Shit happens

Как я однажды чуть не отправилась в Поля Вечной Охоты.
 
(Индийский океан, дайв-сайт Maaya Thila, Мальдивы, январь 2011)

Я никогда не боялась нырять.
Что бы под водой ни происходило, я каждый раз спокойно шла на следующее погружение, не испытывая никаких особых волнений и тем более страхов. Паника? Вы о чём? Я и паника, да такого не может быть. Испугаться - конечно могу, ведь я нормальный живой человек с нормальными инстинктами самосохранения. Но  запаниковать? Никогда.
 
Под водой за три года активного ныряния я пугалась пару раз, но происходило это всегда днём, да и каждый раз вокруг была куча народа. Поэтому было не по-настоящему страшно, а как на американских горках - такой весёлый адреналиново-эндорфиновый страх, когда стрёмно, но при этом знаешь, что ничего тебе не угрожает.

Дайвинг, в принципе, безопасен.

Весь этот ореол героичности и крутости на самом деле не более, чем обывательский стереотип. Смешной бонус к хорошему интересному хобби.

Те, кто нырял - знают, как оно на самом деле. Это если с берега смотреть или по телевизору, то кажется, что дайверы все или поголовно сумасшедшие или некие сверхсущества. А на самом же деле рекреационный дайвинг не сложен и безопасен, и им может заниматься практически любой. Обучись правильно у правильного инструктора, а дальше грамотно планируй, чётко следуй и ничего не нарушай.
 
Дайвинг становится опасен только если нарушать. Абсолютно не важно, что именно нарушать, хоть по-мелочи. Да, какое-то время будет работать "авось". Но однажды, в один прекрасный день или ночь, все эти крошечные недочёты и "незначительные" мелочи сплетутся в один клубок и... И вот ты почти дохнешь из-за какой-то дурацкой запутавшейся резинки или не заряженного аккумулятора в фотовспышке.

Когда я думаю о Том Погружении, больше всего меня поражает именно то, как всё совпало. Исключи хоть один малюсенький фактор и всё было бы нормально. Но нет. Мой пазл сложился идеально.

О том, что тогда происходило в действительности, я до сих пор полностью никому и не рассказывала.

Когда я вылезла из воды на доньку, я вроде попыталась что-то выдать утешавшей меня Люсе, но мозг напрочь заклинило и сквозь остаточные слёзы-сопли и начинающееся истеричное хихиканье, я повторяла одно и то же - про Чужих и про Полосочки. Про остальное ни слова, будто этого и не было вовсе. До определённого эпизода рассказывать могла, потом - пауза, щёлк! - и всё с начала.

Потом было возвращение на яхту, качественные полномасштабные рыдания в одиночестве под горячим душем, снятие стресса за общим столом, опять попытка что-то рассказать... потом виски, виски, виски... Прекрасный Принц... и больше не рассказывалось ни-че-го. Сон.

Позже, уже дома, я несколько раз пыталась выдать интересующимся сокращённую весёленькую "ха-ха"-версию произошедшего. Но наблюдался странный эффект.

Рассказывая о случившемся в шуточном тоне, я сама всё-равно продолжала ужасаться и переживать, ведь в голове всё упорно помнилось чётко и ясно и без всяких шуточек. Но слушатели абсолютно не проникались величием момента. Одни говорили "Ой, ну и что такого?". Другие же пытались объяснить мне, как именно я "должна была спокойно брать азимут и спокойно возвращаться к яхте". И это дико бесило.

Причём особо бесило, что особую снисходительность проявляли и лекции читали исключительно дайверы начинающие или же дайверы, ни разу в океане и в течениях не бывавшие. Или вообще не дайверы. Хотелось вцепиться когтями и заорать - "А вы там были?!" Но я не вцеплялась. Смысл? Я и сама до этого случая наверное также отреагировала бы на подобный рассказ.

Потому что все мы умные, смелые, умелые и хладнокровные - особенно сидя дома на уютном диване.

И потому что мы все уверены, что уж со мной-то, таким умным и правильным, такое шайзе никогда не случится.

И потому что, даже если и случится, то мы конечно же спокойно возьмём азимуты и спокойно со всем справимся, а панике поддаются только идиоты.

Вот только ночью , в океане, в течении, с гаснущими фонарями, с выпадающим изо рта откушенным регулятором, в полном одиночестве всё, знаете ли, иначе.

А дайверы опытные ничего не комментировали, лекций не читали, подливали виски и рассказывали свои похожие истории.

-----------------------------


Причина ПЕРВАЯ.  Камера.

Я впервые ныряла с новой подводной камерой, в новом боксе и с новыми выносными вспышками. Эта такая огромная хрень с размахом крыльев больше метра, с чудовищной парусностью, которая нарушает сразу всё. Смотри фото сверху, да, это она у меня в руках.
 
Кто ныряет знает: под водой надо быть идеально обтекаемым, от этого зависит многое, но главное - сколько сил ты потратишь и на сколько времени в итоге хватит воздуха. Даже чуть торчащий шланг нарушает гидродинамику, а тут у меня в руках такой вот дельтаплан. Плыть с такой дурой даже при небольшом течении трудно, очень трудно. Только к середине сафари я привыкла к этой конструкции под водой. А тогда это был лишь второй день сафари, шестое погружение с этой моей новой "игрушкой"... 

Предыдущие пару лет я ныряла с маленькой "мыльницей". Четыре кнопки, один режим -  можно вообще не отвлекаться.   тут всё вручную и не только на камере, но и отдельно на каждой вспышке, и не четырьмя, а двадцатью кнопками и рычажками.

Это отвлекает. Ведь помимо кнопочек и фоторежимов ещё есть бадди, группа, воздух, глубина, время - изволь и за всем этим следить. И по сторонам смотреть нужно. Ты с камерой возишься, а мимо стая орляков чешет, акулки позируют, всё пропустишь.

