Шо ни…?

- Угадал Шкарубо, угадал! Мать твою раз так, займись делом старшина, нужен, будешь, позову… И так? Кто у вас старший группы, этот чёрнорубашечник? Не молчи, прошу тебя паря, не заставляй спускать с цепей старшину, у него в Житомире такие «свои» всю семью в хате заживо спалили.  Пожалеешь потом, что в молчанку играл.

- Нет у нас никаких старших, мы вообще здесь случайно оказались. Если я вам правду расскажу, вы решите, что у нас крыша поехала.

- Какая крыша хлопчик, ты что…

- Я хотел сказать, что мы как бы с ума сошли, но не на самом деле, а вы как бы, так подумали, если я правду вам расскажу…

- Так, значит вы из дивизионной разведки, «Мёртвая голова»?

- Да нет же, причём здесь вообще какая то голова, мы из будущего нас сюда инопланетяне телепортировали. Это шары, размером с пятиэтажный дом… жёлтые…. Мы загадывали желания… думали луна…. Они подлетели и….вообщем….

Мы с ними вошли в визуальный контакт, на «Ведьминой горе». Потом мы попали сюда, и….- Павел рассказывал о своих приключениях, стараясь не сбиваться, не путать события и подбирать, как ему казалось понятные для этих людей слова. Майор всматривался в каждого из пленных, но особенно в лицо рассказчика, кого-то он напоминал, где же он мог его видеть, где?

- Это, что за тарабарщина? Говори по-русски,  забыл уже чему, в разведшколе учили? Или судя по вашему рассказу, вы тоже жертвы фашизма, откуда тогда на твоём дружке, фрицевские значки, ремни и всё остальное,  а, да, понятно, любитель коллекционер?!



          
9.Глава.   СТРАННЫЕ ВЕЩИ

               

   
     Странно покачиваясь, с перекошенным лицом, сержант Зайчик, осторожно нёс в вытянутых руках непонятный предмет
.
- Ну, что за вибрации,  документ на имя Гитлера нашёл, или трусы Геббельса? Докладывай…что это, - Зайчик стремительно потел, и мычал. Смотря на сержанта, майор обратился к Павлу. - Что там мигает… Бомба?

- Это видеокамера, по вашему киноаппарат или …в общем можно снимать кино и сразу смотреть..

- Зайчик положи осторожно эту штуковину, вот сюда, возле этого «киноХХХроникёра», хорошо, теперь медленно развяжи ему руки. Отходим, Шкарубо возьми на мушку его башку. Запускай своё кино, если правда, значит, будешь жить…пока, если нет… ну сам понимаешь?

      Парень взял камеру, онемевшие, отёкшие от верёвок руки плохо слушались, пальцы с трудом нажали нужные кнопки. Напряжённые лица танкистов, потихоньку покрылись испариной, мигнули лампочки датчиков, засветился жидкокристаллический экранчик.

Зайчик с криком «Ща рванёт», плюхнулся на землю, Шкарубо пошевелив желваками, остался стоять, слегка покосившись на командира. Павел развернул в его сторону экран, сам от увиденного покраснел, на плёнке был заснят слет нацболов. На сцене во всех «партийных» атрибутах, повязках и значках  выступал Короткий.

    - Ну, и что, и это всё кино, про то, как вы обезьянничаете на своих сборищах? А вот паренёк знакомый. Что парниша приуныл, сейчас и до тебя очередь дойдёт?- обратился он к герою видео Короткому.- И много у вас таких штуковин? Я же говорил, не наша экипировочка, да и вещички странные, мы такого не делаем. 
    
-И делать никогда не будете,- с дрожью и хрипотой в голосе, вдруг заговорил Короткий,- это цифровая видеокамера, «маде ин джапен» придумали япошки, а собиралась в «Бундес».
Вот автоматы «НАШИ», - «КАЛАШИ» и гранатомет «МУХА», всё сделано в России, и ещё многое другое, о чём ВЫ даже не имеете понятия, атомные, водородные бомбы, ракеты которые могут эту несчастную землю за секунды превратить в пустыню, а может в один грамм пепла.
      
    - Зачем ты так, они всё равно ничего не поймут, мы для них диверсанты, может лекцию по ядерной физике им прочесть?

