Сказка о храбрых. Сказка о честных

Сказка о храбрых 

Быстро перекинув через плечо сумку, девушка выбежала из квартиры, громко хлопнув дверью напоследок. Это стало ее коронным аккордом в ежедневных утренних стычках с новой женой отца.
Этой женщине все в ней не нравилось: стрижка под мальчика, черная одежда, ее гранатовое ожерелье и лазуритовый браслет, и привычка ругаться так, чтоб никто вокруг не понял ни слова. И ее манеры, и пронзительный взгляд серых глаз.
Особенно ее взгляд. Часто, когда она выходила из ее комнаты после очередной стычки, до девушки доносились ее слова, обращенные к мужу: «А глаза-то! Прямо бесноватая какая-то!»
Тот утешал ее. Бесноватая или нет, эта девчонка была уникальна, ей, определенно, было не избежать блестящей научной карьеры, и сейчас он уже не хотел отказаться от этого ребенка, как одиннадцать лет назад. Он даже снова хотел вернуть ей свою фамилию, но упрямая девчонка предпочла называть отцом отчима! Она даже отчество изменила…
И так озлобилась. Это было удивительно для столь юной девушки. В школе ее по-настоящему боялись. И, как следствие, за год она так и не завела друзей.
Слишком упряма.
«Глазастое нечто пошло!» - раздался за спиной девушки ехидный смешок.
И та, быстро обернувшись, мгновенно выцепила взглядом из группы парней того, кто сказал это. Парень попятился. Усмехнувшись, девушка отвернулась от него и продолжила свой путь, не сказав ни слова. Слабаки!
«Ну, а ты бы мог? – донесся до нее возбужденный мальчишеский голос, - Ну, если война… или если надо защитить кого-то…»
«Тогда бы… не знаю…» - пробормотал второй мальчик в ответ.
И, удивленно подняв брови, девушка завернула за угол, привлеченная этим разговором.
«Все равно, это же убийство, я не знаю…» - продолжал мяться худощавый семиклассник, окруженный со всех сторон требующими ответа сверстниками.
«Это совсем другое! – не выдержал один из парней, похоже, старше остальных, но, как и остальные, довольно щуплый, и, сняв очки, он продолжил возбужденно, - Если ты защищаешься или защищаешь кого-то, то ты прав! Или, что, совесть замучает?!» 
«Но… человек…» - тихо пробормотал мальчик, попятившись от него и наткнувшись на стену.
«Да если это какой-нибудь отморозок, он и не человек вообще! – воскликнул очкарик одержимо, наступая на него, - Ты, что, тупой? На простой вопрос ответить не можешь? Ну, если бы на тебя напали, и выбор был: ты или он? Убил бы?»
«Ты, я так понимаю, убил уже много раз, - произнесла девушка холодно, и в ее голосе прозвучало презрение, - В своих мечтах!»
«Агния… - прошелестел тихий испуганный шепот за спиной очкарика, и все парни очень быстро решили, - Мотаем!»
«И, вот, неужели я настолько страшная? – усмехнулась девушка единственному, кто остался на месте после этих слов, и в глубине ее холодных глаз заискрились веселые зеленые огоньки, - Я даже волосы начала отращивать, - добавила она, едва сдерживая смех, и поинтересовалась серьезнее, - А ты что так упирался? Ну, сказал бы, как все: убью, порежу, покрошу, зубами порву. Они бы отстали».
Мальчик посмотрел ей прямо в глаза и ответил очень серьезно: «Но ведь это же человек. Страшно убить человека… наверное».
Удивленно хмыкнув, Агния провела ладонью по его волосам.
«Наверное…» - согласилась она.
И, вздрогнув, быстро обернулась на крик.
«От, сволочи!» - сквозь зубы прошипела она, разглядев что-то на поле перед школой.
И, прежде чем Витька успел спросить, что это такое, девушка уже сорвалась с места.

Сказка о честных

Школьники смотрели на избиение совершенно спокойно. Они всегда смотрели так, если били кого-то, до кого другим не было никакого дела. А, в сравнении с собственной безопасностью, им всем не было дела совершенно ни до кого.
И только появление «бесноватой» пробудило в них интерес. Спортивный интерес.
Год назад, когда она переводилась в эту школу, Агния была хрупкой милой девочкой с потрясающими длинными медово-русыми волосами, похожей на принцессу настолько, насколько может быть похожей на принцессу девчонка, наизусть читающая самые непристойные стихи «Месневи» Руми.
Но волосы она обстригла и перекрасила в первую же неделю, а со второй уже записалась в какие-то секции, и теперь язык не поворачивался назвать ее «хрупкой». А дралась она, действительно, здорово.
Причем, и это всегда удивляло и учеников, и учителей, она всегда дралась без причины. Вот и в этот раз лезть в драку со старшеклассниками причины не было никакой – всего лишь один мальчишка, которого они толкали, не выпуская из круга, забавляясь его беспомощностью. А мальчишка просто был сердечником, и просто ему уже было плохо, но он никак не мог вырваться.
«Совсем озверели, сволочи! – налетев со спины, Агния повалила одного из старшеклассников на землю и протянула мальчику руку, - Идем!»
Тот, пошатываясь от слабости, шагнул к ней из окружения.
«Агни, борзеешь…» - раздался за его спиной угрожающий шепот.
И старшеклассник, сплюнув, поднялся с земли.
Агния рывком оттащила мальчика за спину.
«Беги!» - приказала она, оттолкнув его, и шагнула навстречу противникам.
Много раз школьники абсолютно спокойно смотрели на то, как силы покидали ее с каждым ударом. Но Агния никогда не сдавалась. Она падала, она поднималась или не могла подняться, но не сдавалась она никогда.
Поэтому били ее всегда очень жестоко. А в этот раз все должно быть еще хуже, наверное.
Старшеклассник с рассеченной губой шагнул к девушке первым, противно ухмыляясь и разминая кулаки. Слышно было, как они похрустывают.
Агния только усмехнулась и сбросила сумку на землю. Все будет значительно хуже, чем всегда.
«Я в милицию звоню! – раздался из-за спин школьников смутно знакомый голос, он дрожал от страха и напряжения, - Я уже звоню! Отойдите от нее!»
Щуплый семиклассник с дрожащими от страха губами и полными слез глазами поднял сотовый телефон над головой. И в первое мгновение школьники усмехнулись, увидев его. Но потом они разглядели в его взгляде нечто, чего не видели прежде. Это была решимость.
«Отойдите от нее!» - сорвавшись на истерический визг, повторил Витька.
И старшеклассники, переглянувшись, отступили от девушки.
«В другой раз».
Больше не ожидалось ничего интересного, и все стали расходиться.
Посмотрев на Витьку, Агния слабо улыбнулась и провела ладонью ему по голове.
«Санька у меня такой же… Смелый».
«Я не смелый…» - возразил Витька тихо.
«Я сказала: смелый, - повторила Агния, - Потому, что ты взял ответственность на себя в жизни, а не на словах. Настоящую ответственность».
Мальчишка-сердечник, все еще синий от слабости, смотрел на них мутными глазами и ничего не понимал.
«И потому еще, - добавила Агния, обернувшись к нему, - Что ты не стал врать. Для этого тоже нужна храбрость. Норма? – улыбнулась она мальчику, - Умоешься, все в порядке будет. Только ведь побьют!» - усмехнулась она, через плечо посмотрев на Витьку.
Тот кивнул. Он не знал, сможет ли убить кого-нибудь, если вдруг…
Но сегодня он принял решение. И он не соврал. И он не отступит. 
В жизни, а не на словах!


Рецензии