Ещё очень важный момент - вспышки были не мои. Мне их дал в пользование хороший человек Сергей. Вещь цены не малой (ОЧЕНЬ не малой), а повредить, утопить, потерять их - элементарно. И тряслась я над этими вспышками, аки над золотыми. Только бы не зацепить за что-нибудь. Только бы не поцарапать или не дай бог сломать-потерять. Короче, за безопасностью вспышек я тогда смотрела куда внимательнее, чем например за тем, куда плывёт группа, признаюсь. А если бы вспышки были мои? Да плюнула бы я тогда конечно, и на камеру и на вспышки.

Так что - да, левая рука у меня полностью и абсолютно была занята драгоценной камерой. Сознание и внимание тоже были очень сильно заняты камерой. В конце сафари, когда меня пару раз просили побыть бадди для не сильно мне знакомых ребят, я фотик вообще не брала, дабы не отвлекаться.

В общем, камера под водой - страшная вещь. И фотограф под водой - страшный человек. Бадди для фотографа нужен особенный, эксклюзивный, личный. Мегаопытный и мегатерпеливый. Но мало кто любит быть напарником фотографа. Потому что бадди из самого фотографа, по сути, никакой.


Причина ВТОРАЯ. Много бадди = отсутствие бадди.

Самая восхитительная поездка у меня была на Филиппины. Мне была оказана огромная честь - меня, тогда дайвера едва с 50ю погружениями, взяли в элитную группу опытных профи, просто потому, что я тогда с маленькой мыльницей пыталась изображать из себя "фотографа". И в бадди мне был назначен тоже гуру - Андрей, который после своих 500 погружений просто перестал их считать.

Это был мой дайверский рай. Я вообще ни о чём не думала. Я наслаждалась, фотографировала козявочек, игралась с фотиком и в любую секунду могла повернуть чуть направо голову или вообще не глядя протянуть назад-направо руку и там был мой бадди - так, как и должно быть.

Иногда вместо Андрея со мной ходила Ксюша, но всё было точно также. Моя бадди пасла меня неусыпно, терпеливо ждала и за всем следила. Часто меня опекали и Андрей и Ксюша вместе. Я обожала своих напарников и пыталась отплатить им за заботу обо мне бесконечными подводными фотосессиями.

Поехав с новой суперкамерой на Мальдивы, я  надеялась, что и тут всё будет также прекрасно.

Увы.

В первый день часть народа не захотела нырять и бадди у меня был один.
На следующее утро кто-то из вчера ненырявших созрел (протрезвел) и бадди у меня стал другой.
Потом им был гид нашей фото-группы.
Потом почему-то опять не гид.
Сначала мы плавали общей группой.
Потом нас фотографов отделили в отдельную группу. Нет, вернули в общую. Нет, снова  в отдельную.
Я конечно полная дура была - если я на 100% не знала перед дайвом кто КОНКРЕТНО мой бадди, то нужно было упереться и настоять, или вообще не идти.

Но я же вежливая.

На донье, когда все были уже в скубах и вроде распределились кто с кем, опять внезапно начался ералаш "бадди-не-бадди". Нам вдруг сказали, что мы снова идём общей группой. Ну, может, не совсем общей, но в конце общей. Как бы отдельно. Но вместе. То есть за минуту до самого погружения опять всё начали менять.
 
Я помню, что уже перед самым входом в воду, у бортика, я подошла к ВА и попыталась уточнить "Простите, так кто ж таки мой бадди?"
На что ВА ответил: "Мы идём общей группой, чего тебе опять не ясно?"
 
Действительно.

Люся услышала и сказала мне, что мой бадди ВА.
ВА, наверное, решил, что мой бадди гид.
Гид-мальдивец, который вообще-то просто ведущий по маршруту гид и ни разу ничей не бадди, наверное был даже не в курсе нашего очередного передела пар.
У Люси был свой бадди и она была уверена, что за мной присмотрят ВА. Или гид. Или кто-то.

Я сама как всегда ХОРОШО ПОДУМАЛА, поняла, что бадди у меня нет никакого и решила, что пойду со всеми вместе, раз мы "общей группой". Соло-найт-дрифт-дайвер, ага.

В общем, на погружение я шла вся раздражённая, нервная и злая. И может всё бы и обошлось, если бы не ночь и не будь тогда такого течения.
 

Причина ТРЕТЬЯ. Течение.
 
Мальдивы - это Океан. Океан - это течения. Течения сильные и непредсказуемые.
 
Никто точно не знает, с какой силой и в каком направлении будет дуть и когда и на какой глубине оно поменяется и поменяется ли вообще. Первым прыгал в воду инструктор Макс, проверял по поверхности и либо давал добро, либо не давал и тогда мы переходили чуть в сторону. Но и в стороне никто не мог гарантировать, что ниже всё будет хорошо. Ох, как мы по-началу Макса доставали. "Макс, а течение будет? А какое? А сильное?" С третьего дня мы выучили, что течение - будет. Или не будет. Сильное. Или слабое. Что это - Океан и тут всё меняется в пять секунд.

Правило для течений одно: нырнуть, тут же упасть вниз, прижаться к рифу, слиться с пейзажем, сориентироваться по ситуации и, если плыть невозможно, то ползти, ползти, цепляясь двумя руками за всё, за что можно зацепиться, пока не доползёшь до более-менее тихой зоны.

Но в течениях вся прелесть. Там, где течения, там вся жизнь. Там планктон, который жрут гигантские манты, красавцы-орляки, китовые акулы и всякая рыбная мелочь, а эту мелочь жрут большие рыбы, которых жрут акулы-молоты, акулы серые, акулы белопёрые, чернопёрые и прочие. А на всё это, уцепившись за камушки, смотрим мы.