    - Пашуля тогда ты им объясни, что мы русские, и что мы из будущего…МЫ

ДРУГИЕ, МЫ НЕ ВЕРИМ, НИ В КОММУНИЗМ, НИ В СТАЛИНА, МЫ ДАЖЕ

НАШЕЙ ВЛАСТИ НЕ ВЕРИМ, И УЖЕ НИКОГДА НЕ ПОВЕРИМ, КАК БЫ ОНА

НАМ ПО УШАМ НЕ ЕЗДИЛА.

«ДЕМОКРАТИЯ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ» И ВОЛЧЬИМИ ПАСТЯМИ. ОНИ

ДУМАЮТ ЗА НАС, И ОШИБАЮТСЯ ЗА НАС, А МЫ ЕЩЁ И САМИ ДУМАЕМ,

И САМИ РЕШИМ НУЖНО ЕЁ ОХРАНЯТЬ ЭТУ ОБОЖРАВШУЮСЯ ВЛАСТЬ,

МЫ СЕЙЧАС УЖЕ НЕ ХОТИМ БЫТЬ ПУШЕЧНЫМ МЯСОМ - ЗАЩИЩАЯ

ВОРОВСКОЕ ИМУЩЕСТВО ЭТИХ ДЕМОКОММУНЯК! А ЭТИ …ОНИ САМИ

НЕ ВЕДАЮТ, ЧТО ТВОРЯТ, НУ УБЬЮТ ОНИ НАС НУ И, ЧТО, ДУМАЕШЬ,

ЧТО-ТО ИЗМЕНИТСЯ? МАЛО НАС УБИЛИ В ЧЕЧНЕ, АВГАНЕ, В

БАНДИТСКИХ РАЗБОРКАХ, В ТЕРАКТАХ? ОНИ НАС ВСЕГДА УБИВАЛИ, И

ВСЕГДА ДУМАЛИ, ЧТО  БУДУЩЕЕ, НЕ ИЗМЕНИТСЯ? А ОНО ИЗМЕНИТСЯ,

ОБЯЗАТЕЛЬНО, ДЛЯ КОММУНИСТОВ ИЗМЕНИЛОСЬ, И ДЛЯ НАШЕЙ

ВЛАСТИ, ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КАК ЕЁ ОБОЗВАТЬ, ТОЖЕ ИЗМЕНИТСЯ! ПУСТЬ

УБИВАЮТ, ЕСЛИ ТЕ ИЗ НИХ, КТО ОСТАНЕТСЯ В ЖИВЫХ, УВИДЕЛИ БЫ В

КАКОМ ПОЗОРЕ, НИЩЕТЕ БУДУТ САМИ СТАРЕТЬ И УМИРАТЬ,

НЕИЗВЕСТНО КУДА, ОНИ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ПОВЕРНУЛИ БЫ СВОЁ

ОРУЖИЕ, НА ЗАПАД ИЛИ…

        Монолог Короткого, словно автоматная очередь пригвоздил комбата и его отряд, наступила тяжелая пауза.
 «Не верить власти, в КОММУНИЗМ И, И! И в СТАЛИНА! В! ИОСИФА! ВИСОРИОНОВИЧА! СТАЛИНА!... .С Т А Л И Н А!!!

Нужно вздёрнуть автоматы и стрелять, нужно порвать, порвать эту погань в клочья. Танкисты вопросительно смотрели на комбата, «За РОДИНУ, ЗА СТАЛИНА!!!

Приказ, только приказ! Война, враг, смерть - эти ступеньки, ведущие к победе, и по-другому не бывает. Посмотри на их одежду, вещи, на эти слащавые откормленные рожи, говорят по-другому, двигаются по-другому, а запах, запах не наш, не русский дух! ТЬФУ ТЫ, НУТЫ.

Ну, что же комбат, в чём ещё сомневаться, это враги, что же ты молчишь, ну, хотя бы кивни?» Выйдя из оцепенения, комбат несколько минут внимательно рассматривал каждого пленного.

Как человек, не спешащий с выводами, повидавший за войну много странного, он понимал эти пацаны, мало похожи на диверсантов, самое главное на кого же, они похожи вообще? Откуда у них все эти игрушки,  и как с ними связаны эти двое военных?