Мальдивские течения это круто. Об этом знают все дайверы, к этому морально готовятся до поездки, а после любят рассказывать, как кого переворачивало вверх ногами, как выкручивало ласты, срывало маску, а регулятор вставал на фри-флоу от напора встречной воды.
 
И разумеется самое сильное течение у нас случилось той самой ночью. Потом днём в каналах разумеется тоже дуло, но днём вообще всё иначе.

Особо обидно, что утром мы пошли нырять на этот же сайт и там, где прошлой ночью было не удержаться на месте, там по утру была полнейшая тишь да гладь. Солнечные лучики играют по разноцветным кораллам, голубая прозрачная неподвижная вода, тысячи пёстрых рыбок и осьминожки.

После этого утреннего дайва, Миша, НЕ ХОДИВШИЙ НЫРЯТЬ НАКАНУНЕ НОЧЬЮ, мне сказал - "Катя, не понимаю! И чего ты вчера испугалась? сайт - элементарный! что тут такого? ну потерялась, всплыла СПОКОЙНО, взяла азимут на яхту, опустилась метра на три и СПОКОЙНО дошла до яхты!"
 
А я вспомнила, как я накануне не могла дотянуться до брошенной мне с доньки верёвки - не могла продраться сквозь полметра воды. Да, азимут. И главное -  спокойно.
 
Ну и "по мелочи".

Я не взяла фонарь. Он у меня разумеется был, большой правильный фонарь. Но когда я собралась на это ночное погружение, то поняла, что взять этот замечательный фонарь мне не во что.
 
Левая рука абсолютно и безоговорочно держит камеру, а правой я нажимаю на кнопочки, фотографирую, меняю режимы, изменяю положение вспышек. И правой же рукой при необходимости цепляюсь за камушки. Мне только фонаря ещё в этой руке не хватало.

Поэтому, опять же ХОРОШО ПОДУМАВ, я приняла гениальное решение. У меня же две вспышки! Которые можно включить в режим пилотного света, так, чтобы они работали, как фонари и светили всё время. Ночные погружения обычно недолгие, хватит.

И я оставила свой большой правильный фонарь на яхте.

Но запасной маленький фонарик взяла, хотя он у меня и так всегда в кармане компенсатора валялся. Только он хоть и Скубапро, и LED, но света от него не много, он больше чтобы приборы подсвечивать. Запасной короче.

Я вынула этот микрофонарик из кармана, намертво привязала его на D-ринг на правом плече (карабина лишнего не было) и решила, что теперь он у меня очень удобно висит и при необходимости я его правой рукой всегда смогу включить и что надо подсветить. А главными фонарями у меня будут две мощные вспышки! То есть у меня теперь как бы аж ТРИ фонаря! Ведь шикарно, правда?

Только я как-то не учла, что манометр, на который под конец погружения мне очень нужно было посветить фонариком, чтоб увидеть сколько воздуха осталось -  зафиксирован карабином в районе ЛЕВОГО БЕДРА (нижний левый D-ринг на компенсаторе).
А фонарик намертво привязан к ПРАВОМУ ПЛЕЧУ.
А рука одна.
И рука эта под конец ничего не могла отцепить, потому что рукой этой я держала выпадающий изо рта регулятор.
Потому что я откусила загубник.
Нет, на октопус я тоже перейти не могла.
Потому что он запутался. 
Нет, распутать его я не могла, потому что я держала регулятор.
Но об этом позже. 

Итак, три фонаря. Один маленький, с ладонь размером. И две вспышки в режиме постоянно включённого света. 

Вот если бы я только ещё подумала об аккумуляторах в этих чёртовых вспышках!

Это был четвёртый за этот день дайв. И я сама аккумуляторы точно не меняла.
Поймите, это был 2й день моего опыта пользования этими (чужими!!!) вспышками, я про них толком ещё ничего не знала. Ухаживал-обслуживал за ними пока что сам Хозяин Вспышек Сергей, тот кто мне их дал и меня фото-обучал. Если я и делала что-то с ними сама, то только под его контролем. Мне так было спокойнее, ему тоже. Пару раз перед погружениями я подходила к Сергею - "Пошли поменяем мне аккумы, проконтролируешь меня?" - "Да я уже всё поменял, расслабься." И снова так, и снова.

Я и расслабилась.

Ну хоть бы спросила его - "Сергей, а сколько вспышки могут проработать в режиме пилотного света? А вообще можно их как фонари использовать? А ты мне перед этим дайвом аккумы менял или не менял? Давай поменяем? Проверим?"

Ничего я не спросила. И не проверила. 

Я когда на яхту вылезла, ВА на меня - "Ты зачем свет на вспышках выключила?!"
А что я скажу? Не выключала я, оно само. Нет, они внизу не погасли, но они весь дайв находились в процессе угасания. Полпогружения я провела с мыслью, что эти суки сейчас сдохнут окончательно, и я останусь тут одна со своим микрофонариком, светящим на два метра. В чёрном ночном океане.

Но главное - я ж перед погружением ХОРОШО ПОДУМАЛА. Это у меня всё так было СПЛАНИРОВАНО, понимаете? Три фонаря, куда больше-то? Правда?

А ещё и не взяла под воду никакого сигнального устройства, чтоб если что привлечь к себе внимание и на помощь позвать. Шейкер у меня есть, но он остался на яхте, в ящике, по той же причине, что и нормальный фонарь - держать нечем.
И я не стала его привязывать к жилету, как делала прежде. Потому что так он регулярно за что-то цеплялся, звякал в течении и нервировал плывущих рядом. Мне сказали - отвяжи, это раздражает и отвлекает. Я и отвязала. Ибо я очень вежливая.

И я даже не догадалась положить его хотя бы в карман.  Мои аварийные размахивания фонариком и полудохлыми вспышками из стороны в сторону под конец этого погружения никто не видел. Денис, Катя и Макс плыли впереди меня и то, что я сзади взываю о помощи они не замечали. И даже постучать корпусом фонарика о стальной баллон я не могла - он ведь к жилету был намертво привязан. Блеск! 

Еще я была без перчаток.

Я их до этого не надевала ни разу, неудобно в них кнопочки на камере нажимать, а таких течений, чтоб изо всех сил цепляться за риф - такого до этого погружения  не было. А тут вдруг случилось, и нужно было не просто придерживаться, а надо было изо всех сил цепляться за всё что попало и подтягивать себя рукой вперёд, гребков ластами было недостаточно, сдувало нафиг. Кажется, без перчаток тогда была я одна.

И с одной рукой была только я - второй я прижимала к себе камеру, больше следя за тем, чтоб драгоценными вспышками не задеть острые камни, чем за тем, за что я держусь своей несчастной лапой. Ладонь в итоге была расцарапана в хлам.

Да ладно, хорошо хоть ни за кого ядовитого не схватилась  - я там  не сильно рассматривала, за что цепляюсь. Вот ни разу до этого не видела настоящую бородавчатку. Скорпен разных видала тыщщу, а этих тварей ни разу. А на этом восхитительном погружении сразу двух. Два чудовища, которых я бы приняла за прекрасный камушек для хватания, если бы они в этот момент не пошевелились.

На самом деле отсутствие перчаток на фоне остальных глупостей большой роли не сыграло, но дополнительный антураж всему этому безумию придавало.

---------------

Ну и собственно как это было.


Я, раздражённая разборками "бадди-не-бадди" и злая на "что тебе, Катерина, опять не ясно?", шагаю в воду, и тут же чувствую что-то неправильное - тянет от лодки уж слишком сильно. С трудом подгребаю назад, хватаю тяжёлую камеру, которую мне протягивают с доньки. Рядом орут "Быстро вниз!" что спокойствия не прибавляет. Все вокруг прыгают и тут же на пустых компенсаторах уходят на дно.
 
А мне же надо ещё камеру закрепить! И где  мои 4 бадди? (гид, ВА, Сергей и Люся) Но где-то рядом орут "Катя, вниз!" и я послушно ухожу вниз. Я моих бадди не вижу, но надеюсь, что они видят меня.

Дальше всё одновременно - сдуваться, погружаться, ориентироваться, прицеплять камеру к жилету. Нашарить вслепую в темноте на вырываемой течением камере маленький карабинчик, ринг на жилете, защёлкнуть, переключить вспышки в нужный "фонарный" режим, при этом борясь с течением, продуваясь и следя за фонарями ушедших вниз согрупников. Сейчас я это сделаю, зевая и лениво прикидывая, что бы сожрать на ужин. Но тогда мне это было сложно.

Дно. Не совсем дно, но плавный свал рифа, полустеночка с балкончиком, само дно где-то ниже, а мы ползём вдоль выступа рифа против течения. По-началу именно ползём, вжавшись в риф. 

Мучительно пытаюсь найти такое положение, чтоб камеру меньше вырывало из левой руки - под себя её не поджать, так как я сама прижимаюсь ко дну и ни черта не вижу, что там подо мной, хватаюсь правой лапой за всё подряд, не глядя, больно царапаюсь об острые кораллы и жутко боюсь поцарапать или отломать Жутко Дорогие Вспышки. Парусность от камеры чудовищная.

Назад не посмотреть. Где мои "4 бадди" не знаю, не до этого мне, но я конечно надеюсь, что они сзади и меня видят. Передо мной одна из наших пар, и я иду за их спиной, как будто я с ними. Мне вообще сейчас ни до чего, я сражаюсь, цепляюсь, боюсь за вспышки и жру воздух.

Так продолжалось минут пять, может и меньше. Мы опустились ниже, прошли чуть дальше и дуть в морду перестало. Я осознала окружающую действительность, прочувствовала расцарапанную лапу, посмотрела назад, увидела идущих сзади, чуть в отдалении, моих напарников.
 
И тут же расслабилась и начала играться со своей игрушкой.
 
Было здорово. В темноте было удобно видеть, в какой точке сходятся лучи вспышек. А то днём каждый раз свет при съёмке я выставляла наугад, и частенько промахивалась, а тут чётко видела, как меняется  область освещаемой зоны.

В общем, дальше было нормальное погружение. Я фотографировала, спокойно плыла между впереди-идущей основной группой и сзади-идущей фото-группой и ни о чём не беспокоилась. Было хорошо. 

Глубина, на которой проходил дайв, была не большой, метров двадцать. Гуляй себе и гуляй. Но предыдущая серия 30-40 метровых погружений (Мальдивы же, там других глубин не ныряют) сказалась - четвёртое погружение хоть не глубокое, но бездекомпрессионный лимит начинал ощутимо поджимать. Я всё чаще поглядывала на комп, но видела, что идущие передо мной и сзади меня товарищи не спешат подниматься, значит и мне рано? Мы же до этого ныряли одинаково, а значит если они сидят тут внизу, значит и мне можно?   

А потом кто-то из впереди-идущих увидел внизу ската. И не просто ската, а огромного стингрея, лежащего в красивой пещерке, а рядом ещё мурена, акулки и прочая живность. В общем, картинка. Но ниже.
 
Тусню у ската я увидела сверху, посмотрела на комп, поколебалась - лимит был уже совсем близко. Но чёрт возьми, ведь те, кто внизу, ведь мы нырнули одновременно и шли по одному профилю, значит у них те же самые показания, что у меня, и раз они опустились, значит... значит я тоже пойду стингрея смотреть.