        Развернувшись, он направился к сваленной на брезентовую плащ палатку куче трофеев. Присев, на корточки, посмотрев на Пашу, приказал подойти. Потянув словно полено гранатомёт, отложил его в сторону, то же самое проделал с автоматами, винтовками и остальными предметами похожими на оружие. Удивлённо придвинув к себе банки с чёрной и белой  ацетоновой краской,  несколько кисточек и валик:

- Чувствую в ком - то из вас погибает художник, или по вашему заданию, нужно ещё и наглядную агитацию создать? - Осторожно взяв  сотовый телефон, взвесив в руке, вопросительно посмотрел на пленных.

      - Это не граната, это телефон…беспроводной, типа рации, производство Америки - Моторола. В нашем времени можно позвонить куда угодно, и даже в Германию. Короткий, а ты  помолчи, я тебя прошу, как умного человека, ты понимаешь, что ты им мозги запутываешь и злишь?

Командир посмотрите, пожалуйста, наши документы…Мы из Москвы, Москва в нашем времени столица России, вы…мы…Россия…или СССР победила в войне. За шестьдесят лет после победы многое произошло, у нас теперь всё по-другому,
 
 МЫ И САМИ ТЕПЕРЬ НЕ ЗНАЕМ, КТО МЫ, РУССКИЕ ИЛИ РОССИЯНЕ?

ПОСМОТРИТЕ, У НАС  ДАЖЕ В ПАСПОРТЕ НЕТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ, НАС,

ЕЁ ПРОСТО ЛИШИЛИ, ПРИТОМ ВСЕХ СРАЗУ ЧУКЧИ И МОРДВИНЫ, ЕВРЕИ

И ЧЕЧЕНЦЫ, ДАГИСТАНЦЫ, РУССКИЕ И ТАТАРЫ -  ВСЕ СТАЛИ ПРОСТО
РОССИЯНЕ.

 А ВАШ ШКАРУБО, ВООБЩЕ ИНОСТРАНЕЦ! СССР РАСПАЛАСЬ УКРАИНА И БЕЛОРУССИЯ, ГРУЗИЯ И АЙЗЕРБОДЖАН, ДА И МНОГИЕ ДРУГИЕ ОТДЕЛИЛИСЬ. НА САМОМ ДЕЛЕ ВСЕ У НАС ЗДЕСЬ И ТАЩАТ ВСЁ, ВСЁ, ЧТО ЕЩЁ МОЖНО УТАЩИТЬ.
         
       НАРОД ПРОСТО ВЫМЕРАЕТ И САМАЯ БОЛЬШАЯ СМЕРТНОСТЬ СРЕДИ РУССКИХ, ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ВЕСЬ МИР МСТИТ НАМ ЗА ЭТУ ВАШУ ПОБЕДУ!

НАС УЖЕ НИ ЧТО НЕ ОБЬЕДИНЯЕТ, А САМОЕ ГЛАВНОЕ НАШ НАРОД СТАЛ ПРЕВРАЩАТЬСЯ В ПАПУАСОВ, ВСЕ СМЕЮТСЯ НАД НАМИ, МЫ ПОКОРНОЕ СТАДО, БЕГАЮЩЕЕ НА ТЕРИТОРИИ НЕФТИНЫХ И ГАЗОВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ.

СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЕЖЬ ВООБЩЕ НИ КОМУ НЕ НУЖНА, МЫ САМИ ПО СЕБЕ, А ОНИ, ВЛАСТЬПРЕДЕРЖАЩИЕ И РАДЫ, ЧТО ИХ НИ КТО НЕ ТРОГАЕТ…
   
      - Тов. комбат, разрешите, я в эту суку шмальну, шо вин мэнэ ин – иН-НО - иностранцем окрестив, сука погана, я тэбэ брехло заткну!

      - Прекратить истерику, вы кто банда или красноармейцы!? Шкарубо что – бы, я больше о  твоих самоуправствах не слышал!
   Значит вы россияне? Ну и зачем же уважаемые россияне вам столько оружия, или это обычный набор для поездок из столицы в провинцию, где же власть?
 
Да вот вижу, Владимир Иванович Кирик, младший сержант милиции, районного отдела МВД Российской Федерации. Вот сразу всё ясно и понятно, выдано в две тысячи… шестом… году? Что это за…или…так, так, так…непонятно… откуда ноги растут.…

Что за шутки у Машутки?…невероятно, просто какая то обструкция получается Иванович, почему же тогда у вас форма такая? Кокарда на кепке то Власовская, у нас такие кокарды носят, холуи немецкие! Царские сатрапские орлы, двухголовые угнетатели, рабоче-крестьянского люда… Что же, тогда для вас  святое в этом вашем будущем?
 