Я спустилась, повисела-подождала, чтоб суетящийся у пещерки народ уплыл и не мешал мне фотографировать. Начала снимать ската, поменяла режимы, так, сяк, ещё поснимала. В этот момент к пещерке подплыли мои "4 бадди", шедшие сзади и тоже теперь желающие заснять картинку. Я отплыла чуть в сторону, чтоб не мешаться и посмотрела на комп.
 
Там давно и хладнокровно насчитывалась дека. Не много пока, но... И что мне теперь делать?  Продолжать сидеть тут внизу с фото-группой, ждать, пока они заснимут животное и влететь в деку абсолютно и окончательно?! А как её потом выстаивать в течении? Не выстаивать и залочить комп? А как потом нырять без компа? Или подняться выше чтобы уйти из деки и идти следом за уходящей основной группой?

Наверное сначала надо просто немного приподняться, озарило меня, а там видно будет.
 
И я приняла роковое решение.

Никому ничего  не сказав, не показав, я начала самостоятельно подниматься. Я ж не сильно наверх, мне немножко, но очень надо. И вообще - сами сказали, что "идём общей группой, чего не понятного!", так что я имею право идти с кем хочу.

Поднялась. Цифры на компе улучшились, но вокруг всё ухудшилось -  я опять попала в течение. Только дуло теперь не в морду, а почему-то в спину.
 
И вот висю я, уцепившись за камушек, и опять ХОРОШО ДУМАЮ, а что же мне теперь делать дальше? Держаться сложно (но конечно можно). Но можно отцепиться и пойти догнать ушедших вперёд, я их ещё вижу, свет их фонарей. Или стоять-ждать тех, кто внизу со скатом?
   
И я сделала следующий судьбоносный выбор - отцепилась и поплыла догонять ушедшую группу.
 
Разумеется, потом-то я всем рассказывала, что держаться не было никакой возможности, и что меня прям сорвало с рифа жутким потоком и унесло в чёрные океанские дали, неужто я бы сама по своей воле отцепилась и ушла?! Не правда это. Сама я отцепилась, сама. 

Догнала, прилипла к идущим передо мной дайверам, расслабилась, ну и плыву себе крайней за ними. И плыву. И плыву. Мне было хорошо и комфортно, течения почему-то опять не стало, ничто не предвещало, и я снова упёрлась в камеру.

Через какое-то время боковым зрением я заметила какие-то изменения в движениях плывущих впереди. Подняла голову и увидела, что те уже не плывут, а стоят на месте, причём развернувшись ко мне и хором вопрошая "окей"? Остановилась и я. И наконец-то рассмотрела тех, за чьими ластами я уже долго, долго, долго куда-то шла.
 
Вдруг осознание - не наши маски. Не наши ласты.  Не наши костюмы. ЧУЖИЕ. Я потерялась. Разворот назад, где мои?! А там чернота и никого, обратно смотрю на Чужих, они продолжают вопрошать, окей ли я. Они тоже поняли, что я чужая. Прилипло нечто с рогатой камерой и тащится за ними.

И что я им показала? Я, потерявшаяся свою группу ночью в океане и абсолютно не знающая куда, блин, теперь тут плыть? Ну конечно "Ок!" Мол, я в полном и абсолютнейшем ПОРЯДКЕ.  Автоматический рефлекс, выработанный за три года погружений. Окей? - Окей!

Процесс распространения ужаса по тушке секундный: немеет затылок, спина вдоль позвоночника, ноги. Ощущение, что не можешь двигаться. Мозг тоже немеет и не двигается. Причём особое скотство, что это всё произошло вдруг и без всякого предупреждения. Я к такому не была готова. Но упорно продолжала показывать окей.

Всё, это была паника. Я даже не очень чётко всё помню дальше. Меня накрыло -  именно как волной накрывает, когда у берега плаваешь в лёгкий шторм и волна неожиданно сзади тебя с головой НАКРЫВАЕТ. Нет никакого постепенного перехода из одного состояния в другое, это внезапно и как к этому подготовиться и предотвратить, я не представляю. Нет, к волне  можно подготовиться, а к панике нельзя.

С этого момента у меня больше не было никакого контроля, никакого анализа, а из всех возможных вариантов действий выбирался самый абсурдный. Никогда бы в жизни не поверила, что буду делать то, что я тогда делала.

Ну а "чужие" что? Они спросили - я ответила, что у меня "всё в порядке". В порядке так в порядке, они развернулись и ушли.

Разумеется я должна была и дальше продолжать идти за Чужими, выходить на их яхту и те по радио связались бы с моей яхтой. Мои бы конечно понервничали, но зато гарантированный хэппи-энд. А что сделала я? Я поплыла назад. Мои "бадди" остались сзади, у стингрея, значит если я вдоль рифа вернусь назад, то наткнусь на своих - видимо так я тогда "думала". Если вообще думала.
 
Я действительно уплыла во тьму. Ночью. В Индийском океане. Одна.

Плыла наверное несколько секунд. Или минут. Не знаю, время совсем иначе шло.  Вокруг было Чёрное. И ничего, и никого. Ни сверху, ни снизу, ни с какой стороны.  Один ориентир - свет моих "фонарей" слабо (уже слабо) освещал стеночку, вдоль которой я плыла "назад". Да я вообще уже ни хрена не понимала, где зад, где перёд, куда я тут плыву вообще.

Это никаким словами не описать. Вы можете не верить, хохотать и презрительно кривить губу, читая мои признания, крутить пальцем у виска и вообще считать это ерундой, не стоившей таких переживаний. Да, имея сейчас под 500 погружений, я вроде как тоже понимаю, что так оно и есть. Но даже сейчас, по прошествии многих лет после того погружения у меня всё равно непрятно сводит тушку, когда я вспоминаю ту абсолютную черноту вокруг. И я в ней одна. С камерой и расцарапанной лапой. И возможно с акулами. Которые иногда интересуются одиночными паникующими поцарапанными особями. Хотя как раз об акулах я тогда мало думала и уж точно не они были тогда моей главной проблемой.
 