Интересная у вас идеология: один фашистские пряжки, да значки нацепил, милиционеры кокарды предателей носят, а девчушки малолетние в проститутки подались.…Неужели, это и есть будущее? 
      
Нет, это, какой то страшный сон, или…как Шкарубо «кажэ, це провокация». Якобы мы войну выиграем, но толку от этого не будет, интересная идеологическая уловка.

Над Парижем фрицы тоже листовки разбрасывали, там всякие предсказания Нострадамуса о поражении Франции, интересная, а мы значит, войну выиграем, но в целом проиграем, ну да ладно, это я так, отвлёкся, пойдём дальше….Зачем тебе российскому милиционеру эта несчастная девочка понадобилась?

      - Она не мне она «фрицам» понадобилась, пока вы нам по сопаткам тыкаете, эти вот гады,- Мишин посмотрел в сторону пленного немца,- под горою собираются живьём евреев закапывать. 

      - Проверим, всё проверим дорогой наш Пинкиртон.…Но, прежде всего, перво-наперво документы, правда, Павел  Алексеевич Смирнов, смотри-ка, ты однофамилец. Город Москва, улица  Ленинский проспект, во Шкарубо, а ты хотел «шмальнуть, в «наших». У тебя Алексеич из родственников никто в этих краях не проживал?

- Проживал, дедушка Юрий Павлович Смирнов, улица Чайковская дом 22, у них свой дом и сад был, но в нашем времени они уже умерли.               



10 Глава .СПАСТИ ПРОШЛОЕ.



     Комбат встал, на его побледневшем лице холодела зловещая ухмылка.

- Ты, где раскопал эти сведения, со мной в такие игры, играть не позволительно, может ты и прадеда, своего назовёшь?

- Мне скрывать нечего, я говорю всё, что знаю о своей родне, что вы так смотрите? Ничего я не раскапывал, а прадед мой во время войны здесь погиб, Павел Фёдорович Смирнов, меня в честь его отец и назвал, Павлом. 

- Товарищ командир, вы шо ни бачите цей злыдень провокатор. Шкарубо не дурень, вони диверсанты, шо, це ни? Вин же всю вашу родню, и вас назвал? Дозвольте, шмальну.…Хотя, вин трохи на вас и змахивая.

     Комбат Смирнов видавший виды, считавший, что в этой жизни - ни что, не  «Сможет вышибить его из седла», не мог понять, что это, хорошо законспирированная игра, но зачем, кому это нужно? «Для чего такие сложности, подсылать какой то цыганский табор, да ещё с его, командира танкового батальона СМЕРШ, родословной? А если перед ним его правнук, каким, то образом попавший в этот ад?
    
Да действительно похож, высокий, спокойный без тени страха…глаза добрые, брови также хмурит, господи, неужели это правда, неужели это его будущий потомок? Зачем, зачем  для чего, в эту дикую бойню, нет, это чушь, невозможно?

Но, а как же Герберт Уэллс, его «Машина времени», остальная фантастика. Многое из написанного,  казавшееся ещё вчера смешным и невозможным, уже плавает и летает!  Да он и сам, несколько раз видел над полем боя непонятные шары. Командование требовало отписываться, есть специальные инструкции, по классификации воздушных неопознанных целей. Лётчики наши тоже сталкивались, говорили сбить невозможно.

Я, что сам себя уговариваю?

Господи из две тысячи пятого года, мой правнук, умный, стройный, красивый да чем-то похож, не может быть, такая временная пропасть, между нами пропасть!

 А, как понимать мы победили фашизм, а они, наши потомки – фашисты? Что же там случилось в будущем?

Может «большой грузин» довёл страну своими репрессиями, и русские националисты взбунтовались? Таких людоедов у нас всегда хватало. Что же у них за строй? Говорят, не верят власти, что же это за власть?

Господи, боже мой, неужели всё напрасно, нас столько погибло, миллионы, а они вон какие, как же их до этого довели, от какой безысходности?»

Канонада мыслей, артобстрелом долбила в виски. Комбат Смирнов израненными руками, словно бусинки чёток листал страницы документов. «Всё не наше, и даже не немецкое, прав сержант запах тоже, не наш, не из нашего времени».

    Повисшая тишина, сконцентрированная раздумьями прозревающего комбата, всех погрузила в оцепенение. Сам он не заметил, как закрыл глаза, будто что-то, огромное и страшное навалилось на его душу, сметая все устоявшиеся правила и запреты.