Короче, когда меня ЭТО ЧЁРНОЕ окружило, я опять развернулась, догнать Чужих. Да хоть кого. А Чужих я уже тоже не вижу - видимость и так метров 20, ночь, их фонари от меня отвёрнуты, а может просто они уже за изгиб рифа завернули. В общем, туда-сюда, никого и ничего.

Тогда я совершила МАЛОконтролируемое аварийное ПОЧТИвсплытие. Да, я метнулась и наверх тоже, не глядя на компьютер, какой там компьютер... Это я сейчас в шоке, как это наверх? Как это даже не посмотреть на компьютер? Да я бы никогда!
 
Но подскочив на сколько-то метров я, во-первых, какими-то остатками сознания вспомнила, что ТАК выходить наверх нельзя, а отстоять остановки безопасности одна, в течении я 100% не смогу.

Во-вторых, я потеряла последнюю визуальную связь с реальностью - риф. Свет моих слабеющих "фонарей" перестал до него доставать и стало ещё страшнее, хотя куда там страшнее. Поэтому я упала обратно, куда-то, стенки уже рядом не было. Риф он как столб посередине ровной поверхности, меня чуть снесло и я промахнулась. В общем, риф я потеряла тоже. Нашла вроде бы дно или какое-то плато. На какой-то глубине. Ну хоть что-то.

Загубник начал откусываться  примерно в это время, не знаю, не помню. Просто где-то с этого момента, а может чуть позже, ко всему комплексу ощущений прибавилось новое  - чувство, что периодически в рот сбоку заливается вода, что регулятор плохо держится, выкручивается и вроде сейчас вот-вот изо рта выпадет. Это просто чувствовалось. Понять в чём причина я не могла, потому что для этого нужно было думать.
 
Я лишь утром узнала, что откусила загубник.

Да если бы я тогда и соображала, то вряд ли догадалась, что это я в панике так стиснула зубы, что прокусила кусок толстенной резины. Я бы в это не поверила, если б своими глазами не видела результат. Когда мне утром ВА привинтил новый загубник, я просто ради интереса его нарочно покусала протестировать на откусываемость. Сие просто не-воз-мож-но. Заявляю как стоматолог.
 
Но тогда я это сделала. Как - не знаю. Откусила я те штуки, которые между боковыми зубами закусываются. Правую сторону напрочь, левая ещё держалась на каком-то микроне. Отвалилось всё до конца утром, когда я проверяла скубу перед погружением - я только вставила регулятор в рот и в то же мгновение он отвалился полностью, а во рту остался откушенный кусок. Мне тогда советовали - возьми на память, как сувенир. Нафиг. Слишком страшненький сувенирчик. Потому что я знаю, что от действительно Большой Жопы меня отделял лишь этот малюсенький недооткушенный кусочек. Сильно сомневаюсь , что я б перешла в том состоянии на октопус, если б у меня регулятор тогда под водой изо рта выпал.

В общем, вода просачивалась в рот, регулятор вёл себя странно - это прекрасно дополнило общий хаос ощущений. Я схватилась за регулятор правой рукой и плотно прижала его ко рту, больше практически ни разу его не отпуская. Про факт наличия у меня октопуса я тогда и не подумала -  как то вообще не думалось мне.

И вот примерно в этот момент я и увидела свет. Слева. Как сейчас помню, два ярких пятнышка, мой долгожданный свет в конце туннеля. В принципе не далеко.
Мне было глубоко безразлично, кто это был, свои? чужие? да какая  разница...
Испытывая чувство невыразимого, нечеловеческого облегчения,  я рванула к свету. Увидела двух дайверов и сразу же увидела Полосочки.
 
У одного дайвера из нашей группы был очень нестандартный костюм, с характерными яркими  полосочками на плечах. И дайвер этот был не просто дайвер, он ещё к тому же был Инструктор! Гостивший на яхте французский инструктор по дайвингу. С которым (так чтобы уж совсем по-голливудски) у нас уже всё было, с первого же взгляда. То есть Мой Прекрасный Принц, хоть и без коня.
 
Увидев ненаглядные белые полосочки я осознала, что я не просто нашлась. И я не просто нашла СВОИХ. Я нашла профессионала, который в тыщщу раз опытнее простого дайвера типа меня, который тут под водой всё знает и умеет, и который уж точно теперь меня спасёт, как и положено каждому Прекрасному Принцу.

ХА! И я решила, что я спасена и что всё закончилось! Три раза ХА!!! Наивная дура.

Это была пара Денис-Катя. Денис инструктор, а у моей тёзки, у Кати, эти Мальдивы - первое сафари в качестве дайвера. И соответственно первые погружения. Потому с ней Денис и ходил в качестве бадди. Боже, как же я была счастлива их найти, словами не передать. Хотелось броситься к ним в объятия и признаться в вечной любви. Я ограничилась демонстрацией знака Окей. Они вроде удивились немножко, когда я к ним из темноты выскочила, но особых эмоций не продемонстрировали, развернулись и пошли дальше. Я за ними, продолжая трястись (литр адреналина в крови) и читая все известные мне благодарственные молитвы.

Потом я разглядела Макса. Был ли он с Денисом и Катей с самого начала или нет, не знаю. Я его увидела не сразу, он просто возник в поле моего зрения. Шёл Макс первым, показывал направление, за ним Денис и Катя бок о бок, и в конце я.

Способность мыслить вернулась, и я вспомнила о воздухе. Вот тут-то и выяснилось, что совместить манометр на левом бедре и фонарь на правом плече выше моих гимнастических способностей.