Нет, он не ошибается, его душа или, что там ещё осталось, после всей этой дьявольской мясорубки последнего десятилетия, просветила или осветила - это его будущий потомок! Какую же радость и боль он чувствует одновременно.

Удивительно, его чувства воскресли, растаяла замороженная в зловещем зверином побоище самая, что ни на есть примитивная сентиментальность. Нет, он не заплачет, нельзя, для его солдатиков он сильный, не сгибаемый комбат. Да он погибнет, он, и сам прекрасно знает об этом.
   
Этой ночью  во сне, к нему пришла мама покойница, он лежал один посредине громадного заснеженного поля, с кое, где прорывающимися из-под снега глыбами чёрной земли.
Приподняв  его раздробленную, окровавленную голову она стала разлаживать слипшиеся волосы, плача и  приговаривая; « Как же Павлуша, ты у меня такой опрятный всегда, а вот пойдёшь с мамою не причёсанным, ох и соскучились мы с отцом по тебе, кровинушка ты наш».

Да это так, спрятаться или сбежать от этого невозможно, вот оно его будущее, прикатило прямо к нему из бесконечной вечности, так пусть живут, как бы там ни было, их смерти не для этого Армагеддон. Это наш бой, мы в нём жертвы и мы в нём герои. Сняв с плеча планшетку, комбат  развернул её, подозвал Шкарубо.

      - Пленных развязать, всех кроме немца. Милиционеру и этому в чёрном, ага вот, Короткевичу Евгению Давидовичу, позови санитара, пусть посмотрит рану, сменит бинты.
Молчи, я тебя прошу, Шкарубо молчи.
Зайчик милиционера уложите на шинели, что бы ни простыл, исполнять быстро!

 Майор улыбнулся, посмотрел на растерянного Пашу. « Такой поворот событий ошеломил парня, неужели им поверили, Короткий не КОРОТКИЙ, а Короткевич, да ещё Давидович». Он перевёл взгляд с командира танкистов на «Короткого».  Евгений, растирая отёкшие руки, встретился с Пашиным взглядом.

     - Я, не еврей! У меня мама русская, плюс я христианин! Иудейское родство по
матери, и национальность тоже, «чистые» нас даже не признают! В самом Израиле, таких как я, считают русскими.
 
Ты знаешь, какие они жадные, они всё под себя гребут, им чё не дай им всё мало, мало… кажется, сожрали бы и присвоили весь мир

Избранная нация, как мой папа говорит - «мы самые умные, мы самые хитрые и воще, мы творческие люди, а творческие люди пахать на должны, мы должны сеять разумное и вечное, а из него должно прорастать реальное богатство».

   Думаешь, когда про погромы узнал, он меня бросился спасать, он меня выгнал из дома. «Урод проклятый, убирайся падаль нацистская, пока я тебя собственными руками не задавил, в кого ты такой уродился, РАЯ ВОЗЬМИ СВОЕГО ВЫ****КА И ЗАСУНЬ ОБРАТНО, ОТКУДА ОН ПОЯВИЛСЯ НА БЕЛЫЙ СВЕТ ». – Вот и вся его любовь жидовская.
Да я с детства его ненавижу, в глаза одно, а за глаза….Они даже страну, в которой родились, не верили, предали, иначе бы не драпали чуть, что! Да у нас всё плохо,… что же они тогда, здесь свой бизнес открывают… вахтовым методом деньги вывозить легче?

Я РУССКИЙ И ВСЁ, Я НЕ ХОЧУ ХИТРИТЬ, Я ГОВОРЮ И ПОСТУПАЮ ЧЕСТНО, ПОМНИШЬ, КАК ТАМ, У ВЕЛИКОГО РУССКОГО ШОНСОНЬЕ РОЗЕМБАУМА - «ЛЮБИТЬ ТАК ЛЮБИТЬ, СТРЕЛЯТЬ ТАК, СТРЕЛЯТЬ»!

     - Да успокойся Короткий,  я тебя никогда и не считал евреем, а если даже и еврей, или чеченец, что в этом плохого, вон немец в нас стрелял, думаешь, ему этого сильно хотелось, увидеть наши исковерканные труппы?

Даже голодных собак стравливают, голодных людей  стравливать не нужно, чуть-чуть подтолкнул и всё, покатило. Ты никогда не думал, что может, в чём твой отец и прав, разве человек виноват, если он умнее других родился?

      Беспардонно подскочивший танкист Гвоздик, прервал диспут на тему межнационального общежития, докладывая комбату что-то шепотом, удивлённо поглядывал на изменившееся положение диверсантов.

Смирнов, выслушивая подчинённого поглаживая усы, хмурил брови. Достав из планшетки карту, попросил бойца, что-то показать на ней.

Гвоздик водил промасленным  пальцем, слева на право, при этом, успевая красноречиво жестикулировать оставшимся в его распоряжении телом. Но скоро, словно механический человек, исчерпавший весь завод, сбавил обороты и замолчал. Все без исключения внимательно следили за реакцией комбата.

     - Тык, раз тык.…Вот дают партизаны, значит, с утра школу подчистили от гестаповцев, а к обеду решили спасать евреев! Бой не равный, но главный конёк внезапность, что там у них миномёты, сорокапятки против королевских тигров?

Значит, наши гости правду рассказали, хоть и жестокую, есть у вас там оказывается в будущем,  и милиционеры честные. Ты того сержант зла не держи на моих бойцов, понимаешь они просто от горя озверели, им домой к детям да жинкам хочется.
 А их на бойню толкают, да …вот так то…неужто сон в руку, мамочка, мамуля милая моя,-ждёт нас мати почивати.…Так ладно, сантименты разводить, какая там обстановка, людей ещё не начали расстреливать?

- Нет тов. Комбат согнали на мост, дык так и лежать в вповалку, голыя. Ребятьё с бабами, старики, старухи, а мужики в отдельности, над ними пули да снаряды шипят.
- Ох, не трави душу Гвоздик, ты, что специально меня раздербаниваешь, у меня сегодня и так сюрприз за сюрпризом, мы регулярная армия, у нас другие цели и задачи.
Но делать то что–то надо, что же делать, что – же делать?  ...Сколько их там, на мосту ты говорил, человек триста. Давай «садись» на рацию свяжись со штабными, уточни время прибытия  десанта, если не успеем прикрыть трибунал. Ну, а там кому дисбат, кому лагеря, а кому вышка.

        Лесной  воздух, смешиваясь с запахом промасленных комбинезонов, наполнился движением, быстрые  проворные танкисты  суетились, убирая маскировку с бронемашин, комбат расхаживал вокруг собравшихся возле Светланы ребят.

Наблюдая за тем, как Павел, бережно приподняв её голову, протирал влажной салфеткой побелевшее лицо. Девушка плакала, прижимаясь к парню. Майор никак не мог привести в порядок свои мысли, вопросы возникали с катастрофической скоростью, а самый главный из них, срывал шквальным ветром все остальные «Что же будет, потом, когда его не станет?».

Господи сколько нежности, чистоты и бережности друг к другу, да они же любят, влюблены по уши. А тут война, целую вечность сплошная резня, ну и когда здесь думать о любви, смерти, вон там, на мосту голые детишки корчатся от ужаса и боли. Так пора кончать с сантиментами, лучше подумать, как всё лучше провернуть. Если сейчас даже кончик орудия из леса высунуть немцы вместе с мостом угробят всех. Нужно что-то придумать, каким то «макаром» подойти поближе, отвлечь…» Смирнов снова развернул карту, подозвал Шкарубо и Гвоздика.

           Выбрали ближайший брод, один из танков решили закамуфлировать под легкий немецкий и устроить шумный спектакль с преследованием. Ну, а краску позаимствовали у будущих потомков, которые с интересом вслушивались в разговор. После того, как всё было готово, комбат подошёл к ребятам.

- Значит так, пацаны сейчас мы немного повоюем, вы пока соберите своё барахлишко, и как только мост возьмем, дуйте, до своей Ведьминой горы. Может бог даст ваши «Шары» вернут вас обратно, думаю, каким бы наше будущее не было уничтожать и судить, мы его не имеем прав. Жалко, что здесь свиделись,  даже вот толком порасспросить обо всём не успел, как там да чего? Интересно, наверное, про нас судачат всякое?
 
    Наверное,… ну что же такие вот щи, так просто не расхлебать, русский человек только и делает, что воюет, такая, наверное, у нашей земли доля? Только помните одно, гордится, вам есть кем, эту победу ни какай грязью не загадить, и у вас там ни какой свастикой не перечеркнуть.