Обычно же как - чуть наклонилась, фонарик к манометру прижала, он засветился, посмотрела, ок. Ну или СВОБОДНОЙ левой рукой,  не глядя отцепила его из держателя, посмотрела и прицепила назад.  А мне-то фонарик не прижать! И руку не освободить! И даже светом этих чёртовых вспышек посветить на манометр тоже у меня не получалось! Плыли  мы весьма в бодром темпе и на ходу отцепить манометр, прижать его к свету вспышки, посмотреть, прицепить назад, продолжая держать эту гадскую камеру и регулятор, не спуская глаз с плывущих передо мной и боясь отстать - на всё это меня одной тогда было мало. Не в том состоянии я находилась, чтобы спокойно, скоординированно всё это сделать. Это сейчас мне кажется -  ну и что такого то? А тогда не могла. Так и плыла я в полной неизвестности относительно оставшегося воздуха. 

Вокруг больше никого не было, в воде судя по всему оставались лишь мы четверо.
   
Я опять начала психовать. На меня никто не оглядывался, не проверял, не спрашивал - окей ли я? как вообще я? как у меня, например, с воздухом? Видимо я создавала впечатление адекватного и всё контролирующего дайвера. Мне потом Денис ночью так и сказал - "А что? Ты нормально шла, СПОКОЙНО."
 
Угу.

Очень хотелось попросить помощи. Но о чём просить? и как? и чем? что именно показать и что конкретно попросить? Какими жестами изобразить состояние "я больше не могу пожалуйста пусть всё закончится."

Не, я пока не очень хорошо соображала. Плюс я уже тогда начала стыдится и просить помощи мне внезапно показалось позорным. Макс занят - дорогу показывает, выводит нас. Денис заботится о Кате, у неё это 10 погружение, а у меня почти в 10 раз больше, я опытная, я должна, я обязана справиться сама - так я тогда думала.

Мы вдруг почему-то остановились, Макс что-то нашёл и показывал. Мне было глубоко безразлично, что он там нашёл. Я была полностью без сил и просто опустилась на дно, хоть секунду передохнуть и восстановить дыхание.
 
Кстати о дыхании.

Остановившись, я наконец-то отпустила камеру, выдернула манометр из держателя, прижала его к вспышке и впервые за весь дайв посмотрела, что у меня с воздухом. Было не очень хорошо у меня с воздухом. Было 50 бар. А мы на дне. Ну, после таких гонок и после моих панических метаний даже странно, что вообще ещё что-то осталось. Я зацепила манометр обратно и поползла вперёд, посмотреть, что же там разглядывают и сообщить всем про мои 50 бар. 

Смотрели мегачерепаху. Она пыталась залезть под камень и наверное собиралась там переночевать, а тут мы. Ну черепаха и черепаха, эка невидаль. А потом я вдруг осознала, что Макс резкими движениями фонарика показывает на что-то около этой черепахи, на камни какие-то. Чёрт, они живые! Чёрт, чёрт, чёрт, это же рыба-камень! Кошмарная невидимая бородовчатка, две! А вдруг их тут не две, а больше?!

Вот мало мне было стрессов, да? Слишком спокойное погружение видимо? Добавим адреналину!
   
Мой уставший мозг мгновенно нарисовал мне картину того, как я хватаюсь (как всегда не глядя) голой рукой за один из этих прекрасных, удобно торчащих "камушков", а дальше... Вот не помню - они вообще самые ядовитые рыбы на свете или же одни из? Да плевать, хватило бы.

Смешно, меня друзья-приятели регулярно  спрашивают - "как ты не боишься нырять?! там же акуууууулыыы!"
 
Объясняю - акул не боюсь, но уважаю и люблю. А вот всяких подобных ядовитых замаскированных сволочей - боюсь.

Акула умная. Я под водой особь достаточно крупная, а значит потенциально опасная, к тому нас таких крупных группа, стая, косяк. Много нас, короче. Я шумная (пузыри выпускаю) и невкусно пахну неопреном. Я странная - у меня два хвоста. Нормальная акула с такой нетипичной рыбой связываться не станет, разве что из любопытства сделает кусь, на пробу. А вот всяким скорпенам, бородавчаткам, конусам, кубомедузам и прочим ядовитым гадам абсолютно безразлично, кого своим ядом сразу и насмерть травить.

Вот тогда я и сделала тот кадр - черепаха и рыба-камень. Один кадр, на долгую, вечную память, кривой и косой, уж что влезло то влезло. Никаких режимов, никаких там диафрагм, выдержек. Хватит, наигралась.

Денис потом мне - "Да ничего по тебе не видно было, ты ДАЖЕ ФОТОГРАФИРОВАЛА!"
Граждане, знайте, если я фотографирую, это не значит, что у меня всё хорошо!  Фотографировать я буду даже стоя в эпицентре ядерного взрыва!

Потом мы опять поплыли. И из-за этих гадских рыб и из-за фотографии я не показала, что у меня 50 бар. Или показала. Да, я уверена, что показала, должна была. Но чётко этого не помню.

Макс нас выводил к яхте, мы стали подниматься, дно исчезло, и мы опять вплыли в течение, опять встречное и такое же сильное, как в самом начале. Но засада в том, что теперь мы поднимались, а в толще воды цепляться не за что, только выгребать на ластах, изо всех сил. Я опять стала задыхаться. 

И снова меня  накрыло... Нет, теперь не паникой, по-другому. Это было полнейшее физическое изнеможение, абсолютная беспомощность и отчаяние, плюс злость и обида. Я же верила, что всё закончилось, а тут всё снова.

Теперь я уже откровенно плакала, потому как всё, финиш, я больше не могла. Так и плыла, просто автоматически загребая ластами. Страшно было потому что я последняя, за мной никого, воздух заканчивается, а у меня даже нет ничего чтоб на помощь позвать, а догнать их я тоже не могу.
 