    Кем бы вас не назвали, всё равно - вы русские,…в какие бы цвета вас не раскрашивали, белые, красные или синие .… Мало ли, что какому то самодуру в голову взбредёт…. Одному царю жёлтое подавай, другому крестов или звёзд не хватает…. запомните главное люди, главное сохранить человечность,  не поддаваться разгулу…. Да что - то меня на «помпу» потянуло, наверное, по другому не сказать, так что…всё вообщем… пора нам, …да и вам тоже…

        Смирнов подошёл к Павлу, поддерживавшему  Светлану, положил забинтованную руку на плечё, пристально посмотрел в глаза. Пашу наполнил прилив, какой то справедливой силы, исходивший от взгляда этого сурового, покрытого ранами воина.

Больше они никогда не увидятся, этот человек часть его жизни, его кровь и плоть уйдёт в бой, за совершенно незнакомых людей…уйдёт, что бы погибнуть, нет, нет, нужно его остановить.… Нельзя допускать такого, пусть он останется и командует  по рации, подумаешь, один из десятков миллионов громадного списка погибших, уцелеет. Что история вспять, покатиться, или меньше евреев спасётся, ну что такого страшного произойдёт? Хаос мыслей прервался, парень чуть-чуть подался вперёд.

- Вы знаете, я, когда рассказывал про родню, я не думал что это…мы с вами… что это про вас я сказал что….в бою, который будет, вы…

- Павел Федорович, тёзка ты, что же считаешь, на свете мало однофамильцев, прекрати, мы просто так не погибнем, мы бронированные. Да и судьбу не обманешь, и вообще, не за зря, может не у нас в посёлке, так хоть в этом, как его там Биробиджане вспомнят. Всё ребята по коням, пока фрицев всех не укокошим, замрите.

      Смирнов ещё раз окинул ребят взглядом, улыбнулся и зашагал к танку.



11 Глава. ОГОНЬ.



       – Почему он так на тебя смотрел, - Света прижималась к Паше, казалось, застрочи сейчас пулемёт, она закроет его собой.- Пашенька он такой странный, так долго говорил, а сам всё на тебя смотрел, я подумала, может он не хочет тебя отпускать. Так страшно сделалось, может, поедим уже домой, а ребята, Вова ты как, дорогу найдёшь?

      Загрохотали дизеля танков, смешиваясь с шумом выстрелов тройным эхом доносящихся от реки. Первым выехал перекрашенный в чёрный цвет с белым крестом закамуфлированный танк. Быстро промчался мимо поникших ребят, въехав в устье реки, направился к броду. На броне в своей форме сидел пленный немец, несколько красноармейцев прикрывшись плащ-палатками, расположились рядом.

По плану комбата, вслед лже тигру завыли снаряды, через несколько минут двинулись тридцать четвёрки. Немцы, тут же отреагировав на внезапную погоню, двинули свои тяжёлые танки на выручку, проход к мосту открылся, и танковый батальон Смирнова устремился вперёд.

Люди, лежавшие вповалку, вскочили и бросились навстречу грохочущему металлу, солдаты СС застрочили из автоматов, кто-то замертво падал в реку, кто - то полз, мимо спасительных гусениц в лес.

У брода, уже горел один Тигр, закамуфлированный танк полыхнул и закрутился на месте. Словно раненый зверь, жалобно завывал мотор, снаряды срывали покрашенные черные доски, обнажая цвет весны и словно пятно крови, красную звезду.

          Танк комбата, прикрывая убегающих, медленно, с гордо вздёрнутым орудием, катил по мосту. Со стороны луга, немцы лихорадочно разворачивали в его сторону орудия, сдерживавшие партизан. Огнём  тридцать четвёрки, вспахало высокую траву, одна из немецких пушек, клюнула носом в землю.

 Танк, выехав с моста на другой берег, стал разворачиваться влево, не прекращая вести огонь, с правой стороны из дзота, вылетел шар огня, фаустпатрон  угодил в баки, разорвал гусеницу. Оголив колеса, полыхающий стальной богатырь, не прекращая стрелять, съезжал с вала к реке. С низины луга показалась «Пантера», поднимая пыль, она мчалась на тридцать четвёрку.

Раздался страшный скрежет. Танк комбата, теряя последнюю опору, поехал по откосу вниз. Немец, не рассчитавший силу тарана, зацепившись за противника, потянулся следом. В мёртвой схватке,  обнимая друг друга, смертельно кусая, панцирные монстры ушли под воду.

     Наблюдавшие в укрытии ребята заорали. Короткий прыгнул  в джип, Мишин, уже сидевший на заднее сиденье расчехлял гранатомёт, помчался через мост на другой берег.

     Павел, сбрасывая на ходу одежду, схватив автомат, устремился к реке.

 «НЕТ ПАШЕНЬКА НЕ НАДО, ТЫ УЖЕ НЕ ПОМОЖЕШЬ, ОНИ ПОГИБЛИ, ВЕРНИСЬ, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, НЕ ПОГИБАЙ, ПРОШУ ПАШУЛЕЧКА!» Светлана,  приседая под свистом пуль, хватаясь за руки парня, спускалась вмести с ним к реке.
«НАМ НЕЛЬЗЯ ТУДА, Я НА «ВЕДЬМИНОЙ ГОРЕ ЗАГАДАЛА, ЧТО Б ТЫ МЕНЯ ПОЛЮБИЛ, ЧТО БЫ У НАС БЫЛА СЕМЬЯ И ДЕТКИ, А! КАК ЖЕ! И ЧТО БЫ МЫ УМЕРЛИ В МЕСТЕ, НО НЕ СЕЙЧАС ЖЕ! ПАШЕНЬКА! МОЙ ЛЮБИМЫЙ, ПОШЛИ ДОМОЙ!»

 На мосту где мчался гелентваген Короткого, полыхнула яркая вспышка.

Света повернула голову, чёрные лакированные куски метала, словно новогодние блёстки, опадали в реку. Уцепившись за плечи Паши, она почувствовала приятное тепло, разливающееся по всему телу...

 Вода стала горячей от их соприкосновения, страх утонул в восторге, этого невероятного соприкосновения. 
Даже столбы воды  вдруг выросшие перед ними, засияли  волшебным светом летнего солнца. Они вместе,….
Света закрыла глаза,…ей показалось,… что так будет легче….легче представить их будущее


      Плыли красные облака. Зло гудели моторы громадных бомбардировщиков, помахивая свастиками на крыльях. " ВОЙНА!  НЕУЖЕЛИ ... ВОЙНА? " Гул нарастал, меняя диапазон и тональность. Паша вскочил, сонно посмотрел на телефон, гудящий мелодию, мигающий разноцветными огоньками. Поднял трубку и сразу же всё вспомнил  ...
         


                Москва 2005 г  Сергей МАРС ПУШКИН






Рецензия на повесть "Ведьмина гора"
                Здравствуйте, уважаемый Сергей!
Вещь эта ваша объёмна и убедительна. На мой взгляд, всё в ней к месту: язык, слэнг, резкая смена картин - органичны. Это такой кусок жизни - многим ранее неизвестный. За добычу такого материала - честь вам и хвала. Читается, вызывает размышления.
Успехов вам и добра.
Володя Морган Золотое Перо Руси
http://www.proza.ru/avtor/djerd

Настоящая история Руси - http://www.youtube.com/watch?v=kHQrVc6ch9s&noredirect=1


Рецензии
До появления "инопланетян" чувствовались какие-то шероховатости, неровности, рывки что ли... Но потом всё пошло совсем по-другому: и я понял, что так надо.
Произведение мне понравилось.
Если перефразировать Веслава Брудзиньского, польского сатирика, «Все больше истин прикидываются ложью, чтобы привлечь слушателей», то получится «В какие только ризы не одевает автор истину, чтобы только привлечь читателя, отвлечённого ложью».

Хомуций   17.07.2013 20:03     Заявить о нарушении
Мудрый был человек…и тонко подметил. Но, у меня только правда.
БлагоДарю

Сергей Марс Пушкин   17.07.2013 20:06   Заявить о нарушении
Извиняюсь, только одна фраза... По поводу рывков, изначально это писалось, как киносценарий...

Сергей Марс Пушкин   17.07.2013 20:11   Заявить о нарушении
То-то я чувствовал мелькание кадров.

Хомуций   17.07.2013 20:38   Заявить о нарушении
Ну, если при прочтение возникает хоть какое то видение произведения, это уже для автора успех))) Если конечно экранизировать, то видеоряд, сценография и музыка всё поставят на свои места...

Сергей Марс Пушкин   17.07.2013 21:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.