Обидно было, что меня все бросили и всем пофиг, плыву я там у них ещё за спиной или нет. Не знаю, может я ошибаюсь и за мной смотрели? Может быть... Но внешне это никто и никак не демонстрировал.   

Чёрт, вы же инструктора, профессионалы, вы знаете, что дайверу с камерой намного сложнее плыть, вы же видели, какое течение, что сил уже и так много потрачено, что я крайняя и я одна, без бадди, что я показала 50 бар, почему вы все уплыли вперёд? Мне не надо помогать плыть, не надо нести моё снаряжение, не надо держать за ручку! Но плыть просто бок о бок, или хотя бы не так далеко, ну или хотя бы иногда оглядываться на меня... Почему нет?! 

Я даже не знала на какой мы глубине - на компьютер я тоже не могла посмотреть, как и на манометр.

Да потому что комп на левой руке, на запястье, и чтоб посмотреть глубину, надо ПРАВОЙ рукой нажать на подсветку. Значит надо отпустить регулятор, а я его к этому моменту уже почти дооткусила и плюс течение встречное - он уже совершенно выскальзывал изо рта и я его не просто придерживала, а была реально в него вцепившись.
 
Дважды я всё же рискнула отпустить регуль.

Первый раз, на пару секунд, схватила фонарик и отчаянно помахала им в СПИНУ плывущих передо мной Денису и Кате - "хелп!". Реакции ноль. Второй раз это когда я всё же попыталась с регулятора перейти на октопус.

И новая проблема.

Октопус у меня висит на шее, на резиновом круглом хомуте, всё очень по правилам, в том самом треугольнике. Да только правилами не предусмотрена прижимаемая к груди и животу в этом же треугольнике камера со вспышками.
Вспышки на складных армах, я их к этому моменту давно сложила, чтобы уменьшить сопротивление потоку воды. И то ли октопусодержатель, то ли сам шланг октопуса зацепился за какую-то выступающую часть на вспышке или на армах. Расцепить наверняка можно было, в более спокойной обстановке. А тогда я его хвать, дёрг, а он наверх не тянется - застрял. Это рассказывать долго, а тогда это секунда - отпустить регулятор, дёрнуть октопус (фиг!), опять схватить выскальзывающий изо рта регуль.

Вдруг мы вышли на поверхность, я увидела яхту, но мне уже было настолько к тому моменту хреново, что никакого облегчения я не почувствовала. Я продолжала тупо плыть, против течения, одна и в самом конце. С лодки что-то кричали.
Увидела, как бросили верёвку. Помню, что сама я до неё не доплыла, кто-то спрыгнул с доньки, помог.
 
Потом лесенка подниматься на доньку, я держусь, сверху  ВА - "Катя! камеру давай!!!" - это чтоб я камеру отцепила от жилета и ему отдала наверх. Ага, как же... Денис отцеплял и отдавал. Я висела, вцепившись в лесенку. Сначала молча, успокаивалась, чтоб без слёз наверх подняться, потом плюнула - всё равно я из воды, с волос течёт, лицо мокрое, никто не заметит.   

Хотела промолчать, но не выдержала - "Денис, а ты не видел, что я там как бы сзади фонариком размахиваю?! Ну типа хэлп, я тут почти тону как бы!"

Не видел. Я была самодостаточна и великолепна. Лучше не бывает. Трам-пам-пам.

Больше я на ночные погружения не ходила, да тогда и возможностей особо не было, ночью после этого только ещё раз ныряли, но тогда многие не пошли. На все остальные погружения я ходила, дневные, то есть.

Но...
Теперь я постоянно на всех оглядывалась.
На каждое погружение я брала  шейкер и сразу же надевала его на руку - пусть позвякивает и раздражает окружающих, зато если что - он уже у меня в руке и я мгновенно позвоню в этот колокольчик.   

Я не брала камеру, если течение ожидалось сильное. А если и не ожидалось, то часто отвинчивала армы со вспышками и брала под воду только саму камеру с боксом - так парусность и сопротивление значительно снижались.
 
Я бесконечно проверяла снарягу, при этом таки умудрившись однажды не открыть вентиль баллона. Или открыла и закрыла во время очередной 150й проверки.   Встала, занесла ногу над бортом и на следующем вдохе подача воздуха прекратилась. Меня опять накрыло - это было всего через день после моего "ночного", и опять дикий страх, сбылся мой ночной кошмар, что "сейчас-кончится-воздух", адреналином накрыло до потемнения в глазах.

А главное - я теперь под водой  никому не доверяла. И в первую очередь самой себе. Всю жизнь я жила в полной уверенности, что при любом стрессе я спокойна, адекватна и со всем могу справиться. Так было. И вот моё личное небо упало на мою личную землю.
 
Почему я отреагировала именно паникой на в принципе не сильно критичную ситуацию? почему я делала то, что я делала? а если я опять запаникую?
   
Так что налицо фобофобия пышным цветом, "страх страха" - я тупо боюсь опять испугаться и поэтому отныне ночные дайвы я больше не люблю.

Надежда может только на моего инструктора, который меня всему научил и которому единственному я под водой могу довериться. Ну , может быть, ещё тому моему "филиппинскому" бадди. С ними - куда угодно. С ними я пойду  и на ночное. Возможно. Я попробую. Не обещаю. Я подумаю. Да в конце концов, что я теряю без этих ночных? чего я там не видала? Вот так.   

А про Мальдивы ещё буду писать, потому что не смотря ни на что это была одна из лучших поездок.
-------------------------
Чётности всем нам!


   


   

 


Рецензии
Впрочем, кто не умеет ценить жизнь, не сумеет, достойно встретить смерть!

Павел Иванович Рыбаченко   13.01.2024 00:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.